Исцеление хромой утки

№8(761) 26 февраля — 3 марта 2016 г. 25 Февраля 2016 4.4

, Игорь КОНДЕНКО

После демарша «Батькивщины» и «Самопомочі», вышедших из парламентского большинства, перед Верховной Радой встал вопрос формирования новой коалиции. Теоретически на это отводится 30 дней. Но проблема в том, что непонятно, с какого именно момента отсчитывать срок — да и стоит ли это вообще делать.

Судите сами. В ч. 1 ст. 66 закона «О регламенте Верховной Рады», принятого 10 февраля 2010 г., указывалось, что коалиция перестает существовать в трех случаях: с прекращением полномочий ВР, по решению о самороспуске, а также в ситуации, когда в ней оказывается меньше депутатов, чем определено Конституцией. В ч. 2 этой же статьи говорилось, что в последних двух случаях коалиция прекращает существование после того, как спикер сделает соответствующее объявление на заседании парламента.

Однако после того, как осенью 2010-го была восстановлена Конституция в редакции 1996 г., регламент ВР откорректировали в соответствии с ее положениями — все нормы, касающиеся коалиции, изъяли. И хотя после победы евромайдана стране вернули политреформенную редакцию Основного Закона, а изменения в регламент принимались почти полтора десятка раз, слово «коалиция» в нем отсутствует.

Это обстоятельство никак не помешало проведению досрочных выборов в 2014-м, когда, напомню, коалиция распалась из-за выхода «УДАРа» и «Свободы», и в тот же день спикер ВР Александр Турчинов объявил о прекращении ее существования.

Но тогда досрочные выборы стали результатом консенсуса всех ведущих политических игроков — не только внутренних, но и внешних. Сейчас такого консенсуса нет. И главная проблема в том, что против отставки Яценюка категорически выступают США.

О упомянутом дважды и прежде

Публикации на сайте Белого дома с официальным изложением бесед вице-президента США с руководителями Украины отчетливо говорят в пользу того, что за океаном в замене Арсения Яценюка не заинтересованы.

Первый разговор состоялся вечером 18 февраля, т. е. уже после решения «Батькивщины» и «Самопомочі» о выходе из коалиции. О нем сказано следующее: «Вице-президент сегодня разговаривал с президентом Украины Порошенко. Джозеф Байден приветствовал принятие ВР на этой неделе антикоррупционного законодательства, которого добиваются МВФ и ЕС, и высоко оценил нелегкую работу, проведенную президентом Порошенко и правительством Украины и обеспечившую принятие этих решений.

Вице-президент также высоко оценил решение сменить генерального прокурора Шокина, что ведет к необходимой реформе прокуратуры. Он призвал президента Порошенко следовать по этой позитивной траектории, что означает успешную имплементацию нового законодательства и продолжение антикоррупционных реформ. Джозеф Байден отметил, что для этого необходимы единство и стабильность.

Вице-президент осудил рост насилия на востоке Украины, приведший к ухудшению гуманитарной ситуации. А также тот факт, что объединенные российско-сепаратистские силы по-прежнему отказывают ОБСЕ в полном доступе к территориям, находящимся под их фактическим контролем. Джозеф Байден отметил, что имплементация Минских соглашений всеми сторонами остается лучшим путем решения этого конфликта».

Еще один релиз Белого дома также завершается темой конфликта на Донбассе, который описывается теми же словами. Правда, тут «Россию и объединенные российско-сепаратистские силы» обвиняют не только в препятствовании работе ОБСЕ, но и в «невыполнении своих обязательств по прекращению огня».

А основной текст сообщения звучит так: «Вице-президент провел отдельные телефонные разговоры с украинскими премьер-министром Яценюком и президентом Порошенко. В связи со второй годовщиной Революции достоинства на майдане Джозеф Байден принес дань уважения народу Украины и его лидерам, добавив, что он воодушевлен прогрессом, которого достигла эта страна.

Вице-президент подчеркнул и премьер-министру, и президенту, что необходимо сделать еще немало ради отважных украинцев, заплативших высокую цену за лучшее будущее своей страны. Он призвал украинское руководство объединиться вокруг сильной правящей коалиции и программы реформ, нарастить усилия в борьбе с коррупцией, в укреплении правосудия и верховенства права, а также в выполнении требований МВФ».

Итак, США не дают ни малейших намеков на то, будто считают премьера Яценюка «хромой уткой». Хотя это было бы вполне правомерно, ведь работа его правительства получила «неуд» в ВР, а коалиция распалась.

Более того, как следует из сообщений Белого дома, коалиция с американской точки зрения существует, поскольку ее следует укреплять, а не создавать заново. И ни слова о необходимости замен в составе Кабмина, хотя тезис о «необходимости усиления реформаторского потенциала правительства» ввернуть было бы очень легко.

Зато Яценюк не просто назван лидером — он дважды упоминается перед Президентом Украины. И даже если Байден сначала говорил с руководителем правительства, а затем с главой государства, такой порядок, конечно, отражает не хронологию. Вашингтон подчеркивает: Яценюк если и не первый в украинской иерархии, то все равно место его выше второго.

Общий месседж по итогам двух разговоров очевиден: украинская власть работает хорошо, но надо сделать еще много. Поэтому нужно работать, а не создавать правительственные кризисы и тем более не вести дело к досрочным выборам — но вот Шокина, конечно, необходимо было отставить в знак приверженности власти реформам.

Упоминание о генпрокуроре — явный сигнал и Петру Порошенко, и его единомышленникам в ВР. Ведь президент, вполне вероятно, предполагал, что может уволить Шокина, получив в обмен отставку Яценюка. Но, оказывается, в последний момент в Белом доме его «кинули».

Следовательно, Порошенко вправе считать себя свободным от обязательств и может постараться сделать так, чтобы ВР не приняла отставку генпрокурора. Но Байден четко дал понять, что этот номер не пройдет. Не случайно проект президентского постановления, касающийся увольнения Шокина, появляется только после этих разговоров: он зарегистрирован в парламенте 22 февраля.

О коалиции с позиции констатации

Хотя вряд ли ВР соберется на заседание только по этому поводу. К тому же трехнедельные каникулы, которые устроили себе депутаты, — это и дополнительная затяжка в решении проблемы с коалицией. Впрочем, обратим внимание на то обстоятельство, что вполне ответственные лица ведут себя так, словно она существует.

19 февраля первый замглавы регламентного комитета Павел Пинзеник (БПП) сказал журналистам: мол, хотя в свое время фракция Радикальной партии заявила о выходе из коалиции, тем не менее председательствующий на заседании об этом не объявлял. А посему нет оснований утверждать, что «радикалы» не находятся в составе коалиции.

Тогда же пресс-секретарь спикера ВР Дмитрий Столярчук высказал сомнение в существовании заявления о выходе из коалиции с подписями всех депутатов-«радикалов». Т. е. снова-таки нет оснований считать, что коалиция официально распалась (ответ по поводу заявления он пообещал предоставить позже).

И наконец, первый вице-спикер Андрей Парубий 19 февраля заявил с председательского места, что под коалиционным соглашением стоит больше 226 подписей. Поэтому «юридически коалиция существует. Оснований у руководства парламента объявлять о распаде коалиции нет. Мы работаем и будем работать дальше».

В ответ на это Олег Ляшко с трибуны продемонстрировал документы о выходе его фракции из коалиции, однако тут же признал, что регламент молчит о коалиции вообще.

Как видно, этим молчанием пользуется руководство парламента. 22 февраля в ответе аппарата ВР на информационный запрос сообщалось, что по состоянию на 19 февраля поступили документы о выходе из состава коалиции Радикальной партии, «Самопомочі» и «Батькивщины». Кроме того, пятеро депутатов предоставили заявления об индивидуальном выходе: Дмитрий Добродомов, Богдан Маткивский, Олег Мусий, Александр Сугоняко и Сергей Каплин (все они ранее состояли в БПП, но сейчас первые трое — внефракционные).

Итак, аппарат ВР констатирует отсутствие в коалиции трех фракций из пяти ее создавших. Но несмотря на это, утверждает: «Не можем предоставить вам исчерпывающий ответ относительно персонального состава коалиции депутатских фракций «Европейская Украина» в Верховной Раде 8-го созыва. Исключительным распорядителем такой информации на данный момент остается ее руководство».

Далее говорится, что регламент коалиции (не путать с регламентом ВР. — С. Б.) предусматривает создание секретариата, который должен осуществлять ее организационно-техническое и информационно-аналитическое обеспечение. Однако в распоряжении аппарата нет документов о создании такого органа.

Обратим внимание, что из тех, кто пытается доказать существование коалиции, лишь Парубий принадлежит к премьерской политической силе, все прочие — к президентской (аппарат ВР контролируется спикером и на практике не может выдавать документы, противоречащие его позиции).

Создается впечатление, что Порошенко хочет даже еще больше, чем Яценюк, показать, что коалиция жива. Для чего? Просто «прогнуться» перед американцами, которые могли дать прямое указание вести себя так?

Эта версия вполне объясняет то обстоятельство, что голоса за отставку Яценюка как раз не дали близкие к президенту и опытные депутаты от БПП. Наводит на подозрения и тот факт, что 16 февраля к вопросу об отчете Кабмина перешли лишь на вечернем заседании ВР, когда в Вашингтоне уже начался рабочий день.

Менее вероятно, но все же допустимо, что стремление убедить всех в существовании коалиции — это попытки ввести в заблуждение неискушенный в украинских реалиях Запад, а значит, облегчить получение новых кредитов.

Нельзя исключать и того, что Порошенко боится ситуации, в которой оказался Ющенко в конце 2008-го, когда тот объявил досрочные выборы, имея на то все основания, а парламент ему не подчинился, — что, пожалуй, окончательно похоронило падавший авторитет тогдашнего президента.

Но стоит ли абсолютизировать контроль США над украинской политикой? Разумеется, у Вашингтона есть рычаги влияния и на «Самопоміч», и — особенно — на «Батькивщину» (после объединения Тимошенко с Наливайченко). Однако эти силы стали самой решительной оппозицией правительству Яценюка, а партия экс-премьера демонстрирует и готовность к досрочным выборам. Наконец, и депутаты-журналисты, и грантоеды из президентской фракции, которых привыкли считать «голосом Америки» в ВР, — тоже за отставку. Так что ситуация совсем неоднозначна.

О профилактических свойствах секретных протоколов

Логичнее предположить, что и украинский президент, и США с Европой боятся досрочных выборов именно потому, что они могут стать катализатором неуправляемых процессов. О том, что события могут развиваться и по этому пути, сигнализировала попытка третьего майдана в Киеве.

Попытка оказалась достаточно слабой, но, несомненно, оставить ее без внимания я не могу.

Отмечу, что все произошло без раскачки, когда как будто и особого повода не было (в отличие от первых двух майданов). Акция — на словах — была направлена прежде всего против премьера и проходила при благосклонном нейтралитете тех парламентских сил, которые выступают за отставку Кабмина.

Так, если «Правый сектор» осудил попытку третьего майдана как провокацию, то сторонники Ляшко, «Самопоміч» и «Батькивщина» воздержались от подобных заявлений — похоже, они выжидали, как развернутся события. При этом действия радикальных протестующих поддержала вездесущая и политически всеядная Инна Богословская, которая еще с прошлой парламентской кампании постоянно высказывает симпатии «Самопомочі», так что ее правомерно считать аффилированной с этой партией (несмотря на отсутствие формального членства).

Однако утверждения, будто коалиция продолжает существовать (со ссылками на правовую неурегулированность вопроса), будут явно недостаточной опорой для правительства Яценюка. Тем более с учетом активности его противников (прежде всего «Батькивщины» и «Самопомочі»), а также нереальности переформирования коалиции за счет парламентских групп, состоящих во многом из бывших «регионалов» (не говоря уж об Оппозиционном блоке).

Тем не менее встречи Порошенко и Яценюка с Коломойским 21 февраля, похоже, говорят о том, что рассматривается вариант вступления в коалицию «Возрождения»: при общении олигарха с президентом присутствовал лидер этой депутатской группы Виталий Хомутынник.

И в этом случае, вероятно, идет речь об освящении такого союза (если он состоится) другой частью депутатов, ориентированных на Коломойского, — с заметным майданным и военным прошлым, сейчас в основном внефракционных (самый яркий их представитель Борис Филатов пересел из ВР в кресло мэра Днепропетровска). Риторика людей, в прямом смысле понюхавших порох, должна стать защитой от обвинений в том, что Кабмин сохранился благодаря сговору олигархов.

Кстати, выброс в интернет стенограммы заседания СНБО от 28 февраля 2014 г. можно считать в известном смысле профилактикой таких обвинений со стороны Тимошенко, которая, дескать, фактически призывала отдавать Крым без сопротивления.

Скандальная публикация последовала на следующий день после т. н. третьего майдана, который многие увязали с Юлией Владимировной. Тем более что в числе его лидеров засветился Юрий Кармазин, некогда числившийся в ее соратниках. Впрочем, это было достаточно давно, и вышедший в тираж, пардон, политик мог действовать по собственной инициативе — дабы напомнить о себе.

Более существенно то, что Тимошенко единственная из «политбомонда» отозвалась об этих событиях в довольно сочувственных тонах.

В целом публикацию протоколов заседания СНБО можно считать новым методом политической борьбы, дальнейшее применение которого чревато непредсказуемыми последствиями. Ведь обнародование стенограмм секретных собраний (доступ к которым, безусловно, контролирует власть) в различных верховных кабинетах может вскрыть такое, что мало не покажется никому.

Что же касается высказываний Тимошенко по Крыму, то в нынешней атмосфере истерии рядовому избирателю не так легко будет понять, что ее позиция была как раз реалистичной и абсолютно соответствующей моменту. Поскольку то же мнение тогда высказывал и Арсений Яценюк, целью вброса можно считать и попытку прозондировать шансы на премьерство Александра Турчинова, который был единственным, кто настаивал на введении военного положения. К тому же сейчас отношения с Порошенко у него явно лучше, чем у Яценюка.

Важно, что назначение Турчинова премьером могло бы быть приемлемым для «Народного фронта», гарантировав его присутствие в коалиции.

В любом случае в сложившейся ситуации уже нереалистичной выглядит замена отдельных министров. Поскольку перспектива действующего Кабмина (как и коалиции) ясно не просматривается, то и желающих пойти на эту работу будет меньше обычного. Да и утверждение кандидатов парламентом представляется проблематичным, особенно если за каждого будут голосовать в отдельности.

Запад же, на словах поддерживая правительство Яценюка (что продемонстрировала и пресс-конференция министров иностранных дел ФРГ и Франции в Киеве 23 февраля), все равно будет осторожничать с деньгами для Украины из-за явно временного характера правительства.

Но поскольку амбиции украинских партий велики, а пространство для маневра у президента ограничено (в т. ч. из-за позиции Запада), наиболее реальный вариант выхода из кризиса — консолидация усилиями Запада коалиции в старом составе под продиктованный список технократического правительства, в котором останется совсем немного вакансий под партийные квоты.

При этом предполагать безоговорочное сохранение Яценюка на посту премьера все же не стоит, несмотря на нынешнюю позицию США. Ценой вопроса может стать передача новых ключевых мест в Кабмине нужным Западу технократам — против чего противники премьера возражать не должны. Ведь и Юлия Тимошенко после встречи с Петром Порошенко 17 февраля сказала, что новая коалиция должна создать «технократическое правительство, которое категорически не будет иметь никаких политических квот» и не будет договариваться с олигархическими кланами.

О маловероятной отставке несостоявшегося преемника

Накануне голосования по Кабмину одним из наиболее вероятных кандидатов в премьеры называли (в т. ч. в утечках из АП) Михеила Саакашвили. Действительно, вплоть до последнего времени многие видели в нем главного союзника президента в конфликте с премьером и, пожалуй, вполне приемлемую для Банковой замену Яценюку.

Но уже очевидно, что на самом деле все не так. «Разрыв между Порошенко и Саакашвили теперь дело времени», — эти слова политолога Константина Бондаренко вполне соответствуют ситуации. В развитие своей мысли эксперт утверждает: «Шансы на сохранение их союза минимальны».

Но был ли вообще подобный союз — пусть даже ситуативный? Или же на Банковой всегда видели в Саакашвили исключительно угрозу, против которой нет возможности выступить открыто?

Напомню, сразу после назначения третьего президента Грузии главой Одесской ОГА я предположил, что он может стать для Порошенко «новым Коломойским» — причем куда более неудобным, поскольку будет пользоваться неограниченной поддержкой Запада.

Дальнейшие события не раз подтвердили этот прогноз — уже спустя месяц после назначения Саакашвили его люди в Генпрокуратуре организовали «бриллиантовый скандал», ударивший по команде Шокина. Этот скандал вылился в кампанию против самого генпрокурора, фактическим инициатором которой был одесский губернатор.

Упорство, с которым Порошенко защищал Шокина, в т. ч. от беспрецедентного давления Запада, показывает, что Саакашвили не мог быть реальным союзником президента по определению. Да и все более активизирующаяся политическая деятельность главы Одесской ОГА, а также формирование им своей группы в недрах фракции БПП явно выходили за рамки допустимых шероховатостей между союзниками.

Здесь уместно вспомнить, что назначение в Одессу Михеил Саакашвили получил 1 июня минувшего года — через пару недель после трехдневного визита в Киев Виктории Нуланд. И так уж «совпало», что практически одновременно с этим вояжем сайт «Радио Свобода» обнародовал расследование о том, как Петр Порошенко якобы присвоил более гектара заповедной земли в элитном районе Киева.

А чуть раньше в статье «Коалиционный размен: с трибуны — в палату?» (№20(748), 29.05—4.06.2015) я привел заявление экс-посла США в Украине Джона Хербста: «В Украине очень серьезные проблемы с коррупцией, потому что, откровенно говоря, верхушка вашей элиты очень коррумпирована. Именно высшая верхушка. Я не буду сейчас называть их имена, но в списке коррупционеров есть даже те лица, которые очень хорошо умеют говорить «языком реформ» со странами Запада... Им прекрасно удается переходить из одной партии в другую, порой совершать маневры между несколькими партиями... И если вам удобно работать в должности министра, представьте себе, какие будут «удобства» на более высоком уровне».

Далее в этой статье я отметил: «Намек на тех, кто переходил из партии в партию, а ныне занимает посты выше прежних министерских, более чем очевиден. Ведь таковых постов у нас только три: президент, премьер и спикер».

В общем, все более очевидно, что Саакашвили в качестве губернатора и партнера был жестко навязан президенту в рамках давно продуманного сценария переформатирования украинской власти. И сейчас сюжет выходит на следующий этап — чему лица, на которых намекал Хербст, усиленно сопротивляются.

Неудивительно, что разговоры о грядущем премьерстве Саакашвили сменились слухами о скорой его отставке. Я такое развитие событий считаю маловероятным. Для Порошенко в нынешней ситуации увольнение одесского губернатора будет открытым вызовом Западу — на это он, конечно, не пойдет. Скорее будет продолжена тактика «итальянской забастовки» — демонстративного согласия со всеми рекомендациями, но очевидного саботажа при их выполнении.

О медиации, пока еще не лишенной смысла

Тем временем давление Запада продолжает нарастать, что показал совместный визит в Киев глав дипломатических ведомств ФРГ и Франции — Франка-Вальтера Штайнмайера и Жана-Марка Эро. Видимо, изначально они намеревались поговорить о ситуации с реализацией Минских соглашений (характерно, что именно этот аспект подчеркивают официальные сообщения украинской стороны).

Но ситуация вывела на первый план другие вопросы (здесь нет никаких признаков разночтений между ведущими державами ЕС и США). Приведу выдержки из статьи, посвященной этому визиту, которую написал Бернд Йоханн, руководитель украинской редакции германской государственной телерадиокомпании DW:

«Франк-Вальтер Штайнмайер и Жан-Марк Эро, как и вся европейская общественность, с тревогой следят за тем, как политические элиты в Киеве утопают в раздорах — в то время как страна стоит на грани политического и экономического краха.

Положение усугубляет рукотворный внутриполитический кризис. Безответственные политики — как в оппозиции, так и в правительственных фракциях — ввергли Украину в хаос. Страна практически неуправляема. Да и на международной арене ее сегодня трудно рассматривать как партнера...

Кризис резко подорвал репутации премьер-министра Арсения Яценюка и президента Петра Порошенко. Тем не менее и они должны взять на себя ответственность при поиске политического выхода из сложившейся ситуации. Предпосылка для продолжения реформ — формирование стабильного правительственного большинства в парламенте.

У Украины нет времени для досрочных выборов в Верховную Раду. Разговор о них ведется только потому, что некоторые политики рассчитывают добиться выгод для себя. Но выборы грозят обернуться политической, экономической и финансовой катастрофой. Предвыборная борьба на месяцы парализовала бы жизнь в Украине... Предотвратить самое худшее может только скорейшее формирование нового правительства.

Германия и Франция готовы в этом помочь. Министры иностранных дел обеих стран отвели два дня на переговоры в Киеве. Но действовать должны сами украинцы. Провал реформ в Украине на руку только России и сепаратистам».

Сайт МИД ФРГ посвятил визиту три материала — и лишь в одном шла речь о конфликте на Донбассе, причем в форме короткого абзаца, с дежурными фразами о необходимости выполнять Минские соглашения.

Тем не менее, судя по совместной пресс-конференции Штайнмайера и Эро 23 февраля, и теме мирного урегулирования министры уделили достаточно внимания. В западных столицах понимают, что «пауза», вызванная внутренними неурядицами, может сильно затянуться — тем более что в Киеве это устраивает абсолютно всех.

На этом фоне Штайнмайер сделал весьма оптимистичное заявление: «Решительные шаги будут сделаны 3 марта, Жан-Марк Эро пригласил нас (т. е. глав МИД «нормандской четверки». — С. Б.) в Париж. Мы не можем согласиться с тем, что нарушается перемирие на Донбассе. Я думаю, что во время нашей встречи в Париже мы достигнем определенных необходимых компромиссов и договоримся о совместной позиции, сможем преодолеть все рвы, которые нас разделяют».

По словам главы МИД ФРГ, в Париже должны быть согласованы позиции по выборам в неподконтрольных Киеву районах. Похоже, именно этот вопрос выходит на первый план в повестке дня, посвященной Донбассу.

Вот и сообщение Белого дома о телефонном разговоре Обамы с Путиным (в основном посвященном Сирии) завершается фразой: «Президент США подчеркнул большое значение быстрого достижения договоренности о модальностях проведения на востоке Украины свободных и справедливых выборов, отвечающих стандартам ОБСЕ». (Впрочем, остальные высказывания по конфликту на Донбассе — это абсолютная копия критики РФ и сепаратистов, которая содержалась в пресс-релизе о разговоре Байдена с Порошенко и Яценюком.)

Но особо отмечу заявление главы французского внешнеполитического ведомства: «Без конструктивных конкретных обязательств со стороны Украины, а также России относительно выборов, особого статуса для этого региона медиация (посредничество. — С. Б.) Франции и Германии потеряет смысл».

Похоже, Париж и Берлин пытаются добиться хотя бы минимального положительного результата по итогам встречи 3 марта, дабы показать движение вперед. Поэтому они убеждают Порошенко пойти на компромисс в вопросе выборов на Донбассе.

Сможет ли украинский президент уделить этому вопросу надлежащее внимание — пока непонятно. Ведь хлопоты с ВР и Кабмином требуют постоянного его участия, да и ставки здесь несоизмеримо выше.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Почти со всеми почти против всех

Москва хотела бы выйти из донбасского конфликта, а потому ей важно, чтобы у украинской...

Украине предложат стать Бельгией

В США не исключают, что наша страна откажется от ассоциации с ЕС

Порошенко, Ципрас, Трамп — виртуозы обещаний

Каждый политик спекулирует громкими заявлениями, не особо заботясь о том, как он...

Новый поход на власть случится не скоро

Сохранить свои позиции глава МВД может только при консервации нынешней конструкции...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка