Компьютеру зарплата не нужна

№21(773) 27 мая — 2 июня 2016 г. 26 Мая 2016 4.5

Сколько чиновников необходимо Украине и когда они станут настолько довольны, что перестанут брать взятки

Даже в СССР периода расцвета госаппарата (первая половина 1980-х) трудились меньше чиновников, чем в нынешней Украине // sakhatoday.ru

За годы независимости руководство страны несколько раз анонсировало кардинальное сокращение госаппарата. Тем не менее с 1992-го до начала 2016 г. в результате подобных оптимизаций количество чиновников постоянно увеличивалось, а госслужба распухла с 60 тыс. до примерно 350 тыс. человек. При том, что количество населения сократилось с 52 млн. до 42,5 млн. чел.

Таким образом, Украина на практике даже превзошла законы Паркинсона, которые в частности гласят: общее количество занятых в бюрократии растет на 5—7% в год безотносительно к каким-либо изменениям в объеме требуемой работы (если таковые были вообще). При этом чиновники стремятся множить количество подчиненных, а не соперников.

Национальное бедствие

Директор Центра исследований проблем гражданского общества Виталий Кулик называет раздутые штаты госорганов не иначе как «проблемой государственной безопасности». «Фактически, — говорит эксперт, — огромное количество людей не создают никаких социальных или материальных ценностей, а лишь формируют устойчивую базу для коррупции».

«За счет чего они живут? — продолжает Кулик. — Достаточное количество средств они могут получить только неправомерным путем. Это не позиция госслужащего в европейском понимании. Для украинца должность в госструктуре — это место для кормления. Причем начиная от мелкого коммунального чиновника, заканчивая государственным деятелем высокого ранга».

Член экспертно-консультативного совета при Национальном агентстве Украины по вопросам госслужбы, гендиректор консалтинговой компании RC Kyiv Group LLC Жанна Балабанюк настроена менее скептически.

«Важно четко понимать, что не все чиновники берут взятки, — считает она. — Особенно чисты и честны чиновники уровня специалистов и руководителей отделов. Они выполняют 99% всей работы в государственных органах. И только 1% — взяточники. Кто они? Те, кто принимает решения, в том числе о распределении средств из госбюджета. При этом нужно понимать, что для значительной части крупного украинского бизнеса коррупционные схемы встроены в производственную цепочку. Коррупция взяток — это мздоимство на миллионы долларов, однако узаконенная коррупция, т. е. та, которая вшита в законы и подзаконные акты, приносит мошенникам уже миллиарды. Дерегуляция, прозрачность и открытость — это те процессы, которые уже сегодня уменьшают процент коррупции. И нужно двигаться именно в этом направлении».

Резервы сокращения госаппарата известны и апробированы более успешными, нежели Украина, странами. Назову основные из них: автоматизация и компьютеризация процессов; оптимизация структуры министерств, ведомств, учреждений и организаций; уход государства из некоторых сфер экономики; ликвидация некоторых регулирующих функций правительства.

К примеру, Канада провела реформу госаппарата в 1994—1998 гг. В результате было ликвидировано 73 организации, еще 47 госструктур реструктуризировано либо переведено на коммерческую основу. Чиновничья армия сократилась на 15 тыс. человек. Причем половину уволенных перевели на работу в провинциальные органы власти или альтернативные учреждения по предоставлению услуг. В 1999—2003 гг. Канада рассталась еще с 39 тыс. чиновников.

Но начался процесс реформ с полной формализации отношений между чиновником и гражданином. Госслужащие в обязательном порядке должны были предоставить сведения о своих доходах и имуществе, предыдущих местах работы, получении подарков и услуг и любых других факторах, которые могут способствовать возникновению конфликта интересов. Если опасность такового была явной, чиновнику рекомендовали сделать выбор в пользу чего-то одного.

«Единственный метод реально быстро сократить количество служащих, — считает Виталий Кулик, — повсеместно вводить электронные сервисы, начиная с низовых базовых уровней. Иначе на одно ликвидируемое ведомство создадут десять учреждений, контролирующих этот процесс».

За положительными примерами ходить далеко не нужно. Еще в 1990-е электронное правительство (ЭП) было создано в бывшей советской республике — Эстонии. При очень скромных финансовых вложениях компьютеры госучреждений связали интернетом. Страна не могла себе позволить траты на традиционный бумажный документооборот и на людей его обслуживающих.

Сегодня эстонское ЭП — наиболее успешный из аналогичных проектов в мире. Более 70% всех услуг власти предоставлены в электронном виде, например: регистрация юридических и физических лиц, «единое окно», голосование, доступ к пенсионным, медицинским и образовательным программам.

«У нас существует еще одна проблема, — обращает внимание Кулик. — Вместо сокращения чиновников подразделений министерств начинается ликвидация госслужбы в научно-исследовательских центрах. К примеру, Национальный институт стратегических исследований могут перевести на вольные хлеба. Люди потеряют мотивацию работать в государственных аналитических структурах, которые критически важны и нужны, так как стратегии — главное основание для принятия решений руководителями страны. Если мы останемся без фундаментальных политических исследований, говорить о каком-то целостном реформировании государства будет невозможно. А наши чиновники считают, что они наймут десяток студентов, которые напишут им суперстратегии».

Уравнение с неизвестными

Назвать точное количество чиновников в стране не представляется возможным. В открытых источниках цифры разбегаются от 280 тыс. до 370 тыс. госслужащих. Вдумайтесь, погрешность в 90 тыс. человек — по нынешним украинским меркам население огромного райцентра.

Динамику персонала госорганов не контролирует никто. Ведь перекличку чиновников проводит только Госстат раз в год, по истечении четырех месяцев отчетного периода. Отсюда и арифметические разночтения, в ходе которых за пределами внимания оказываются десятки тысяч госслужащих. Поэтому и ответить на вопрос об оптимальном количестве чиновников достаточно сложно. «В отечественном госаппарате не должно трудиться больше 150 тыс. человек», — считает Виталий Кулик.

Для сравнения: в штате Пенсионного фонда Израиля трудятся всего 11 человек при населении ближневосточного государства 8 522 000 чел. (грубо говоря — один сотрудник ПФ на 774 тыс. граждан). В Украине только в правлении ПФ заседают 15 человек, и помимо персонала центрального аппарата, функционирует еще 525 региональных управлений, где трудятся в общей сложности около 30 тыс. чиновников. Правда, в Израиле максимальное количество услуг компьютеризировано. Что мешает организовать такой же процесс в Украине?

Фактически на 1,4 тыс. украинцев приходится один сотрудник Пенсионного фонда. Количество украинских пенсионеров, по заявлению министра социальной политики Павла Розенко, превысило количество официально трудоустроенных украинцев на 500 тыс. чел. и достигло 13,5 млн. чел.

Получается, на одного сотрудника ПФ приходится лишь 450 пенсионеров. Это означает, что с таким-то коллективом ПФ должен блестяще справляться со своими функциями. К примеру, в учреждениях фонда не должно быть очередей вообще, но ведь это не так.

Всего в Украине количество государственных чиновников составляет около 5,5% трудоспособного населения. В развитых странах этот показатель выше — в среднем 15,5%.

Но нужно учитывать, во-первых, что из отечественной статистики выпали, по разным оценкам, около 3—7 млн. чел. (То ли они трудятся за границей, то ли работают без оформления трудовых отношений, то ли не работают вообще). Во-вторых, в украинских государственных корпорациях и монополиях занято около 15% трудоспособного населения, тогда как на Западе — лишь 4,5%.

В Украине на 10 тыс. населения приходится примерно 84 госслужащих. Опять же в развитых странах (Германия, Испания, Япония и США) этот показатель выше — 100—110 человек. Но это экономически сильные государства с давно сложившимся бюрократическим аппаратом, высокими социальными стандартами и эффективными управленческими традициями.

А вот в странах, которые показали впечатляющие темпы развития в последние десятилетия, чиновничье давление на душу населения значительно ниже. В Китае — 72 госслужащих на 10 тыс. человек, в Индии — 29.

Даже в СССР периода расцвета госаппарата (первая половина 1980-х гг.) трудилось меньше чиновников, чем в нынешней Украине, — 73 госслужащих на 10 тыс. человек.

«Обсуждать процент сокращения госаппарата без понимания необходимости этого шага — непрофессиональный и некорректный подход, — полагает Жанна Балабанюк. — Перед тем как принимать решения о сокращении госаппарата, нужно дать четкие ответы на ряд вопросов. Какой должна быть госслужба ближайшие 3—5 лет; какие услуги должна предоставлять госслужба; как мы будем оценивать результаты работы того или иного госоргана; какие услуги государство не предоставляет, а должно; какие услуги предоставляются, но в них нет потребности; какие задачи будут стоять перед госслужбой; какими будут функции и структура будущих органов госслужбы? И только после этого можно профессионально ответить, сколько чиновников какой квалификации нужно Украине».

Очевидно, масштабные сокращения людей, занимающихся в основном бумажным трудом, повлекут некую социальную напряженность. Так или иначе, государству придется способствовать их трудоустройству.

«Правительство не должно устраивать некую биржу труда, — говорит Виталий Кулик. — Необходимо создать временные специализированные структуры, которые будут работать над перераспределением трудового ресурса. Кто-то уйдет в бизнес (такие запросы есть), кто-то — в коммунальное хозяйство либо коммерческие структуры по оказанию услуг населению».

Кто достоин топ-зарплат

Под давлением международных финансовых доноров 1 мая в Украине наконец-то вступил в силу закон «О государственной службе». Любопытно, что заработать документ должен был еще 1 января этого года, но система сопротивлялась до последнего. Предлагали даже отсрочить применение документа до 1 мая 2017 г.

Прежде всего закон существенно уменьшил количество госслужащих. По крайней мере на бумаге. Так, с 1 мая госслужащими считаются лишь сотрудники секретариата Кабмина, министерств и других органов исполнительной власти (кроме обслуживающего персонала), местных госадминистраций, органов прокуратуры и военного управления, иностранных дипучреждений.

Статуса госслужащего лишаются: президент, его пресс-секретарь, советники, уполномоченные, глава Администрации Президента и его замы, сотрудники секретариатов председателя парламента, помощники-консультанты нардепов и судей, депутаты местных советов, прокуроры, судьи, военнослужащие, правоохранители, секретарь СНБО, члены правительства, заместители министров, служащие Нацбанка, ЦИК и других коллегиальных органов.

В целом эксперты положительно оценивают данный закон. Так, адвокат международной компании «Би.Ай.Эм» Игорь Сидоренко, перечисляя достоинства документа, делает особый акцент на попытке деполитизации государственной службы.

«Документ ограничивает формальное влияние политических партий на чиновников, — подчеркивает адвокат, — запрещает госслужащим высшей категории быть членами политических партий, принимать участие в предвыборной агитации, обязывает госслужащих — кандидатов в депутаты взять отпуск на период выборов. Это позволит чиновникам спокойно работать вне зависимости от партийной принадлежности очередной парламентской коалиции. Кроме того, закон наделяет госслужащих большей самостоятельностью и содержит гарантии такой самостоятельности».

Закон вводит обязательное требование о проведении конкурсов при принятии граждан на работу в госструктуры. Эта обязанность возложена на Комиссию по вопросам высшего корпуса государственной службы. Новый орган сформируют из 12 человек (по два представителя президента, правительства, парламента, Нацагентства госслужбы, Нацагентства по вопросам предотвращения коррупции, Государственной судебной администрации плюс четыре представителя от общественных организаций).

Среди прочего комиссия будет следить, чтобы чиновников не увольняли без причины. Теперь и президент, и премьер должны будут аргументированно доказать комиссии несоответствие того или иного должностного лица занимаемому креслу. Отправить в отставку просто так уже не получится.

Такую заботу о госслужащих объясняют желанием сохранять преемственность проведения реформ. Ведь при смене состава правительства, как правило, увольняют более половины сотрудников центрального аппарата министерств.

В этом контексте важное новшество — введение института государственных секретарей, которые являются руководителями профессиональной службы министерств и назначаются независимо от министра сроком на пять лет. Конкурсы на замещение должностей госсекретарей будут проведены до конца года.

Закон предполагает увеличение зарплат госслужащих за счет как внутренних резервов (отмена специальных пенсий, дополнительных отпусков, снижение надбавок и доплат, сохранение общего фонда заработных плат в случае сокращения сотрудников), так и средств международных организаций и Евросоюза.

До 2018 г. произойдет постепенное повышение самого маленького оклада чиновника от 1,25 до 2 минимальных зарплат в стране. Ставка министра составит 10 минимальных зарплат. Жалование госсекретаря вырастет с 12 тыс. грн. до 20—25 тыс. Впрочем, в правительстве постараются изыскать дополнительные 150 млн. грн. до конца года для увеличения зарплат госсекретарей.

«Заработная плата руководителей госпредприятий должна соотноситься с прибыльностью их компаний, и если деятельность госпредприятий является высокоэффективной, топ-менеджмент должен получать бонусы по результатам работы госпредприятия за год, — считает Жанна Балабанюк. — С руководителями страны немного по-другому — их зарплаты должны соотноситься с уровнем ВВП государства, уменьшением внешнего долга и ростом золотовалютного запаса. Если их вклад растет, увеличивается ВВП, появляются основания для роста их заработных плат. Но когда пенсионер получает около $44 в месяц, а среднее жалование по стране $150, то платить топ-менеджеру $15 тыс. и более в месяц — социально безответственно по отношению к украинцам».

Эксперт напоминает, что во всех странах уровень оплаты в госсекторе ниже на 20—30%, чем в частном. И если человек, сделав успешную карьеру вне государственного сектора, решил идти на службу государству, он должен быть готовым к тому, что на время работы в госслужбе, даже на топ-позициях, он не будет зарабатывать так, как в бизнесе до этого. И этот выбор очевиден.

«У топ-менеджеров государственных корпораций должны быть и топ-зарплаты. Оклад главы правления ПАО «Укргаздобыча» составляет 398 тыс. грн. в месяц (почти $16 тыс.). В Европе руководитель такого уровня получает $20—40 тыс. Так что наши управленцы и так не обижены», — заключает Виталий Кулик.

Бывший председатель Нацагентства по вопросам госслужбы Денис Бродский, который участвовал в разработке закона «О госслужбе», в интервью заявил, что «на реализацию реформы госаппарата необходимо три года, но станет ли она успешной, можно будет сказать уже через три месяца». Вот и посмотрим. Ждать до августа осталось недолго.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка