Коррупционно-антикоррупционный полет из-под купола

№37(787) 16 — 22 сентября 2016 г. 15 Сентября 2016 1 4.9

Кот на выборы — мыши в пляс

Коррупция и борьба с нею у нас настолько тесно сплелись, что неспециалистам далеко не всегда удается распознать, кто из них на самом деле кто. Да и поднаторевшим в подобных вопросах коррупционным специалистам, таким как в НАБУ или в ГПУ, не всякий раз удается прийти к единому мнению на этот счет. Симбиоз как бы. Но иногда ситуация внутри этого симбиоза таинственным образом все-таки проясняется. Пусть и ненадолго.

Тем временем количество скандалов в украинском политикуме пугающе нарастает. Наиболее впечатляющим скандалом можно было бы назвать коррупционно-антикоррупционную ситуацию, закрутившуюся вокруг Сергея Лещенко. Впечатляющим публику не количеством сомнительных по происхождению денег, попавших под объективы кинокамер (видали мы в этом смысле фигурантов и покрупнее). А тем обстоятельством, что как бы неожиданно упала бородой в грязь молодая надежда украинского политикума, выдающийся борец с этой самой коррупцией. Лидер «Демократического альянса» — и прочая, и прочая, и прочая.

Разрушен — или замутнен — кристальный образ идейного борца и бессребреника, политика, которого выпестовали опытные специалисты известного посольства с прицелом на недалекую в общем уже перспективу роста. И вот их многолетний скрупулезный труд пошел, мягко говоря, насмарку. И все из-за чего? Из-за сущего пустяка. Из-за какой-то квартиры, которая и не квартира вовсе, а как бы студия для подружки. Под двести метров. В центре Киева. За 7 миллионов 550 тысяч гривен.

Относительно подружки тоже поднялось в сетях невесть что. Не понимает возмущающийся народ, что молодая антикоррупционная надежда — она ведь прогрессивная во всех отношениях, и потому совсем не отягощена традиционными отношениями (семья, брак и прочие пережитки), а больше озабочена свободой нравов, чтобы безо всяких там предрассудков.

Подружка — тоже образец этих самых свободных отношений, хотя и пребывает в формальном браке. То есть с нашим героем она состоит как бы во внебрачной связи. Ну, состоит и состоит — кому какое дело до этого в нашей свободной стране? Свободные люди в свободных отношениях. И все было бы хорошо, если бы в эти свободные отношения двух свободных (по самоощущению) людей не вмешались большие деньги. Относительно большие. Но все же они породили немалый уже круговорот конфликтов.

Например, такой: квартиру, то бишь студию, можно было бы законно оформить на подружку (хотя бы указать ее в договоре на куплю), но тогда формальный муж автоматически становится совладельцем (собственником части) то ли квартиры, то ли студии. И в случае развода или просто плохого настроения может запросто отсудить у формальной жены (даже бывшей) половину элитной жилплощади в самом что ни на есть центре Киева. Или несколько миллионов компенсации.

Зачем рисковать такими деньгами? Раньше было проще: можно было оформить квартиру на чью-то бабушку, но по причине нависшей над нашими головами угрозы e-декларирования такой вариант тоже отпадает.

И это еще не все проблемы. Уже сегодня формальный муж может претендовать на половину суммы, якобы вложенной подружкой в квартиру, если таковая сумма будет официально каким-то образом подтверждена. Например, указана в декларации или в брачном договоре, который юристы настоятельно советуют Сергею Анатольевичу заключить.

Понимаете, в какой сложный узел эта ситуевина закручивается? Какая трудная у свободных (ну, по внутреннему состоянию) людей жизнь! А как бы вы поступили на месте нашего героя? Только не говорите, что вы бы на его месте никогда не оказались. Просто войдите в его положение. Или в игровую роль. Это вам не покемонов ловить.

К слову сказать, вполне достойный сценарий для новой игры может получиться — покруче «Войны престолов» будет. Он — неутомимый борец с коррупцией. Она — популярный диджей. Семь тонн баксов якобы за сет. Вы не знаете, что такое сет? Но это и неважно. Важно, что она без устали рубит капусту по всем континентам, где публика балдеет от «техно». И важно, что муж тоже диджей. Подружкин муж, чтобы было понятно. Не такой популярный, конечно. Но все и не могут быть одинаково популярными — здесь тоже заложен конфликт.

И все они попадают в жуткие жернова схлестнувшихся между собой ЦРУ и ФСБ, которые, как мы знаем, без стеснения борются друг с дружкой на нашей суверенной как бы территории. Примерно как в «Высоком блондине в желтом ботинке». Или в черном. Дальше — масса вариантов. Борющиеся стороны по очереди сливают нашему герою компромат на своих противников (ну, такая игра), а он талантливо оформляет его (компромат) в стандарты свободной демократической журналистики. Сюжет игры великодушно дарю.

Но, возвращаясь из виртуальности игры в нашу антикоррупционно-коррупционную реальность (в которой тоже виртуальности не меньше, чем реальности), заметим, что все у нашего героя сразу пошло как-то «наперекосяк», как говорил дед Щукарь. Ему бы взять небольшую паузу, просто помолчать некоторое время. Глядишь, его опытные промоутеры и придумали бы, как разрулить ситуацию и вытащить его, лидера новой (прогрессивной, демократической и пр., и пр., и пр.) политической партии — «Дем-альянса», — из этой скандальной ситуации с наименьшими потерями. А лучше бы подождать с конвертированием своего образа борца в свое же растущее на глазах благополучие. Но нет же — ложное чувство долгой (не вчера же все началось) безнаказанности и ложная вера во всемогущество покровителей подвигли его на многословные объяснения, которые, видимо, ему самому казались логичными и даже безупречными.

Но, как всегда бывает с молодыми дутыми авторитетами, сказались нехватка «грамотешки» и неспособность оценить свои слова и действия в юридическом аспекте. Да и осо-знать некоторые существующие в обществе и государстве реальные причинно-следственные связи, обязательные даже для очень свободных (по мироощущению) людей.

Неспособность понять, что его нелепые с точки зрения закона (да и морали) оправдания потянут вслед за ним многих персонажей, постоянно находящихся в фокусе общественного внимания. Им придется или идти подельниками, или документально подтверждать законность способов получения денег, оказавшихся в поле зрения заинтересованных лиц и органов. И уплаты с них 18% подоходного налога. А это, судя по всему, в конечном итоге сыграет не в его пользу.

Всплыли и те персонажи, которые из общественного внимания давно выпали. Так, Мирослава Гонгадзе язвительно (а может, и остроумно, по ее мнению) поинтересовалась у Притулы возможностью получить подобный кредит своим детишкам на молочишко. В данном случае — детишкам на образование. Дескать, люди-то мы с вами не чужие. Тем самым тоже резко подставила своих американских работодателей, поскольку вдруг выяснилось, что ее многолетняя служба не позволила ей накопить денег на учебу детям. Одна надежда остается на кредит.

Но есть в этом скандале и положительный аспект. Информационная волна, всколыхнувшаяся в не очень тихом коррупционно-антикоррупционном омуте от падения туда крупного антикоррупционного тела, смыла с первых полос СМИ их давнюю уже обитательницу — героя Украины и как бы мученицу российского узилища Надежду Савченко. Согласную, заметьте, стать президентом. Причем немедленно. Если страна того потребует. Теперь какие бы голодовки и по какому бы поводу она ни объявляла, вернуться на прежние лидирующие позиции в СМИ ей будет трудно. Хотя чудеса, конечно, тоже случаются.

И, наконец, — любопытная закономерность в новейшей истории украинской власти вырисовывается. Леонид Кучма правил страной два полных срока. Даже больше. Виктор Ющенко отсидел в президентском кресле один полный срок. Виктор Янукович — уже неполный. Следуя этой логике, срок нынешней власти (не только Порошенко) будет еще короче.

Леонид Кучма, собственно, и создал это государство, по-директорски редуцируя, упрощая доставшийся ему фрагмент распавшегося Союза. Его каденцию (на фоне его последователей и «попередника») можно считать вполне успешной.

Виктор Ющенко продолжил редуцирование того, что ему досталось от Леонида Кучмы, исходя уже с доступной ему точки зрения идейного национального бухгалтера. Пусть банкира. И его правление оказалось провальным во всех отношениях и на фоне Леонида Кучмы, и даже на фоне его преемника, Виктора Януковича.

Виктор Янукович продолжил редуцирование государства с позиции успешного заведующего крупным автохозяйством. И его президентская каденция оказалась в итоге не просто провальной — катастрофической, поскольку в силу своего образовательного и культурного уровня он не понимал ни физики, ни метафизики, ни поста президента, ни государства.

Нынешние властители еще более упрощают функции и механизмы управления государством под лозунгом декоммунизации, люстрации и борьбы с коррупцией, в силу доступного им представления о том, каким именно это государство должно быть. И кому именно оно должно служить. Итог же всей этой совокупной деятельности таков, что государство стало неспособно поддерживать само-стоятельно свою внутреннюю жизнедеятельность и нуждается во внешнем управлении и внешнем жизнеобеспечении. Хотя на самом деле проблемы жизнеобеспечения граждан их интересуют в последнюю очередь.

Таким образом, начиная с Леонида Кучмы, время каденции каждого следующего президента по тем или иным причинам сокращалось. Уменьшался и масштаб поставленных задач. Вначале речь шла о встраивании страны в глобальную экономику. Затем — о евроинтеграции. Теперь речь идет только о безвизовом режиме. Продолжится ли эта тенденция и в отношении нынешних властителей? Делайте ваши ставки.

Но появились у нас и примеры как бы положительного свойства в области государственного строительства. Очень порадовал нас момент заключения меморандума между главой украинской полиции в лице ее грузинского гения Хатии Деканоидзе и украинским министром юстиции, в лице украинского (ну есть же у нас и гении местного разлива — не все же из Грузии да Прибалтики) гения юстиции пана Петренко. Теперь мы ожидаем, что меморандумы между всеми остальными министерствами и ведомствами накатят волной на все еще имеющиеся в стране недостатки и безобразия.

Но после того как волна нашей радости немного схлынула, возникли и некоторые неприятные вопросы. Меморандум — это ведь некоторые рамки и некоторые обязательства, исполнять которые берутся подписанты. Например, согласно меморандуму правительства и МВФ для получения транша кредита от МВФ правительство обязуется сбалансировать бюджет путем увеличения тарифов и пр. Но то МВФ (дай им бог здоровья) нас ставит на путь истинный, как они его понимают. Иначе ведь денег не даст. А как жить без денег? Однако это отношения внешние.

А внутри страны отношения между государственными ведомствами всякого рода — они ведь регулируются законами и Конституцией. Или нет? При чем здесь меморандум? Или он понадобился потому, что законы и Конституция у нас не работают? И если не было бы пресловутого меморандума, то и редуцированная полиция и редуцированная юстиция не знали бы, какие обязанности они должны выполнять? И в каких рамках при этом действовать?

И самое последнее. Телефонный опрос, проведенный на одном из украинских каналов для выяснения отношения граждан к теперешней власти в сравнении с их «попередниками» (ну, так в вопросе было) показал не то чтобы очень неожиданные, но все же интересные результаты. Из дозвонившихся 7% считают, что новая власть — такая же, как и «попередники», а более 90% — что нынешние хуже. Можно, конечно, оспорить эти результаты относительно репрезентативности состава участников опроса и корректности заданного вопроса, однако изменить намного это соотношение мнений граждан к власти вряд ли удастся. И как здесь быть?

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Georgii Vorot
19 Сентября 2016, Georgii Vorot

Спасибо за статью!

- 1 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка