Праздник непослушания. Жесткая фаза

№15(768) 15 — 21 апреля 2016 г. 14 Апреля 2016 4.8

10 апреля в передаче «10 минут с премьер-министром» Арсений Яценюк заявил о решении «передать обязанности и ответственность руководителя правительства Украины». При этом он попытался создать впечатление, что после ухода из Кабмина его роль в политике даже усилится.

«С сегодняшнего дня вижу свои задачи шире, чем полномочия главы правительства: новое избирательное законодательство, конституционная реформа, судебная реформа, коалиционный контроль за курсом нового правительства, международная поддержка Украины и ее членство в ЕС и НАТО — часть моей программы», — сообщил Арсений Петрович.

В этих словах можно было бы усмотреть намек на то, что он получит пост секретаря СНБО. Ведь только такая должность (помимо президентской и премьерской) хоть как-то позволяет влиять на решение озвученных задач.

Но если бы Порошенко решил заменить Турчинова на Яценюка, то, безусловно, в своем прощальном обращении последний упомянул бы главу государства. Однако подобного не произошло. Это выдало и явную обиду премьера на президента, и тот факт, что фраза о масштабных задачах — лишь красивый фиговый листок, призванный скрыть неприглядную перспективу, открывающуюся перед Яценюком.

Совершенно очевидно, что глава правительства не переходит на какую-то государственную должность, а будет пытаться влиять на курс страны в качестве лидера младшей коалиционной партии. Конечно, задачи аналогичного масштаба может ставить перед собой любой партийный лидер. Но убедительно такие планы выглядят только тогда, когда его политсила решила задачу прихода к власти — а не борется с нулевым рейтингом.

На практике амбиции премьера свелись к пожеланию, чтобы его отставка была принята вместе с отменой февральского постановления ВР о неудовлетворительной работе Кабмина.

О новоявленном Раскольникове — еще более дерзком

Для Порошенко это весьма скромная цена за уход Яценюка. Гораздо большей проблемой для него оказались трудности с согласованием кандидатур будущих министров внутри БПП, а также амбиции Саакашвили.

Обнародованное вечером 11 апреля «Обращение Михаила Саакашвили к Президенту Украины» превзошло все ожидания. Замечу, что по жанру в любом обращении прежде всего должен упоминаться адресат, т. е. «уважаемый (или же неуважаемый) имярек». Но глава Одесской ОГА не стал размениваться на такие мелочи и сразу взял быка за рога:

«Мы устали ждать и слышать пустые обещания, пока старая коррупционная система шаг за шагом берет реванш. Украине нужны срочные и кардинальные реформы. В полномочиях президента эти реформы обеспечить. У нас есть ряд требований, без которых невозможно здоровое развитие как Одесской области, так и всей Украины. Мы требуем:

Сформировать правительство народного доверия без договорняков, правительство, которому будут доверять украинцы;

Снять сепаратиста и прихвостня олигархов Стоянова с поста главного прокурора Одесской области;

Немедленно возбудить уголовное дело по сепаратисту, мэру Одессы Труханову, в связи с его офшорными предприятиями и российским гражданством;

Уволить глав СБУ и ГФС (из других высказываний Саакашвили следует, что речь идет о главах региональных представительств этих организаций, но обращение написано так, будто имеются в виду высшие руководители Службы безопасности Украины и Государственной фискальной службы. — С. Б) как таковых, кто работает не на благо народа Украины, а занимается откровенным разбоем и бандитизмом;

Мы больше не намерены ждать, мы изменим эту систему или с этой властью, или без нее!»

Далее Саакашвили пояснил, как именно собирается изменять систему:

«Либо в течение этих дней мы видим, что конкретные эти действия предпринимаются, конкретные люди привлекаются к ответственности, конкретные люди будут уволены, начинается действительно прозрачный процесс формирования правительства на центральном уровне и назначения на местном уровне — либо нынешним реформаторам нечего делать вблизи нынешней власти Украины.

Тогда все реформаторы — не только в Одессе — должны уйти, сформировать отдельную команду. И пойти на то, чтобы поменять все в стране самым решительным, самым быстрым конституционным способом, а не ждать бесконечно и кормиться пустыми обещаниями».

За все годы независимости ничего мало-мальски подобного по отношению к Президенту Украины не позволил себе ни один губернатор (в т. ч. крымский президент Мешков) и ни один глава правительства (даже Тимошенко в адрес Ющенко).

В истории случалось, что подчиненные обращались к начальникам и резче. Взять, например, открытое письмо Федора Раскольникова, полпреда СССР в Болгарии, Иосифу Сталину. Но опальный дипломат ничем генсеку реально угрожать не мог. А Саакашвили, хоть и не обвиняя Порошенко напрямую, грозит ему вполне реальным майданом.

Порошенко никак не прореагировал на это заявление, что выглядит явным признаком его слабости. Конечно, можно предположить, что президент воздержался от ответа, поскольку ему критически важны голоса, которые могут дать за Гройсмана ориентированные на Саакашвили «еврооптимисты». Если это так, то слабость его становится еще очевиднее.

А ведь президенту брошен откровенный вызов, причем, похоже, именно с расчетом на то, что не отреагировать он не сможет — а значит, Саакашвили укрепит свой имидж страдальца за принципы. Да и в целом позиция главы Одесской ОГА сейчас беспроигрышная: все возможные позитивные перемены в стране он уверенно припишет собственной «борьбе», а все провалы — нежеланию принять его предложения. Главное — неустанно поддерживать этот образ.

Судя по всему, Саакашвили рассчитывает на некие радикальные политические перемены в ближайшее время, и не предполагает, что новая коалиция с новым Кабмином — это надолго.

О вынужденных финтах при критическом дефиците «тушек»

По редакционному графику свежий номер «2000» поступает в печать в ночь на четверг — поэтому я, конечно же, не могу знать, чем завершатся (и завершатся ли наконец) «коалициада» с «премьериадой».

Зато могу констатировать, что «праздник непослушания», о котором я писал неделю назад («Порошенко не внемлет рекомендациям из Вашингтона, но и в Украине его собственные пожелания воспринимаются все менее серьезно»), обрел впечатляющие масштабы.

С огромным трудом численность «штыков» формируемой коалиции удалось довести до требуемых 226. Из 44 независимых депутатов, а также 42 членов групп «Воля народа» и «Возрождение» нашлось лишь четверо желающих (ровно столько, сколько недоставало) пополнить ряды БПП.

Трое из них мажоритарщики (а значит, абсолютно вольны в своих действиях), а четвертый — Андрей Немировский (прошел в ВР по списку «Самопомочі») является классической «тушкой». Напомню, в конце марта парламентское представительство БПП пополнили Ирина Суслова, Павел Кишкарь и Виктор Кривенко, также избранные от «Самопомочі», но затем исключенные из ее фракции.

Примерно тогда же президентская партия создала прецедент: ее съезд исключил из числа депутатов Николая Томенко и Егора Фирсова, которые ранее покинули ряды родной фракции. По Конституции, списочники, не вошедшие во фракцию партии, от которой избраны (а также вышедшие из фракции), лишаются депутатского статуса — в порядке, предусмотренном законом. Но поскольку соответствующего закона не существует, на практике эта норма не применялась ни разу. Однако в БПП решили, что закон не нужен — и ЦИК тут же зарегистрировал депутатами членов списка, лояльных генеральной линии.

Премьер Гройсман выйдет из тени Порошенко — и наверняка станет для западных партнеров более рукопожатной фигурой, чем президент

Способна ли такой же трюк провернуть «Самопоміч» — и получить если не «золотую акцию», то как минимум «кнопку блокировки», которой сможет при необходимости вы-ключить работу коалиции? Учитывая прецедент с Томенко и Фиросовым — не исключено. Хотя сомневаюсь, что Центризбирком пойдет ей навстречу. Но еще одна интрига существует.

Как бы то ни было, желающих публично оформлять отношения с верховной властью в парламенте больше не оказалось.

И тут с демаршем выступил тот, от кого чего-либо подобного уж никак не ожидали. Вечером 11 апреля, когда, как казалось, вопрос формирования коалиции и правительства был практически решен, СМИ сообщили: «Владимир Гройсман отказался возглавить Кабмин». Дескать, причиной отказа стали кадровые пожелания единственного кандидата в премьеры, причем в отношении не только тех, кого он был бы рад видеть в Кабмине, но и тех, кого иметь под своим началом категорически не хочет.

Последними оказались замглавы АП Виталий Ковальчук и руководитель Харьковской ОГА Игорь Райнин. Таким образом надежнейший соратник Петра Порошенко выступил против других близких к президенту людей, которых тот хотел бы видеть в правительстве.

Глава государства был ошеломлен таким решением своего выдвиженца. Об этом можно судить по последовавшим утечкам: мол, кресло премьера тут же предложили Александру Турчинову, а после его отказа обсуждалась кандидатура Юрия Луценко. Конечно, все это стоит рассматривать как давление на Владимира Гройсмана. Но сам факт, что к таким мерам пришлось прибегать в отношении ближайшего соратника, говорит о многом.

К тому же демарш Гройсмана случился в решающий момент сложнейших переговоров с партнерами из «Народного фронта» об окончательном составе правительства. В такой ситуации демонстрация разногласий в собственных рядах абсолютно противопоказана.

Правда, вскоре ситуация вроде бы разрешилась. Владимир Гройсман согласился на то, чтобы первым вице-премьером стал Виталий Ковальчук, взамен на возможность назначить пятерых своих министров, трое из которых — выходцы из его винницкой команды (Владимир Кистион, Максим Нефедов, Андрей Рева).

«Сегодняшний итог переговоров по формированию КМ. Практически все позиции согласованы. Гройсману удалось отстоять реформаторское ядро в новом правительстве», — сообщил в этой связи в Твиттере пресс-секретарь спикера Дмитрий Столярчук.

Я бы особо обратил внимание на слова о «реформаторском ядре». В этой негромкой фразе нетрудно разглядеть желание Гройсмана дистанцироваться от тех людей из окружения президента, которые в последнее время становились фигурантами коррупционных скандалов и обрели имидж тормоза реформ — особенно в глазах западных партнеров.

Действительно, Гройсман, в коррупции незамеченный, после назначения наверняка выйдет из тени Порошенко — и, возможно, даже станет для западных партнеров более рукопожатной фигурой, чем действующий президент.

Более того, можно предположить, что Гройсман уже получил с Запада — через голову президента — определенные пожелания относительно формирования Кабмина.

О всепроникающих пиарщиках президента

Независимо от того, как решится судьба Кабмина, подвижек в ситуации на Донбассе в ближайшее время ожидать вряд ли стоит.

Утром 12 апреля СМИ облетела новость: мол, «Большая семерка» считает предпосылкой выборов на Донбассе восстановление Украиной контроля над всем участком границы с РФ. Первоисточником информации стала украинская служба «Немецкой волны». Процитирую начало соответствующего сообщения в оригинале:

«Вибори на Донбасі повинні проходити за українськими законами та за стандартами й під наглядом спостерігачів Організації з безпеки і співробітництва в Європі (ОБСЄ). Про це йдеться у заключному комюніке зустрічі міністрів закордонних справ країн G7 в японській Хіросімі, оприлюдненому в понеділок, 11 квітня.

В тексті також йдеться про те, що проведення виборів на Донбасі передбачає «повне виведення всіх іноземних збройних формувань і устаткування з території України та повернення українського контролю зі свого боку міжнародного кордону».

Из этого сообщения следует, что ведущие государства мира полностью поддерживают Киев в его трактовке Минских соглашений. Следовательно, на мирном урегулировании в обозримом будущем можно ставить крест. Однако вот что гласит упомянутое коммюнике, размещенное на сайте МИД Японии:

«Мы подчеркиваем нашу абсолютную поддержку полной имплементации Минских соглашений, а также работе «нормандского формата» и трехсторонней контактной группы, которые нацелены на обеспечение мирного решения конфликта в Восточной Украине.

Мы озабочены продолжающимся насилием на линии соприкосновения, нарушающим прекращение огня. Мы настоятельно призываем все стороны сделать конкретные шаги, которые приведут к полному прекращению огня, как того требуют Минские соглашения.

Мы повторяем наш призыв ко всем сторонам принять на себя свою долю ответственности и полностью, без задержек, выполнить свои обязательства по Минским соглашениям. Включая проведение местных выборов в соответствии со стандартами ОБСЕ и украинским законодательством при мониторинге БДИПЧ, полный вывод всех иностранных военных формирований и вооружений с территории Украины, возвращение Украине контроля над ее стороной международной границы, безопасный допуск и предоставление гуманитарной помощи тем, кто в ней нуждается. (В оригинале этот абзац звучит так: «We reiterate our call on all sides to assume their responsibilities fully and completely fulfill their commitments under the Minsk agreements without delay, including local elections held in accordance with relevant Organization for Security and Co-operation in Europe (OSCE) standards and Ukrainian legislation and monitored by OSCE/ODHIR, the complete withdrawal of all foreign armed formations and equipment from the territory of Ukraine, the return of Ukrainian control over its side of the international border, and safe access and provision of humanitarian aid to people in need»)

В частности, мы ожидаем, что Россия будет соблюдать свои обязательства и использует свое влияние на сепаратистов, чтобы те выполнили свои обязательства по Минским соглашениям».

Затем следует абзац похвал в адрес ОБСЕ за участие в урегулировании кризиса и призыв ко всем (но «особенно к сепаратистским группам») не препятствовать работе наблюдателей Специальной мониторинговой миссии. Далее министры «Большой семерки» напоминают: «Продолжение санкций четко связано с полной имплементацией Россией Минских соглашений и ее уважением суверенитета Украины».

Таким образом, главы МИД ведущих мировых держав считают контроль Украины над границей не предпосылкой выборов, а одним из обязательств по выполнению Минских соглашений, которое не находится в причинно-следственной связи с другими обязательствами.

Налицо стандартная позиция, которую и раньше высказывали западные лидеры. Т. е. пункты соглашения не искажаются, но воспроизводятся в неполном виде, создавая впечатление, будто усилия должны приложить все стороны — но Киев все же в меньшей степени.

В данном случае это значит, что контроль Украины над границей не рассматривается как следствие выборов, о согласовании избирательного законодательства и других вопросов на уровне контактной группы не говорится. Не упоминаются и конституционная реформа, статус Донбасса и обмен пленными. А гуманитарными вопросами считаются не социальные выплаты, а исключительно допуск на неподконтрольные территории западных гуманитарных организаций.

В то же время может быть разочарован и Киев, поскольку в коммюнике ничего не сказано о возможной полицейской миссии ОБСЕ.

Кстати, судя по всему, на «Немецкой волне» (напомню, это государственный информационно-пропагандистский ресурс ФРГ) только украинская редакция утверждала, будто G7 назвала предпосылкой выборов на Донбассе восстановление контроля над границей. В сообщениях на ту же тему русской и немецкой редакций ничего подобного не говорится (а английская и польская этот вопрос вообще не освещали).

Разумеется, можно полагать, что эта публикация — просто вольность журналистов (большинство из них — украинцы), которые перевели сообщение немецкого агентства ДПА в соответствии с собственными политическим пристрастиями (как часто делают наши СМИ).

Действительно, по тональности основной массы материалов украинская редакция «Немецкой волны» не слишком отличается от, скажем, «УП». И в то же время, когда Берлину необходимо, он может именно через нее передавать неприятные для Киева вещи.

Например, когда началась энергоблокада Крыма, украинская редакция тут же ретранслировала слова уполномоченного по отношениям с РФ и постсоветским пространством Гернота Эрлера, обвинившего Киев в сознательной эскалации конфликта с Москвой.

Поэтому есть все основания утверждать, что общая тональность украиноязычной «Немецкой волны» — это не свидетельство бесконтрольности, которую почему-то вдруг допустили немцы, а средство достижения симпатий украинской аудитории к ФРГ и вместе с тем — выражение политической линии Берлина.

Кстати, и заокеанские государственные СМИ, работающие на украинскую аудиторию, помещают порой, скажем так, странную информацию. В начале апреля на сайте радио «Свобода» появилось следующее сообщение:

«У Вашингтоні підтвердили, що президент США Барак Обама мав розмову з президентом України Петром Порошенком, у перебігу якої вони обговорили цілку низку питань.

Як повідомив Радіо Свобода чільний посадовець адміністрації, що просив не називати його на ім'я, в перебігу зустрічі на берегах саміту з ядерної безпеки, що відбулася 31 березня, президенти говорили про переговори в Україні про створення стабільного уряду, який був би відданий втіленню реформ, включно з тими, які необхідні для виконання зобов'язань України перед Міжнародним валютним фондом, що є кроком, необхідним для надання Україні міжнародної економічної допомоги.

Крім того, обидва керівники досягли згоди щодо важливості того, щоб Мінські домовленості були виконані повністю й якнайшвидше, що дало б можливість мирно вирішити конфлікт на сході України і відновити суверенітет України на Донбасі, повідомив посадовець».

Трудно, конечно, заподозрить рупор правительства США в публикации откровенной «джинсы» (да еще и дезинформирующей относительно деятельности руководства своей страны). Но возникает естественный вопрос: если такая встреча действительно имела место, почему американская администрация настолько не пожелала ее афишировать, что даже «высокопоставленный чиновник» просил не называть своего имени?

И неужели пиарщикам Порошенко (которые стремились убедить общественность, что принимали Петра Алексеевича в Вашингтоне на самом высоком уровне) удалось найти подходы к западным государственным СМИ, информация которых в Украине априори считается достоверной и не требующей перепроверки?

О медийных откровениях от удрученных референдумом

Понятно, порой журналисты могут заиграться. Но мнения, сходные с теми, что украинская редакция «Немецкой волны» приписала «Большой семерке», постоянно высказывают и западные политики с аналитиками. Например, в последнем обзоре «Стратфор» (Strategic Forecasting Inc. — американская частная разведывательно-аналитическая компания, которую порой называют «теневым ЦРУ») по конфликту на Донбассе утверждается, что первые шаги сейчас должна сделать РФ (цитирую по inosmi.ru):

«Любые признаки того, что Россия сокращает снабжение отколовшихся от Украины территорий и уменьшает там свое присутствие, могут указывать на ее готовность к компромиссам с Киевом и Западом. Но даже если Москва пойдет на такие действия, российские войска смогут очень быстро вернуться на восток Украины, если не будут воплощены в жизнь политические уступки, такие, как предо-ставление Киевом автономии Донбассу или отмена европейских санкций. Но, как минимум, уход России с востока Украины, пусть даже временный, может заставить ЕС снять санкции, особенно в связи с тем, что некоторые его члены проявляют колебания в данном вопросе.

Другим ключевым условием Минских соглашений является передача Украине контроля над границей между РФ и сепаратистскими территориями, а также беспрепятственный допуск наблюдателей ОБСЕ на все эти территории. Если на пограничных постах будет больше наблюдателей ОБСЕ, они смогут обнаружить российский личный состав и места тылового обеспечения. Видимо, именно поэтому РФ в данном вопросе по-прежнему непреклонна. Но если Россия и сепаратисты обеспечат больше доступа к пограничным постам (особенно к тем, через которые осуществляется снабжение), это станет показателем компромисса по военным вопросам и вопросам безопасности».

Если аналитики «Стратфор» констатируют, что Москва может переиграть свое выполнение Минских соглашений из-за отсутствия ответных шагов Киева, то докладчики по Украине в ПАСЕ немка Марилуизе Бек и чешка Кристина Зеленкова обходятся без подобных оговорок и используют официальную украинскую терминологию относительно неподконтрольных районов.

8 апреля, подводя итоги четырехдневной поездки в Украину, они заявили: «Ползучая гибридная аннексия оккупированных территорий в регионе Донбасса — неприемлема с точки зрения международного права... Если мы двое не можем безопасно поехать на оккупированные территории на день-два, то как можно в скором времени провести в этом регионе свободные и честные выборы?»

На таком общем фоне ничуть не удивительно, что европейцы не стали вменять украинской власти провал референдума по Соглашению об ассоциации Украины с ЕС, состоявшегося в Нидерландах. Если обвинения и случаются, то говорится о коррупции, а не о войне. А доминирующая интонация по всей Европе такова: мы не можем позволить России выиграть в этой ситуации.

«Ответ «нет» на референдуме станет лучшим подарком, какой только может пожелать Путин. Чем сильнее ЕС и чем теснее наши связи с Украиной, тем хуже для Путина», — цитирует шведская «Афтонбладет» депутата от правящей центристской партии Фредерика Федерли, и при этом не приводит противоположных мнений

Испанская «Эль Паис»: «От Греции до Великобритании и от Венгрии до Нидерландов — мы видим, что референдумы рискуют превратиться в излюбленное орудие популистов, дабы лишить демократии законной силы, поставить под удар европейский проект. И, ко всему прочему, преподнести огромный подарок Владимиру Путину, который извлек наибольшую выгоду из состоявшегося референдума».

Аналогичное беспокойство проявляют и крупнейшие СМИ ФРГ. «Отклонение договора — победа не только президента России Владимира Путина, но и всех тех, кто с удовольствием стал бы свидетелем немедленного распада ЕС», — пишет «Дер шпигель».

Еще категоричнее «Ди Вельт»: «Голландское «нет» Соглашению об ассоциации Украины с ЕС — позор свободной Европе и предательство европейских свободных ценностей, которое повлечет тяжкие последствия. Презрение было выказано стране, которая приносит самые серьезные жертвы для того, чтобы стать частью европейской демократической семьи. Результаты референдума... могут еще больше подхлестнуть Путина в его стремлении ввергнуть Украину в хаос, сбивая непокорного соседа с европейского пути и принуждая снова признать российское господство».

При таких настроениях вряд ли можно предполагать, что в Берлине и Париже (а тем более в Вашингтоне) ждали развязки правительственного кризиса в Киеве, дабы затем добиться от Украины реализации Минских соглашений.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка