Разбор сигналов в сжимающемся пространстве свободы

№18-19(771) 13 — 19 мая 2016 г. 12 Мая 2016 1 4.7

Сразу после визита в Украину помощника госсекретаря США Виктории Нуланд, который состоялся 26—27 апреля, появились сигналы о возможной перемене политики Киева в отношении мирного урегулирования на Донбассе.

Одним из таких сигналов стало интервью, которое 29 апреля замглавы МИД Вадим Пристайко дал радиостанции «Голос Америки». Он в частности сказал, что Украина готова разработать закон о выборах на Донбассе — и «срочно начать выборы, чтобы получить желательно этим летом уже легитимных представителей Луганска и Донецка, чтобы с ними вести переговоры».

Более того, высокопоставленный дипломат заявил: «После выборов в украинской политике могут появиться люди, которых официальный Киев называет террористами и сепаратистами... Нам придется жить с этим, нам придется учитывать все интересы, которые есть на большой территории Украины, для того, чтобы наше государство смогло продвигаться дальше, мы должны найти консенсус.

Если в результате открытых и честных выборов эти люди придут к власти — нам придется искать возможность взаимодействовать с ними: и в парламенте, и в правительственных структурах, и в местных структурах. Это будет непросто, все это должны осознать прямо сейчас, но, к сожалению, это единственный путь для мирного урегулирования».

Понятно, что такие слова вызвали шок у многих украинских политиков — недаром «Самопоміч» тут же потребовала отставки Пристайко. Но точно так же очевидно, что ключевые моменты этого заявления не могли не быть согласованы с главой МИД Павлом Климкиным. А с учетом важности месседжа можно наверняка говорить и о согласовании на уровне президента.

Здесь необходимо иметь в виду следующее: после местных выборов в «отдельных районах» по украинскому законодательству там не исключены и довыборы в Верховную Раду — по вакантным округам. Т. е. парламент могут пополнить депутаты, которые усилят «группу поддержки» изменений Конституции.

Пока же в ВР (если не считать Оппозиционный блок и отдельных представителей «Возрождения» и «Воли народа», а также, возможно, БПП) существует твердый консенсус в неприятии Минских соглашений и необходимости любыми способами оттягивать их выполнение. На этой же позиции стоит и президент, но он персонально отвечает перед Западом за выполнение договоренностей, т. е. сталкивается с дилеммой — либо дальше тянуть время, либо действительно попытаться продавить их выполнение, тем самым восстановив свое реноме в глазах западных партнеров.

Вся сложность в том, что проблемы Петра Алексеевича большую часть украинского политикума попросту не волнуют.

О зачистках «партии войны»

29 апреля, в тот же день, когда «Голос Америки» озвучил громкие заявления Вадима Пристайко, сменился губернатор Луганской области. Вместо связанного с добровольческими батальонами Георгия Туки (о нем мы поговорим чуть ниже) им стал представитель Луганщины в ВР Юрий Гарбуз.

С начала 1990-х Гарбуз занимается агробизнесом в этом регионе. При Ющенко (в 2005-м) и при Януковиче (в 2014-м) он назначался главой райадминистраций (в первом случае — Марковской, во втором — Меловской). В 2006—2010 гг. возглавлял Марковский райсовет. В 2014 г. был избран в ВР от БПП, но в парламенте оставался незаметным: согласно мониторингу гражданской сети «ОПОРА», по состоянию на конец марта этого года он ни разу не выступал на заседаниях. Правда, как сообщает парламентский сайт, зарегистрировал 22 законопроекта.

Страничка Гарбуза в Фейсбуке времен его депутатства не слишком информативна. Можно отметить лишь, что несколько недель назад он критиковал массовые увольнения сотрудников администрации, которые проводились при Туке.

30 апреля на представлении в должности новый глава Луганщины выразил уверенность, что мир скоро воцарится — это произойдет, «когда разум победит глупость и трусость». Хочу подчеркнуть, что в кратком выступлении Гарбуза не прозвучало ни одного враждебного слова по отношению к жителям неподконтрольных территорий.

С переменой позиции Киева по Донбассу очевидным образом связан выход представителя Украины Романа Бессмертного из политической подгруппы контактной группы. Об этом решении он объявил 28 апреля, пояснив, что недоволен сотрудничеством с президентом, с которым имел несколько «неприятных разговоров» (причем не виделся с октября). Расхождения, мол, касались «содержания, иногда даже концептуальных подходов к разрешению конфликта на Донбассе».

Я неоднократно обращал внимание на заявления Бессмертного, в которых он, мягко говоря, скептически высказывался о Минских соглашениях. И каждый раз возникало недоумение — насколько его пассажи соотносятся с официальной позицией Украины?

Выход из процесса переговоров этого в принципе весьма поверхностного функционера может свидетельствовать о том, что президент настроен на компромиссные шаги.

Сменила Бессмертного известная многолетней работой в уже упоминавшейся «ОПОРЕ» Ольга Айвазовская. Своей целью эта организация заявляет «активизацию общественного участия в политическом процессе путем внедрения моделей влияния граждан на деятельность органов госвласти и местного самоуправления». И не исключено, такой кадровый ход связан с тем, что решение вопроса проведения выборов на Донбассе переходит в практическую плоскость.

Возвращаясь к увольнению Георгия Туки, нужно сказать, что в тот же день президент отправил в отставку главу Службы внешней разведки Виктора Гвоздя и своего советника Юрия Бирюкова. Все они (как и Роман Бессмертный) — яркие представители «партии войны», точнее — наиболее радикального ее крыла, поскольку «партия мира» в верховной власти и силовых структурах не просматривается вообще.

Помнится, свою губернаторскую деятельность Тука начал с обещания не только ликвидировать самопровозглашенные республики, но и дойти до Ростова-на-Дону. В его послужном списке и практически полное закрытие пропускных пунктов между подконтрольной частью Луганщины и «ЛНР», и непримиримая борьба с контрабандой на линии соприкосновения.

Теперь же, став замминистра по вопросам оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц, Тука пережил удивительную метаморфозу. В первый свой рабочий день на этой должности он заявил «Громадському радіо»: «Существует две противоположные точки зрения. Одна состоит в том, чтобы отгородиться колючей проволокой. Она абсолютно деструктивная. В результате ментально мы получим потерю населения, озлобленность людей по отношению к нам. И когда будем осуществлять выплаты на оккупированную территорию, мы будем субсидировать производственные мощности агрессора. Противоположная точка зрения в том, что нужно снять все ограничения. Истина, как всегда, лежит посередине. Вот мы и будем ее искать».

Помимо прочего, в этом заявлении стоит обратить внимание на следующий момент: о возобновлении выплат гражданам, проживающим на неподконтрольных территориях, Тука говорит, как о решенном факте.

И, наконец, еще одним позитивным сигналом можно считать установившееся с 30 апреля относительное затишье на линии соприкосновения. Как сказал на заседании контактной группы представитель ОБСЕ Мартин Сайдик, «стороны поддержали идею дополнительных усилий для обеспечения полного и неукоснительного режима прекращения огня». Никаких документов по этому поводу подписано не было — впрочем, объективно для перемирия достаточно соблюдать ранее заключенные соглашения.

О миссии не то что невыполнимой — невообразимой

Впрочем, за последнюю неделю из Киева не прозвучало никаких высказываний и в подтверждение всех этих примирительных сигналов. Поэтому остается неясным, действительно ли речь идет о стремлении реализовать Минские соглашения — или же о намерении имитировать данный процесс, но уже в ином стиле.

Т. е. возможны следующие варианты. Украинская сторона принимает закон о выборах, но не согласовывает его с «отдельными районами». Или же согласовывает, но ВР в последний момент вносит в него изменения, обставив проект условиями, неприемлемыми для ввода его в действие.

Подобная схема вполне в русле отечественной политики — она по сути копирует технологию принятия закона о статусе «отдельных районов». В марте 2015-го она применялась с явного согласия Порошенко, но сегодняшний расклад сил в ВР (которая, в частности, 10 мая зарубила изменения к закону «О прокуратуре», прописанные под утверждение генпрокурором Юрия Луценко) показывает, что у депутатов может быть достаточно голосов для маневра — даже если президент будет против.

Однако, разумеется, Киеву выгоднее всего, чтобы в Донецке и Луганске отвергли проект избирательного закона, который получит поддержку Европы и США.

И такой вариант весьма реален, поскольку и в Донецке, и в Луганске считают категорически неприемлемым то, что этот проект разрабатывается без их участия. Но западным партнерам нужно, чтобы Украина предпринимала действия, которые бы они расценили как выполнение Минских соглашений — и это дало бы возможность продлить санкции против РФ, если та не пойдет на уступки. Однако саботаж утверждения Конституции и бездействие с выборами не могут выглядеть выполнением соглашений даже при двойных стандартах. Значит, нужна более тонкая игра. И тема выборов для такой игры подходит лучше, чем проблемы Конституции и статуса Донбасса.

Технологии, опробованные в Одессе 2 мая, будут использованы по всей Украине

Проведение выборов, приемлемых для Донецка и Луганска (с ограничением участия партий и СМИ), потребует от Запада ущемить Украину — по сути согласиться с неприменением священных для него правил. Объективно такие выборы могут быть признаны соответствующими стандартам ОБСЕ только в том случае, если никто из заметных игроков не будет обращать внимания на несоответствие процедуры демократическим принципам (как имело место в Чечне в 1997 г.).

В случае с партиями возможно лишь самоограничение: их представители не выдвигаются в кандидаты, поскольку не имеют шансов выиграть. Но подобный вариант предполагает только мажоритарную систему. Так, в Великобритании ведущие общенациональные силы на выборах в палату общин не выставляют кандидатов в Северной Ирландии, где действуют собственные политические структуры. А еще раньше, когда в состав Соединенного королевства входила вся Ирландия, британские партии не выдвигали кандидатов в округах, где явные шансы на победу имели ирландские националисты.

Но в нашей ситуации совершенно невозможно представить, что ЕС и США будут в этом вопросе играть против Киева — на стороне Донецка и Луганска.

Во всяком случае Запад по-прежнему публично не критикует Киев за нарушения договоренностей, хотя данные Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ к этому располагают. Так, за 23—28 апреля в ходе инспекций мест хранения отведенных орудий и танков СММ констатировала отсутствие 171 единицы вооружений и техники с украинской стороны и 31 единицы — со стороны «республиканцев» (подобная картина наблюдалась и в предыдущие недели).

На этом фоне в «отдельных районах», похоже, опасаются, что Украина примет закон о выборах без согласования с ними (и Запад одобрит это как выполнение Минских соглашений) — поэтому хотят сперва решить максимум политических вопросов. Это ясно видно из интервью представителя самопровозглашенной «ДНР» в политической подгруппе на переговорах в Минске (и к тому же и. о. «главы МИД» этого новообразования) Натальи Никоноровой, которое РИА «Новости» опубликовало 6 мая.

Никонорова заявила, что окончательное согласование модальности выборов на Донбассе маловероятно без выполнения пунктов «дорожной карты» по выполнению комплекса мер. Она подчеркнула, что эта карта должна учитывать все этапы политического урегулирования, «включая отмену режима АТО, экономической блокады, амнистию, введение в действие закона об особом статусе, конституционную реформу и как завершающую стадию — выборы».

Вероятно, такую же позицию занимает и Россия — скорее всего, имеется в виду «дорожная карта», которую на заседании контактной группы 29 апреля (как заявила по его завершении Никонорова) презентовал представитель РФ Борис Грызлов. Якобы из-за отсутствия регламента эта «карта» не была заблаговременно отправлена участникам для ознакомления, и теперь планируется обсудить ее в политической подгруппе 17—18 мая. Во всяком случае ни о какой другой «дорожной карте» никто из участников переговоров не говорил.

Тем временем остается открытым вопрос о формате миссии ОБСЕ на Донбассе (то ли полицейской, то ли миротворческой, то ли еще какой-то).

Напомню, в начале марта после встречи в Париже в «нормандском формате» глава МИД ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер сказал, что до конца месяца ОБСЕ должна представить свою концепцию этой миссии. (У Киева такая концепция, похоже, уже есть. Так, в интервью Петра Порошенко национальным телеканалам 24 апреля речь шла о том, чтобы миссия не только проводила миротворческую операцию, но и фактически играла роль временной гражданской администрации.) Но, судя по заявлениям генсека ОБСЕ Ламберто Заньера, недавно поочередно посетившего Москву и Киев, никакой концепции эта организация предложить не может.

В Киеве Заньер по сути признал отсутствие конкретных предложений по данному вопросу: «Есть разные идеи — от полицейского контингента до вооружения мониторинговой миссии ОБСЕ. Поэтому я очень открыт для обсуждения». Т. е. попросту перевел стрелки, дав понять, что ничего предлагать не будет. Впрочем, это и понятно — ведь вес чиновников этой организации невелик, а для выполнения подобной задачи нужны игроки покрупнее.

Одним из таких игроков, безусловно, является ФРГ. В этой связи примечательно, что 27 апреля представитель МИД этой страны Мартин Шефер на традиционной правительственной пресс-конференции сам — без вопросов журналистов — заговорил о полицейской миссии. По его словам, «в настоящее время нам сложно представить, как могла бы выглядеть военизированная миссия ОБСЕ, которая имела бы цель действенно обеспечить безопасность на выборах в регионах, занятых сепаратистами, а также безопасность наблюдателей ОБСЕ», тем более что у организации «не существует прецедентов» подобных миссий.

Шефер добавил: «Если полностью обдумать идею вооруженной миссии, возникает целый ряд сложных вопросов правового, политического, практического и военного характера». И на эти вопросы у него, мол, нет ответа.

Т. е. Германия, председательствующая в ОБСЕ, ничего не предлагает — и в то же время дает понять, что задумки Киева относительно формата миссии не реалистичны. Ведь Шефер явно решил затронуть эту тему в связи с телеинтервью Порошенко, хотя о выступлении украинского президента напрямую не упоминал.

Создается впечатление, что ФРГ стремится кулуарно уговорить нашу власть отказаться от неприемлемого для европейцев видения миссии, а уж затем решать вопрос о ее формате. Такая тактика может объясняться только одним: Германия не хочет публично показать, что давит на Украину и явно противоречит ей в вопросах мирного урегулирования. И коль так, то у Киева по-прежнему остается большая свобода маневра.

О приручении ненайденной бомбой

Возвращаясь к возможности политического урегулирования ситуации на Донбассе, я вынужден констатировать: судя по последним событиям в Одессе, она представляется все менее вероятной.

Власть не дала одесситам должным образом почтить память жертв трагедии 2 мая. Тысячи желающих не смогли попасть на Куликово поле, где весь день искали якобы заложенные бомбы. А нардепы от Оппозиционного блока, прилетевшие в Одессу для участия в митинге, оказались заблокированы провластными активистами в аэропорту и после нескольких часов ожидания были вынуждены улететь обратно.

Вместе с тем вечером 2 мая на Греческой площади «евромайдановцы» поминали товарищей, погибших здесь в 2014 г. Акцию охраняли усиленные наряды полиции и Нацгвардии, у всех прохожих проверяли сумки. Однако доступ — в отличие от Куликова поля — не ограничивали и мин также не искали.

Как бы то ни было, эти события не стоит считать побочным эффектом перманентной войны между главой ОГА Михеилом Саакашвили и мэром Одессы — бывшим «регионалом» Геннадием Трухановым. Здесь-то они как раз были полностью едины. Так, комментируя инцидент с нардепами, заместитель городского головы Андрей Котляр заявил: «Т. к. обстановка остается напряженной, желательно депутатам посоветовать покинуть город, чтобы не провоцировать ситуацию и не делать еще хуже».

На сайте Одесского горсовета совершенно отсутствует информация о событиях в годовщину трагедии — равно как и какие-либо высказывания руководителей города о событиях двухлетней давности (думается, по крайней мере соболезнования родственникам погибших не помешали бы). Наконец, даже если просто имела место «напряженная обстановка», как выразился Котляр, разве мэрия не должна дать ей оценку?

А ведь год назад одесситы смогли спокойно почтить память жертв трагедии 2 мая непосредственно на ее месте. Сейчас это оказалось невозможным. И в этом сужении пространства свободы — главный смысл произошедшего в Одессе на минувшей неделе.

Одесские технологии, безусловно, будут отныне использоваться по всей Украине. В т. ч. для обеспечения нужных результатов выборов, дабы вытеснить даже весьма управляемую оппозицию в лице Оппоблока полностью ручными силами, выступающими за «все хорошее» (как например, партия одесского мэра Труханова «Доверяй делам»).

О втором пришествии «г-жи «Кольчуги»

Тем временем в Украине ожидается смена посла США. Как сообщают различные источники, новым представителем заокеанской державы в скором времени станет Мари Йованович.

Понятно, что данный процесс носит сугубо рабочий характер — США обычно меняют послов раз в три года, и этот срок у Джеффри Пайетта подходит к концу. В то же время нельзя не отметить, что перемена внешнеполитического курса в отношении той или иной страны (или международной проблемы) всегда сопровождается заменой дипломата, представляющего позицию государства: от посла или представителя на переговорах — до главы МИД при глобальном геополитическом развороте.

О 57-летней Мари Йованович известно, что по вероисповеданию она православная, по отцовской линии имеет сербские корни, а по материнской — русские (и по-русски говорит свободно). Естественно, все это не дает ни малейших оснований подозревать ее в «политическом русофильстве». Напомню, во время «оранжевой революции» послом США был православный Джон Хербст, женатый на русской по происхождению.

Тем не менее мыслимо ли представить, чтобы США назначили, скажем, послом в Анкаре дипломата армянского или греческого происхождения? (В списке послов Соединенных Штатов в Турции, размещенном в английской Википедии, отсутствуют фамилии, похожие на греческие и армянские).

Наоборот, признаком хорошего тона считается назначение дипломата, имеющего со страной пребывания особые связи. Так, отец бывшего посла США в РФ Александар Вершбоу был единственным американцем, воевавшим с нацистами в составе Красной армии (освобожденный из плена в Польше советскими войсками он отказался от репатриации в обычном порядке, через Мурманск, и попросился в подразделение автоматчиков, чтобы с ним дойти до своих, был ранен в боях).

На мой взгляд, Мари Йованович будет непросто наладить доверительный тон с влиятельными представителями отечественного политикума, чья русофобия не ограничивается неприятием российской власти. Но, судя по всему, задача искать деликатный подход к украинским политикам перед ней и не стоит. Линия, которую новому послу США предстоит проводить по отношению к Украине, вероятно, будет весьма жесткой.

В пользу этого предположения говорит и политическая биография Мари Йованович. Она ведь уже работала в Киеве — с августа 2001-го по июнь 2004-го занимала должность заместителя посла и временного поверенного США в Украине. И именно она в 2002 г. первой подняла вопрос о нарушении Украиной санкций против Ирака в связи с вероятной продажей Саддаму Хусейну партии радиолокационных систем «Кольчуга».

Как известно, впоследствии вся эта история была признана вымыслом — но извиняться перед Украиной никто не стал.

Понятно, что не сама Йованович была инициатором скандала, но ее опыт и репутация дипломата, способного говорить с руководством Украины жестко, стоят многого.

Важно учитывать и такой момент: между объявлением о намерении назначить посла и его прибытием в страну, как правило, проходит несколько месяцев. И если предположить, что Йованович призвана стимулировать Украину к выполнению Минских соглашений, значит, процесс их реализации откладывается именно на такой срок.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Почти со всеми почти против всех

Москва хотела бы выйти из донбасского конфликта, а потому ей важно, чтобы у украинской...

Украине предложат стать Бельгией

В США не исключают, что наша страна откажется от ассоциации с ЕС

Порошенко, Ципрас, Трамп — виртуозы обещаний

Каждый политик спекулирует громкими заявлениями, не особо заботясь о том, как он...

Новый поход на власть случится не скоро

Сохранить свои позиции глава МВД может только при консервации нынешней конструкции...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
niky

..................о каких выборах на Донбассе можно говоить -кагда с двух сторон стоят отмобилизованные -танковые и ракетные дивизии ..сначала надо принять закон о Выборах по самой Украине и провести выборы осенью этого года ..и наладить промышленность с\х ..-перекрыть -воровство на Границах и Оффшорах

- 3 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка