Любой вариант хуже

№37(787) 16 — 22 сентября 2016 г. 15 Сентября 2016 4.2

В отношениях Украины и России возникла новая проблема, которая грозит перечеркнуть даже теоретическую возможность саммита «нормандской четверки». Речь идет о голосовании российских граждан, находящихся в нашей стране, на выборах в Госдуму РФ, намеченных на 18 сентября.

Об украинском кляпе для российского избирателя

Утром 10 сентября Святослав Цеголко — пресс-секретарь Петра Порошенко — записал в Фейсбуке: «Президент поручил министру иностранных дел проинформировать Москву о невозможности проведения российских выборов на территории Украины».

В тот же день украинский МИД заявил: проведение выборов в помещениях посольства, а также консульств РФ (в Одессе, Харькове и Львове) возможно «исключительно после отказа российской стороны от проведения выборов на оккупированных территориях Украины (т. е. в Крыму и Севастополе. — С. Б.), а также после исключения из федеральных списков кандидатов в депутаты, выдвинутых российскими политическими партиями, которые включены в региональные группы, охватывающие временно оккупированные Российской Федерацией территории Украины».

Вечером 10 сентября появился краткий комментарий Павла Климкина. Министр не пояснил, как именно Украина собирается контролировать выполнение данного предписания, однако указал, что речь идет о запрете голосовать простым гражданам РФ, а не дипломатам.

Действительно, нет никаких инструментов, которые позволили бы предотвратить голосование персонала дипломатических учреждений РФ. Но ведь точно так же отсутствуют малейшие правовые основания запрещать гражданам какой бы то ни было страны посещать свое посольство или консульство.

Однако сделать так, чтобы они не смогли попасть туда в определенный день, конечно, возможно. Для этого есть три способа — и все неправовые.

Первый: установить возле дипломатических учреждений кордоны полиции и никого не пускать внутрь. Разумеется, это будет абсолютно противоречить Венским конвенциям.

Второй способ: кордоны выставят активисты — в камуфляже и без. А полиция просто не будет вмешиваться, как уже бывало многократно при беспорядках возле российских дипучреждений, например, после вынесения приговора Надежде Савченко. Потенциально этот вариант самый опасный, поскольку от гнева активистов могут пострадать не только здания, но и люди.

Третий способ: посольство и консульства РФ «заминируют» по телефону (или сообщат о подобной угрозе как-нибудь иначе).

Сразу замечу, статус диппредставительства позволяет не пускать внутрь правоохранителей. Дипломаты могут вообще проигнорировать сообщение о минировании — или же попытаться решить проблему своими силами. Так было 26 мая этого года, когда в правоохранительные органы РФ поступил звонок о минировании посольства Украины.

«Интерфакс-Украина» тогда проинформировал со ссылкой на источник в дипломатических кругах: «Российские правоохранители хотели попасть в посольство, но им в доступе было отказано. Внутренний осмотр был проведен силами сотрудников посольства, а российские силовики осмотрели посольство только по периметру».

Так же поступили в Москве и американские дипломаты 14 октября 2014 г. Тогда российские СМИ сообщили: «В связи с особым дипломатическим статусом объекта, столичные оперативники не смогли осмотреть его помещения, эту заботу взяла на себя служба безопасности самого посольства».

Однако летом нынешнего года после звонков о «минировании» консульства РФ в Одессе и посольства Ирака в Украине полицию допускали в здания для поиска взрывчатки.

Т. е., как видим, в каждом отдельном случае окончательное решение принимают сами дипломаты.

Вход в диппредставительства окажется недоступным и тогда, когда бомбу будут искать не в самом здании, а вблизи него (как было, например, в апреле 2010 г. возле посольства США в Украине). Причем в таком случае уже не может быть ссылок на экстерриториальность — гражданам не позволят пройти из соображений безопасности.

О бумеранге — пока что свободно парящем

Как бы то ни было, после упомянутого поручения Петра Порошенко и заявления МИД любой вариант развития событий неизбежно будет рассматриваться как специфические действия украинской власти.

А для Москвы эта ситуация станет еще одним доказательством недоговороспособности украинского президента. Ведь 12 сентября член российской ЦИК Василий Лихачев сообщил, что разговаривал с послом РФ Михаилом Зурабовым за неделю до его отставки: «Он встречался с Петром Порошенко, который обещал, что вопросы безопасности в ходе голосования на Украине будут решены».

Естественно, Москва ультиматум не примет. 12 сентября пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил: «В целом российская сторона не готова воспринимать какие-либо требования. Россия, безусловно, не намерена обсуждать электоральный процесс на своей территории ни с какой страной».

А глава российской ЦИК Элла Памфилова выразила надежду, что Киев изменит позицию относительно организации голосования на территории российских диппредставительств — иначе, дескать, ситуация может ударить бумерангом по Украине, причем самым неожиданным образом.

Куда именно залетит бумеранг, спрогнозировать наверняка я не берусь. Не исключено, что о наметившейся было встрече лидеров «нормандской четверки» придется забыть — да и работа на уровне глав МИД в этом формате может оказаться заблокированной.

Впрочем, если уж Киев готов к обострению отношений с Москвой, существует абсолютно легитимный (и к тому же простой) способ не допустить голосования в Госдуму в российских представительствах. Для этого достаточно объявить о разрыве дипломатических и консульских отношений с РФ.

Формальные основания для этого у Украины появились еще в марте 2014 г. (кстати, Грузия пошла на разрыв сразу после признания Россией Абхазии и Южной Осетии). В марте этого года попытка провести такое решение в ВР захлебнулась на уровне профильного комитета. Во власти неизменно подчеркивали, что разрыв отношений с РФ противоречил бы интересам Украины.

Любопытно, почему же не противоречит национальным интересам Украины блокада голосования граждан РФ? Ведь она явно скажется не только на ситуации на Донбассе, но и, например, на досудебном урегулировании спора Москвы и Киева по оплате 3-миллиардного кредита, взятого при Януковиче (как раз в эти дни достигнута договоренность о встрече министров финансов двух стран в начале октября).

Ничто ведь не мешает нам поступать так, как западные государства, которых мы объявили своими союзниками: они признают Крым украинской территорией, но не мешают голосованию граждан РФ, а в дальнейшем, очевидно, не будут поддерживать отношения по межпарламентской линии с избранными на полуострове российскими депутатами — но не с Госдумой в целом.

Конечно, Крым отобрали у Украины, а не у западных государств. Однако Украина не может одновременно иметь все выгоды как от наличия дипломатических отношений с РФ, так и от их отсутствия. Необходимо выбирать что-то одно — безусловно, руководствуясь своими истинными интересами.

О стриптизе грядущей элиты

Но отечественные политики не раз демонстрировали, что могут действовать против собственных интересов — причем касается это и деятелей нового поколения.

Я имею в виду историю с почти 200-метровой квартирой в центре Киева, которой обзавелся депутат от БПП Сергей Лещенко. Напомню, куплена она была якобы за деньги его подруги, ди-джея Анастасии Топольской, а также за средства, одолженные у учредителя и фактической владелицы «УП» Алены Притулы.

Не буду углубляться в этот скандал, который разразился всего через несколько дней после того как американский журнал «Нью-Йоркер» опубликовал огромную статью о Сергее Лещенко и его коллеге по парламентскому еврооптимизму Мустафе Найеме.

Скажу лишь, что не верю в кристальную честность молодых борцов с коррупцией и олигархией, пропагандистов грузинского опыта, которые своей деятельностью расчищают пространство для западного капитала и внешнего управления Украиной.

Но в данном случае следует обратить внимание на объективные интересы Лещенко. А они, несомненно, заключались в том, чтобы сохранять имидж журналиста-расследователя, борца со злоупотреблениями и старой, и новой власти — а также конвертировать этот имидж в политический статус посолиднее, чем у рядового депутата ВР. Ведь никто не тянул Лещенко за язык, когда на пикете перед Генпрокуратурой 27 августа в разгар противостояния ГПУ и НАБУ он говорил, что не прочь стать президентом (причем, как выяснилось из расспросов интернет-издания «Страна», делал это не в качестве троллинга, а совершенно серьезно).

Да и без такого заявления было ясно, что Лещенко станет объектом пристального внимания тех, кого он разоблачал. Тем не менее я бы не стал называть квартирный скандал спецоперацией против депутата-журналиста.

Спецоперация предполагает копание в давнем прошлом или же выяснение важных фактов, которые не являются публичными, — в отличие, скажем, от записей в реестре недвижимости, куда, само собой, попало приобретенное жилье.

Ясно, что, купив квартиру именно сейчас, Лещенко сам подставился. Разве не мог он понять, чем все обернется? Ведь просчитать свой главный долгосрочный интерес было не трудно. Но наш герой сыграл против собственных интересов — и обнажил уровень той элиты, которая стремится прийти на смену Порошенко и его окружению.

Показательно, что с нескрываемым злорадством по Лещенко прошлись представители большинства политсил — даже такие антагонисты, как Ляшко и Коломойский. А поддержали его лишь те, кого относят к «креатурам госдепа», в частности, Саакашвили — ну и «Самопоміч» с «Батькивщиной», рассчитывающие на благорасположение «вашингтонского обкома», проявили сдержанность во всей этой истории.

О межпартийной разведке боем

Тем временем на Херсонщине случился политический переворот: депутаты облсовета отстранили от должности своего председателя Андрея Путилова.

Отставленный голова обратился с открытым письмом к Петру Порошенко и нардепам от БПП, заявив об угрозе, нависшей над областной вертикалью президентской партии, — и призвал вмешаться в ситуацию.

Т. е. было открыто сказано, что дело не в правовых тонкостях решения депутатов (которые, безусловно, имеют право отозвать избранного ими же председателя), а в политической целесообразности — с точки зрения интересов правящей партии. По сути это шантаж — мол, если не поддержите меня, то и себя слабаками покажете, и контроль над областью потеряете.

Остальные шесть фракций облсовета выступили с ответным заявлением: «Мы не боремся против фракции политической партии «Блок Петра Порошенко». Мы выступаем против одного человека, семья которого узурпировала власть в области, как в свое время семья Януковича узурпировала власть в стране».

Стоит сказать, что Андрей Путилов — сын одного из крупнейших предпринимателей области — побывал и народным депутатом, и губернатором Херсонщины.

Перед Банковой встала дилемма: решительно подавить бунт местных элит (а прибывшая в Херсон группа поддержки Путилова из числа нардепов от БПП угрожала введением в регионе военно-гражданской администрации) — или же искать компромисс. Притом что второй вариант чреват снижением влияния президентской политсилы в области, ведь вся здешняя парторганизация завязана на клане Путиловых, а новых желающих становиться под ее знамена находить все сложнее.

Судя по всему, «Батькивщина», «Народный фронт», «Оппозиционный блок», Радикальная партия, «Самопоміч» и УКРОП (эти силы, помимо БПП, составляют Херсонский облсовет) провели разведку боем, направленную против президентской партии, — с перспективой расширения опыта на всю страну.

И, похоже, старались не зря: утром 14 сентября Андрей Путилов заявил: «Для недопущения дальнейшей дестабилизации ситуации в граничащей с оккупированным Крымом области, я принял решение о досрочном прекращении полномочий председателя Херсонского областного совета».

Раздор во властной команде продемонстрировала и ситуация с телеканалом «Интер». Напряженность вокруг него ослабла: возможно, стороны конфликта — руководство канала и те, кто стоит за уличными активистами — о чем-то договорились. Хотя более вероятно, что западные партнеры по дипломатическим каналам дали понять, что не намерены закрывать глаза на столь вопиющее покушение на свободу журналистской деятельности.

Безусловно, на такие сигналы нужно было реагировать. Прозвучавшее 13 сентября заявление Юрия Луценко о возбуждении уголовного дела против Арсена Авакова (независимо от формальных причин) можно рассматривать именно в данном контексте: вспомним, глава МВД громче всех нападал на телеканал. Можно предположить, что таким образом президентская команда отмежевалась от уличных погромщиков.

О плане с вытекающими подозрениями

Уже когда номер выйдет из печати, станет ясно, чем завершилось двухдневное пребывание в Киеве министров иностранных дел Франции и Германии — Жана-Марка Эйро и Франка-Вальтера Штайнмайера (вместе с ними нашу страну посетили главы МИД: Великобритании — Борис Джонсон, Польши — Витольд Ващиковский и Дании — Кристиан Йенсен). Однако пока трудно представить, что этот визит окажется более успешным, чем их безрезультатная поездка в Украину в феврале этого года.

Тем временем Павел Климкин заявил: «Чтобы выйти на встречу глав государств «нормандской четверки», нам необходимо увидеть хоть какие-то шаги России, демонстрирующие ее готовность продвигаться вперед: прекратить огонь, отвести свои силы и предоставить доступ ОБСЕ».

На первый взгляд, эти высказывания свидетельствуют об ужесточении позиции, ведь прежде Киев неоднократно давал понять, что готов разговаривать с Москвой без каких-либо предварительных условий. Но, думаю, подобная демонстрация твердости — всего лишь стремление сохранить политическое лицо внутри Украины.

Тем более что отказ Москвы от прямых переговоров после инцидента с «крымскими диверсантами» — не более чем способ давления, причем даже не столько на Киев, сколько на Берлин и Париж. Дескать, вам не нужен провал переговоров — значит, работайте с Украиной, а создавать видимость процесса Россия не будет.

Есть все основания полагать, что некие общие подходы к разрешению конфликта на Донбассе были согласованы на встречах Путина с Меркель и Олландом на саммите G20 в Ханчжоу — и теперь Запад должен убедить Украину их принять. Этим, вероятно, и обусловлен столь представительный характер делегации европейских министров. И, похоже, эти подходы будут учитывать определенные пожелания Киева.

4 сентября Франк-Вальтер Штайнмайер заявил о том, что в течение нескольких недель будет готов проект документа, который позволит установить новые правила перемирия на Донбассе. И в связи с этим в скором времени состоится встреча глав МИД «нормандской четверки».

Судя по всему, об этом же изданию «Апостроф» рассказал источник, приближенный к руководству специальной мониторинговой миссии ОБСЕ. По его словам, будет предложен следующий вариант разрешения накопившихся противоречий:

«В качестве компромиссного решения российские и германские дипломаты рассматривают развертывание в зоне конфликта полицейской миссии ОБСЕ двух типов. Планируется, что к концу 2016 года первый тип миссии будет сформирован из представителей стран СНГ и лояльных участников ЕС при посредничестве РФ. Условно говоря, «пророссийская миссия» будет развернута на оккупированных территориях и станет отвечать за верификацию режима перемирия и мониторинг неконтролируемой границы. А вторая миссия, прогерманская, будет размещена по линии соприкосновения между Украиной и самопровозглашенными «республиками»...

Киеву будет сложно отказаться от такого плана, потому что у Порошенко сами настаивали на развертывании международной полицейской миссии. В противном случае Украину могут заподозрить в нежелании мирно урегулировать конфликт на Донбассе».

Действительно, формально этот план вроде бы соответствует пожеланиям Киева. Однако его реализация — т. е. решение вопросов, связанных с безопасностью, — отнюдь не гарантирует переход к политическим пунктам Минских соглашений.

Неделю назад я писал о том, что Павел Климкин впервые открыто объяснил, почему Украину в принципе не устраивает «автономизация» Донбасса. 11 сентября об этом же заявил участник контактной группы Леонид Кучма: РФ стремится любой ценой провести выборы и «скинуть» Украине территорию Донбасса, хотя «там сейчас разрушена вся социальная структура. Там экологических проблем на всю Европу хватит... В таком состоянии получить регион, на который нужны миллиарды долларов, — это так уничтожить Украину».

Снова приходится констатировать, что все идет к замораживанию конфликта. И, похоже, это устраивает уже и Москву, где могли прийти к выводу, что вариант «троянского коня» (по выражению Климкина) — региона, который будет способствовать повороту всей Украины к более прагматичным отношениям с РФ, — в нынешних условиях нереализуем.

Впрочем, официальная позиция Кремля пока принципиальных изменений не претерпела. 13 сентября глава МИД РФ Сергей Лавров заявил, что сдвинуть процесс реализации Минских соглашений с мертвой точки возможно в том случае, если Киев вместе с Донецком и Луганском «пройдут свою часть пути».

«Линия Киева на то, чтобы сначала обеспечить режим полной тишины как минимум в течение месяца, а затем начать обсуждать политические аспекты Минских договоренностей — это линия на бесконечное затягивание процесса», — подчеркнул российский министр.

В этом контексте, отметил Лавров, российская сторона предлагает разработать «дорожную карту», в рамках которой укрепление режима безопасности на Донбассе шаг за шагом сопровождалось бы политическими реформами в Украине.

Судя по всему, речь идет о том, чтобы выполнение политических пунктов Минских договоренностей не переносить «на после» реализации «плана Штайнмайера», о котором говорилось выше, а синхронизировать эти процессы. Но, весьма вероятно, что это не более чем исходная переговорная позиция Москвы, стремящейся в очередной раз подчеркнуть, что именно она является наиболее последовательным сторонником духа и буквы Минских соглашений.

Не добавляет оптимизма и последний разговор Петра Порошенко с Ангелой Меркель 9 сентября — точнее, его интерпретации пресс-службами лидеров Украины и ФРГ.

Ключевые моменты украинской версии таковы: «Собеседники обсудили ситуацию с безопасностью на Донбассе. Президент Украины выразил обеспокоенность в связи с провокациями со стороны российских боевиков, в т. ч. применением тяжелого вооружения, несмотря на объявление режима прекращения огня с 1 сентября. Стороны договорились активизировать дипломатические усилия в рамках трехсторонней контактной группы и «нормандского формата» с целью выполнения Минских договоренностей в части вопросов безопасности».

А вот что сообщает официальный Берлин: «Темой разговора являлись положение на востоке Украины и дальнейшая имплементация Минских соглашений. Президент Порошенко и федеральный канцлер были едины в своей поддержке последней инициативы укрепления режима прекращения огня в связи с началом учебного года. Они считают, что это состояние должно перерасти в продолжительное перемирие. Кроме того, были согласованы ближайшие шаги в реализации Минского комплекса мер, как по политическим вопросам, так и в сфере безопасности».

Как видим, главное различие в том, что пресс-служба Порошенко вообще не упоминает о политических вопросах — хотя, судя по немецкому релизу, можно было бы и похвастаться тем, что удалось согласовать шаги в этом направлении.

Вполне очевидно: нежелание упоминать политические вопросы среди тем разговора красноречиво свидетельствует о том, что Киев вовсе не стремится решать их по существу.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка