Операция «Альтернатива»: США определились с преемником Порошенко?

№23v(751) 19 — 25 июня 2015 г. 19 Июня 2015 1 4.6

Наливайченко отставкаИмиджевый урон Петра Порошенко от истории с отставкой Валентина Наливайченко будет трудно компенсировать перемещением экс-главы СБУ на иную государственную должность.

За Наливайченко утвердилась репутация человека, за которым стоят США. Против этой версии есть только один (и то — весьма косвенный) довод: экс-главу СБУ упорно называют «человеком Фирташа» Сергей Лещенко и Мустафа Найем (которые никогда не критикуют США, более того — приветствуют любое вмешательство Вашингтона в украинские дела, как в истории с отставкой Коломойского). И не просто называют, но и подкрепляют свои слова доказательствами.

Впрочем, можно ведь быть близким и к американцам, и к Фирташу. А критика со стороны Лещенко и Найема может быть вызвана лишь двумя обстоятельствами. Либо это отражение разногласий по поводу Наливайченко, которые могли обнаружиться в последнее время среди заокеанских кураторов Украины. Либо же это часть американской игры по определению преемника Порошенко. На мой взгляд, логичнее предполагать второй вариант.

О санях имени Ющенко

Конечно же, речь не идет о том, что в Вашингтоне думают, как бы вот-вот сменить Порошенко. Однако в США привыкли готовить сани летом: так, подготовка Ющенко на роль преемника Кучмы началась сразу после того, как последний выиграл президентские выборы в 1999 г.

Нельзя говорить, что американцев не устраивают сейчас ни президент, ни тем более глава Кабмина. Однако закономерное в условиях нынешней экономической ситуации падение рейтинга Арсения Яценюка лишает шансов стать альтернативой действующему главе нашего государства не только его, но и любого представителя «Народного фронта».

Проблема приемлемой альтернативы становится для США особо актуальной, поскольку Украина — не президентская республика, и перспектива досрочных выборов Верховной Рады заметно реальнее досрочных выборов главы государства.

Ни Ляшко, ни Тимошенко, ни Левочкина американцы не воспринимают в качестве альтернативы. А вот Наливайченко в такой роли несравненно надежнее и перспективнее. При этом называть теперь уже экс-главу СБУ «человеком Фирташа» даже полезно — это отвлекает внимание общества от версии о нем как о проамериканском политике.

Примечательно и то, что Вашингтон не стал высказываться по поводу публичного противостояния главы спецслужбы с Генпрокуратурой (за которым явно проглядывает его конфликт с президентом) — в отличие от ситуации с Коломойским. Очевидно, США заинтересованы именно в Наливайченко. Во всяком случае последний своим поведением давал понять, что за его спиной мощная поддержка.

Вопрос в том, кто первым проявил слабину во власти — сам президент и его администрация или же Генпрокуратура, которая не стерпела обвинений Валентина Наливайченко в адрес бывшего зама главы ГПУ Анатолия Даниленко и вызвала его повесткой для дачи пояснений. Подумаем: могла ли Генпрокуратура так себя вести, если бы просто полагала, что президент ее поддержит, но не получила бы от него отмашки? Сообщение об этой повестке советник главы СБУ Маркиан Лубкивский распространил вместе с известием о том, что в АП запретили его шефу ехать в США. И в президентской администрации опровергать его не стали.

А ведь разумно было бы главе государства пытаться решать вопрос кулуарно, внешне играя роль верховного арбитра. В конкретной ситуации это означает такую модель поведения: собрался Наливайченко ехать в Америку — пусть едет, ну а действия Генпрокуратуры мы комментировать не будет, ведь она у нас орган независимый. При этом — если поставлена цель сменить главу СБУ — аппаратно добиваться, чтобы он написал заявление по собственному желанию, а затем публично проводить его не менее почетно, чем Коломойского.

Вместо этого Администрация Президента стала вести себя так, словно увольнение Наливайченко у нее изначально было в кармане. Трудно объяснить подобную уверенность. Можно лишь предположить, что при назначении Саакашвили главой Одесской ОГА (очевидно, произошедшем с подачи США) в АП предъявили американцам ответную просьбу: разрешить уволить Наливайченко — и заключили, что согласие есть.

О неожиданно ударной перспективе

Как бы там ни было, запрет главе СБУ ехать в США рождает подозрение, что на Банковой не просто решили показать свою власть, а испугались каких-то последствий этого визита — например, после него американцы могли открыто вступиться за Наливайченко. Но ведь не проблема же попытаться заручиться американской поддержкой, находясь в Киеве!

Петр Порошенко стал лично общаться с парламентариями по поводу снятия Наливайченко с должности, не определив внятно, почему он должен уйти. По большому счету здесь вариантов только два: добровольная (хотя бы формально) отставка — или желание президента сменить главу спецслужбы.

В обоих случаях требуется согласие ВР. Однако в первом все несравненно проще: хочет человек уйти, так зачем его держать? Но раз заявления от Наливайченко не было, оставался второй, более сложный вариант. А прежде чем его реализовывать, можно было бы понять, насколько он осуществим, — ведь на то в АП и существуют аналитические службы, чтобы определить, как парламент будет вести себя в такой ситуации.

Конечно, из-за поразительной переменчивости украинских политиков сложно просчитывать что-то наверняка. Так, всего лишь в середине марта Наливайченко обвинил двух тогдашних заместителей главы Днепропетровской области Геннадия Корбана и Святослава Олейника в финансировании преступной группы, причастной к похищениям, пыткам, незаконному обороту грузов и убийстве сотрудника СБУ в Волновахе. В ответ Корбан тогда сказал: «Заявление Наливайченко — это циничная наглая ложь. Он просто балабол».

Но сейчас Наливайченко сразу получил эфир на канале Коломойского «1+1». Показательна и реакция давнего партнера олигарха Геннадия Корбана (в связи со свертыванием активности Бориса Филатова в Фейсбуке позицию главы «Привата» можно определять прежде всего по постам этого политика). 15 июня он записал в той же социальной сети:

«С пристальным интересом читаю новости о скандале вокруг главы СБУ. Мы, УКРОПы, не поддерживаем отставку Наливайченко. И не потому что он нам сильно нравится, а потому что есть этому три причины.

Первая — развязав подобный скандал президент планирует сместить Наливайченко, чтобы назначить в СБУ своего в доску — Грицака. И таким образом полностью узурпировать власть в стране.

Второе: несмотря на то, что мы не поддерживаем никаких политических сделок, очевидно, что сегодня на глазах у всего бомонда разворачивается политический кидок. Наливайченко — это фракция УДАР. И если заглянуть в скандальное соглашение Порошенко—Кличко—Фирташ, все поделено 50/50 — между УДАРом и Солидарностью (догадайтесь, кто кидала?).

И третье — самое главное. Мы заинтересованы в объективном расследовании Генпрокуратурой дел, связанным с Эдуардом Ставицким. Наливайченко обвинил одного из экс-замов Генпрокурора, что он стал соакционером БРСМ-Нафта. И когда глава СБУ захотел привлечь его к ответственности, то Наливайченко самого вызвали на допрос. Добавлю, что сегодня новые акционеры появляются в самых жирных активах страны, таких, например, как Укртранснафта, Центрэнерго, НАК Нафтогаз и т. д. «Жити по-новому» — это такой передел собственности на современный лад».

Несмотря на все на это, Петр Порошенко пошел ва-банк — пытаясь лично убедить депутатов отправить Наливайченко в отставку. И таки добился своего.

А ведь если бы глава СБУ остался в своем кресле, главу государства ожидало бы сильнейшее поражение: немногого стоит президент, который не сумел отстранить от должности подчиненного, занимающего один из ключевых постов в президентской ветви власти, и вынужден сосуществовать с ним дальше.

Тем временем партия «УДАР», которую, казалось, уже можно было списывать со счетов как политическую силу, похоже, получает теперь перспективу в лице нового профессионального политика. Напомню: Валентин Наливайченко был третьим в списке «УДАРа» на выборах-2012 — и оставался фактически единственным представителем этой партии во власти.

Вернемся к «олигархической» составляющей всей этой истории. В президентском лагере ситуацию с отставкой Наливайченко объясняли стремлением Петра Порошенко избавиться от «людей Фирташа» во власти (и в целом заявленным курсом на деолигархизацию).

Но в нашем политикуме разве что Юлия Тимошенко вне подозрений относительно деловых и политических отношений с группой Фирташа-Левочкина. Поэтому такой повод выглядит хоть и выверенным, но малоправдоподобным. Ведь в случае скрупулезного следования этим курсом впору будет задать вопрос: «С кем останешься, государь?»

Сам же Дмитрий Фирташ на минувшей неделе выступил с резкой критикой власти в интервью каналу «Интер». Правда, весь обличительный пафос достался правительству Яценюка: олигарх обвинил его в неправильной — антиолигархической — политике, которая может привести к росту безработицы. А вот президента Фирташ не трогал (нетрудно заметить, что по отношению к главе государства «Интер» занимает весьма лояльную позицию). В общем, как говорит коллега Критикан Политиканов — «без бутылки не разберешься».

О бумерангах для Донбасса

Тем временем ситуация вокруг конфликта на Донбассе явственно приближается к точке бифуркации, за которой последует либо выход Минского процесса из тупика, либо возобновление полномасштабных боевых действий.

В СМИ появилось сообщение, что уже проработан вариант компромиссного решения, которое представители Москвы передали президенту Порошенко.

Суть компромисса якобы в следующем. Особый режим местного самоуправления распространяется на всю территорию Луганской и Донецкой областей, но возглавляют эту автономию лица, согласованные всеми участниками Минского процесса: Киевом, Москвой, Берлином и Парижем. Таким образом, вместе с расширением «отдельных районов» у Донбасса появляются «рукопожатные» лидеры, которые возвращают регион в Украину — но с очень расширенными правами. При таких условиях все участники вооруженных формирований амнистируются, часть из них преобразуются в «народную милицию», остальные разоружаются.

Правда, Россия от этой идеи отмежевалась уже через несколько часов после появления данной информации. Так, в ответ на просьбу дать в этой связи комментарий пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков сказал, что она «не соответствует действительности абсолютно» и Москва не будет выдвигать никаких инициатив, которые бы отходили от Минских соглашений.

По нашим данным, действительно никаких подобных инициатив со стороны РФ не было. Скорее всего такой вброс информации — либо просто газетная утка, либо зондаж российской позиции со стороны тех сил в украинской власти, кого еще можно отнести к «партии мира». Но поскольку эта партия сейчас заметно конспирируется, зондаж подан под видом российской инициативы.

А реальные действия Киева пока не дают никаких намеков на возможные уступки. Так, практически официально объявлена блокада Донбасса. Сделано это не законом или президентским указом, а в форме обнародованного 16 июня СБУ «Обновленного временного порядка въезда на неконтролируемую территорию и выезда с нее граждан Украины и иностранцев (лиц без гражданства)».

Как зачастую бывает с подобными документами, самое интересное заключено в приложениях. Прежде всего в Приложении 6 (перечень товаров, запрещенных к перемещению на неконтролируемые территории и с них). В нем 36 позиций, размещенных в порядке нумерации Украинской классификации товаров внешнеэкономической деятельности. Это алкогольные напитки (в т. ч. пиво), табачные изделия, все виды энергоносителей, кроме угля (но включая дрова), транспортные средства, за вычетом тех, что не имеют моторов. А также оружие всех видов, включая код 9307: «Мечи, шпаги, сабли, палаши, рапиры, штыки, копья....» (булавы, бумеранги и луки, однако, в списке не присутствуют).

Но главные в перечне последние три позиции, которые не имеют кодов: «Пищевые продукты (еда) в определении Закона Украины «О безопасности и качестве пищевых продуктов», лекарственные средства в определении закона Украины «О лекарственных средствах», изделия медицинского предназначения».

Еду и лекарства граждане могут везти с собой лишь как личные вещи — в лимитированном количестве. Например, продуктов питания позволено перевозить не более 50 кг на человека, причем на сумму до 5 тыс. грн. А запрет на ввоз и вывоз транспортных средств не касается личного транспорта, на котором граждане пересекают линию соприкосновения.

По сути торговля с Донбассом этим решением ограничивается только углем и промышленными товарами. Торговля всем прочим теоретически может осуществляться исключительно как мелкое мешочничество, хотя понятно, что скрупулезность украинских властей при выдаче пропусков (не говоря уже о проблемах на блокпостах) не будет способствовать и этому.

Важный момент: хотя новый порядок был утвержден СБУ на пике конфликта главы службы с президентом, данный документ вряд ли стоит считать следствием этого противостояния. Иначе уже прозвучала бы критика с президентской стороны. Ведь и новый глава Донецкой области Павел Жебривский в первом интервью на этой должности (датированном 12 июня) заявлял, что необходимо разрешать ввоз в Донбасс медикаментов и продуктов питания.

Нет, наверняка это решение — следствие ужесточения курса, которое вызревало в АП в последние недели. И практическая реализация анонсированной Порошенко при представлении Жебривского новой политики в вопросе системы пропусков: «С одной стороны, мы должны надежно закрыть Украину от террористов, диверсантов, от наркотрафика, поставок оружия. С другой стороны, простым людям мы должны обеспечить устранение коррупции и должны значительно упростить жизнь украинским гражданам».

А то, что решение принято на уровне СБУ, — так ведь у нас формально не война, а АТО, которой руководит антитеррористический центр при этой службе.

О дефолте с человеческим лицом

На экономическом фронте главной оставалась тема возможного дефолта Украины. Можно констатировать, что договориться с пулом кредиторов не удалось (предложенные нашей страной условия реструктуризации они не приняли).

Вместе с тем директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард заявила: «В случае, если урегулирование путем переговоров с частными кредиторами не будет достигнуто, и страна решит, что она не может обслуживать свои долговые обязательства, фонд может кредитовать Украину в соответствии с его политикой кредитования просроченной задолженности».

Это значит, что фонд продолжает кредитование государства, когда оно имеет задолженность перед частными кредиторами, — при условии обслуживания долгов перед фондом.

При этом Кристин Лагард добавила, что Украина не может использовать валютные резервы НБУ для погашения долгов — на чем как раз кредиторы настаивают.

Напомню, именно требование договориться с кредиторами о реструктуризации долгов (с целью снижения размеров текущих выплат) было основным условием выделения следующего транша от МВФ. Проще говоря, фонд не хотел, чтобы его деньги были потрачены на погашение предыдущих долгов коммерческим структурам, о чем лишний раз напомнила Лагард.

И вот МВФ попросту разрешил — и даже потребовал — не платить эти долги (ведь других источников их погашения, кроме валютных резервов НБУ, нет).

Насколько я знаю, это первый случай, когда МВФ фактически инициирует дефолт кредитуемого. И, судя по всему, в принятии такого решения не обошлось без серьезного нажима американцев. Конечно, остается вероятность, что «на флажке» — дабы не потерять все — кредиторы примут условия Украины, и формального дефолта удастся избежать.

Тем не менее впору задаться вопросом, насколько права Наталия Яресько, заявившая с трибуны ВР следующее: «Приостановление платежей — это не страшная вещь и она ни в коем случае не остановит программу с Международным валютным фондом... не будет большого давления ни на население, ни на украинскую банковскую систему. Потому что эти внешние облигации не лежат в наших внутренних украинских банках, это не Кипр, это не та ситуация, что была в других странах. Эти внешние облигации находятся за рубежом или в руках частных физических лиц, но не в нашей банковской системе».

В общем, как в анекдоте: «Пусть теперь кредитору не спится». Однако, нужно признать, что определенная логика в заявлениях министра финансов есть. Ведь последствия дефолта (как его ни называй) для несостоятельного должника носят, скажем так, косвенный характер — паника на валютном рынке, невозможность нового кредитования на международных рынках, включая даже такую банальную вещь, как товарный кредит, — т. е. продукция будет импортироваться только по предоплате.

Но специфика нашей ситуации в том, что все последствия уже фактически наступили — все субъекты рынка постарались перевести длинные и средние позиции из гривни в валюту. При этом к скачкам курса у населения выработался определенный иммунитет, а кредиты Украине даются только «политические» (и, как видим, планируют их давать и дальше).

Так что, вполне возможно, ближние последствия дефолта окажутся вроде как бы и совсем не страшными.

Впрочем, оптимизм оптимизмом, но на неделе доллар подрос на полторы гривни — и это вполне может быть связано с дефолтными ожиданиями.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Андрей Сычев
20 Июня 2015, Андрей Сычев

Где-то я слышал пулю,что Наливайченко США купили на корню во время его работы в Америке вместе с его помощником. Я так понял, они своего резидента они выводят из под удара. Чтобы он не растерял политический капитал.

- 15 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка