«Я не хочу портить вам аппетит...»

№40 (432) 3 - 9 октября 2008 г. 03 Октября 2008 0

Трудности обратного перевода

О недавней поездке Виктора Ющенко в США, конечно, много писали. Однако из всех его речей, произнесенных там, на официальном сайте президента была опубликована только одна — на заседании Генеральной Ассамблеи ООН. Об остальных известно лишь по фрагментам высказываний, дошедших до Украины через президентскую пресс-службу или зарубежные СМИ.

Это касается и двух речей Ющенко, датированных 23 сентября, — перед членами Совета по внешней политике и Национального географического общества (далее — СВП) и на ланче в Атлантическом совете (далее — АС).

Однако знакомство со стенограммами обоих выступлений (www.cfr.org; www.acus.org) показывает, что в Украине сообщили далеко не обо всем существенном, что в них содержалось. Более того, на мой взгляд, за кадром осталось как раз самое интересное — большая часть тех слов президента, которые не повторяют уже хорошо известное, а содержат новые оценки или, по крайней мере, вносят новые акценты.

Безусловно, обе стенограммы стоило бы полностью опубликовать в Украине. Однако наше издание имеет иные задачи, чем президентская пресс-служба, а потому делает ее работу лишь частично: воспроизводит наиболее существенные, с нашей точки зрения, высказывания, в отдельных случаях снабжая их кратким комментарием.

Мы стремились сохранить целостность воспроизводимых фрагментов, однако формат издания вынуждал в отдельных случаях опускать повтор одной и той же мысли, вводные слова, оговорки, а порой и целые фразы, хорошо известные нашей аудитории.

Скажем сразу, обратный перевод с английского оказался непростым делом, ибо в стенограммах встречаются неточности. Часто их было несложно исправить, зная украинские реалии (например, дословно в английском тексте речь идет о «генеральном советнике или совете», хотя из контекста очевидно, что имеется в виду генеральный прокурор). Кое-где «темные места» не поддавались прояснению, что и было нами отмечено. Что же касается остального, то какими бы странными ни показались нам воспроизведенные слова президента, англоязычная стенограмма не допускает иного их толкования.

О политическом кризисе

Оранжевая революция была, наверное, первым беспрецедентным примером. Тогда мы все объединились вокруг идеала демократии. Разные люди — социалисты, капиталисты, левые и популисты — все собрались, как Америка собралась 11 сентября. Все забыли о своих политических флагах. Они помнили один американский флаг. Тогда была трагедия, затем были выборы, и каждый отправился в свой лагерь и пошел своей дорогой. Но это естественно.

То же в Украине. Но мы совершили одну вещь. Дорога к демократии теперь находится в Украине. И каждый признает эту дорогу. Когда мы говорим о сущности текущего момента, я не вижу ни трагедии, ни драмы. Как и год назад, каким-либо путем, непростым путем мы найдем демократический ответ на этот кризис.

Сейчас мы обсуждаем происшедшее 2 сентября, когда Блок Тимошенко сделал то, что сделал Мороз год назад — ну, могу я сказать, что именно? Изменил. Неприятно говорить такое о женщине, ибо это унижает и меня. Но это событие сделало невозможным сосуществование в одной коалиции. Почему правящая коалиция из нашей партии и БЮТ не могут иметь единого мнения по Грузии? Партия Тимошенко была единственной, которая отправилась в парламент без проекта резолюции на эту тему.

А парламент начал новую сессию с новым большинством, без дискуссий, без предупреждений. Партия Тимошенко, Партия регионов и коммунисты стали определять его работу. Они начали с четырех законов: о кабинете министров, о генеральном прокуроре, о службе безопасности и верховенстве права (?А. П.).

Первые три закона отбирают у президента конституционные полномочия предлагать на утверждение парламенту кандидатуры премьер-министра, генерального прокурора и главы службы безопасности. Но ведь лишать этого президента — неконституционно. Однако никто и не говорит, что это конституционно. Они лишь реализовывают программу дестабилизации. Они создают комиссию с целью объявить импичмент президенту. Эти и другие вещи, которых я не упомянул, говорят о том, что существовала идея, являющаяся отголоском грузинского конфликта, — дестабилизировать Украину. План дестабилизации, который предполагалось осуществить в нынешнем декабре (очевидно, имеется в виду все же сентябрь, ибо в Атлантическом совете Ющенко однажды явно перепутал сентябрь с декабрем — вероятнее всего, потому, что все время думает о ПДЧ, судьба которого решится в конце года.А. П.) с целью организовать внеочередные президентские, парламентские и местные выборы.

И авторы этого плана хотели создать в Украине такую ситуацию, чтобы те силы, которые придут к власти в парламенте, смогли сформировать иную позицию по украинской стратегии, по внешней и внутренней политике и одним махом решить все три проблемы, поставить под вопрос курс на Евросоюз, и укрепить две различные силы в парламенте. Только две партии смогут перейти 10%-й барьер, установленный для представительства политических воззрений нации в парламенте.

И когда партия «Наша Украина» распустила коалицию — это был результат действий партии Тимошенко, которые сделали сохранение коалиции невозможным.

Я убежден, что сейчас начался процесс, в результате которого мы либо создадим новую коалицию в рамках отведенного конституцией времени, либо — также в соответствии с конституцией — в течение 60 дней проведем новые выборы [СВП]

Комментарий «2000». Итак, если следовать логике Ющенко, приравнявшего «оранжевую революцию» к 11 сентября, то Янукович — это украинский Бен Ладен. Впрочем, президент не развивает далее эту метафору и практически не критикует «регионалов» — в отличие от коммунистов и тем более БЮТ.

Содержание же упомянутых законов президентом грубо переврано, а у американской аудитории создается ошибочное впечатление, что они уже вступили в силу и даже создана комиссия по импичменту. Между тем изменения к закону «О прокуратуре» были подписаны президентом накануне визита в США, ибо даже в СП не нашли, к чему там придраться. Впрочем, в плане оценки Виктором Андреевичем текущей ситуации в стране более примечательна другая его речь.

Я не вижу здесь ни трагедии, ни драмы. Более того, я чувствую глубокий оптимизм в связи с этим. И хочу объяснить вам — почему. То, что случилось 2 декабря (так в тексте.А. П.), и почему один из наших союзников поступил так, как поступил, поддается объяснениям. Дело в тех обязательствах, которые разрывали коалицию в прошлом. Только это происходило за закрытыми дверями. Но когда взошла луна второго сентября, надо было выбирать между двумя позициями: демократической и промосковской — и вот тогда возникло много вопросов.

Почему не было никакого заявления украинского правительства о грузинском конфликте — я имею в виду от партии премьер-министра Юлии Тимошенко? Все правительства в Европе высказались и сделали заявления — за исключением украинского премьер-министра. Почему?

Два месяца назад было принято инициированное мной правительственное решение о передвижении российских вооруженных сил через территорию Украины. Правительство одобрило его, но премьер отказалась подписать. Она сказала мне, что подпишет в течение недели, затем прошло 20 дней, 30 дней, а после своего отпуска она сказала, что не подпишет его. Если вы слышали от премьер-министра хотя бы одно слово — ПДЧ, то назовите мне, пожалуйста, дату. Я даже не говорю о таком противоречивом слове, как НАТО. Я только говорю о ПДЧ.

Я хотел бы, чтобы премьер прояснила свою позицию по Черноморскому флоту и проблемам, связанным с его присутствием. Это вопросы территории, недвижимости, навигационных объектов, радиочастот и статуса флота после 2017 г. Все это неотложные вопросы. Если вы слышали о позиции премьер-министра по этим вопросам, назовите мне дату и время. А тот факт, что премьер-министр намеревалась создать новую коалицию с коммунистами и «регионалами», — это же путь к тому, чтобы сделать ее формальной. После визита премьера в Москву коммунисты были введены в украинский парламент (?А. П.). Разве эти люди — рыночники? Разве это наша идеология? Нет.

Речь идет об обмене интересов и обязательств, выходящих за пределы национальных. Но это главный удар по национальным интересам, главный подрыв их. Кризис, который мы имеем в Украине, очень схож с грузинским. Да, кризис в Грузии является военным. Однако, принимая во внимание все провокации в системе власти, можно говорить, что подобный сценарий реализовался в Украине.

Второго сентября премьер-министр внесла новый законопроект, ограничивающий права президента по назначению премьер-министра, которые были первым пунктом нашего коалиционного соглашения — мы в соответствии с Конституцией Украины отменили подобное решение, принятое 12 месяцев назад. Аналогичные законопроекты были внесены относительно генерального прокурора и главы СБУ с целью передать право назначать и предлагать кандидатов на эти должности спикеру парламента.

Премьер-министр также предложила Виктору Януковичу стать спикером парламента. Она к тому же внесла законопроект об учреждении специальной следственной комиссии по подготовке импичмента президенту. Это трагедия для демократии. Это не имеет ничего общего с демократическими идеалами. Когда мы пытаемся анализировать эти процессы, то понимаем, что речь идет практически о свертывании всех демократических реформ.

Но я не хотел бы, чтобы вы восприняли мои слова как слишком пессимистичные. Мы справимся с этим так же блестяще, как и три года назад, — без пушек, без солдат, без стрельбы — только посредством демократических механизмов и процедур мы найдем достойный ответ.

План, который был направлен в Украину после грузинского конфликта таким людям, как премьер-министр, заключался только в одном. Была лишь одна цель: как устроить досрочные выборы — досрочные парламентские выборы, досрочные президентские выборы и местные выборы — в этом сентябре и всего за один месяц сменить всю геополитическую карту на уровне президента, парламента и местных властей. (Да сразу за месяц и выборы провести! Но Ющенко об этом говорит дважды.А. П.)

Но этого не произойдет. Этот план не пройдет. Ни одна из пяти политических партий, представленных сегодня в украинском парламенте, не хочет досрочных выборов. Они уже произошли 12 месяцев назад. И вот почему есть веские основания для политики диалога со всеми политическими силами.

Премьер-министр начиная с апреля этого года вела с Партией регионов и коммунистами работу по созданию новой коалиции. Сейчас, если говорить о формальном документе, все готово, но очень интересно, что они боятся его опубликовать. И все потому, что этот документ не основан на национальных интересах. В нем нет ничего демократического, а речь идет лишь о том, как разделить парламентские комитеты и правительственные посты. Эта тема раздражает общество, и они не хотят об этом говорить.

Они хотят стабильности, утверждая, что нация нуждается в правительстве, консолидированном на основе национальных приоритетов. Но когда речь заходит о национальных приоритетах, надо назвать всего пять-семь различных понятий, различных проблем, начиная с языка, поместной церкви, ПДЧ, Черноморского флота и приватизации. Это исключительно важно, и если взять ситуацию в Грузии, то мы увидим, что и там весьма сходные проблемы.

Но в их соглашении ничего об этом нет. А без этого очень трудно иметь прочное соглашение. Вот почему в обществе существует колоссальный протест против подобной тенденции. Премьер-министр собиралась на прошлой неделе отправиться в Западную Украину, во Львов (а Львов — истинная столица украинской демократии), но местное сообщество решило, что не желает видеть премьер-министра, поскольку такое соглашение и такая коалиция — это самое настоящее предательство.

Заседания местных советов начались с осуждения этой политики, проводимой премьер-министром, и с изъявления поддержки президенту. Неделю назад они уже собирались было объединиться. Но сейчас вероятность создания подобной коалиции составляет всего 1%. И не потому, что они не хотят, а потому, что общество никогда не примет этого — что меня очень радует.

Посмотрим, как пойдут дела дальше. У нас есть 15 дней для продолжения консультаций, но большинство людей чувствуют, что полным ответом на все эти вещи будут досрочные выборы. И основываясь на результатах этих выборов, мы определим наши демократические устремления, эти маяки. В конце концов никто не последует московскому сценарию. [АС]

Интересны и ответы Виктора Ющенко на вопросы представителей СМИ и других участников встречи.

Бо Денисик (Global USA): Вы помните, господин президент, что примерно год назад, недели за две до выборов, ваш рейтинг составлял около 35%. Сейчас он очень опустился, приблизительно до 5%, тогда как у ваших коллег во власти, а именно у г-жи Тимошенко и г-на Януковича, рейтинг остался более-менее стабильным. Во-первых, как вы расцениваете такой спад вашей популярности и какую стратегию будете использовать для ее повышения, чтобы у вас появилась возможность достичь тех прекрасных целей, которые вы обрисовали во вступительном слове?

Фредерик Кемпе (председатель Атлантического совета): Я думаю, сделанное вами заявление о российском вмешательстве в украинскую политику было очень важным и вызовет много вопросов, о том, что именно вы имели в виду. Не можете ли вы сообщить нам несколько более подробно, в чем — и как — вы его увидели?

Виктор Ющенко: Начну с вопроса о рейтингах. У Януковича — 18%, Тимошенко — 16%, Ющенко — 11%. Эти данные я получил, когда летел сюда, но они не окончательны. Конечно, ситуация изменится, и каждая сторона полагает, что она победит, в том числе и я. (Смех.)

Комментарий «2000». Если не дословно, можно было бы перевести эту ремарку не как «смех», а как «оживление в зале». Но она не отражает национального колорита, ибо где у нас оживляются — американцы смеются. И здесь «laughter» — это именно смех. Даже если у американской аудитории вызвал такую реакцию не тот повод, который нам представляется комичным в данном контексте, такая ремарка все равно выглядит красноречивой фрейдовской оговоркой. Но продолжим: что же поведал своим слушателям президент, когда смех утих.

Потому что это правое дело, потому что сильнейший удар по коалиции был нанесен не Януковичем, а Тимошенко. Это очень сложная история, и я не хочу портить вам аппетит (Смех.) — но эта леди никогда не поддерживала дух объединения. Не хочу говорить плохо о женщине и о политике, но, к несчастью, это большая драма для украинской демократии, ибо многим людям еще нужно время, чтобы прочитать между строк о том, кто есть кто в украинской политике.

Но я уверен, что теперь у нас сложится многообещающая ситуация с точки зрения демократической консолидации и в ближайшие недели мы проведем объединительные заседания политических сил, представленных в парламенте, а также находящихся за его пределами, и они защитят демократическую платформу, о которой столько говорилось сегодня. И я уверен: когда бы ни произошли досрочные выборы — демократия победит. На предыдущей встрече я пытался объяснить, почему то, что произошло 2 сентября, планировалось на лето. Премьер-министр Тимошенко начала процесс изменения конституции в мае текущего года, и этот документ был написан не в Украине. Этот документ был подготовлен при участии Виктора Медведчука и затем вручен премьер-министру Тимошенко для имплементации.

Комментарий «2000». Украинская служба радио «Свобода», а вслед за ней и прочая украинская пресса цитировала этот фрагмент выступления так: «Цей документ не був підписаний в Україні. З участю Медведчука документ був імплементований блоку Юлії Тимошенко і особисто Прем'єр-міністру». Но это неверный и очень смягчающий перевод. Из английского текста ясно: Ющенко имел в виду, что Тимошенко получила для имплементации проект конституции, написанный за пределами Украины (т. е. в России): «...that document was not written in Ukraine. That document was prepared with the participation of Viktor Medvedchuk and then handed to Prime Minister Tymoshenko for implementation».

Чтобы вам было понятней, я хочу сказать, что Тимошенко и Медведчук — сильнейшие союзники в украинской политике. Это первые партнеры. И уже не месяц, и не два. Дважды, когда я вносил ее кандидатуру в парламент, и дважды, когда она избиралась премьер-министром, она приходила ко мне, предлагая сделать Виктора Медведчука послом Украины в России или вице-премьером. Я категорически заявил, что этого человека не будет в украинской власти никогда.

Вы, наверное, знаете, что крестный отец детей Медведчука — бывший президент и нынешний премьер-министр России.

Итак, они начали демонтировать конституцию, однако нормы требуют, чтобы внесение поправок в нее инициировалось президентом Украины или любой политической силой, присутствующей в парламенте. Но эта политическая сила, не желая показать свою связь с данным документом, хотела создать в парламенте конституционную комиссию, чтобы принять его.

Затем присоединились коммунисты, которые полностью управляются из Москвы, поскольку у нас нет украинских коммунистов. Все они российские.

Вот где начался разрыв — и то, что случилось 2 сентября, выглядит очень естественным. Та сторона не могла больше прятать своего союза с другими союзами, но если вы проанализируете этот процесс, вы увидите, кто первым пострадал. Это партия «Наша Украина» и президент.

Но я уверен, этот процесс уже заканчивается. Мы восстанавливаемся, и позитивом является то, что привлекаются некоторые другие — как парламентские, так и непарламентские — политические силы с целью создания Демократического фронта. [АС]

Комментарий «2000». Не правда ли — тональность перед этой аудиторией заметно жестче. Но ведь здесь представлена более консервативная публика — закоренелые атлантисты. И в столь близкой аудитории Ющенко мог больше обнажить душу. Только интересно, что же тогда он Маккейну говорил в отсутствие прессы? Но увы — сайт кандидата в президенты США даже не упоминает об этой встрече.

Перечисление фактических несообразностей и в этой речи президента заняло бы слишком много времени. Важнее другое.

Ющенко не хочет восстановления «демократической» коалиции в нынешней Раде. Ибо для него коалиция с теми же партнерами возможна при одном условии — с другим премьером. Недаром в обоих выступлениях президент акцентирует внимание на том, что он, а не коалиция предлагает главу правительства. А слова об аппетите дают понять, что президент премьер-министра откровенно не переваривает и притом убежден, что точно так же воспринимают Тимошенко и его американские слушатели. Но на другого премьера БЮТ-то не согласится. Более того, создай БЮТ коалицию с «регионалами», которая предложит Тимошенко в премьеры, Ющенко также не внесет ее кандидатуру.

Впрочем, понятно, что он не настроен на эту коалицию. А высказывания насчет «промосковской позиции» и «московского сценария» наводят на мысль, что честь рождения такого понятия, как «московская коалиция», возможно, напрасно приписывают Балоге, Кислинскому и Вячеславу Кириленко. Вряд ли Ющенко в Америке заговорил их словами, которых он в Украине пока, кажется, не произносил. Скорее всего, это они еще раньше стали публично озвучивать сказанное президентом в узком кругу. Ющенко осталось только прямо обвинить Тимошенко в измене. Но ведь и последний акт этой драмы еще не сыгран, и кое-какие пассажи президента в Атлантическом совете прямо подводят к выводам Кислинского.

Президент настроен на перевыборы Рады. Очевидно, что их назначение при бескоалиционном парламенте он считает не столько своим правом, сколько долгом. И чем скорее, тем лучше. Правда, несколько озадачивают слова о 15 днях: из этого следует, что парламент должен быть распущен 8 октября. То ли дело в том, что тезисы выступлений президенту писали до поездки (скажем, 18 сентября), то ли он не в ладах с арифметикой? Примечательно, кстати, что Кемпе, представляя украинского гостя, сказал, что выборы при отсутствии коалиции могут быть назначены 16 октября. Значит, глава Атлантического совета внимательно следит и за политическим процессом, и за правовыми нормами.

Но если так же внимательно следить за содержанием обеих речей президента, нетрудно обнаружить разительные противоречия. С одной стороны, якобы ни одна фракция не хочет новых парламентских выборов, а с другой — противники Ющенко будто бы хотели провести уже в сентябре все выборы, включая парламентские.

И более серьезная нестыковка: с одной стороны, общество якобы решительно настроено против новой коалиции, с другой — есть только две силы, способные набрать более 10% голосов... и обе они Ющенко несимпатичны.

Но из последнего вытекает, что даже если избирательный барьер не будет повышен, соотношение сил в Раде существенно не изменится в сравнении с сегодняшним. И сила президента окажется в лучшем случае третьей по представительству, даже если будет срочно создан Демократический фронт (именно в связи с планами его создания, вероятно, и была в последний момент отменена рекламная кампания «Единого центра»). А раз так, то как можно говорить о «победе демократии» (в президентском понимании) на новых выборах?

Думаю, это противоречие можно решить только одним способом. Если на выборах будут учитываться голоса прежде всего тех, кого Ющенко называет обществом, кто разделяет названные им «национальные приоритеты», из которых всего один связан с экономикой. Что же касается остальных голосов, то их можно либо попросту объявить фальсификацией, либо не учитывать как «недемократические». Ведь столица украинской демократии — Львов, и, значит, голоса всех, кто демонстрирует волеизъявление, кардинально отличающееся от мнения львовян, будут «недемократическими».

Ясно, что Ющенко говорил все это, чтобы «завести американскую элиту» и получить отмашку на неконституционный сценарий. А вот насколько он в этом преуспел? Публикации в американской прессе, где часто перевираются элементарные факты об Украине, настраивают на то, что обмануть янки нетрудно, особенно когда они (а Ющенко — это именно тот случай) «сами обманываться рады». Однако в обеих аудиториях, судя по заданным вопросам, собрались люди, которых провести гораздо сложнее, поскольку они профессионально знают украинские реалии, включая рейтинг президента.

Но несмотря на всю осведомленность, у них, видимо, не убавляется симпатий к «прекрасным целям» нашего президента. А принимать главные решения по украинским делам в Вашингтоне будут политики, не меньше симпатизирующие Ющенко, однако куда менее компетентные. Поэтому можно сделать вывод: если украинский президент сумеет провернуть нечто не согласующееся с конституцией быстро и без проблем, то на это закроют глаза. Если же увязнет в конфликте, то полной поддержки не получит, так как потенциальные покровители прибегнут к тактике диверсификации рисков. Это называется политическим реализмом.

О НАТО и России

Я начну с вопросов безопасности. Эти вопросы являются высшим приоритетом для Украины, когда мы говорим о ее будущем. В ХХ в. Украина шесть раз провозглашала независимость — и пять раз мы теряли ее. И лишь по одной причине: потому что не было никаких международных гарантий нашей территориальной целостности. Мы заплатили десятки миллионов жизней за достижение независимости Украины, но если мы не будем интегрированы в международное сообщество, нам будет трудно обеспечить какой-либо ответ в плане суверенитета и территориальной целостности. (...)

Вопрос в том, вернется ли Украина в болото под чьим-либо прикрытием, как бывало и раньше, — или выберет другое направление и двинется по пути европейской интеграции? Вот почему наше стремление присоединиться к ПДЧ, а в будущем стать членом НАТО — это мотивированная и четкая позиция. [АС]

Комментарий «2000». В число «провозглашений независимости» Ющенко, видимо, включает и львовский акт 30 июня 1941 г. о независимости под покровительством Гитлера, которое, однако, тот оказывать не стал. Иначе «шесть раз» никак не получается, даже если учесть Закарпатскую Украину Августина Волошина (ее Ющенко учитывает, ибо прямо говорит о ней в другой речи).

А из контекста в очередной раз вытекает, что НАТО требуется Ющенко именно как защита от России. Ибо разве можно поверить, что он рассматривает как угрозу другие соседние государства — ведь те являются членами НАТО. А о каких-либо иных гарантиях, кроме участия в этом военном блоке, а также о гарантиях со стороны России он, естественно, и не заикается.

В то же время Ющенко комфортней говорить о неком «болоте», противостоящем европейской интеграции (хотя всем ясно, что имеется в виду), а не о российской угрозе. Когда ему задают прямой вопрос, то ее как бы и нет, но в то же время есть. И для виду он даже демонстрирует готовность развеять беспокойство российской стороны.

Я не могу даже представить, как военный план, сходный с грузинским, может быть распространен на Украину. Ибо здесь надо принять во внимание много других обстоятельств, начиная с того, что Украина — не Грузия. Это страна с иными возможностями, иными проблемами, иными ситуациями. Можно еще сказать много, много другого.

Но я не хочу скрывать, что сейчас не только в прессе, не только в кругу журналистов или ортодоксальных политиков, но и в высоких российских официальных кругах идут дискуссии относительно Крымского полуострова, относительно острова Тузла, с учетом того, что мы не демаркировали ни единого метра границы с Россией, не делимитировали ни единой мили черноморского и азовского шельфов. И это, конечно, вызывает беспокойство, и мы должны реагировать.

Я уверен, что вступление в альянс не принесет никаких новых проблем никому из наших соседей. Но чтобы создать псевдоаргументы, кое-кто говорит, что когда Украина станет членом НАТО, база НАТО появится в Севастополе. Мы говорим, что украинская конституция запрещает размещение иностранных военных баз на территории страны.

Что касается размещения ядерного оружия или каких-либо систем ПВО, то я хотел бы упомянуть только одно: Украина совершила беспрецедентный акт, отказавшись от 2000 ядерных боеголовок, которые были за два года демонтированы и вывезены с украинской территории. Скажите, какая другая страна сделала столько реальных шагов, чтобы обеспечить нашу ядерную безопасность? Вот почему у нас нет сомнений в том, что наша территория не будет использована для подобного рода компонентов...

Когда мы говорим об использовании нашей территории или нашего пространства, мы готовы обсуждать это. Присоединение Украины к ПДЧ и в дальнейшем к НАТО является действием, отвечающим интересам объединенной Европы и интересам Украины. Оно не несет угроз кому бы то ни было. [СВП]

(...) Украина готова обсуждать любой новый вызов, который может возникнуть для России в связи с украинской интеграцией. Украина также готова на высшем государственном уровне устранить угрозу любого рода, которую Россия может ощущать вследствие украинской интеграции. И когда речь заходит об использовании украинской территории, воздушного или водного пространства, то давайте сядем и поговорим об этом. Давайте обсудим это. Может, это поможет прояснить наши позиции.

Или, когда мы говорим о размещении определенных систем безопасности, например ПРО, или о транзите всякого рода, мы ни от кого не прячемся. Мы хотим публично обсудить все эти вопросы, чтобы снять их с повестки дня. То есть если в их словах есть рациональное зерно, мы готовы на высшем уровне обеспечить все международные гарантии. [АС]

Комментарий «2000». Ющенко в очередной раз повторяет, что в Украине не будет иностранных баз и ядерного оружия (в одной из речей неоправданно приплетая к обязательствам по ядерному разоружению вопросы ПВО). Однако он дает понять, что речь может пойти об использовании украинской территории в интересах НАТО и даже о ПРО. То есть американская аудитория должна быть вполне уверена, что ее страна сможет получить фактические базы, которые, однако, не будут базами юридическими, подобно так называемым объектам совместного использования в Румынии и Болгарии.

Кстати, интересно, какой транзит имел в виду президент? Естественно рассуждать о военном транзите, говоря о государствах, занимающих в альянсе срединное положение, таких как Германия или Чехия. Но ведь Украина, вступив в НАТО, окажется на его пограничье. Так для кого же транзитировать? Для ваххабитов на Северном Кавказе?

Что касается обещаний обсуждать с Россией беспокоящие ее проблемы, то из контекста всей речи следует, что повод для подобных тревог оратор расценивает как надуманный. Между тем не российские пропагандисты, а такой аналитический центр, как «Стратфор», пишет в последние дни о целесообразности размещения американских войск в Украине. А главное, что говорить о каких-либо реальных гарантиях со стороны Ющенко смешно. Известно, как вольно он обращается с фактами. С гарантиями будет не лучше, тем более раз уж Россия — главный противник, так и обмануть ее — дело святое.

Правда, для начала надо провести собственный народ. Его нежелание вступать в НАТО известно и американским журналистам, но Ющенко убеждает их, что время все изменит.

...Давайте вспомним, какой была позиция относительно НАТО, например, в болгарском обществе либо у населения Чехии или Словакии. Могу сказать, что она не отличалась от той, что мы имеем сегодня в украинском обществе. Нужно время. Вы знаете, от Чехии или Польши нас отличает только одно. Мы дадим столь же быстрый ответ, как поляки и чехи, но мы хотим, чтобы весь мир и мы сами помнили, что коммунисты вошли в Польшу только в 1945-м и оставались там около 40 лет; но в Украине коммунисты, к несчастью, правили около 70 лет. [СВП]

Комментарий «2000». Неприятие НАТО в Украине Ющенко сводит к продолжительности коммунистического правления. Но ведь поскольку этот блок создан в 1949 г., официальная антинатовская пропаганда господствовала у нас не дольше, чем во всей остальной Восточной Европе. И вряд ли настроения людей связаны с тем, что 30 лет жизни в СССР до создания НАТО так изменили украинское общество. Скорее дело в том, что опыт и сознание основной массы жителей Украины по естественным, хотя и не признаваемым Ющенко причинам отличается от опыта и сознания восточноевропейцев.

Для первых Россия — государство особо близкое, для вторых — чужое. А в прошлом первые, ощущая проблемы этого государства, все равно не испытывали такого чувства, что живут в оккупации (как поляки в Российской империи и прибалты в СССР) либо при режиме, навязанном извне (как восточноевропейцы после Второй мировой). Но это обстоятельство, увы, не используют как аргумент и многие наши противники НАТО.

О Грузии

Я думаю, что для Украины и всего мира много уроков в российско-грузинском конфликте. (...) А главный урок в том, что Черноморский регион не должен иметь дисбалансов безопасности. Я уверен, что политика международного сообщества и Европейского Союза должна быть нацелена на обеспечение балансов в Черноморском регионе, которые сделают невозможными подобные конфликты. Я думаю, это ключевая позиция. [СВП]

Комментарий «2000». А что же имеется в виду под обеспечением балансов? Принять поскорей Украину в НАТО, чтоб создать здесь дополнительный противовес России? Наверное, это — но не только это. Ведь и сейчас у трех черноморских стран НАТО: Турции, Румынии и Болгарии — больше войск, чем имеет Россия в регионах, прилегающих к Причерноморью. Так что, видимо, у Ющенко речь идет о необходимости там американского военного присутствия, о котором пишут и в «Стратфоре». Евросоюз же упомянут в этом контексте то ли как оговорка, то ли для отвода глаз. Ибо, как видно из нижеследующего, Ющенко недоволен планом Медведева — Саркози, тогда как американская реакция на конфликт приводит его в восторг.

Я уверен, что они (Грузия.А. П.) ожидали быстрого и сильного ответа Европы, ясного ответа, ибо этот вопрос влияет на основы европейской политики безопасности. И существует серьезное беспокойство в связи с тем, что документ, который мы называем итоговым или заключительным документом по урегулированию конфликта, не содержит какого-либо признания, российского признания территориальной целостности Грузии. И это ставит большой вопросительный знак над урегулированием конфликта.

Мы говорим о применении силы. И большой проблемой также является формула интернационализации миротворческих сил, ибо именно этот вопрос подтолкнул конфликт, поскольку миротворцы не смогли исполнять своих функций и перешли на сторону одного из его участников (т. е., видимо, им надо было без боя пустить грузинскую армию в Цхинвали и дальше.А. П. ).

Я думаю, эти две проблемы, к сожалению, не смогли найти правильного ответа в документе, который мы называем планом урегулирования, вот почему я полагаю, что нам еще предстоит много потрудиться, чтобы мы могли публично заявить: мы выработали формат решения этого конфликта. [СВП]

Поверьте мне, когда кавказский конфликт только начался, заявление американского правительства было так важно для нас. В нем было столько силы и столько поддержки, потому что там прежде всего была принципиальная и ясная позиция. Там были ценности, были принципы и мы можем видеть, что мы защищаем. [АС]

Нация — не птичья школа

А под конец — заключительные слова из речи на Атлантическом совете.

Я сделаю все возможное для полной победы демократии в Украине, и международные процессы являются здесь неотъемлемым компонентом. Это очень и очень серьезное испытание выбора пути, по которому идет страна. И тот факт, что кое-кто пытался остановить ее в сентябре, а общество так резко начало реагировать на это, является еще одной политической радостью. Это больше не птичья школа, следующая за птичкой-провокатором, — это нация, которая может думать. Они полностью осознают, что хорошо и что плохо, и это дает мне оптимизм.

Комментарий «2000». В оригинале именно так: «This is no more a school of birds that is following a provocateur bird, but this is a nation that can think».Что же имеется в виду? У Бориса Заходера есть известный детский стишок «Птичья школа», где, разумеется, никакой птички-провокатора нет. Возможно, для властей, которые борются с русским языком, естественно предполагать, что такие птицы должны непременно водиться в русских детских стихах.

Возможно, подразумевалось и нечто другое. Правда, поиск в интернете по словам «птичья школа» и «пташина школа» результата не дал. Но думаю, что птичка-провокатор у нас действительно есть. Это странное, говоря по-украински, «химерне» создание живет, вероятно, в знаменитом «Доме с химерами» Городецкого, но не изначально, а с недавних пор. И, в отличие от большинства птиц, не улетает надолго на юг — зато любит ненадолго улетать далеко на Запад.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Смотрящий по Украине от Маккейна

Встрече Владимира Путина и Дональда Трампа многими обозревателями присвоен статус...

«Дело Гужвы»

Некоторые наши читатели интересуются мнением редакции о т. н. «деле Гужвы».

Вписать формулу в формат

При подробном рассмотрении визит Порошенко в Вашингтон стоит считать успешным

Бонусы для дуумвирата

Власть сможет вывести из всеукраинских выборов районы с ощутимой долей нелояльного...

Выбор «на(ш) крайняк»

Местные выборы в горсоветы девяти объединенных территориальных громад (ОТГ) в шести...

Украина в намеках, взглядах и жестах

Никто не в состоянии заставить Трампа испытывать энтузиазм в отношении Украины

Загрузка...

Микробные превращения

Попытки создать новую «партию олигархов» обречены на провал

Шальные градусы горячей заморозки

Если у жены не получилось, то какие претензии к президенту?

В плену последних союзников

Блокада впервые вывела вопрос отстранения Порошенко из политических фантазий в сферу...

Алтарь не треснет?

Любое самое безукоризненное правовое решение, если оно не будет обвинительным, не...

Блокада и саботаж — главное, не перепутать

Инициатива Авакова позволила бы списать ответственность за разгон блокады на...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Блоги

Авторские колонки

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка