Реприватизация Украины. Коломойский бьет триплетом

№10v(738) 20 — 26 марта 2015 г. 20 Марта 2015 4.7

Реприватизация Украины. Коломойский бьет триплетом

Сила удара, который 3 марта Игорь Коломойский нанес по украинскому истеблишменту и стране в целом, экспертами явно недооценена. На первом в нынешнем созыве ВР заседании Специальной парламентской контрольной комиссии по вопросам приватизации днепропетровский губернатор сделал сенсационное «признание» о взятках, которые он якобы давал за участие в приватизации самых лакомых кусков украинской экономики. Последствия этих откровений еще впереди. Их еще предстоит сполна ощутить и президенту, и Генпрокурору, и министру финансов etc., да и, собственно, каждому украинцу.

Олигарх, который не боится напугать

Накануне заседания в повестку дня по настоянию первого зампредседателя комиссии Павла Ризаненко был внесен вопрос законности приватизации в 2004 г. государственной акционерной компании «Укррудпром», управлявшей криворожскими горно-обогатительными комбинатами, которые и по сей день являются едва ли не самыми привлекательными для иностранных инвесторов украинскими активами. Во время обсуждения этого вопроса в комиссии появился Игорь Коломойский — один из главных фигурантов и выгодополучателей от разгосударствления «Укррудпрома». Он без лишних церемоний заявил депутатам, что хочет рассказать, как происходила приватизация самых привлекательных объектов во времена президента Кучмы, какие и за что он, Коломойский, выплачивал взятки зятю президента Виктору Пинчуку, каким образом заполучили свои активы другие олигархи и во сколько они им обошлись.

Коломойским были названы десятки коррупционно приватизированных крупнейших энергоконцернов, добывающих, обрабатывающих предприятий. Само собой не обошлось без ГАК «Укррудпром». По словам Коломойского, стоимость концерна независимыми экспертами в начале 2000-х оценивалась в 40—50 млрд. долл., а он был продан за 500 млн. В этой истории замешаны все крупнейшие олигархи, которые за счет специально прописанных условий приватизационных конкурсов смогли обзавестись важными сырьевыми активами.

Коломойский предложил парламенту отменить результаты этой коррупционной приватизации и вернуть во владение государства несправедливо приватизированные активы на десятки миллиардов. Благая вроде бы идея, которую, однако, скептики называют всего лишь новым этапом олигархических разборок.

Но на этот раз скептики неправы. Не потому, что, допустим, злой демон Коломойский плетет интриги против чистого перед законом и совестью Пинчука. Нет, Виктора Пинчука мы не идеализируем, так же как и не верим, что идея Коломойского о реприватизации рождена благородством его души. Нет, нынешний демарш Игоря Валерьевича отнюдь не рядовой эпизод в его привычном эпатажном стиле: идея реприватизации озвучена в то время, когда ее реализация будет смерти подобна для всей украинской экономики.

Как очевидно каждому гражданину, несмотря на кредит, который МВФ дал Украине, финансовое положение страны все равно критическое, и кризис продолжает стремительно углубляться. Ясно, что именно поэтому Петр Порошенко не откажется от требований, выдвинутых им олигархам на встрече с ними 4 марта: давать больше денег в казну, искать источники критически важного для национальной экономики финансирования.

Фактическим ответом на эти требования стали две прямо противоположные инициативы, причем заблаговременно выдвинутые за день до встречи с президентом, ведь олигархи несомненно понимали, о чем пойдет разговор.

3 марта прозвучала инициатива Фирташа вместе с примкнувшими к нему Ахметовым и Пинчуком собрать деньги из-за рубежа через Агентство развития Украины и фонд реконструкции при нем. Это агентство было создано 3-го же марта в Вене на организованной Фирташем конференции, где участвовало много известных зарубежных гостей.

И 3-го же марта прозвучала контрверсийная инициатива Коломойского — собрать деньги путем реприватизации. Тут надо понимать: если он продолжит свою инициативу хотя бы на уровне пиара, а власть решительно не отмежуется от нее, стране следует ожидать самых печальных последствий.

Во-первых, идея, которая не будет дезавуирована на самом высоком уровне, ослабит инициативу Фирташа и его коллег: кто же будет давать деньги в страну, где готовится передел собственности? Кто поверит в перспективы фонда, созданного теми, чью собственность собираются делить?

Во-вторых, раскручивание идеи Коломойского о реприватизации может напугать МВФ, который задержит будущие транши. Но ослабление инициативы Фирташа сделает идею Коломойского вынужденно привлекательной для власти — если смотреть с точки зрения экстренного спасения экономики. Ведь в таком случае лишь реприватизация станет безальтернативным ресурсом пополнения казны. Правда, при условии, что на эти активы сразу найдутся покупатели. Но об этом может позаботиться Коломойский и заключить, к примеру, альянс с какими-либо заинтересованными компаниями за рубежом.

Примечательно, что днепропетровский губернатор озвучил свою «идею» незадолго до заседания совета директоров МВФ, перед которым представители власти старались не делать резких движений — чтобы не сорвать получение кредита. Значит, Коломойский не боялся напугать фонд, а то и мог руководствоваться известной формулой «чем хуже, тем лучше».

C Порошенко поступают не «по-президентски»

Но хуже будет не только рядовым украинцам. Неизбежный при этом социальный протест обрушится на власть настоящим цунами. Парадокс украинских реалий в том, что массы, безусловно, энергично поддержат инициативу о реприватизации как одного из путей к восстановлению социальной справедливости. Однако неизбежный в случае такой реприватизации финансовый обвал, гиперинфляцию и обнищание те же массы свяжут исключительно с политикой власти, но никак не с инициативой Коломойского. Людей, закаленных майданом, не интересуют глубинные причинно-следственные связи.

Есть и сугубо политические аргументы, почему масштабная реприватизация (в данном случае ГАК «Укррудпром») — это крайне плохо для стабильности в Украине.

Если ВР все-таки примет закон об отмене результатов приватизации «Укррудпрома», а президент его подпишет, это резко ухудшит его отношения с Пинчуком—Ахметовым. Не подпишет — с губернатором Коломойским.

Займи он сторону Коломойского, это чревато расшатыванием ситуации на Кривбассе и новыми козырями на руки сторонникам «Донецко-Криворожской республики». Ахметов, Новинский и семья Вилкулов уже сейчас имеют сильные позиции в Кривом Роге.

Выступить же на стороне Ахметова—Пинчука для Порошенко равносильно углублению конфликта с Коломойским. Придется отстранять его от должности, а кому отдать управление ключевой Днепропетровской областью — неизвестно.

Заставляя президента выбрать ту или иную сторону, с Порошенко поступают весьма не «по-президентски». И он это прекрасно понимает. Но Коломойскому явно чужды эти нюансы. Он бьет по Порошенко триплетом, как в покере, где триплет (три карты) из двоек всегда бьет две пары из более сильных карт — тузов и королей. Ведь на заявления Коломойского «о факте преступления» и президент, и Генпрокуратура должны тем или иным образом реагировать. А Виктор Шокин обязан принять и процессуальное решение. И тут любой ход, что называется, чреват.

Игнорировать, не найти «состава преступления» невозможно — так просто Коломойский с резонансной темы не спрыгнет, да и взбудораженная сенсационными «откровениями» общественность такого решения не примет. Раскручивать дело — это действительно чревато жесточайшим политическим кризисом, ведь даже изрядно потрепанные олигархи так просто не сдадутся, а немалые ресурсы, финансовые, медийные, да и политические, у них еще есть.

Тот же Пинчук обладает целой медиаимперией, в которую входят телеканалы СТБ, ICTV, «Новый», газеты «Факты», «ИнвестГазета», MMR и группа «Тавр Медиа», которая управляет шестью национальными радиостанциями: «Русское радио. Украина», «Хит FM», Kiss FM, Radio Rocks, «Мелодия» и «Релакс».

Если власть поддержит обвинения Коломойского, то Пинчук в порядке защиты будет вынужден атаковать власть, и такой медиаресурс способен создать ей немалые проблемы, особенно с учетом ситуации в стране. Проблемы могут еще сильнее обостриться, если СМИ Пинчука поддержат медиа Ахметова (канал «Украина» и газета «Сегодня») и Фирташа—Левочкина (телеканалы «Интер», НТН, К1, МЕГА), ведь они также оказались под прицелом Коломойского, обвинены им в незаконной приватизации.

С другой стороны, с момента возбуждения уголовного дела о взяточничестве дававший ее автоматически становится подозреваемым, поскольку дача взятки — тяжкое уголовное преступление. Да, в сложившейся практике «дающего» часто освобождают от уголовной ответственности, если будет доказан факт принуждения к даче взятки (но о «принуждении» в данном случае не может быть и речи). Однако решение суд может вынести только по результатам расследования, а пока оно идет, подозреваемый должен быть отстранен (пусть и временно) от работы на крупных государственных должностях.

Рискнет ли президент выполнить эту норму закона или «пропустит», как уже было с признанием Коломойского в наличии тройного гражданства? А ведь и в целом все более проявляющаяся самостоятельность днепропетровского губернатора как на месте, так и на общегосударственном уровне, демонстративное игнорирование центральной власти подрывает ее авторитет, демонстрирует ее бессилие.

А ведь дурной пример заразителен!

Причина авантюры — крест на империи

Большая реприватизационная кампания, начатая Игорем Коломойским, одной из своих причин имеет лондонский суд между ним и Виктором Пинчуком, но может иметь глубокие, разрушительные и однозначно негативные последствия для экономики Украины и по другой, кроме финансовой, причине. Давайте посмотрим, какие экономические интересы Коломойского стоят за его инициативой.

Начнем с того, что первым пробным камнем большой реприватизации избрана государственная акционерная компания «Укррудпром», приватизированная в 2004 г., и одним из ее осколков является Криворожский железорудный комбинат (КЖРК), за который в Лондоне судятся Пинчук, с одной стороны, и Игорь Коломойский и его партнер по бизнесу Геннадий Боголюбов — с другой.

Виктор Пинчук утверждает, что в процессе приватизации ГАК «Укррудпром» — КЖРК, по договоренности с Коломойским, должен был достаться ему. На это были перечислены необходимые 130 млн. долл. Но в итоге Пинчука так и не допустили к управлению и не передали ему оговоренные 93% акций комбината.

Теперь Пинчук требует вернуть акции и компенсировать убытки. До евромайдана и начала АТО КЖРК — крупнейшее в Украине предприятие по добыче руды подземным способом, эксплуатирующее 4 шахты с ежегодной добычей 6 млн. аглоруды, оценивалось в 1 млрд. долл. США. Продукция КЖРК, добытая на глубинах более 1 км, считается наиболее качественным в Украине железорудным сырьем и стабильно востребована на внешнем рынке.

Но вернуть придется не только сверхприбыльное предприятие, но и дивиденды, выплаченные в постприватизационный период, которые оцениваются еще в 1 млрд. долл.

Выплатить же такую громадную сумму одномоментно не способен сейчас ни один украинский олигарх, включая Коломойского с Боголюбовым. Поэтому решение Высокого суда Лондона в пользу Пинчука — это крест на империи Коломойского и Боголюбова.

Чтобы не допустить подобного развития событий, в ход идут любые средства вплоть до шантажа Пинчука по семейной линии президента Леонида Кучмы — попыток реанимировать дело Гонгадзе, страсти на телеэкранах по этому поводу и т. д. Все для того, только бы Пинчук забрал назад свое заявление.

Если же Верховная Рада признает, что приватизация ГАК «Укррудпром» проходила с нарушениями законодательства, а Петр Порошенко подпишет указ об отмене приватизации «Укррудпрома», то, скорее всего, Лондонский суд откажется рассматривать это дело, а все договоренности фигурантов о приватизации ГАК будут признаны никчемными. Вот в чем может быть одна из основных причин авантюры Коломойского.

И, собственно, нынешняя активизация днепропетровского олигарха-губернатора на реприватизационном поприще показывает, что дела в Высоком суде Лондона у него идут не лучшим образом. Аргументы, что он находился под давлением тогдашнего президента и был вынужден принять участие в преступной приватизации, вряд ли вяжутся с репутацией самого Коломойского, которого даже друзья называют Беня — в честь легендарного одесского бандита Бени Крика. Видимо, не зря эксперты и СМИ причисляют Коломойского к самым изощренным рейдерам Украины.

Версия о том, что приватизировался «Укррудпром», а взятки платились за «Укрнафту», британским судом вряд ли будет рассматриваться всерьез. Тем более что Пинчук и Коломойский на тот момент имели совместный ферросплавный бизнес. Поэтому могли договориться и еще об одном общем — железорудном. Думается, что свидетельства перечисления средств на приватизацию КЖРК у Пинчука, безусловно, есть.

Эксперты же, обозревавшие приватизацию ГАК «Укррудпром», заметили еще одно обстоятельство. Практически все предприятия были приватизированы прозрачно в том смысле, что было понятно, кому они достались: Северный и Центральный ГОКи — Ринату Ахметову, Ингулецкий — Вадиму Новинскому, Южный ГОК и ГОК «Сухая Балка» — группе «Приват».

Исключение составил только КЖРК, где у власти остался старый менеджмент во главе с директором Федором Караманицем, но оперативный контроль над предприятием после приватизации неоднократно менялся. Одно время там были замечены и менеджеры Виктора Пинчука. Примерно с 2010 г. КЖРК находится под совместным управлением группы «Приват» и компании «Метинвест» Рината Ахметова. Надо полагать, что и с Ахметовым Коломойский поделился КЖРК — отнюдь небескорыстно.

Другие же свои приобретения в «Укррудпроме» — Южный ГОК и «Сухую Балку» владельцы «Приватбанка» еще раньше — в 2008 г. — продали «ЕвразХолдингу» Романа Абрамовича. Кстати, «Сухую Балку» умудрились продать без подъездных путей, из-за чего потом разразился скандал с участием «Евраза». Таким образом, из всех приватизаторов бывшего «Укррудпрома» в случае признания процесса незаконным меньше всего теряют именно Игорь Коломойский и Геннадий Боголюбов. А вот остальным участникам — особенно Ринату Ахметову и Вадиму Новинскому — есть чего опасаться.

Еще в прошлом году «Метинвест» объявил о реструктуризации еврооблигаций на сумму 500 млн. долл. И это далеко не все долги крупнейшей горно-металлургической компании Украины. А после начала АТО и сокращения производства металлургической продукции на меткомбинатах Донбасса криворожские ГОКи остались едва не последними активами «Метинвеста», приносящими стабильную прибыль. Лишись они их, Ахметов и Новинский — банкроты. Но это была бы катастрофа не только для них.

Плюс мошенничество

Поэтому только улыбку может вызвать высказывание депутата Сергея Лещенко на упомянутом выше заседании парламентской комиссии.

Вот цитата из стенограммы заседания. «Лещенко: У меня нет сомнений, что мы с вами единомышленники в вопросе восстановления справедливости при реприватизации...»

Аргументом, который должен убедить украинцев в искреннем, хотя и неожиданном стремлении Коломойского к восстановлению справедливости, должно было стать его признание в даче взятки.

Цитирую вновь Сергея Лещенко: «Вопрос по поводу 5 млн. в месяц, которые вы платили Пинчуку в 2004 году, — вы считаете, что это была взятка или нет? Если взятка, это явка с повинной с вашей стороны? Коломойский.: Мы же знаем, что тот, кто дал взятку и первый пришел, сказал об этом — ему ничего за это не будет».

Конечно, вряд ли можно найти человека, который бы верил в то, что приватизация наиболее лакомых объектов украинской экономики прошла чисто и прозрачно. И тем не менее рассказанные Игорем Коломойским сенсационные «детали» касательно ежемесячной взятки в пять миллионов долларов олигарху Виктору Пинчуку не могут не вызвать вопросов.

«Хороший ты человек, Витя, — как-то произнес Коломойский тост на юбилее Виктора Пинчука. — Сколько я тебя обижал, унижал, забирал у тебя бизнесы (тут Коломойский перечислил самые яркие моменты) — а ты все равно продолжаешь со мной общаться и даже на день рождения позвал!»

Согласимся, «отжимать» у человека бизнесы и одновременно регулярно давать ему взятки — это чересчур фантастично. Тем более что ежемесячная передача столь крупной суммы не могла не оставить следов — платежных поручений и т. п. А если платежные поручения были, то на них явно целью платежа была указана не «взятка», а какая-то иная благопристойная финансовая операция, которая, безусловно, сопровождалась в таком случае соответствующими легальными документами. Но если эти документы прикрывали взятку, значит, Коломойский виновен не только в даче взятки, но и в мошенничестве.

Тут бы и задуматься членам Специальной парламентской контрольной комиссии по вопросам приватизации. Тем не менее делу стараются дать ход.

Председатель комиссии Борис Филатов (один из ближайших соратников Игоря Коломойского) обратился к Генеральному прокурору с требованием возбудить уголовное дело по фактам «вымогательства взятки за право управления компанией «Укрнафта», изложенным председателем ОГА Днепропетровской области.

Но, скажите, почему такая спешка? Ведь правило любого расследования, практика, принятая, например, в парламентах стран Евросоюза, требует выслушать обе стороны. Очевидно, что на комиссию Верховной Рады следовало бы вызвать и Виктора Пинчука, заслушать его и затем уже принимать какое-либо решение о последующих действиях. По сути комиссия парламента не выполнила свои уставные задачи расследования (даже самого поверхностного), ограничившись функцией трибуны для Игоря Коломойского.

И резонно спросить: разве не мог Коломойский — как честный гражданин — сделать свои сенсационные признания раньше? На волне эйфории после победы «революции достоинства» общество восприняло бы их гораздо сильнее, более активно требовало бы от новых властей объективного расследования.

Да и в целом общественный запрос на расследование обстоятельств приватизации стратегических предприятий был всегда, скажем, после первого майдана тема также была чрезвычайно актуальна. Собственно, на этой волне тот же Ющенко провел реприватизацию «Криворожстали». Постоянно говорили о необходимости расследования хода приватизации многие экономические эксперты, а также коммунисты. Но почему так долго не слышали их и так оперативно услышали именно Коломойского?

Поставим вопрос по-другому. Специальная комиссия работала и при предыдущих созывах ВР. Что в таком случае мешало Коломойскому сделать свою «явку с повинной» гораздо ранее?

Очевидно, что Коломойскому нужна не справедливость, а решение «своих вопросов». Его громкие разоблачения — лишь часть многоходовой комбинации.

Так что, скажем прямо, версию «чистосердечного раскаяния» олигарха, стремления вернуть Родине несправедливо нажитые (пусть и вместе с коллегами-олигархами) я не рассматриваю. Слишком это не похоже на Игоря Коломойского. Ведь он, и в этом его определенная уникальность среди украинских олигархов, до прихода в большую политику год назад и не пытался рядиться в «овечью шкуру». В его немногочисленных интервью того времени вы не найдете высокопарных слов о «социальной ответственности бизнеса» и т. п.

Он однозначно не считает для себя нужным создание какого-либо «Фонда Игоря Коломойского», он один из немногих, кто сумел уклониться почти от всех добровольно-принудительных меценатских проектов президентов Украины, и кто открыто говорит, что налоги в Украине платят только трусы.

Геннадий Корбан еще в 2007 г. так охарактеризовал своего шефа: «Коломойский — хамовитый, импульсивный, эксцентричный, жуткий циник». «Сегодня для него драйв — это уж никак не зарабатывание денег, — полагает студенческий приятель Коломойского Кирилл Данилов, бывший гендиректор телекомпании «Приват ТВ Днепр». — Ему интересны красивые комбинации...»

Наверное, действительно можно сказать, что Игорю Коломойскому, как герою известного анекдота, больше всего интересен «сам процесс». Ведь сложней вспомнить, с кем из украинских «коллег»-олигархов у Игоря Валерьевича не было крупных корпоративных конфликтов — доводилось «скрещивать шпаги» с ним Ринату Ахметову, Виктору Пинчуку, братьям Суркисам, Александру Ярославскому, Евгению Фирташу.

Собственно, и приход Коломойского в большую политику год назад можно объяснить не столько проснувшимся патриотизмом, сколько открывшимися возможностями «красивых комбинаций, решения каких-то проблем».

Хорошо подготовленный экспромт

«Решение проблем» подразумевает не только защиту, но и атаку, порой рискованную, если ситуация позволяет. И, похоже, Игорь Коломойский счел, что в этой игре он в силах перейти на следующий уровень. Почему это произошло именно сейчас? Очевидно, потому, что любая масштабная операция требует подготовительного периода, и есть ряд свидетельств, что такой период как раз завершен.

Нынешний демарш Коломойского — не экспромт, а тщательно просчитанный ход.

Прежде всего нужно отметить, что хотя председателем Специальной парламентской контрольной комиссии по вопросам приватизации Борис Филатов был назначен еще 4 февраля, когда были сформированы все прочие комитеты и комиссии парламента, саму комиссию депутаты смогли сформировать лишь 13 февраля.

Любопытно, конечно, каких усилий стоило Игорю Коломойскому провести назначение на эту должность человека, «по праву» разделяющего с ним «почетное звание» главных рейдеров Украины. Может, прочие олигархи рассчитывали, что Коломойский, у которого — во всяком случае не менее других — «рыльце в приватизации», предпочтет не ворошить старые дела? Значит, плохо они изучали духовный, так сказать, мир Игоря Валерьевича (его исчерпывающий психологический портрет был опубликован в «2000», № 50(726) 12 — 18.12.2014).

Во-вторых, 10 февраля был вынужден подать в отставку Генпрокурор Виталий Ярема, отстранения которого Коломойский добивался несколько месяцев. Его преемник Виктор Шокин также считается «человеком президента», но, похоже, куда более приемлем для днепропетровского олигарха. «Сейчас, я так понимаю, другое время, общественные настроения другие, ГПУ другая», — говорил Борис Филатов, комментируя демарш Коломойского.

Следует обратить внимание и на то, что на сессии Днепропетровского горсовета, состоявшейся за два дня до заседания комиссии по приватизации ВР, людьми Коломойского фактически насильственно был смещен с должности и. о. городского головы Максим Романенко. Один из «смещавших» нардеп Куприй объяснил, «почему смена руководства горсовета не произошла еще, к примеру, год назад». Оказывается, все расследования уголовных дел в отношении чиновников Януковича (в том числе Романенко) предыдущий областной прокурор Роман Федик не продвигал.

Нардеп напомнил, что именно он вместе с Филатовым и Денисенко добился отставки Романенко, но расследование в его отношении заблокировал Виталий Ярема, тогда еще Генпрокурор. А после отставки Яремы появилась возможность кадровых изменений.

Таким образом, можно констатировать, что после устранения Виталия Яремы Игорь Коломойский полностью переподчинил себе местные структуры центральных органов власти и зачищает органы власти в своей вотчине от представителей конкурирующего клана Вилкулов (за которыми стоит Ринат Ахметов). (www.2000.ua) Ну а контроль над местной властью — весьма важный аспект при переделе собственности.

Наконец, нельзя не отметить, что 28 февраля покончил жизнь самоубийством Михаил Чечетов, ряд лет занимавший высокие посты в руководстве Фонда госимущества. С сентября 1999-го по апрель 2003 г. он — первый заместитель председателя Фонда госимущества Украины, а с апреля 2003-го по апрель 2005 г. — глава фонда, т. е. он был у руля как раз в те годы, когда происходила приватизация «Укррудпрома» и других крупнейших объектов. Итак, ушел из жизни один из ценнейших свидетелей того, как на самом деле происходила приватизация, какие и от кого команды он мог получать и получал.

Не стану углубляться в конспирологические версии, но аналогии со случившимся после первого майдана самоубийством экс-министра внутренних дел Юрия Кравченко напрашиваются сами собой. Последний считался ключевым свидетелем и подозреваемым по делу об убийстве Георгия Гонгадзе, и с его (Кравченко) гибелью оказались оборваны многие нити, а главное — появилась возможность свалить всю вину на него, ведь покойный не может себя защитить и опровергнуть то, что сейчас ему приписывается. Аналогичным образом можно ожидать и появления «свидетельств» о «некоторых обстоятельствах» приватизации начала «нулевых», которые легко припишут покойному Чечетову.

Таким образом, возникли подходящие «условия» для демарша Коломойского. И вопрос в том, какова его конечная цель. Она достаточно очевидна — передел собственности, захват новых активов, т. е. то, что Игорь Валерьевич любил и умел делать в «веселые» 90-е и в начале «нулевых». После «революции достоинства» и последовавшего за этим военного конфликта на востоке снова наступили времена, когда «наиболее достойные» могут удачно половить чужие бизнесы в мутной воде событий. Тем более что политические позиции ключевых коллег Коломойского по олигархическому «цеху» резко ослабли, «административного ресурса» они практически лишились, в то время как у Коломойского он вырос на порядок.

Вспоминается Ходорковский

Обозначена и ключевая цель — бывшие предприятия «Укррудпрома». И тут все достаточно прозрачно: железорудные активы — едва ли не самое лакомое, что осталось сегодня на Украине. Собственно, металлургия переживает не лучшие времена из-за войны на Донбассе и неблагоприятной конъюнктуры на мировых рынках, усугубляемой технологической отсталостью большинства предприятий после пребывания в руках «эффективных собственников».

«Лежат на боку» после потери дешевого российского газа и российского рынка предприятия химпрома и машиностроения. Даже доходность естественных монополистов (предприятий электро- и газоснабжения) может резко упасть в условиях обвала экономики и падения уровня жизни населения. А вот железную руду всегда можно продать.

Продукция криворожских ГОКов будет востребована не только отечественными меткомбинатами, но и зарубежными металлургами. Низкая стоимость украинской руды делает рентабельными ее поставки не только в Европу, но и на емкий азиатский рынок.

Правда, вроде бы речь идет о возврате собственности государству. «Мы — коллегиальный орган парламента, который выносит на рассмотрение ВР, ГПУ рекомендации о признании какой-либо приватизации незаконной. Поэтому, в принципе, если мы примем решение о признании приватизации «Укррудпрома» незаконной, да еще и подтвердим это свидетельскими показаниям Коломойского, — думаю, ВР будет вынуждена принимать закон об отмене закона о приватизации этого предприятия», — прогнозирует Борис Филатов.

Но, как и в случае с реприватизацией комбината «Криворожсталь» и его последующей продажей корпорации Mittal Steel, после отмены закона о приватизации «Укррудпрома» этот комбинат также может перейти в руки нового владельца или владельцев.

И Коломойский вполне может надеяться на то, что у него есть все шансы стать одним из основных претендентов на роль главного выгодоприобретателя реприватизации. Нельзя исключать и использование подставных фирм, хотя скрыть истинных владельцев миллиардных активов в наше время крайне сложно. Но, может, Коломойский действует также (вряд ли за «спасибо») и в интересах своих «респектабельных» зарубежных партнеров, планирующих приобретение привлекательных украинских активов в ходе их реприватизации? Такая версия выглядит достаточно правдоподобной, если учесть его широкие международные связи, включая линию иудейского религиозного движения «Хабад».

А с «незаконно» приватизированными им самим активами «Укррудпрома» Игорь Валерьевич успел предусмотрительно расстаться. Приобретенные в 2004 г. Южный ГОК и комбинат «Сухая Балка» в начале 2008-го перепроданы российской «Евраз Групп». Тоже весьма прозорливо — ведь в сегодняшней полувоенной Украине, когда на повестке дня вот-вот окажется национализация всего российского капитала, нет желающих заботиться о российском инвесторе. Может случиться так, что и эти активы станут объектом реприватизации с аналогичными последствиями.

Ну и наконец, чтобы «стричь купоны» с предприятия, не обязательно быть его номинальным владельцем. Наглядный пример — компания «Укрнафта», в которой контрольный пакет принадлежит «Нафтогазу Украины», а четыре офшорные фирмы, подконтрольные Коломойскому, являются миноритарными акционерами. Казалось бы, в такой ситуации он должен быть сильнее всех заинтересован в выплате дивидендов акционерам, но все попытки государства провести данное решение через правление «Укрнафты» разбиваются об умелое сопротивление Коломойского. Ведь имея там своих менеджеров, он «известными методами» может получать 100, а не положенные 40% реальной прибыли компании.

Аналогичным образом могут работать и национализированные предприятия «Укррудпрома». Все они расположены в Днепропетровской области, которая все более превращается в безраздельную вотчину Игоря Коломойского. Впрочем, не исключено и то, что атака Коломойского — «психическая»: «предложение» другим олигархам «поделиться», впустить его в свой бизнес. Как отмечают аналитики, «люди, с которыми он конфликтовал, в итоге становятся партнерами Коломойского». Добавим — вынужденными партнерами.

Впрочем, как в любой игре, Коломойский рассматривает несколько вариантов — в зависимости от того, как будут развиваться события. И, скорее всего, «по ситуации» он может использовать любой из приведенных выше вариантов или их комбинации. Все они сулят ему немалую выгоду, если игра в целом окажется успешной.

А этому, как в любой игре, стопроцентной гарантии нет.

Но Коломойский — азартный игрок, в последнее время по темпераменту и амбициям становящийся все более похожим на раннего Ходорковского, когда тот в начале «нулевых» пытался взять в руки реальные рычаги власти в России.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка