Независимость от света

№47–48(752) 11 — 17 декабря 2015 г. 10 Декабря 2015 1 4.5

Рембрандт Харменс ван Рейн. Притча о богаче, 1627

Визит в Украину вице-президента США Джозефа Байдена подтвердил: многие в нашей власти воспринимают высокого заокеанского политика как начальника.

О депутатах, плодящих вице-президентов

Яркий пример тому — запись в Фейсбуке народного депутата Алексея Рябчина (фракция «Батькивщины»), участвовавшего во встрече Байдена с «парламентскими еврооптимистичными новичками, представителями АП, Кабмина и гражданского общества»:

«Мне повезло выступить с завершающим вопросом: нужно перестать относиться к Донбассу как к территории, и бороться за сердца и разумы людей... Сказал, что лучше всего нам подойдет вице-президент по оккупированным территориям, но мы согласны и на вице-премьер-министра. Ему эта идея понравилась, только попросил не плодить вице-президентов».

Народный избранник не видит ничего зазорного в том, чтобы с предложением по структуре Кабмина обратиться к иностранному чиновнику. Впрочем, характерно и то, что Байден даже для проформы не ответил, мол, это ваше сугубо внутреннее дело.

Безусловно, главным пунктом визита американского гостя стало выступление в Верховной Раде. В его речи особо выделялась предельно резкая антипутинская риторика. И на это обратили внимание многие. Так, политолог Михаил Погребинский сказал мне, что, по его мнению, некоторые высказывания звучали едва ли не как объявление войны России.

Вместе с тем в эти пассажи, призванные продемонстрировать высшую степень поддержки Украины со стороны США, было завернуто несколько достаточно неприятных для нашей политической элиты месседжей. Прежде всего — необходимость борьбы с коррупцией и реализации Минских соглашений.

Эффект разорвавшейся бомбы произвел заключительный (а значит, ключевой во всей речи) посыл Байдена: «То же самое происходило и в нашей стране. Практически подобная ситуация. Важно, чтобы были автономные, независимые штаты, которые рассчитывают на свои собственные силы, определяют свою собственную образовательную систему, правительство — в рамках объединенной конституции».

Отмечу, что к опыту американской истории в преодолении последствий гражданской войны путем компромисса Байден обращался и в самом начале выступления (увы, весь довольно большой фрагмент, связанный с историей США, большинство украинских печатных СМИ опустило — в т. ч. те, что утверждали, будто публикуют полный текст речи). А ведь это известный ораторский прием — привести ключевой тезис в начале и повторить его в конце.

К слову, именно этому историческому опыту посвящена большая статья Алексея Попова в прошлом номере «2000» («Янки уходят с Юга. Когда и чем закончилась самая большая война с сепаратизмом»).

Впрочем, эффектные высказывания Байдена об «автономных штатах» не подтверждаются практическими действиями. Из его слов следует, что Вашингтон должен считать недостаточным уровень децентрализации, предполагаемый конституционными изменениями, — а значит, настаивать на более глубокой реформе. Но США ни к чему подобному не призывают — в отличие от РФ и «ЛДНР».

Поэтому логичнее предполагать, что Байден имеет в виду лишь нынешнюю реформу по децентрализации, в результате которой якобы и появятся те самые «автономные штаты».

Как бы то ни было, вице-президент США хоть сказал о децентрализации и других пунктах, которые Украина должна выполнить в соответствии с Минскими соглашениями. А вот глава внешнеполитической службы ЕС Федерика Могерини, выступая на встрече министров иностранных дел ОБСЕ в Белграде 3 декабря, об этом вообще не упоминала.

Правда, речь ее была короче и касалась не только Украины. Но из нее ясно видно: Могерини не считает, что в рамках Минских соглашений Киев должен согласовывать законодательство о выборах в «отдельных районах» (и некоторые другие моменты) с представителями фактической власти Донецка и Луганска. Кстати, то же следует и из речи Байдена в ВР — это к вопросу о разнице между США и Европой в отношении к вооруженному конфликту на Донбассе.

Впрочем, отношение Европы к этой проблеме нельзя сводить лишь к мнению брюссельской бюрократии (представителем которой является Могерини). Многое значит позиция ведущих держав ЕС — прежде всего Германии, тем более что именно к ней в Белграде перешло председательство в ОБСЕ.

Спецпредставителем ФРГ по ОБСЕ назначен нынешний уполномоченный правительства этой страны по вопросам сотрудничества с РФ и Украиной Гернот Эрлер. Напомню, в связи с его обвинениями Украины в «стратегии эскалации» в прошлом номере я писал: «Впервые со времени аннексии Крыма и начала конфликта на Донбассе действия Киева подвергнуты столь прямой критике со стороны официального Берлина».

О поддавках за линиями обороны

Помимо выступления в ВР, Джозеф Байден отдельно пообщался с группой парламентариев, молодых чиновников и общественных активистов. Примечательно, что состоялось данное мероприятие еще до встреч с президентом и премьером. И это, безусловно, определенный сигнал первому эшелону украинской политической элиты.

Наиболее знаковой фигурой среди приглашенных была Светлана Залищук — член фракции БПП, а также подруга жизни нардепа и журналиста Сергея Лещенко (который, как и его коллега Мустафа Найем, из-за непогоды не смог долететь до Киева из Одессы).

Вот как г-жа Залищук изложила в Фейсбуке главные посылы вице-президента США:

«Новая власть не капитулировала перед коррупцией. Есть прогресс — это ключевое законодательство и новые органы, руководство которых избрано через независимые комиссии. Но два главных человека играют в поддавки. И принципиальные линии обороны утрачены в интересах отдельных известных приближенных. Фамилии названы. Генпрокурор должен уйти...

Новое правительство. Мой месседж — команду надо перезапустить. Нужен новый мандат доверия — от бизнеса, от общества в целом, от парламента. Система зависла, требуется перезагрузка. В демократических государствах это здоровый механизм повысить уровень эффективности власти. В то же время очевидно, что американские партнеры не видят способа обеспечить стабильность без сохранения статус-кво. Визит вице-президента нацелен на сохранение союза».

Встречи Байдена с президентом и премьером, судя по всему, также прошли во вполне благостной атмосфере. Более того, американский гость отметил, что Арсений Яценюк «стал другом и партнером». А также подчеркнул: «Ожидаю продолжения работы с вами, помогая от имени президента США и всех американцев».

Таким образом, очевидно, отставки Яценюка, которая многими ожидалась по итогам визита Байдена, не будет.

Похоже, остается на своей должности и действующий генпрокурор. На встрече с журналистами и политологами (буквально накануне визита Байдена) Порошенко — не для записи — сообщил, что Шокин будет генпрокурором как минимум еще год, в течение переходного периода реформирования прокуратуры. А ведь президент отлично понимал, чего заокеанский гость будет требовать особенно настойчиво.

Почему же американцы пошли на попятную (по крайней мере в отношении Яценюка)? Тем более что «административный ресурс», которым располагает в нашей стране Вашингтон, при определенных условиях позволил бы провести нужные перестановки малой кровью.

Скорее всего, ставка сделана на решение более актуальных и срочных задач. Речь идет о налоговой реформе, а также о принятии бюджета и других законов, необходимых для получения финансовой помощи от МВФ. Сделать это следует до конца года.

В этот же срок — в соответствии с Минскими соглашениями — должны быть приняты изменения к Конституции в части децентрализации, а также другие документы, обеспечивающие выполнение этих договоренностей.

Вот и решено пока не создавать дополнительных сложностей. Более того, может быть, дальнейшее лояльное отношение США и к Яценюку, и к Порошенко прямо увязано с выполнением этого «домашнего задания».

Все это вполне соотносится и с таким предположением: Яценюка «защитил» Порошенко. В последнее время стало очевидным, что претензии США к нашим премьеру и президенту особо не различаются («два главных человека играют в поддавки» — это ведь слова Байдена), просто «замена» главы государства — процесс куда более трудоемкий.

Но очевидно, что при новом (рекомендованном США) премьере и президент очень скоро станет во многом номинальной фигурой, смещение которой может оказаться делом не самого далекого времени. Поэтому Петр Порошенко, оказавшись в одной лодке с Арсением Яценюком, занял жесткую оборону — что, кстати, выразилось и в его позиции по генпрокурору.

Судя по всему, с учетом всех этих обстоятельств американцы пошли на компромисс, дав возможность обоим первым фигурам исправиться. Но это, конечно, не значит, что давление на них будет снижено.

О важности происхождения для борьбы с коррупцией

Назначение антикоррупционного прокурора также являлось одним из пунктов «домашнего задания» для нашей власти. С ним она справилась — на прошлой неделе руководителем Специализированной антикоррупционной прокуратуры стал Назар Холодницкий. Этому кадровому решению предшествовала целая эпопея, о которой стоит рассказать подробно.

Утром 26 ноября, когда работа комиссии по отбору кандидатов вошла в решающую фазу, ее секретарь Виталий Шабунин (в недавнем прошлом член первой пятерки партии «Гражданская позиция») ударил в соцсетях в набат. Мол, претендентов на пост антикоррупционного прокурора попытаются избрать без огласки, причем комиссия провалила попытку проверить их на полиграфе. По словам Шабунина, «они будут тянуть Говду и Бабенко».

Роман Говда до сентября был прокурором Одесской области. Но после того как Михеил Саакашвили открыто выразил недовольство его работой, был переведен в Киев на пост замгенпрокурора. А Наталья Бабенко с октября 2013-го по июль 2014-го работала сначала старшим прокурором отдела обеспечения деятельности руководства ГПУ, а затем — старшим помощником замгенпрокурора Романа Андреева, который занимал эту должность и при Викторе Пшонке, и при Олеге Махницком.

На заседании 27 ноября члены комиссии поначалу долго согласовывали, сколько кандидатов представить Шокину — двух, трех или четырех. В итоге сошлись на двух.

А первоначально в список для обсуждения (все СМИ давали его со ссылкой на агентство РБК-Украина) якобы внесли семерых. И Назара Холодницкого в нем не было — как и Натальи Бабенко (Роман Говда в перечне присутствовал).

Краткие сведения о прочих кандидатах таковы. Максим Грищук — прокурор прокуратуры Львова, занимался делами несовершеннолетних, год воевал в зоне АТО, в т. ч. пять месяцев защищал Донецкий аэропорт. Владимир Гулкевич — зампрокурора Ивано-Франковской области, брат Юрия Гулкевича, экс-прокурора Тернопольщины. Анатолий Ежов — экс-прокурор, банковский работник. Виталий Касько — замгенпрокурора, разоблачитель «брильянтовых прокуроров» (кстати, единственный из кандидатов, которого в ходе конкурса «Украинская правда» удостоила большого интервью). Владимир Кривенко — начальник отдела прокуратуры Черкасской области. Александр Новиков — прокурор Генпрокуратуры.

Однако в рейтинговом голосовании участвовал и 30-летний Назар Холодницкий, который начинал карьеру в прокуратуре Киевской области, а в 2014 г. был переведен в Генпрокуратуру на должность старшего помощника первого замгенпрокурора. В конце того же года он стал первым заместителем прокурора Крыма и на этом посту в августе оказался в центре внимания СМИ в связи с намерением привлечь к ответственности певицу Ирину Билык за незаконное пересечение границы Украины (она заехала в Крым с территории РФ).

Непонятно, забыли СМИ упомянуть Холодницкого поначалу — или же в последний момент комиссия решила включить его кандидатуру вместо Гулкевича. Во всяком случае последний либо не набрал ни одного голоса в рейтинговом голосовании, либо не попал в окончательный список.

Остальные претенденты расположились в таком порядке: Грищук — 11 голосов, Холодницкий и Кривенко — по семь, Говда — шесть, Новиков — четыре, Касько — три, Ежов — один.

В финальном голосовании Грищук набрал девять голосов, Холодницкий — семь, Кривенко — три, Говда — два, а остальные — ни одного.

30 ноября Виктор Шокин назначил антикоррупционным прокурором не победителя, а занявшего второе место. В связи с этим пресс-служба ГПУ сообщила: «Генпрокурор изучил данные по тестированию на знание законодательной базы и общие способности, пересмотрел видеозаписи собеседований членов конкурсной комиссии с обоими претендентами, ознакомился с их личными делами и провел личные собеседования с каждым из них».

Тот факт, что Шокин предпочел второго по рейтингу кандидата, вероятно, объясняется желанием иметь руководителем новой структуры человека, который сможет считать себя обязанным главе Генпрокуратуры. Впрочем, и Грищука генпрокурор без высокой должности не оставил: 4 декабря назначил его замом Холодницкого.

Интересно ознакомиться с результатами тестирования, которое проходили все претенденты на руководящие должности в Специализированной антикоррупционной прокуратуре (для кандидатов на пост ее главы отдельной процедуры не было).

Деньги на тестирование выделила Еврокомиссия, следовательно, она придавала ему особое значение. Тестирование предполагало два направления — «знание законодательства» и «общие способности». Разброс оценок после первого испытания у значительной части претендентов был не слишком велик: 90 участников (из 266 пришедших) набрали от 94 баллов (из 100).

А вот показатели финалистов. Грищук на первое тестирование не явился, на втором занял 25—31-е места (из 223 оставшихся кандидатов). Холодницкий по знанию законодательства занял 60—73-е места, а по общим способностям — 66—72-е.

Другие кандидаты заняли (соответственно на первом и втором тестировании) следующие места: Говда — 9—21-е и 1-е, Гулкевич — 103—111-е и 66—72-е, Ежов — 129—137-е и 106—110-е, Касько — 22—39-е и 122—128-е, Кривенко — 9—21-е и 3-4-е, Новиков — 74—90-е, 42—49-е. У не попавшей в финал Бабенко — 1—8-е и 78-е места.

Как видим, показатели антикоррупционного прокурора Назара Холодницкого выглядят далеко не блестяще в сравнении с другими кандидатами. По общему зачету первого тестирования он на четвертом месте среди восьми претендентов, по итогам второго делит пятое-шестое.

А его конкурент Максим Грищук, к которому больше благоволила конкурсная комиссия, вообще был единственным из финалистов, который не явился на испытание по знанию законодательства.

Разумеется, тестирование — далеко не все. По нему нельзя создать такого впечатления о характере, как при собеседовании (и оно, конечно, имело место). Но если результаты тестирования доступны на сайте Генпрокуратуры, то аргументы членов комиссии при окончательном выборе нигде не представлены в доступной форме.

Так, протоколы комиссии пока (по 21 ноября включительно) доступны (правда, на сайте Генпрокуратуры есть и записи ее многочасовых заседаний, но смотреть их целиком — дело крайне утомительное), а ее члены не дали никаких комментариев, которые бы такой выбор обосновывали.

Поэтому создается впечатление, что главными при выборе антикоррупционного прокурора оказались следующие обстоятельства: правильное происхождение (Холодницкий родился во Львове, Грищук — в Тернополе); участие в борьбе с сепаратизмом; отсутствие близости к генпрокурору (таковой считается работа в центральном аппарате ГПУ); отсутствие конфликтов как с Саакашвили (символ реформаторства и возможный премьер), так и с Шокиным.

Последняя причина, вероятно, сыграла роль в том, что Виталий Касько, которого многие СМИ рассматривали в качестве главного кандидата от «гражданского общества», провалился в финале (впрочем, нельзя не заметить, что у него худший среди реальных претендентов показатель тестирования общих способностей).

Таким образом, назначение, сделанное при участии промайданной общественности (ее члены составляли в комиссии большинство), закономерно стало прежде всего политическим — вопреки самой идее подобных конкурсных отборов.

Видимо, и в борьбе с коррупцией новой структуре не избежать политики.

О президентских сибиряках на краю энергомоста

Похоже, так же топорно, как с коррупцией, ведется другая жизненно важная для нашей страны борьба — за энергонезависимость.

6 декабря в интервью украинским телеканалам Петр Порошенко сказал, касаясь вопроса энергоснабжения Крыма: «Думаю, что аварийная поставка по одной линии будет восстановлена в ближайшее время при проведении консультаций с крымскими татарами».

Действительно, так и случилось — ровно через сутки именно по одной линии. Т. е. через пять дней после того, как РФ досрочно запустила часть первой очереди энергомоста через Керченский пролив.

Оба события, очевидно, связаны с другой фразой президента в том же интервью. Рассказывая о планах по возвращению полуострова и том, что с ним планирует сделать Россия («Для Путина Крым — территория, которая должна быть населена выходцами из Сибири, которые сейчас срочно перевозятся, или превращена в большую военную базу»), Порошенко упомянул, что «обратился к правительству относительно введения чрезвычайного режима в энергетике в связи с критической ситуацией в обеспечении углем».

Год назад, как известно, стабилизировать ситуацию удалось только благодаря двум факторам. Во-первых, поставкам угля с неподконтрольных территорий (правда, они носили неритмичный характер, да и возможностей было меньше, чем сейчас, так как ряд шахт пострадал из-за военных действий). Во-вторых, импорту электроэнергии из РФ, который начался в середине декабря в пик отключений, затронувших Крым.

В канун Нового года этот импорт, как и поставки украинской электроэнергии в Крым, был формализован на уровне межгосударственного соглашения — в коммерческом плане для Украины выгодного, т. к. мы продавали электричество на полуостров дороже, чем покупали его у России.

Эта договоренность заключена на год, и ее непродление представляется самым естественным ответом России на отключение Крыма.

Кстати, еще одним косвенным доказательством того, что действия меджлиса и «Правого сектора» по блокаде полуострова санкционированы свыше, стал такой факт: как раз в те дни, когда Крым был отрезан от нашей электроэнергии, НБУ запретил систему «Контакт» — единственную, по которой можно было напрямую обмениваться денежными переводами между Крымом и остальной Украиной.

Безусловно, без украинского электричества потребности АРК в энергии сложно обеспечить полностью. Однако с выходом первой очереди энергомоста на проектную мощность (по плану это должно произойти в конце декабря) окончательно исчезнет критическая зависимость.

А далее РФ просто заявит, что не продлит соглашение в связи с отсутствием необходимости. И наверняка скажет о ненадежности украинских поставок, да еще и напомнит, что Яценюк многократно критиковал главу Минэнерго Демчишина именно за эту договоренность.

Теоретически и сейчас можно ожидать, что Украина сама откажется от продления этого соглашения. Хотя, скорее всего, будет пытаться перезаключить его без обязательств поставок электроэнергии в Крым. Ведь во власти все-таки понимают серьезность положения — в отличие от провластных СМИ.

Так, 5 декабря ряд изданий распространили информацию под заголовком «Украина вынуждена разгружать блоки АЭС в угоду возобновления импорта электроэнергии из РФ». На самом деле оказалось, что в момент отключения Крыма, т. е. двенадцатью днями ранее, такая разгрузка действительно имела место. Однако, судя по заголовку, она продолжается, а потому обыватель, который зачастую дальше заголовков не читает, пребывает в недоумении и укрепляется в уверенности, что у Украины в избытке собственного электричества, но некие неизвестные враги навязывают нам российское.

Между тем выработка электроэнергии атомными электростанциями вышла на прежний уровень уже вскоре после отключения Крыма (это легко проверить по сайту «Укрэнерго»).

Еще один миф — отключение Крыма выгодно тем, что меньше приходится вырабатывать электроэнергии, а значит — экономится топливо. Однако, судя по данным того же сайта, роль крымского фактора в общей выработке довольно невелика.

Например, 30 ноября производство электроэнергии в Украине составило 470,8 млн. кВт.ч, из которых 457,6 млн. было направлено на внутренние потребности, при этом средняя температура воздуха по стране составила +2,6°C. А теперь сравним с доблокадным 3 ноября (это также будний день). Тогда при +4,8°C Украина произвела 440,8 млн. кВт.ч и 428,8 млн. ушло на внутренние нужды (т. е. на 6,5% меньше).

Вероятно, когда из-за нехватки угля для ТЭС, а также и российской электроэнергии перспектива отключений света по всей Украине станет реальностью, пропагандистские аргументы сменятся — скажут, мол, за энергетическую независимость надо платить.

Правда, дело может обернуться независимостью не только от России, но и от электричества.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Михаил Маркович (EpsilonDelta)
10 Декабря 2015, Михаил Маркович (EpsilonDelta)

Вот представьте себе, что подобные советы и поучения позволил бы себе российский деятель высокого ранга, даже не в публичном выступлении, а в ставшем известном частном разговоре. Боже, как бы наша демократически-патриотическая общественность забилась в падучей, как бы сучила ножками ! А-а-а-а, вмешательство во внутренние дела, спасите, помогите, дурно мне, дурно ! Сколько печалей и воздыханий было высказано по поводу "комплекса меншовартости" ! А тут не просто "меншовартисть", а публичное унижение страны, и неизвестно, кто больше унизил - то ли "высокий гость", то ли "гостеприимные хозяева". Впрочем, какие хозяева ? Они то точно знают, кто в доме хозяин.

- 25 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка