На плацдарме победил централизм

№11v(739) 27 марта — 2 апреля 2015 г. 27 Марта 2015 4.8

Противостояние Президента Украины и председателя Днепропетровской ОГА закончилось предсказуемо. Не может один олигарх в одиночку противостоять и власти, и всем остальным богатейшим людям страны — да еще и без поддержки Запада.

Не будет преувеличением сказать, что Игорь Коломойский настроил против себя такую же широкую коалицию, как в свое время «семья» Януковича.

Януковича не спасла власть — Коломойскому не помогли добровольческие батальоны. Вообще, слухи о мощи его «частной армии» были сильно преувеличены. Ведь все знаменитые боевые подразделения — это части либо ВСУ, либо МВД и Нацгвардии. Влияние олигарха на некоторые из них обусловлено той поддержкой, которую он им оказал при создании (и, вероятно, продолжает оказывать). Но этого все же недостаточно, чтобы войска решились нарушить армейскую субординацию.

К тому же ИВК — лицо социально чуждое и командирам, и рядовым. Да и не было никакой внятной «коломойской» идеи, ради которой стоило поднимать бунт с сомнительным исходом.

Единственное воинское формирование, не включенное в силовые структуры — Добровольческий украинский корпус (ДУК) «Правого сектора». Поддержка Коломойским этого формирования весьма вероятна, если вспомнить, какую подмогу оказали Дмитрию Ярошу на выборах на Днепропетровщине. Однако говорить о какой-то реальной силе — даже судя по фронтовым сводкам — в случае с ДУК не приходится.

Поэтому реальной «армией» Коломойского являются только частные охранные компании, подчиненные «Привату» (не исключено, что в них подрабатывают военные, в т. ч. из добровольческих батальонов). Причем они располагают боевым оружием, и даже легкой бронетехникой, хотя закон запрещает охранным фирмам иметь даже охотничье оружие.

Этого достаточно, чтобы заблокировать здание госкомпании. Но ни одна охранная фирма, ни один — даже вооруженный до зубов — батальон не сможет помешать блокированию счетов олигарха на Западе. А именно о такой перспективе говорил в последние дни один из главных публичных борцов с Коломойским — бывший журналист «УП» Сергей Лещенко, конвертировавший многолетнюю поддержку майданов и «европейского выбора» в депутатский мандат от Блока Порошенко.

О том, что касается всех — и персонально — и других

Вполне очевидно, что конфликт был предопределен самим Коломойским. Установление им абсолютного контроля над Днепропетровщиной, демонстрация своей независимости и, наконец, очевидные попытки учинить передел собственности в масштабах всей Украины — все это не могло не вызвать противодействия со стороны центральной власти.

Конечно, вряд ли даже в перспективе Игорь Валерьевич помышлял о смещении главы государства. Не было никаких признаков подготовки им номинального преемника Петра Порошенко — такого себе зиц-президента при всемогущем олигархе. Судя по всему, он стремился добиться от центра полного невмешательства в свои дела — по средневековой схеме «сильный феодал при слабом короле». Естественно, «король» и его ближайшее окружение смириться с этим не могли.

Тем не менее первая реакция власти на демарш, который в ночь на 20 марта Коломойский устроил со своими людьми в здании «Укртранснафты», оказалась весьма невнятной. Уже наутро своим указом президент объявил выговор председателю Днепропетровской ОГА «за нарушение правил профессиональной этики, поступок, который порочит его как государственного служащего». Но осталось непонятным, какой именно поступок имелся в виду: вмешательство в деятельность госкомпании, к которой руководитель ОГА формально не имеет абсолютно никакого отношения (с точки зрения закона он и официально принадлежащие ему активы должен передать в доверительное управление) — или же хамское обращение с журналистом Радио «Свобода».

Комментируя ситуацию вокруг «Укртранснафты», Коломойский сообщил «УП»: «Мы договорились с президентом и премьером... Общая позиция — привлечь к этому процессу компании большой четверки (британские PricewaterhouseCoopers и Ernst & Young, американская Deloitte Touche Tohmatsu и голландская KPMG — С. Б.). И пусть они проверяют. А потом по окончании проверки делают выводы. И если нарушений не будет выявлено, то я считаю, Лазорко нужно наградить. Потому что он сохранил эту нефть».

Иными словами, олигарх согласился с уходом своего человека из «Укртранснафты» — при условии объективной проверки его деятельности. А ведь не имеющий специальных знаний, новый и. о. председателя правления компании, в прошлом глава Луганской СБУ, Юрий Мирошник как раз и назначался сугубо для проверки, после чего его планировали заменить на отраслевого специалиста (ведь назначался он даже не как и. о., а как временно исполняющий обязанности).

Пикантность ситуации в том, что претензии к руководству «Укртранснафты» связаны с самой скандальной операцией группы «Приват» в постмайданный период — покупкой находившейся в трубопроводах технологической нефти.

Как бы там ни было, Арсен Аваков в своем Твиттере написал: «Конфликт менеджеров, депутатов исчерпан и перенесен в плоскость юридических решений».

Действительно, казалось, конфликт исчерпан — или, по крайней мере, локализован. Но 22 марта Коломойский пошел на обострение: его «молодцы», выведенные из «Укртранснафты» и подкрепленные несколькими единицами бронетехники, взяли под охрану уже здание «Укрнафты». Где заварили решетками все окна и входы — причем олигарх лично присутствовал при этих «фортификационных работах».

В этот же день он дал интервью собственному телеканалу «1+1», заявив, что центральная власть должна срочно провести децентрализацию и оставлять в регионах 90% налогов. Одновременно он признал реальной властью руководителей самопровозглашенных донбасских республик: «Путин обещал повлиять на них, но это не значит, что он ими руководит. И мы не можем быть уверенными, что если Путин будет влиять, они будут выполнять с точностью военного приказа все, что он говорит».

И уже на следующий день Петр Порошенко на встрече с командирами бригад и батальонов ВСУ заявил: «Территориальная оборона будет подчинена четкой военной вертикали Вооруженных сил. И не будет у нас губернаторов никаких, «своих карманных вооруженных сил». Закончилось это!». «Эти слова аудитория поддержала особыми аплодисментами» — отмечает официальный сайт президента.

А глава СБУ Валентин Наливайченко сообщил на брифинге: «В ближайшее время — есть уже четкие указания и президента, и, я так понимаю, генеральный прокурор будет контролировать — каждый человек, причастный к нахождению в «Укрнафте», должен быть разоружен».

Более того, Наливайченко обвинил должностных лиц Днепропетровской ОГА в поддержке вооруженной преступной группировки, а также в угрозах — «чтобы остановить следствие и задержание убийцы».

Ну и Арсен Аваков, как водится, через Фейсбук, дал свой комментарий: «На улицах городов не будут бродить личные охранные группы бизнесменов и политиков — с огнестрельным оружием. Это касается всех... И — персонально — Коломойского, Пинчука, Ахметова, Еремеева, Суркиса, Григоришина и других... Хотите иметь охрану вашего бизнеса с огнестрельным оружием? Жестко по закону привлекайте милицейскую Государственную службу охраны. Иное — будет пресечено».

Ответом Коломойского стала пресс-конференция четырех народных депутатов в Днепропетровской ОГА. Они отвергли обвинения Наливайченко и сообщили о созыве народного вече в Днепропетровске — «за национальное единство, против перерождения всего демократического режима на режим авторитарный и тоталитарный, против реванша и попыток расколоть Украину, выполнив тайный протокол Минских договоренностей (по которому якобы предполагались роспуск «Правого сектора» и отстранение Коломойского — С.Б.)» (www.unian.net).

Правда, позднее «вече» перенесли на субботу, и теперь оно анонсируется без радикальных формулировок — просто как митинг за единство страны с прощальным отчетом команды Коломойского.

О тщательно замаскированном компромиссе

Теперь главный вопрос — что же означает решение об отставке Коломойского? Прекращение противостояния на условиях некоего компромисса (который, конечно, в целом в пользу власти, но позволяет олигарху сохранить и лицо, и собственность, и влияние)? Или просто завершение одного из этапов этого противостояния?

Запись в Фейсбуке бывшего замгубернатора, ныне народного депутата Бориса Филатова намекает на первый вариант, или, по крайней мере, на готовность к нему Коломойского. «1. Председатель ДнепрОГА подал прошение об отставке, Президент удовлетворил. 2. Увольнение прошло максимально корректно. 3. Все дела будут переданы Валентину Резниченко в максимально комфортном режиме.... Давайте перестанем пить валерьянку и покажем всему миру, что мы можем быть цивилизованными людьми, для которых наша страна выше амбиций».

Однако есть серьезная вероятность, что события будут развиваться по другому сценарию. Ведь о полном компромиссе могло бы свидетельствовать назначение главой Днепропетровской ОГА фигуры, близкой и президенту, и Коломойскому. Но Валентин Резниченко, до недавнего времени возглавлявший Запорожскую область, на 100% человек Порошенко, выходец из структур главы АП Бориса Ложкина.

А главное — тактика борьбы с Коломойским показывала, что власть зачастую маскировала свои действия, пытаясь усыпить бдительность олигарха.

Так, в опубликованном 20 февраля интервью журналу «Фокус» министр энергетики и угольной промышленности Владимир Демчишин (человек Порошенко, у которого открытый конфликт с Арсением Яценюком) высказался за взаимовыгодную сделку с «Приватом» по созданию вертикально интегрированной нефтяной компании: «В перспективе государство с «Приватом» должны сформировать одну большую группу... Кроме «Укрнафты», Кременчугского НПЗ, туда могли бы войти другие активы: «Укртранснафта», перевалочные мощности в Херсоне или Одессе, может, даже сеть заправок».

При этом министр весьма лестно высказался о позиции акционеров «Привата» в «Укрнафте». По его мнению, нынешние споры с ними связаны с уверенностью частных инвесторов в том, что они управляют компанией лучше государства — «и, глядя на то, как государство управляет своими активами, у них действительно есть основания так считать. Их можно понять».

Реакцию же противников Коломойского на это заявление отменно характеризует заголовок, которым предварило информацию об интервью министра «Украинская правда»: «Демчишин готовится «слить» Коломойскому «Укртранснафту» и перевалки».

Однако 14 марта появляется информация о том, что Демчишин анонсировал главе правления «Укртранснафты» Александру Лазорко намерение уволить его с должности, которую тот занимал с 2009 г. Т. е. пережил и последний год власти Ющенко—Тимошенко, и правление Януковича — и все это время оставался гарантом интересов «Привата».

Понятно, что такая инициатива спровоцировала скандал со стороны фактических лидеров компании. Якобы министру звонили по этому поводу и Коломойский из Женевы, и глава Одесской ОГА Игорь Палица.

16 марта Лазорко вызвали для объяснений в НАК «Нафтогаз» — и якобы были вполне удовлетворены его аргументами. Впрочем, усыплять бдительность Коломойского, очевидно, стали раньше. Разве Демчишин в феврале не знал об инкриминируемых Лазорко нарушениях, слух о которых возник уже давно? Тем не менее его тогдашнее интервью легко можно было трактовать как согласие с нынешним фактически участием «Привата» в управлении пока что на 100% государственной компанией.

О телефоне как двигателе реформ

И вот после всего этого, 19 марта, наблюдательный совет «Укртранс-нафты» принимает решение временно отстранить Лазорко от должности.

А в тот же день ВР приняла Закон «О внесении изменений в Закон Украины «Об акционерных обществах» (относительно выплаты дивидендов акционерным обществом)». Проект был зарегистрирован еще 2 марта. Автором его значится противник Владимира Демчишина премьер Арсений Яценюк, а текст проекта на парламентском сайте сопровождается подписью близкого к главе Кабмина министра юстиции Павла Петренко.

Вопреки расхожему мнению, этот закон не сводится лишь к немедленному снижению до 50% + 1 голос кворума собрания акционеров в АО, где государство представлено опосредованно. Он пошел заметно дальше тех предложений, которые звучали в конце прошлой сессии, когда стало ясно, что принятые тогда изменения к законодательству не касаются «Укрнафты» — ибо в ней государство представлено не прямо, а в лице госкомпании «Нафтогаз».

Нынешний закон также предполагает, что собрание акционеров может установить более сжатый срок выплаты дивидендов, чем стандартно установленный законом, т. е. шесть месяцев. Значит, государство рассчитывает как можно скорее пополнить бюджет на 2 млрд. грн., которые якобы должна выплатить в качестве дивидендов «Укрнафта».

Но главное этот акт касается не только выплаты дивидендов — он содержит пункт, который дает государству право управлять компанией вопреки «Привату». Ведь в соответствии с уставными правилами «Укрнафты», принятыми собранием акционеров в 2010 г., право предложения кандидатуры председателя правления компании относится к исключительной компетенции миноритарных акционеров.

Т. е. именно при Януковиче, чей режим клянет Коломойский, представители офшорных фирм, через которые «Привату» принадлежит 43% акций «Укрнафты», получили такие исключительные полномочия. Это делало «Приват» единственным реальным кандидатом на приватизацию компании (а она в планах правительства). Ведь любой бизнесмен, выкупивший у государства 50% + 1 акций, все равно не смог бы установить над ней менеджерский контроль.

Эта норма устава противоречила ст. 38 Закона «Об акционерных обществах», которая предполагала, что любой акционер может предлагать кандидатов в руководство. И вот инициированный Яценюком закон дополнил эту статью абзацем о том, что соответствующие права акционеров не могут быть изменены уставом компании. Значит, государство сможет поставить туда своего менеджера.

Утешительной пилюлей для Коломойского стало лишь то, что данная норма начинает действовать не немедленно, а через два месяца, после публикации закона.

Очевидно, громкое выступление Коломойского на контрольной комиссии по приватизации 3 марта связано и с регистрацией этого законопроекта. Резонансным, впрочем, стал и сам факт публичного появления олигарха-губернатора в столице. Однако, выступив тогда в роли борца за социальную справедливость, он не проявил последовательности. Ведь одно дело — призывать к абстрактной реприватизации, даже выражая готовность поделиться неправедно нажитыми активами. И совершенно другое — пожертвовать уже сейчас чем-то конкретным.

Логика новой роли требовала от Коломойского инициировать собрание акционеров «Укрнафты» и объявить о намерении как можно скорее выплатить дивиденды в бюджет, чтобы снять все спекуляции на эту тему. Так он сыграл бы на опережение и укрепил свой плацдарм социального олигарха, а обвинения в адрес неправедного обогащения других фигурантов списка «Форбса» приобрели бы искренность. Но пойти на такую жертву Коломойский не смог — и в итоге компании все равно придется платить дивиденды, только уже без всякого личного пиара.

Еще неясно сколь масштабным окажется поражение Коломойского, но стало совершенно понятно, как реально управляется Украина. Ведь для принятия закона, о котором идет речь, по утверждению Сергея Лещенко, президенту или премьеру звонили из Вашингтона. Ну а посол Джеффри Пайетт, как известно, в ту же ночь говорил с Коломойским по поводу «Укртранснафты».

Возможно, чтобы побудить олигарха уступить без сопротивления, также потребовался звонок из-за океана. Примечательно, что все тот же Лещенко в интервью «Громадському ТВ» сказал, мол, так и надо проводить реформы, ибо у власти для них нет политической воли.

О старых схемах на благодатной почве

На фоне всей этой истории в информационной тени оказался скандал с заявлением отстраненного от должности председателя Госфининспекции Николая Гордиенко на брифинге в ВР. Он заявил, что премьер «возглавил коррупционные схемы Януковича—Азарова».

По словам Николая Гордиенко, в ходе проверки приватизации «Укртелекома» был установлен ряд злоупотреблений, однако это дело начали тормозить Арсений Яценюк и экс-глава Минфина Александр Шлапак. А отстранили его от должности при проверке Госфининспекцией «Энергоатома» — якобы с целью скрытия фактов коррупции (связанных с одним из соратников премьера, членом фракции «Народного фронта» Николаем Мартыненко).

Необходимо иметь в виду, что и Николай Гордиенко, и ранее отстраненные Яценюком руководители Государственной фискальной службы зашли в правительство по квоте Блока Петра Порошенко.

А тут еще «Народный фронт» потребовал отставки Владимира Демчишина. Нардеп Андрей Левус заявил, что министр энергетики и угольной промышленности работает над развалом энергетического сектора страны, при этом «сохраняет все криминальные схемы, заложенные еще Ставицким». И кроме того, «легализировал, фактически, оккупацию Крыма соответствующими контрактами, которые сейчас разбирает Генпрокуратура».

Так что интрига по линии «президент—премьер» продолжает развиваться.

И напоследок. Объективно победа власти над Коломойским является победой централизма над реальной децентрализацией и идеей федерализации. Не случайно именно этот олигарх и его окружение при традиционно непримиримой антикремлевской риторике декларировали необходимость взаимопонимания с сепаратистами. Этой идеей не размахивали, однако она озвучивалась задолго до упомянутого интервью «1+1».

И это логично. Ведь широкая автономизация Донбасса в составе Украины была выгодна команде Коломойского как прецедент децентрализации. В то же время, судя по выступлениям Порошенко, он был куда больше расположен к компромиссу с Россией, чем с сепаратистами. И лишь когда первое оказалось невозможным без второго, президент стал съезжать к антироссийской риторике.

Можно сколько угодно называть децентрализацию «по Коломойскому» феодализацией. Но как независимость Украины стала возможной лишь когда эту идею подняла на щит компартийная верхушка, так и реальная децентрализация оформится только благодаря коломойским — на нынешнем зачищенном политическом поле нет иных реальных субъектов для этого процесса.

А Киеву децентрализация вовсе ни к чему, поскольку ни одна власть не хочет расставаться с полномочиями. Тем более не нужна она американцам и европейцам, ибо для них Украина — геополитический плацдарм. А плацдарм должен быть монолитным.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Почти со всеми почти против всех

Москва хотела бы выйти из донбасского конфликта, а потому ей важно, чтобы у украинской...

Украине предложат стать Бельгией

В США не исключают, что наша страна откажется от ассоциации с ЕС

Порошенко, Ципрас, Трамп — виртуозы обещаний

Каждый политик спекулирует громкими заявлениями, не особо заботясь о том, как он...

Новый поход на власть случится не скоро

Сохранить свои позиции глава МВД может только при консервации нынешней конструкции...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка