Коалиция в режиме девушек

№4(757) 29 января — 4 февраля 2016 г. 28 Января 2016 1 4.6

Главное политическое заявление недели прозвучало из уст Арсения Яценюка, отметившего необходимость референдума по новой Конституции.

О референдуме во спасение премьера

В очередном воскресном телемонологе «10 минут с премьером» Яценюк заявил: «Настало время, чтобы украинский народ сказал свое слово о том, какой должна быть новая украинская Конституция в новой европейской Украине. Никто, кроме народа Украины, не имеет права определять, каким будет Основной Закон. Референдум касательно Конституции является прямым народовластием в свободной и демократической стране».

Слова премьера — не абстрактные рассуждения, мол, такая Конституция нужна в принципе. Это поддержка вполне конкретной инициативы, причем не относящейся к предложенному президентом проекту конституционных изменений в части децентрализации.

Речь идет о проекте закона «О процедуре подготовки проекта новой Конституции Украины», разработанном коалицией гражданского общества «Народная Конституция». В нее входят общественные активисты и ряд бывших нардепов, в частности, Тарас Стецькив, Виктор Жердицкий, Владимир Полочанинов.

Формально статус законопроекта этот документ обрел после того, как его подписали народные депутаты Сергей Тарута (внефракционный), Иван Мирошниченко, Наталья Веселова и Алексей Скрипник («Самопоміч»), Александр Кирш, Николай Княжицкий и Виктор Романюк («Народный фронт»), Виктор Чумак, Леонид Козаченко и Егор Фирсов (БПП), Игорь Луценко («Батькивщина»).

Обратите внимание: все они, кроме Таруты, принадлежат к коалиции — но лишь трое являются членами президентской фракции. При этом Чумак и Фирсов, попавшие в ВР по квоте «УДАРа», часто высказывают мнение, отличное от большинства БПП. А аграрный олигарх Козаченко известен близостью к премьеру: сразу после назначения Яценюка руководителем правительства он возглавил совет предпринимателей при Кабмине. Кроме того, в ноябре 2014-го премьер выдвигал Козаченко на пост министра АПК, но в итоге эта должность вошла в квоту «Самопомочі». Олигарх Сергей Тарута также близок к Яценюку.

Еще 14 января этот законопроект подали на регистрацию в аппарат ВР. Здесь поначалу возникла проблема: Владимир Гройсман поручил направить документ в Комитет по вопросам правовой политики и правосудия — «для внесения предложений о наличии оснований для регистрации».

Председателя парламента можно понять: действующая Конституция не предполагает механизмов замены Основного Закона, а лишь регулирует процедуру принятия поправок к нему. Правда, в юридическом плане и совершенно обновленный текст можно именовать конституционными изменениями (и в таком качестве утвердить) — главное, чтобы все соответствовало процедуре, заложенной в Конституции.

Но в законопроекте предлагается совсем иной механизм. Собирается три миллиона подписей (из них не менее 100 тыс. в 18 регионах) и созывается конституционное собрание, которое — без участия парламента — разрабатывает новую Конституцию, а затем ее выносят на референдум.

Не буду говорить обо всех аспектах формирования и работы конституционного собрания — это тема отдельных публикаций. Подчеркну один момент: для запуска работы собрания достаточно лишь сбора подписей.

Безусловно, если описанная инициатива наберет критическую массу сторонников, она практически обнулит предложенные президентом конституционные поправки — причем в части не только децентрализации, но и судебной реформы.

Впрочем, об этом говорить пока рано. И нужно понимать, что Яценюк высказался по поводу Конституции не столько потому, что ищет способ не дать особый статус Донбассу, а потому что стремится удержаться в должности и сохранить контроль над Кабмином.

И если Саакашвили не просто берет в союзники антикоррупционное движение, но и без особого труда возглавляет его, то Яценюк решает использовать тех общественных активистов, для которых новая Конституция важнее борьбы с коррупцией. Речь о лидерстве премьера в этом движении не идет — глава Кабмина использует подобную инициативу, дабы сохранить пост, играя на противоречиях как в коалиции, так и в президентской команде.

О зачистке компетенции Авакова

Это особо важно на фоне все более бурных слухов о перестановках в правительстве.

Утром 21 января интернет-издание «Апостроф» опубликовало материал о возможных перестановках в Кабмине, обобщая слухи. Так, наиболее вероятным кандидатом на пост вице-премьера по евроинтеграции СМИ называют замглавы АП Дмитрия Шимкива. На должность первого вице-премьера якобы претендуют руководитель АП Борис Ложкин (такое назначение стало бы, безусловно, ошибкой — после его очевидной всем провальной работы на нынешней должности), а также его первый зам Виталий Ковальчук и первый зам лидера фракции БПП Игорь Кононенко (вариант, явно не лучше Бориса Ложкина).

А среди кандидатов на увольнение упоминаются глава МВД Арсен Аваков и вице-премьер, министр культуры Вячеслав Кириленко — в отношении них в ВР уже зарегистрированы (хотя и запоздало) проекты соответствующих постановлений.

В тот же день, 21 января, после заседания совета коалиции Кононенко подтвердил СМИ: среди претендентов на пост первого вице-премьера во фракции обсуждается кандидатура Ковальчука. Также, по его словам, рассматривается возможность назначения министром инфраструктуры Павла Рябикина (нардеп ряда созывов, в последний раз избирался в 2012-м от «УДАРа», а в 2014-м и 2015 г. занимал должность замглавы КГГА). Помимо того, БПП — уже вместе с другими фракциями — обсуждает вариант, при котором Минздрав может возглавить Борис Тодуров. Директор Института сердца, скажем прямо, один из немногих, кто действительно достоин — во всех смыслах — министерского поста.

Однако, подчеркнул Кононенко, «формализованных решений» по этим вопросам нет. А также выразил сомнение, что на последней январской неделе могут произойти ротации в Кабмине, поскольку еще необходимо решить все вопросы с кандидатами. На следующий день он сказал, что кадровые решения могут быть приняты 2—5 февраля.

21 же января появились сообщения о том, что в самом начале года на стратегическом совещании с участием президента от Яценюка потребовали заменить главу МВД Авакова на любую другую кандидатуру. Источник во фракции БПП, обнародовавший эту новость, отметил: «Мы готовы к одновременной смене глав МВД и ГПУ». Приводятся также слова члена президентской фракции: мол, глава государства не общается с Аваковым и готов сменить Шокина — в т. ч. из-за давления Запада. Хотя и без внешнего давления крайне негативное влияние на мейнстрим реформ этой хитрой, но абсолютно архаичной фигуры очевидно любому непредвзятому наблюдателю.

Одновременно «Зеркало недели» сообщило: госдепартамент США якобы дал украинской власти «четко понять, что привязывает предоставление Украине кредитных гарантий в размере $1 млрд. к отставке Шокина».

Генпрокуратура на следующий день эти сведения опровергла. Да и позиции Авакова, похоже, оказались прочнее. Так, 21 января на совещании с руководством силовых ведомств Яценюк сказал, что глава МВД готов отказаться от части своих полномочий, чтобы у других правоохранительных органов не было дублирующих функций. Т. е. предлагается такой вариант: сохранить Авкова в должности, пожертвовав частью компетенции.

И сигнал был услышан. 22 января на канале «112» Игорь Кононенко сказал об отставке Авакова: «Я не готов комментировать, потому что я не имею официальной позиции фракции... Думаю, что на следующей неделе во фракции уже будет официальная позиция по этому поводу».

При этом он дал понять, что по ряду позиций главу МВД могут обвинять необоснованно, выдвигая ему претензии, которые должны адресоваться главе Национальной полиции Хатии Деканоидзе — из-за нечеткого размежевания полномочий между министерством и полицией.

Видимо, теперь снять Авакова будет еще труднее, ведь он поддержал идею референдума по Конституции. Причем в отличие от Яценюка заговорил о нынешних конституционных поправках и увязал этот вопрос с переговорами в Минске.

Глава МВД, в частности, написал в Фейсбуке: «Фундаментальные изменения к Конституции не могут решаться в кулуарах парламента или на переговорах в иностранных столицах. Сначала слово сказать должен народ Украины! Единственным условием голосования фракции «Народного фронта» по важнейшим вопросам Конституции Украины может быть вердикт референдума украинцев. Никак иначе!»

Интересно, что среди перечисленных Аваковым важнейших вопросов оказалась и судебная реформа, утверждение которой до сих пор представлялось предрешенным.

Как бы то ни было, после такого заявления возможное увольнение главы МВД легко преподнести как политическое преследование.

О комплименте варяжского гостя

22 января «Левый берег» сообщил: «Кононенко уже начал собирать «под Ковальчука» голоса, но загвоздка в том, что на назначение первого вице-премьера необходимо согласие главы Кабмина» — а Яценюк, дескать, категорически возражает.

В тот же день находящийся на форуме в Давосе депутат от БПП Сергей Лещенко дал понять, что Кононенко опирается не на мнение широкого круга коллег, а на междусобойчик депутатов, связанных с АП.

Лещенко написал в Фейсбуке: «Я не знаю, на какой фракции господин Кононенко обсуждал фамилии Ковальчука, Рябикина и Тодурова на должности в правительстве. Но заявляю как все еще член фракции БПП — эти кандидатуры на БПП не обсуждались. Никаких решений не выносилось. Встречи в узком кругу на Банковой или в спортклубе «5-й элемент» — это еще не заседание фракции.

Более того, сегодня в Давосе я слышал от международных инвесторов очень негативную реакцию как на эти фамилии, так и на способ продвижения кандидатов в министры. «Снова идет старая гвардия», — дословно сказал мой собеседник.

А также все чаще я слышу другое мнение — зачем менять министров, если все равно скоро будут досрочные выборы. Продвижение министров таким образом сделает эти выборы неизбежными».

И вот 24 января Яценюк (его трудно заподозрить в симпатиях к Лещенко, особенно после того как тот целенаправленно разоблачал близкого к премьеру Николая Мартыненко, что привело к уходу последнего из ВР), в воскресной десятиминутке призвал решать кадровые вопросы так, как желают международные инвесторы: «Длительное время коалиция не определяется с рядом министров — как на увольнение, так и на назначение. В очередной раз обращаюсь к парламентской коалиции безотлагательно начать прозрачное и публичное обсуждение возможных кандидатов, и, не теряя времени, назначить на должности компетентных специалистов, которые будут пользоваться доверием и поддержкой коалиции».

На мой взгляд, публичная процедура обсуждения кандидатов только затянет процесс. Похоже, премьер заинтересован не в скорейшем результате, а в длительном процессе. Ведь слухи о ротациях в Кабмине циркулируют уже около года, но за это время никаких перемен так и не случилось.

И тот факт, что нынешние разговоры о кадровых перестановках вытеснили тему отставки Яценюка, похоже, говорит о том, что Порошенко отказался от планов менять премьера. Что, впрочем, не удивительно — глава правительства умеет играть на противоречиях внутри президентской команды.

Так, на заседании Кабмина 20 января Яценюк обвинил российского гражданина и украинского бизнесмена Константина Григоришина в расхищении бюджетных средств, финансировании антиукраинских политических сил и сотрудничестве с ФСБ.

Премьер поручил остановить оплату закупленной по тендерам продукции принадлежащего Григоришину завода «Запорожтрансформатор»: «Пока не будет завершена проверка тендерных условий, и станет известно, почему иностранные компании по удивительному стечению обстоятельств проиграли тендеры». Кроме того, он призвал МИД и Минюст подготовить предложения по расширению санкционного списка для СНБО. В этом контексте премьер отметил: «ряд российских бизнесменов активно общаются с рядом украинских политиков», тогда как таким россиянам должен быть запрещен въезд в Украину. Но поскольку против некоторых из них уже возбуждены уголовные дела, они могут в стране «задержаться». Это также прозрачный и достаточно хамский (хотя, впрочем, в традиционном стиле Яценюка) намек на Григоришина.

Со стороны кажется, будто премьер борется с российским влиянием — тем более что в тот же день Кабмин расширил перечень товаров из РФ, на которые распространяются санкции. Но на деле, маскируя давнюю историю своих отношений с Григоришиным под межгосударственный конфликт, Яценюк не просто позиционирует себя в качестве патриота — он выступает лоббистом западных производителей трансформаторов, надеясь укрепить собственную поддержку в странах, от которых зависит Украина.

А главное — обостряя отношения с украинским олигархом с российским паспортом, Яценюк подыгрывает главе АП Ложкину, у которого также конфликт с этим бизнесменом. Таким образом премьер ослабляет оказываемое на него давление в связи с переменами в Кабмине.

В общем, если игра с откладыванием конституционной реформы имела целью сгладить противоречия в коалиции и благодаря этому провести ротации в Кабмине, то из этого ничего не получилось. «Народный фронт», который в данном вопросе был самым надежным союзником БПП, занял особую позицию.

Конечно, это связано с желанием укрепить руководителя Кабмина. А запущенный из АП слух о возможном назначении главой правительства бывшего премьера и министра иностранных дел Швеции Карла Бильдта как раз может являться ответом на последние ходы Яценюка — дескать, на Арсении Петровиче свет клином не сошелся.

Правда, Карл Бильдт поспешил откреститься от подобных слухов, подчеркнув: «У Украины очень хороший премьер-министр. И менять его нет причин».

Об обострении у титанов

Пока же остается ждать, чем завершится дело с отчетом Кабмина, о котором фракции коалиции договорились 26 января, — он должен состояться на первой пленарной неделе следующей сессии.

Напомню, эта процедура — не просто выпускание пара с парламентской трибуны. Согласно ст. 228 закона «О Регламенте», по итогам обсуждения отчета ВР принимает постановление. И «в случае, если деятельность Кабинета Министров Украины признана неудовлетворительной, Верховная Рада при условии соблюдения требований статьи 87 Конституции Украины может принять резолюцию недоверия Кабинету Министров Украины без дополнительного включения этого вопроса в повестку дня пленарного заседания Верховной Рады».

Т. е. признание работы Кабмина неудовлетворительной не означает автоматической отставки правительства — но несколько упрощает процедуру выражения ему недоверия (хотя для рассмотрения этого вопроса все равно необходимы подписи трети депутатов или инициатива президента).

Вполне возможно, что недоверие правительству повлечет за собой распад действующей коалиции. И вопрос — удастся ли собрать новую. Тем более что досрочные выборы ВР, судя по приведенной выше записи Лещенко в Фейсбуке, на Западе считают все более вероятными.

Понятно, что именно вопрос о составе правительства и возможном пересмотре коалиционного соглашения породил требование Юлии Тимошенко об отставке Арсения Яценюка, а также заявление «Самопомочі» об отзыве аграрного министра Алексея Павленко с призывом сформировать новое правительство. Венцом всего этого стала уже упоминавшаяся договоренность об отчете правительства.

Что любопытно, официально о выходе из коалиции никто не заявил. Происходящее заставило меня вспомнить эпизод из воспоминаний космонавта набора 1962 г. Эдуарда Буйновского (так и не полетевшего в космос) — о том, как их поселили в одном профилактории с уже набранной женской группой:

«Когда мы только пришли в отряд, нас собрал Николай Петрович Каманин и объявил: «Если кто нарушит режим девушек (приблизительно так он сказал), то считайте, что это — государственное преступление со всеми вытекающими последствиями». Так что первое время мы немножко побаивались общаться с женским отрядом — но потом молодость и прекрасное настроение взяли свое. Хотя о грозных словах Николая Петровича мы не забывали».

Вот и лидеры «Батькивщины» и «Самопомочі» явно помнят о «грозных словах» Джозефа Байдена, потребовавшего сохранить коалицию. И, видимо, завидуют Олегу Ляшко, успевшему из нее выскочить.

В целом всю нынешнюю ситуацию в отечественном политикуме замечательно, на мой взгляд, характеризует цитата из повести Ильфа и Петрова «1001 день, или Новая Шахерезада»:

«Известная в деловых кругах Москвы контора по заготовке Когтей и Хвостов переживала смутные дни. В конторе шла борьба титанов: начальник учреждения, товарищ Фанатюк, боролся со своим заместителем, товарищем Сатанюком.

Если бы победил титан Фанатюк, то всем сторонникам Сатанюка грозило бы увольнение. Победа же титана Сатанюка вызвала бы немедленное изгнание из конторы всех последователей Фанатюка. Причины спора были уже давно забыты, но отношения между титанами обострялись все больше, и момент трагической развязки близился.

Служащие бродили по коридорам конторы, задирая друг друга. «Слышали? Фанатюка бросают в Минусинск на литературную работу!» — «Слышали? Бросают! В Усть-Сысольск! На заготовку коровьего кирпича. Но не товарища Фанатюка, а вконец разложившегося Сатанюка». Из раскаленных страстями коридоров несло жаром. Самые невероятные слухи будоражили служащих. Фанатики и сатанатики ликовали и огорчались попеременно».

Об избавлении от всякой мысли

Тем временем, выступая 23 января на собрании Ассоциации городов Украины, Петр Порошенко много говорил о выгодах и преимуществах децентрализации, которая является «ключевым элементом нашей подготовки к будущему членству в ЕС». Особо отмечу такой пассаж: «Децентрализация и конституционные изменения избавляют от всякой мысли о создании законов об «особом статусе» тех или иных городов, областей и территорий».

Немало в данном контексте было сказано и об урегулировании ситуации на Донбассе. В частности, глава государства согласился, что «на первом этапе» контроль над донбасским участком украинско-российской границы будет осуществлять миссия ОБСЕ. Напомню, неделю назад на пресс-конференции Порошенко рассказывал о «тяжелой дискуссии» в Совете ЕС, в ходе которой звучало подобное предложение, однако Украина категорически отказалась.

Президент подчеркнул: альтернативы Минским соглашениям не существует. И, пожалуй, наиболее резко за все время АТО высказался против военного решения проблемы Донбасса. При этом он отметил, сославшись на опыт Абхазии, Нагорного Карабаха, Приднестровья, что любое замораживание конфликта фактически ведет к потере шансов на восстановление территориальной целостности государства.

А еще Порошенко дал понять, что отказ от децентрализации может привести к осложнениям с Западом: «Если мы не будем координировать свои действия с нашими партнерами — имеем большой риск остаться один на один (с Россией. — С. Б.) без поддержки политической, военно-технической, и без санкций».

Именно об этом, судя по всему, шла речь на встрече Порошенко с вице-президентом США Байденом в Давосе, длившейся свыше четырех часов.

Сообщение о встрече, размещенное на сайте Президента Украины 21 января, заканчивается таким высказыванием Петра Порошенко: «Повестка дня была очень широкая. Это была настоящая дружеская беседа стран-партнеров, за что я очень благодарен Соединенным Штатам».

А вот сайт Белого дома обошелся без сантиментов: «Лидеры согласились, что критически важно, чтобы все стороны украинского конфликта реализовывали Минские соглашения. Они также согласились в важности продвижения антикоррупционных действий Украины».

«По поводу Украины президент и канцлер подчеркнули строгую приверженность полному выполнению Минских соглашений всеми сторонами», — это уже цитата из сообщения Белого дома о телефонном разговоре Обамы и Меркель.

Совершенно очевидно, что неоднократно повторяющееся в последнее время упоминание «всех сторон» в аккуратных дипломатических выражениях указывает прежде всего на Украину. И Запад во многом согласен с позицией РФ относительно того, что Минские соглашения должны выполняться именно в том порядке, в котором прописаны (сперва выборы, затем — граница). Ведь характерно, что ни в одном из заявлений западных лидеров не поднимается тема восстановления Украиной контроля над границей.

Похоже, «партнеры» (прежде всего — США) решили умыть руки, устроив Петру Порошенко своеобразный экзамен на способность контролировать политическую ситуацию в стране. И уже по итогам этого испытания решать — стоит ли и дальше иметь с ним дело всерьез.

Впрочем, понятно, что если до 2 февраля конституционные поправки принять не удастся, реформа будет перенесена на весьма и весьма неопределенное время.

Более того — если Конституционный Суд решит вполне очевидный вопрос о том, что такое «следующая очередная сессия», вопреки элементарной логике, это может означать, что в любой удобный для Киева момент он так же легко аннулирует и закон о выборах на Донбассе, и закон о статусе «отдельных районов».

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Почти со всеми почти против всех

Москва хотела бы выйти из донбасского конфликта, а потому ей важно, чтобы у украинской...

Украине предложат стать Бельгией

В США не исключают, что наша страна откажется от ассоциации с ЕС

Порошенко, Ципрас, Трамп — виртуозы обещаний

Каждый политик спекулирует громкими заявлениями, не особо заботясь о том, как он...

Новый поход на власть случится не скоро

Сохранить свои позиции глава МВД может только при консервации нынешней конструкции...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Михаил Маркович (EpsilonDelta)
28 Января 2016, Михаил Маркович (EpsilonDelta)

Если хотите составить себе наглядное представление о движениях в украинском политикуме, бросьте пачку дрожжей в дачный сортир.

- 17 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка