Ртутные истории

№5(805) 3 — 9 февраля 2017 г. 01 Февраля 2017 4.5

Что известно о покушении на Кононенко

Потенциально главная новость — если брать возможные ее последствия – это сообщение о попытке отравления самого приближенного к президенту депутата Рады Игоря Кононенко. Новость была вброшена нарочито небрежно, что, на мой взгляд, только усиливает ее серьезность. Она была подана не сама по себе, а как часть статьи Сони Кошкиной «Консервация», появившейся в издании «Левый берег» 27 января. Сама статья выглядит соединением аналитики и пиара Петра Порошенко, и суть ее изложена в начальном абзаце.

«Покамест заинтересованные стороны громко рассуждают о вероятности досрочных выборов, Президент Порошенко последовательно укрепляет систему своей власти. До абсолюта осталось не так уж много – окончательно лишить субъектности «Народный фронт», вывести из игры главу МВД Авакова и «подрезать крылья» премьеру Гройсману (если уж поменять не получается). Именно на этом Банковая сосредоточится в новом политическом сезоне. Обстоятельства – как внешние, так и внутриполитические – способствуют».

Ну а дальше обоснование этих тезисов. И поскольку умный пиар в жанре такой статьи не предполагает живописание одних успехов, то говорится и о частных проблемах. Одна из них — с руководством фракции, чей формальный глава «Игорь Грынив перестал скрывать намерение «отойти от дел». И Кошкина пытается ответить на вопрос, кто мог бы его заменить.

«Главными парламентскими игроками, уполномоченными на то Банковой, по-прежнему остаются Сергей Березенко и Игорь Кононенко. Однако очевидно, что руководитель фракции должен быть человеком публичным, а ни тот, ни другой в полной мере к подобному не готовы.

Игорь Кононенко, к тому же, сейчас поглощен личными проблемами. Незадолго до Нового года у него обнаружилось… отравление ртутью. Согласно вердикту докторов, ее содержание в крови превышено в 50 раз. Ясно, что на случайность это не спишешь. По информации источников, отравление не произошло одномоментно – ртуть накапливалась в организме некоторое время. Из чего напрашивается вывод: это не было покушением на убийство, скорее – попыткой запугать, вывести из строя на полгода и более. Учитывая, что Кононенко является правой рукой Президента не столько даже в политических, сколько в деликатных околобизнесовых делах, логично предположить: возможно, «привет» передали не самому Игорю Витальевичу, но целому Петру Алексеевичу».

Естественно, именно эта часть публикации тут же стала объектом комментариев. Некоторые коллеги Кононенко по фракции недоумевали и говорили, что ничего не знают, но тут же информацию подтвердили и влиятельные люди в БПП. Так, депутат Ирина Фриз, ранее много лет бывшая пресс-секретарем Петра Порошенко, написала во внутреннем партийном чате:

«Да, это правда. Игорь Витальевич не обнародовал этот факт для избежания политических и медийных инсинуаций. Желаем выздоровления, хотя учитывая то, что произошло на этой неделе и даже на прошлой, можно утверждать, что ни на работу в парламенте, ни в партии это никоим образом не повлияет. Желаем выздоровления».

Почти одновременно появился и комментарий в Фейсбуке замглавы фракции БПП Алексея Гончаренко: «Идёт шквал звонков по поводу отравления Игоря Кононенко. Во-первых, это, к сожалению, правда. Но, во-вторых, враги не дождутся. И это главное. Игорь сильный человек и справится. Из произошедшего он не хотел делать сенсаций, поэтому информацию не распространял. Продолжает активно работать и в партии, и в парламенте».

Тут же, хотя дело было в пятницу поздним вечером, «Интерфакс-Украина» смог получить комментарий пресс-службы Генпрокуратуры. Там подчеркнули, что реагируют только на официальные обращения, тогда как таких заявлений по факту отравления Кононенко не поступало. «В случае если такое заявление поступит, то будет открыто производство», — подчеркнула пресс-служба.

Как «травили» наркома Ежова

Прежде чем комментировать информацию о Кононенко, хочу напомнить резонансные истории с якобы ртутными отравлениями. Первое, что приходит в голову, это, конечно, третий московский процесс (1938), точнее — как тогда официально говорилось, «дело антисоветского право-троцкистского блока». Одним из главных обвинений наркому внутренних дел Генриху Ягоде было как раз отравление ртутью своего преемника Николая Ежова. В стенограмме судебного заседания этому эпизоду посвящено три фрагмента.

Сначала прозвучали показания обвиняемого Павла Буланова который в момент описанных им событий был ответственным секретарем Особого совещания НКВД:

«Когда Ягода был снят с должности наркома внутренних дел, он предпринял уже прямое отравление кабинета и той части комнат, которые примыкают к кабинету в здании НКВД, там, где должен был работать Николай Иванович Ежов. Он дал мне лично прямое распоряжение подготовить яд, а именно взять ртуть и растворить ее кислотой. Я ни в химии, ни в медицине ничего не понимаю, может быть, путаюсь в названиях, но помню, что он предупреждал против серной кислоты, против ожогов, запаха и что-то в этом духе. Это было 28 сентября 1936 года.

Это поручение Ягоды я выполнил, раствор сделал. Опрыскивание кабинета, в котором должен был сидеть Ежов, и прилегающих к нему комнат, дорожки, ковра и портьер было произведено Саволайненом в присутствии меня и Ягоды. Это было 29 сентября. Ягода сказал мне, что это опрыскивание нужно делать 5-6-7 раз, что и было сделано. Я два или три раза приготовлял большие флаконы этого раствора и передавал их Саволайнену. Распрыскивал тот из пульверизатора. Помню, что это был большой металлический баллон с большой грушей.

Должен еще добавить, что 28 сентября, когда был этот разговор, Ягода вынул из своего шкафчика, где у него находилось много каких-то вещей, в частности пузырьков, и передал мне две ампулы, по внешнему виду нерусского производства, сказав мне при этом: это яды, которые нужно разбрызгивать одновременно с ртутным раствором. Что это было, как это называлось, я не знаю. Я это передал Саволайнену, и тот разбрызгал вместе с ртутным раствором».

Далее профессор Дмитрий Бурмин озвучил выводы медицинской экспертизы, назначенной по ходатайству прокурора Александра Вышинского, сделанной в форме ответов на вопросы государственного обвинителя:

«Вопрос: — Можно ли на основании представленных экспертизе материалов об организации отравления тов. Н. И. Ежова прийти к заключению, что обвиняемые Ягода Г. Г. и Буланов П. П. применили для достижения своей преступной цели крайне опасные и весьма действенные способы постепенного отравления тов. Н. И. Ежова?

Ответ: — На основании предъявленных материалов химических анализов ковра, гардин, обивки мебели и воздуха рабочего кабинета тов. Н. И. Ежова, а равно и анализов его мочи и характера возникших у него болезненных проявлений, следует считать абсолютно доказанным, что было организовано и выполнено отравление тов. Н. И. Ежова ртутью через дыхательные пути, что явилось наиболее действенным и опасным методом хронического ртутного отравления.

Вопрос: — Можно ли считать установленным, что в результате примененных обвиняемыми Ягодой Г. Г. и Булановым П. П. способов постепенного отравления тов. Н. И. Ежова его здоровью был причинен значительный ущерб и, если бы это преступление не было своевременно вскрыто, то жизни тов. Н. И. Ежова угрожала бы непосредственная опасность?

Ответ: — Да, следует считать установленным, что в результате примененного обвиняемыми Ягодой Г. Г. и Булановым П. П. способа постепенного отравления тов. Н. И. Ежова его здоровью был причинен значительный ущерб и, если бы данное преступление не было своевременно вскрыто, то жизни тов. Н. И. Ежова угрожала непосредственная опасность.

Заслуженный деятель науки профессор Д. А. Бурмин Заслуженный деятель науки профессор Н. А. Шерешевский Профессор В. Н. Виноградов Профессор Д. М. Российский Доктор медицинских наук В. Д. 3ипалов. 9 марта 1938 года. Москва».

Под конец же судебного заседания Вышинский в обвинительной речи описал много исторических прецедентов отравлений, правда, не ртутных. Касательно Ежова говорилось следующее: «Это убийство тоже было задумано довольно тонко — при помощи отравления воздуха, которым должен был дышать в своем служебном кабинете Николай Иванович Ежов, отравление воздуха ртутью, растворенной в кислоте. Причем Ягода предупреждал — ни в коем случае не в серной кислоте, потому что серная кислота оставляет след и может сжечь те самые шторы и гардины, которые надо было по указанию Ягоды пропитать для того, чтобы, вдыхая этот воздух, мог погибнуть Николай Иванович Ежов».

Обращает на себя внимание то, что здесь, как и в случае с Кононенко, речь шла о попытке медленного отравления. Однако — в отличие от нашей истории — никаких данных о содержании ртути в крови Ежова не озвучивалось, хотя теоретически судебный процесс требует куда большей точности, чем статья в интернет-издании. Ну а самое главное, что отравление ртутью Ежова было фикцией, хотя официально это было признано только в начале 1988-го. Вот что говорится в протесте генпрокурора СССР Рекункова, внесенном в Верховный Суд страны с целью реабилитации половины подсудимых, которые не были реабилитированы ранее (включая Буланова):

«Террористический акт в отношении Н.И.Ежова (ртутное отравление) был фальсифицирован им самим и бывшим начальником контрразведывательного отдела НКВД Николаевым. Перед разработкой легенды Николаев получил консультацию об условиях возможного отравления ртутью у начальника химакадемии РККА Авиновицкого, после чего в обивку мягкой мебели кабинета Ежова втер ртуть и дал на анализ. Работник НКВД Саволайнен, имевший доступ в кабинет Ежова, в результате систематического избиения “сознался” в подготовке ртутного отравления Ежова. После ареста Саволайнена в подъезд его дома была подброшена банка с ртутью, которую затем обнаружили и приобщили к делу в качестве вещественного доказательства».

То есть ртуть в кабинете Ежова таки была. Но непонятно, попала ли она ему в организм в сколь-нибудь опасных количествах.

Загадки дела Голомши

А теперь о менее известной, но несколько схожей и более близкой к нам украинской истории, где главное, что факт попытки отравления известного деятеля ртутью вроде бы подтвержден, но дело было спущено на тормозах. Так, 8 января 2008 г. газета «Сегодня» сообщила следующее:

«Генпрокурор Александр Медведько распорядился возбудить уголовное дело по факту покушения на жизнь своего заместителя Николая Голомши, в чьем служебном кабинете накануне Нового года были выявлены вредные испарения ртути, сообщил «Сегодня» начальник пресс-службы ГПУ Юрий Бойченко….

В конце декабря Голомша (кстати, один из вероятных кандидатов на кресло генпрокурора, а ныне — куратор следствия по делу об отравлении кандидата в президенты Виктора Ющенко в сентябре 2004-го) почувствовал недомогание, рассказал Бойченко. Предварительная проверка, проведенная специалистами санэпидстанции, подтвердила превышение предельно допустимых концентраций (по некоторым данным, в 4 раза, отравление ртутью характеризуется общей слабостью, головной болью, повышенной температурой, болями в животе, желудочными расстройствами, поражением почек, центральной нервной системы. ).

На вопрос о нынешнем самочувствии Голомши Бойченко ответил, что оно в норме, хотя на всякий случай рабочий кабинет, где уже провели демеркуризацию, замгенпрокурора сменил на другой — своего старшего помощника. Сейчас проводятся оперативно-следственные мероприятия — устанавливают и допрашивают людей, имевшие доступ в кабинет Голомши.

Замгенпрокурора не комментирует версию о том, что с ним пытались свести счеты причастные к отравлению Ющенко. «Версий может быть много, но в данный момент говорить о них не приходится, поскольку это повредит тайне следствия», — заявил Бойченко. Вместе с тем он не припомнил случая, когда бы хотели устранить столь высокопоставленного прокурорского деятеля. Буквально за несколько дней до этих событий Голомша заявил «Сегодня» о «серьезном прогрессе в расследовании отравления кандидата в президенты Ющенко».

Но в дальнейшем никакого продвижения в этом деле не произошло, и никакая новая информация долго не обнародовалась. Некоторые подробности появились лишь в интервью Голомши уже после установления нынешней власти. Вот фрагмент его беседы с корреспондентом агентства «Українські новини» в октябре 2014.

«— Расскажите, что случилось с делом о вашем отравлении ртутью, когда в вашем кабинете было обнаружено пары ядовитого вещества. Дело расследовано или закрыто? Кто причастен к этому преступлению на ваш взгляд?

— Мне кажется, когда ты движешься в правильном направлении, это может очень беспокоить. Вы знаете, что я тогда курировал расследование всех резонансных дел. Следователи докапывались к глубоким деталям. Конечно, что существует круг лиц, который не заинтересован в объективном расследовании. Я думаю, что у некоторых было желание запугать не только меня, а и следователей, мол, с вами может случиться подобное. После прихода к власти Януковича уголовное дело о моем отравлении было закрыто.

— Вы знаете, кто пытался вас отравить?

— Бесспорно, я могу догадываться, но это домыслы. Однако мне интересно как могли неизвестные проникнуть в кабинет к заместителю генпрокурора и распылить ртуть? При этом специалисты констатировали, что ртуть находится в воздухе, а материализированой ее нигде не нашли. Были впечатлены даже сотрудники МинЧС».

В интервью же изданию «Главком» весной 2015 г. Голомша рассказал некоторые дополнительные подробности относительно того случая: «Возможно, цели убить не было. Скорее, речь шла о запугивании. Думаю, было намерение вывести из строя и психического равновесия. О том, кто мог это сделать, можно только догадываться, но вопрос в другом – как случившееся в здании Генеральной прокуратуры могло произойти без ведома высшего руководства?! Мало того, приблизительно в то же время у меня в кабинете нашли превышение электромагнитных излучений в полтора миллиона раз, выявлено функционирование широкополосного высокочастотного генератора в радиусе 25 метров. А потом, когда пришли с аппаратурой для установления источника излучения, он уже не работал».

Однако при элементарном анализе история выглядит очень странной. Так, как и в случае с кабинетом Ежова, есть данные лишь о парах ртути в кабинете Голомши (которые, судя по словам его самого, даже ни во что не впитались, что крайне странно), но не в его организме. Так, в вышецитированной статье речь идет о замерах концентрации ртути санэпидемстанцией, но это проба воздуха кабинете. Ведь когда речь идет о ртути в организме, то этим занимаются медики, а не гигиенисты. И симптомы отравления ртутью приведены в этой статье для информации, а не как описание физического состояния Голомши.

И главное, что за два года, которые прошли между этим событием и приходом к власти Януковича, так ничего и не было обнаружено. Но пострадавший списывает закрытие дела на смену режима и ничего не говорит о ходе следствия за это время. Поэтому создается впечатление, что могло иметь место не реальное покушение, а просто пиар акция, которая не получила развития.

Калашниковы — несостоявшиеся Литвиненко

Несколько лет назад имел место резонансный случай отравления ртутью, которое было признано пиаром. Речь идет о супругах Калашниковых, которые подавали себя жертвами преследований российской власти. Вот что писал 18 февраля 2011 г. отнюдь не расположенный к Кремлю немецкий журнал Stern:

«Более года МИД, МВД, Федеральное управление уголовной полиции, Федеральная служба разведки и контрразведки (BND), Ведомство по охране Конституции и Федеральная прокуратура Германии занимались жалобами Виктора Калашникова, 58 лет, и его жены Марины, 52 года, утверждавшими, что на немецкой земле их «преследуют русские», пытаясь отравить ртутью или другими препаратами.

Наконец в конце января было закрыто следствие, установившее с помощью криминально-технических и судебно-медицинских методов, что никакого преследования на территории Германии не было. Возможной причиной однократного повышенного содержания ртути в крови Калашниковых, зарегистрированного в ноябре прошлого года в клинике «Шарите», следователи называют «целенаправленное заражение супругами самих себя».

До и после этого супруги обращались с жалобами на здоровье в различные клиники не только в Берлине, но и в Москве, Эстонии и Польше. Во всех случаях обращения к врачам они отказывались платить по счетам.

Федеральная служба BND, оценившая обоих супругов как лиц, не заслуживающих доверия, уже давно не проявляет к ним интереса. Ведомство по охране конституции в своей экспертизе, составленной по запросу МВД Германии, характеризует обоих как лиц, «в корыстных целях предоставляющих неверную, искаженную или устаревшую информацию, якобы имеющую разведывательную ценность».

Сходные публикации тогда же появились и в ряде других СМИ (в том числе и на Би-Би-Си). То есть уволенный из российских спецслужб еще в 1992 г. офицер пытался продать то, что называл российскими гостайнами, что однако не привело к официальному уголовному преследованию в России (значит, тайн действительно не было). А затем для привлечения к себе внимания решил поиграть в нового Литвиненко. Попытка не удалась. Но в свое время российские оппозиционные СМИ активно писали о том, как этих врагов режима травят ртутью, а вот последующие опровержения такого интереса уже не вызвали.

Между эта история имеет и трагическую сторону. В августе 2013-го Марина Калашникова скончалась от рака в Москве в возрасте 55 лет. И вполне возможно, что отравление ртутью способствовало ранней кончине. Ведь его факт был доказан немецкими медиками, другое дело, что самой вероятной причиной роста концентрации ртути в крови до 56 микрограммов на литр (т.е в 5,6 раза больше принятого в России порога токсической концентрации) было признано самоотравление.

О возможных последствиях

Итак, ни в одной из трех изложенных здесь ртутных историях не столь недавнего прошлого нельзя однозначно усматривать попытку отравления человека его врагами. Но это, конечно, не от того, что ртутью отравить нельзя. Напротив, особенно в позднем средневековье и в Возрождении этот тяжелый металл успешно использовался в таких целях. И такая репутация ртути, а также ее относительная доступность в сравнении с другими ядами сделали ее популярным инструментом в инсценировках отравлений.

Теперь что касается истории Кононенко. Слова Кошкиной о том, что депутата травили долго, показывают, что по крайней мере сам депутат или близкие к нему источники не связывают это отравление со встречей с министром экологии времен Януковича Николаем Злочевским (встреча имела место 25 декабря в Вене). Ведь это было однократное событие.

Но другое утверждение журналиста о том, что отравлением Кононенко хотели напугать Порошенко, выглядит – по крайней мере с учетом только тех фактов, которые попали в СМИ, – сомнительным. А вдруг Игорь Витальевич, не дай бог, не докопался бы до причин ухудшения своего состояния и скончался бы, то стало бы известно, что его отравили? А если б это не стало известным, то нельзя говорить о сигнале президенту. Ведь чтоб сигнал непременно дать, надо было напротив — снизить опасность для жизни Кононенко, как-то намекнув депутату, чтобы он проверил, не травят ли его. Однако мы не знаем, как именно он узнал про ртуть.

Пока ясно только одно: если историю с отравлением Кононенко думают раздувать с далеко идущими последствиями, то все делается очень грамотно. Ведь для максимального доверия к столь невероятному событию нельзя с самого начала брать очень высокую ноту, ибо она сразу покажется фальшивой. То есть сообщение о покушении на Кононенко должно было быть вброшено как бы между прочим, а не как самостоятельный сюжет. Собственно, это и было сделано в статье «Консервация», за которой последовала информация о том, что прокуратура делом пока не занимается, а коллеги депутата (причем близкие к Порошенко) все уже знают, желают ему выздоровления, но не призывают правоохранителей искать отравителей.

То есть пока четко демонстрируется, что к этому делу власть не хочет привлекать чрезмерного внимания. Но если, затем, когда такой фон уже создан, прокуратура сообщит о возможных отравителях (а главное — об их высокопоставленных заказчиках), то эта версия будет выглядеть весьма убедительной. И кто знает, о внутренних ли, о внешних ли заказчиках пойдет речь. При этом нельзя отвергать, что и версия с венским обедом со Злочевским выйдет на первый план. Дескать, поначалу не считали ее основной, но вот, мол, появились новые доказательства.

Ну а что последует дальше, сказать трудно. Бесспорно, по примеру так и не разгаданного отравления Ющенко покушение на Кононенко может стать важным массмедийным фактором. Что же касается чего-то большего, то думаю, что пока власть не в той мере контролирует страну, чтобы в нынешних условиях была возможна аналогия Московского процесса над право-троцкистским блоком.

Впрочем, все меняется. Ведь три с половиной года назад и войну на украинской территории представить было невозможно.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

ВР: «демоны» и «ангелы» в бреющем полете

Закон о реинтеграции Донбасса в состав Украины уже существует: это — Минские...

Украинское show must go on*

Чтобы играть первую скрипку в государстве, совсем не обязательно быть президентом

Афганское направление донбасского конфликта

Потеря Вашингтоном контроля над Украиной стала бы провалом одного из его наиболее...

Смотрящий по Украине от Маккейна

Встрече Владимира Путина и Дональда Трампа многими обозревателями присвоен статус...

«Дело Гужвы»

Некоторые наши читатели интересуются мнением редакции о т. н. «деле Гужвы».

Вписать формулу в формат

При подробном рассмотрении визит Порошенко в Вашингтон стоит считать успешным

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Блоги

Авторские колонки

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка