Не популисты мы, не скептики

№31(781) 5 — 11 августа 2016 г. 04 Августа 2016 4.9

Оптимистично запускаем механизм роста

, Игорь КОНДЕНКО

Экономика в современном смысле без наличия платежеспособного спроса совершенно невозможна. Хоть по Адаму Смиту, хоть по Карлу Марксу, хоть по Джону Мейнарду Кейнсу. Это ведь азы политэкономии, которую в современных вузах, видимо, не изучают.

Мы с благожелательным нетерпением ждем все новых оптимистических сигналов от премьер-министра Гройсмана. И они (сигналы эти) к нам таки регулярно поступают. На этот раз сигналы поступили через Фейсбук. Ну, современный премьер владеет и современными средствами коммуникаций с народом. Это плюс.

Гройсман: «Вопреки пессимизму скептиков и популистов украинская экономика в последние месяцы упорно демонстрирует признаки оздоровления... Для правительства сейчас самое сложное время. Раскрутить маховик всегда сложно. Но если нам удастся удержать эти положительные тенденции, которые уже появляются, и запустить маховик экономического роста, то дальше Украина начнет набирать обороты и вытягивать себя из кризиса».

Нет, мы не пессимисты, мы не скептики и не популисты. Упаси господи. За кого вы нас держите! Мы совсем даже наоборот — готовы поверить каждому слову премьера о наблюдаемых им положительных тенденциях, которые-де демонстрирует украинская экономика в последние месяцы. Т. е. за то самое время, когда она (экономика) оказалась под мудрым руководством молодого премьера.

Вот уже и его сто дней в Кабмине отметили, помнится, яркими размышлениями Владимира Борисовича о видимом начале конца кризиса. И не менее яркими утверждениями, что через десять лет мы будем жить в Евросоюзе. Не будем отвлекаться ни на Ходжу Насреддина с его ослом, ни на Козьму Пруткова с его началом конца, которым заканчивается начало. Это слишком глубоко. И из другой реальности. Хотя...

Мы готовы поверить премьеру на слово, поскольку сами этих тенденций заметить не в состоянии. Глаз, видимо, не на то заточен, экономических знаний недостаточно, образованности опять-таки не хватает, культурный уровень невысокий и пр. Почему бы тогда нам действительно не поверить премьеру на слово? Может, он знает то, чего не знаем мы?

Если славному барону Мюнхгаузену, например, путем простого усилия воли удалось (мы знаем это достоверно) вытащить себя из болота за волосы (причем вместе с лошадью, на которой он сидел), то почему бы молодому премьеру не вытянуть себя из кризиса (причем вместе со страной), запустив всего лишь «маховик экономического роста». По известной лишь ему одному схеме.

Это даже легче — лошадь тянуть за собой не надо. А в помощниках у премьера еще и могучий аппарат Кабмина. Так что верим: запустят они маховик и вытянут нас из кризиса, раз уж тут положительные тенденции налицо. Ну, не то чтобы совсем налицо, но премьер же их (тенденции) точно видит. И с нами (не скептиками, не популистами и не пессимистами) делится своими оптимистическими наблюдениями в Фейсбуке. Ну а где ему еще с нами делиться? Там сейчас все собрались. И пессимисты с популистами, к сожалению, тоже.

Те, конечно же, сразу станут искать, к чему бы придраться. Но мы не такие. Мы придираться не будем — будем бодро заряжаться премьерским оптимизмом.

Еще один аргумент в пользу премьерского оптимизма — не нужно будет ждать, пока Запад решит за нас все внутренние и внешние проблемы (все равно не дождемся), а нужно как-то пытаться решать их самим. Тем более что это оказалось совсем даже просто: запустим маховик — и с оптимизмом будем ожидать «вытягивания себя из кризиса». А тенденции-то — они уже есть.

К тому же если в трудное (по определению самого премьера) время ему удалось в бедной во всех отношениях стране запустить маховик как бы рыночных европейских тарифов, то почему бы ему не запустить вслед за этим и маховик украинской экономики, а соответственно — маховик европейских зарплат?

Правда, некоторые скептики, пессимисты и популисты (не мы, не мы) все же считают, что следовало бы нам идти от европейской экономики к европейским тарифам, а не наоборот. Но что с них, пессимистов, взять: не то, опять-таки, образование и не тот культурный уровень. И кругозор не тот. И мировоззрение не то. А премьеру — попутного ветра и семь футов под килем. Чего там еще в подобных случаях желают оптимисты оптимистам?

Но все же для контраста приведем логику рассуждений одного из таких неисправимых пессимистов, коим оказался в это нелегкое время небезызвестный экс-министр экономики Виктор Иванович Суслов, давший РИА «Новости Украина» обширное интервью именно относительно тенденций в украинской экономике. Оптимизмом — в отличие от премьера — он нас зарядить не сможет. Да, видимо, и не ставит перед собой такой благородной задачи, но какая-то логика в его рассуждениях тоже присутствует.

Суслов: «Главная тенденция этого года — углубление шоковой терапии и, конечно, углубление последствий шока. Правительство активизировало поиски денег в карманах граждан, в том числе и малообеспеченных. С 1 июля вдвое повышены тарифы на горячую воду, отопление. В сентябре планируется значительное повышение тарифов на электроэнергию».

По мнению экс-министра, усиливается кризис бюджета и вероятны парламентский кризис и досрочные выборы в Верховную Раду.

Что касается активизации поиска денег в карманах украинских граждан — это лишь подтверждает непобедимый оптимизм нашего правительства, поскольку оно все-таки твердо рассчитывает там что-то найти. Ну и мы будем держать за них (за граждан) кулаки, чтобы у них там что-то все же нашлось. И чтобы хоть что-то там еще осталось.

Не потому что забирать последние деньги у граждан аморально (хотя и это тоже), а потому что выйти из кризиса таким простым способом совершенно невозможно. Можно решить какие-то свои проблемы, но не проблемы украинской экономики. Да и сама экономика в современном смысле без наличия платежеспособного спроса совершенно невозможна. Хоть по Адаму Смиту, хоть по Карлу Марксу, хоть по Джону Мейнарду Кейнсу. Это ведь азы политэкономии, которую в современных вузах, видимо, не изучают.

Ведь любая экономика безальтернативно начинается с создания платежеспособного спроса, а не с его изничтожения с помощью европейских тарифов и затягивания поясов по программам МВФ. Феномен Генри Форда, например, мог состояться только потому, что его рабочие на свою зарплату сами могли покупать автомобили, которые они производили. И Форд стал тем Фордом, который нам известен, поскольку он эту политэкономическую азбуку хорошо знал.

Еще Виктор Суслов обращает наше внимание на то, что «огромных средств, которых нет, требует кризис инфраструктуры — разрушенные дороги и мосты, изношенные основные фонды тепловых и атомных электростанций, коммунального хозяйства. Угроза многочисленных техногенных катастроф в Украине стала реальной как никогда».

И дальше в том же духе. Но есть у него и относительно оптимистический момент в рассуждениях: «Сельское хозяйство будет, пожалуй, единственной отраслью, которая будет развиваться, в которую будут приходить иностранные инвестиции и в которой будут доминировать транснациональные корпорации».

Но здесь можно Виктору Суслову и возразить: сельское хозяйство, которое контролируется ТНК, не будет отраслью украинской экономики. Как оно не является отраслью национальной экономики ни в одной стране, где существуют латифундии ТНК. При отсутствии платежеспособного спроса возможно только натуральное хозяйство, к которому мы неуклонно движемся.

По секрету скажем больше. На базе натурального хозяйства невозможно (да и ненужно) само государство. Ему просто нечем управлять. Да и транснациональным компаниям оно (государство) только мешает, потому-то они и борются с ним нещадно. Чем больше ТНК, тем меньше государства. Но если на этой базе невозможно ни социалистическое, ни капиталистическое государство — что же тогда возможно? Известно что — феодализм. И мы в него уже погрузились. Не только мы одни, конечно, но и вся периферия глобального и европейского мира. И здесь возникает крамольная мысль: а зачем феодализму Кабмин, мрачное наследие УССР?

И, наконец, мы не ставили целью столкнуть лбами пессимистов с оптимистами или установить между ними некий баланс, поскольку неистребимый оптимизм, судя по всему, у нас все-таки преобладает. И мы бодро и оптимистично движемся от Ходжи Насреддина к Козьме Пруткову и далее к барону Мюнхгаузену. Но в то же время нам хочется оставаться и хоть немного реалистами. Не потерять связи с окружающей нас действительностью. Тем и живы.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка