Пишется новый майданный сценарий

№12(765) 25 — 31 марта 2016 г. 24 Марта 2016 4.8

, Игорь КОНДЕНКО

Самые большие потери от недоотставки Кабмина понес Петр Порошенко. Об этом свидетельствуют последние данные соцопросов.

О стеснительных сторонниках премьера

С 23 февраля по 8 марта Киевский международный институт социологии (КМИС) провел очередное исследование политической ситуации в стране. Любопытно, что предыдущий опрос завершился буквально 16 февраля, а обычно подобные замеры общественного мнения проводятся не чаще чем раз в месяц.

Впрочем, многое становится понятным из сообщения на сайте КМИС — опрос проводился «по заказу клиента» (а клиентом, по моей информации, была Юлия Тимошенко).

Особо стоит отметить, что в этом опросе — впервые после более чем десятилетнего перерыва — использовалась методика тайного голосования (как говорят социологи, secret ballot).

Суть ее в том, что респондент отвечает на некоторые вопросы анкеты дважды: устно интервьюеру (как обычно делается при опросах), а также проставляя отметки в опросном листе, который затем опускает в подобие избирательной урны.

Интерес к такой методике, моделирующей голосование на реальных выборах, возник в ходе подготовки к президентской кампании 2004 г. Потом идею благополучно забыли — видимо, решили, что в Украине окончательно победила демократия, а значит, граждане не должны стесняться высказывать свои политические предпочтения.

Замечу, что эксперты КМИС никогда действующую власть в авторитаризме не обвиняли — напротив, противопоставляли Украину России, где, по их мнению, социология выполняет заказы власти. Тем не менее почему-то сейчас о тайном голосовании вспомнили.

Понятно, что такая методика во многом невыгодна для провластных сил. Во всяком случае если БПП при тайном голосовании набирает на 0,3% поддержки больше (см. табл. 1), то другие участники уже распавшейся коалиции получают прирост в пределах от 0,4% до 2%.

И если при открытом опросе БПП оказывается третьим, уступая «Батькивщине» и Оппозиционному блоку, то тайное голосование опускает президентскую политсилу на пятое место: она пропускает вперед «Самопоміч» и «радикалов». А отставание от «Батькивщины» превышает 5%.

В моделировании президентских выборов (см. табл. 2) при тайном голосовании Порошенко теряет 0,5%. Он сохраняет твердую вторую позицию, но отставание от Тимошенко, прибавившей больше чем кто-либо — 1,6%, заметно увеличивается.

Впрочем, будет явным преувеличением полагать, будто перемены симпатий избирателей при тайном голосовании связаны с тем, что в этом случае их страх перед властью ослабевает. Ведь что такое «Народный фронт», как не партия власти? Но при secret ballot число ее сторонников увеличивается почти в полтора раза — и все равно остается ничтожным. Сей феномен наверняка вызван не каким-либо давлением на эту силу на местах (об этом, несомненно, СМИ раструбили бы, но чего ради давить на НФ, будь у него хоть 1%, хоть 1,4% поддержки).

Очевидно, дело в том, что правительство Яценюка настолько себя дискредитировало, что части его твердых сторонников стыдно открыто признаться в своих предпочтениях даже социологам.

Помимо того, стоит обратить внимание еще на несколько моментов.

Во-первых, выигравших от тайного голосования «Батькивщину», «радикалов» и «Самопоміч» — в лучшем случае можно назвать полуоппозиционными партиями. А более оппозиционные — хоть ОБ, хоть «Свобода» — не выиграли абсолютно ничего.

Во-вторых, при тайном голосовании в целом увеличивается число тех, кто определился с партией и кандидатом в президенты. Правда, наименее очевидна эта тенденция на востоке и на Донбассе (опрос там проходил, естественно, только на подконтрольных Киеву территориях).

В-третьих, secret ballot показывает просто неустойчивость симпатий избирателей к отдельным партиям и политикам. Ведь ничем иным нельзя объяснить существенное снижение поддержки Анатолия Гриценко — и в то же время заметное прибавление в пользу возглавляемой им силы — «Гражданской позиции». А в случае с партией «Новая держава», под брендом которой сейчас выступают коммунисты, все наоборот: Петр Симоненко увеличивает поддержку при тайном голосовании, а сама партия теряет (хотя в анкете именно он указан ее лидером).

Об «УДАРе», перешедшем в подножку

Теперь собственно о результатах. Главный вывод: и Петр Порошенко, и его партия существенно теряют по сравнению с предыдущими опросами. Конечно, казалось бы, и в той модели, где БПП лишь на пятой позиции, его отставание от второго места составляет всего 0,7%. Это в рамках статистической погрешности. Но ведь после парламентских выборов и президент, и его партия всегда занимали первое место по всем соцопросам серьезных фирм. Правда, в февральском исследовании Института Горшенина БПП уже терял первенство, став пятым. Но Порошенко тогда опережал Тимошенко.

Впрочем, в нашем случае КМИС несколько подыграл противникам Порошенко. Так, в число участников парламентских выборов впервые был включен «УДАР», лидером которого указан Виталий Кличко. А в февральском соцопросе значилось: «Партия Блок Петра Порошенко «Солидарность» (Ю. Луценко, В. Кличко)».

Кроме того, в анкету включена несуществующая партия «Движение за очищение» с гипотетическим главой в лице Михеила Саакашвили. И это как раз оправданно — в связи с вызывающей доверие информацией о весьма вероятном создании такой партии именно с таким лидером. Более того — со ссылкой на источники в АП сообщается, что эта политсила рассматривается в качестве важного инструмента для завоевания большинства в ВР в случае досрочных выборов.

Но зачем потребовалось включать в анкету «УДАР», если киевский мэр не демонстрирует ни малейшего желания превратить свою партию в самостоятельный субъект борьбы за места в парламенте? Просто захотели измерить рейтинг? Но ведь никто не берется выяснять уровень поддержки Партии регионов — хотя юридически она тоже существует.

Как бы то ни было, независимо от того, зачем в анкету включили «УДАР», главный эффект такого шага очевиден: подталкивание падающего рейтинга президентской силы.

Даже если приплюсовать к показателю БПП результат «УДАРа», партия президента все равно с трудом выходит на второе место, сохраняя заметное отставание от «Батькивщины».

Так что падение рейтингов БПП и Порошенко — результат не социологических тонкостей, а коалиционно-правительственного кризиса. Ведь с точки зрения среднего избирателя, президент повел себя в нем слабо, не как первое лицо в стране.

При этом критический взгляд на главу государства может усиливаться из-за того, что рядовой гражданин не искушен в юридических тонкостях — и не до конца понимает, насколько ныне ограничены президентские полномочия по сравнению со временами Кучмы и Януковича.

И если выявленное этим соцопросом соотношение сил зафиксируется на парламентских выборах, то картина для главы государства сложится пренеприятная. Ведь при ослабленном БПП в парламент по спискам не зайдет «Народный фронт», зато там наверняка окажутся «Свобода» и «Гражданская позиция».

Разумеется, опрос — достаточно условная модель выборов. Так, «Движение за очищение» находится на грани проходного барьера. Однако эта партия пока виртуальная — и даже если станет реальной, то может отобрать больше голосов у БПП, чем у его соперников. Кроме того, еще неизвестно, как она себя поведет, если окажется в парламенте с ослабленной фракцией БПП.

Странно выглядят и слабые рейтинги партий, которые проявили себя на местных выборах гораздо лучше «Гражданской позиции», преодолев 5%-ный барьер в масштабе страны на выборах в облсоветы («УКРОП», «Возрождение») или вплотную подойдя к нему («Наш край»), а главное — получив весомые фракции во многих радах.

Впрочем, данные КМИС соответствуют итогам февральского опроса Института Горшенина. Похоже, упомянутые партии пока просто не воспринимаются как общенациональные политические силы.

Разумеется, у них есть возможности для раскрутки. А при той модели, которую формирует последний опрос КМИС, «Батькивщина», «Самопоміч», Радикальная партия, «Свобода» и «Гражданская позиция» получат в ВР 151—159 мест из 225, разыгрываемых по многомандатному округу. Тогда как БПП обеспечит себе 31—34 кресла.

Есть еще мажоритарные округа, по которым избирается чуть меньше половины депутатов (учитывая невозможность проведения выборов в Крыму и части Донбасса). Здесь на прошлых выборах БПП получил 69 мандатов из 198. Сегодня очень трудно представить, что эта партия повторит такой результат.

А вот соперникам президентской силы из пяти «партий майдана» надо взять в округах порядка 70 мандатов, чтобы иметь возможность создать без БПП большинство — которое тем не менее легко будет назвать проевропейским и демократическим. Конечно, не факт, что они наберут столько на реальных выборах, но с учетом идейно близких самовыдвиженцев подобный сценарий осуществим.

Другое дело, что такой коалиции могут воспрепятствовать конкурирующие президентские амбиции лидеров этих сил — прежде всего Юлии Тимошенко и Андрея Садового. Однако если бы одна из пятерки этих партий явно вырвалась вперед, оформление большинства заметно облегчилось бы.

Конечно, пока даже разговоры о такой коалиции не ведутся. Но вспомним, что в августе 2015 г. уже шла речь о создании депутатского объединения «Народная рада» из трех малых фракций большинства и внефракционных представителей «УКРОПа» и «Свободы». Все эти силы, а также не представленную в ВР «Гражданскую позицию» объединяет неприятие Минских соглашений, в частности — конституционных поправок о децентрализации. Так что идейная основа для подобного объединения имеется.

О симметрии обстрелов и переговоров

Усиление рейтингов «партий войны» закономерно сочетается с ростом популярности идеи отвоевания Донбасса. Так, в сентябре прошлого года на вопрос КМИС о наиболее приемлемом выходе из военного конфликта 12,6% респондентов выбрали вариант «активизация военных действий и война до освобождения Донбасса». А в нынешнем исследовании аналогичную формулировку поддержали уже 20,5%. Причем более воинственным оказался не запад, а центр Украины (видимо, во многом благодаря киевлянам) — 28,4%.

Безусловно, явное большинство украинцев по-прежнему выступают за решение проблемы путем переговоров. Однако, как я писал ранее со ссылками на данные Института Горшенина (а сходные цифры давал и более ранний опрос КМИС, и только что появившееся исследование Центра Разумкова), такое же явное большинство отвергает конкретные компромиссы, предполагаемые Минскими соглашениями: амнистию и полномочия «отдельных районов» в различных сферах.

В такой ситуации трудно ожидать какого-либо прогресса в политическом урегулировании положения на Донбассе. Напротив, Порошенко будет чувствовать себя еще более скованным во всех маневрах. Ведь если до сих пор досрочные выборы в ВР считались мероприятием хоть и ненужным (как тормозящее процесс реформ), но все-таки выгодным для БПП — то теперь вряд ли из АП последуют подобные утечки. Президент уже не может шантажировать бывших партнеров досрочными выборами.

На таком фоне начинается трехдневный визит в РФ госсекретаря США Джона Керри. Продолжительность поездки беспрецедентна для вояжей глав МИД — обычно все укладываются в один день. Понятно, что главной темой переговоров станет Сирия. Там в основном соблюдается перемирие, заключенное при поддержке России и США, которые, похоже, небезуспешно пытаются найти баланс интересов в этом регионе.

Вместе с тем на брифингах в госдепе подчеркивалось, что Керри, как и прежде, будет говорить об Украине.

Два прошлогодних его визита в РФ — в мае и декабре — вызвали немало спекуляций по поводу того, что сторонам удалось найти взаимопонимание в украинском вопросе. Как-никак, в ходе последней поездки в интервью российскому телевидению госсекретарь сказал: «Мы будем продолжать подталкивать правительство в Киеве, у него есть обязательства, и нужно эти обязательства выполнять».

Тем не менее никаких шагов в сторону урегулирования за последние три месяца не наблюдалось.

Поэтому будем осторожны в прогнозах и сосредоточимся на фактах. Так, в последний раз к украинской теме Керри обращался 13 марта в Париже на пресс-конференции после встречи с главами МИД ФРГ, Франции и Италии. Госсекретарь, в частности, сказал, что не удовлетворен положением дел, и подчеркнул: Россия должна повлиять на сепаратистов для обеспечения безопасности, а Украине необходимо провести конституционную реформу и принять закон о выборах на Донбассе.

Формально — это симметричный подход. Однако из этого заявления следует, что, с американской точки зрения, за обстрелы ответственна только одна сторона, а за политическое урегулирование — только другая. Хотя понятно, что это не так.

Например, вопросы местных выборов, как указывается в п. 12 Минского протокола, должны быть согласованы с представителями Донбасса. И этот процесс, безусловно, упростился бы, если бы начались прямые переговоры по данной проблеме между обеими сторонами. Однако ни европейцы, ни американцы об этом даже не упоминают.

Между тем 21 марта в ходе визита Обамы на Кубу Керри встретился с обеими сторонами переговоров о прекращении более чем полувековой гражданской войны в Колумбии. Он в отдельности общался с представителями как правительства этой страны, так и Революционных вооруженных сил (ФАРК). И это несмотря на то, что ФАРК с 1997 г. числится в списке террористических организаций, который несложно найти на сайте госдепартамента США.

Вернемся к визиту Керри в РФ. Видимо, в Москве речь пойдет о выработке некоего совместного решения по Украине — хотя, безусловно, это будет весьма непросто. Похоже, Керри будет всячески убеждать российскую сторону воздержаться от активной реакции на те процессы, которые США планируют запустить в нашей стране в достаточно скором времени.

О недоговороспособном локомотиве

Чтобы понять, о чем именно идет речь, напомню: неделю назад я обратил внимание на чрезвычайно резкие заявления Джеффри Пайетта. Посол США открыто призвал сменить не только руководство, но и политический класс Украины. Более того — назвал это главной задачей для нашей страны на 2016 г.

На прошлой неделе новый сигнал прозвучал уже непосредственно из Вашингтона. Выступая перед комитетом сената США по иностранным делам, помощник госсекретаря Виктория Нуланд заявила:

«Сегодня европейскому будущему Украины в равной мере угрожают как внутренние враги, так и внешние силы. Олигархи и клептократы, десятилетиями контролировавшие Украину, осознали, что модель их бизнеса будет разрушена, если реформаторам с майдана удастся в 2016 г. добиться успеха.

Они упорно наносят ответные удары, используя все рычаги старой системы: свой контроль над СМИ, государственными предприятиями, депутатами ВР, судами и политической машиной. А над головами принимающих судьбоносные решения они подвесили дамоклов меч старых обязательств и угроз — только для того, чтобы заблокировать перемены» (всю речь с незначительными сокращениями мы опубликовали в прошлом номере, в статье «Пока у них еще есть такой шанс», №11(764), 18—24.03.2016).

Обвинения очень серьезные. И что симптоматично, они практически идентичны тем, которые выдвигались — причем в более сдержанном тоне — в адрес режима Януковича.

Хотя формально «реформаторам с майдана» противопоставляются «олигархи и клептократы», последние по сути отождествляются с государственной машиной. А прогноз успеха реформаторов, причем уже в 2016 г. (а ведь и Пайетт обозначил такой предел), выглядит и вовсе недвусмысленно.

Неделю назад я предположил, что США изменили свою позицию относительно недопустимости новых парламентских выборов. Правда, сейчас их вероятность значительно снизилась (отнюдь не потому, что события пошли по благоприятному для Вашингтона сценарию, а как раз наоборот). И вполне возможно, представительница госдепа дает понять, что стоит ожидать более радикального варианта развития событий — вплоть до нового майдана.

Причем начаться все может довольно скоро. Ведь формирование «правительства олигархов» вместо реализации раскрученной идеи «кабинета технократов» — вполне весомый повод для массовых протестов, подобно тому как отказ от подписания Соглашения об ассоциации с ЕС стал катализатором евромайдана.

Действительно, «майданный» сценарий с точки зрения эффективности может представлять для заокеанских партнеров куда больший интерес, чем досрочные выборы. Ведь с учетом нашей избирательной системы нельзя непременно предполагать, что на них правильные (с точки зрения тех же партнеров) реформаторы получат абсолютное большинство голосов в ВР, позволяющее не оглядываться на президента.

И не нужно считать возможность такого развития событий слишком фантазийной — майданы уже прочно стали неотъемлемым элементом особой украинской политической культуры, нашими своеобразными праймеризами и кокусами.

В этом контексте особый интерес представляет «коалиционная недоговороспособность» «Самопомочі». Уж не отведена ли этой партии роль главного локомотива нового майдана? Тем более что ресурс для мобилизации нескольких десятков тысяч сторонников (особенно в западных областях) у нее, безусловно, есть.

В целом послание Виктории Нуланд ориентировано на три адреса. Во-первых, это политикум и общественное мнение США — так их готовят к определенным событиям в Украине. Во-вторых, Петр Порошенко и его команда — им дают понять, что дальнейшее непослушание чревато серьезными персональными последствиями. В-третьих, сторонникам идеалов майдана подается очередной сигнал: Запад по-прежнему с вами, а нынешние проблемы связаны с негодными персоналиями, которых необходимо поменять.

Тем не менее, судя по всему, ради сохранения своих позиций верховная власть готова пожертвовать даже сотрудничеством с МВФ и в целом проводить более независимую от Запада политику — дескать, США и ЕС все равно не посмеют бросить Украину на растерзание Россией. Характерно, что на минувшей неделе ВР так и не рассмотрела вопрос об отставке Шокина, а генпрокурор вернулся из отпуска на работу.

Но, похоже, Банковой уже не стоит рассчитывать на то, что все спишет конфликт на Донбассе. Негатив по отношению к Петру Порошенко в Вашингтоне все сильнее — и это не просто раздражение слабым исполнителем. Проблема в том, что Президент Украины все более явно игнорирует рекомендации из-за океана.

А это, как показывает совсем недавняя история нашей страны, по заокеанским меркам — действительно очень серьезный проступок.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Почти со всеми почти против всех

Москва хотела бы выйти из донбасского конфликта, а потому ей важно, чтобы у украинской...

Украине предложат стать Бельгией

В США не исключают, что наша страна откажется от ассоциации с ЕС

Порошенко, Ципрас, Трамп — виртуозы обещаний

Каждый политик спекулирует громкими заявлениями, не особо заботясь о том, как он...

Новый поход на власть случится не скоро

Сохранить свои позиции глава МВД может только при консервации нынешней конструкции...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка