Широкие возможности для проявления худших

№21(773) 27 мая — 2 июня 2016 г. 26 Мая 2016 4.9

Президент Украины, вживаясь в сравнительно новый для себя образ радикального националиста, в ходе мероприятия ко Дню памяти жертв политических репрессий назвал декоммунизацию вопросом национальной безопасности.

Исходя из его заявления, завершения декоммунизации требуют не часть украинских политсил и не он сам как гарант соблюдения прав и свобод человека и гражданина, но интересы национальной безопасности. А это, надо понимать, святое.

Если б еще декоммунизация была нужна какой-нибудь там клике или части общества, то можно было бы на данную тему вдоволь порассуждать да поспорить в поисках демократического консенсуса. Но в опасности национальная безопасность, над которой нависла угроза остаточной советизации, — и здесь уже не до дискуссий и консенсусов. Не до демократии.

Впрочем, было бы не совсем справедливо утверждать, что тут вовсе нет места демократическим подходам, поскольку позволено многое. Ведь сказано, что «какое название выбрать себе на будущее — пусть общины решают сами», — а это, между прочим, сигнал сверху.

Вот только «имена палачей с карты Украины — прочь, это не обсуждается». И еще нельзя возвращаться к имперским наименованиям, «пятная» карту Украины новороссийскими топонимами. (Это несмотря на историчность и первоначальность некоторых порочащих неимперскую Украину топонимов и соответственно изначальную «запятнанность» ее географической карты.) В данном отношении «те, кто еще не переименовался, должны все-таки назваться по-новому — точка!»

А так можно все (в смысле — все остальное). А если еще согласовываться с мудрыми рекомендациями Института национальной памяти, то становится окончательно можно. В этом случае гуляй, мужик, наслаждайся реализацией прав местного самоуправления и учетом своих интересов.

Надо же понимать, что демократия — не догма, а плод творческого переосмысливания политической целесообразности. Непонимание этого гражданами, их несознательность и несерьезность зачастую препятствуют ее (демократии) полному торжеству. К тому же принять правильные (т. е. идеологически выверенные) решения гражданам, как всегда, мешают манипуляции политиканов.

Но что же это за феномен такой — национальная безопасность Украины, в качестве понятия предполагающая глобальность, но на практике столь уязвимая, что для нее критически важно, к примеру, чтобы города Днепропетровск и Кировоград ни в коем случае не назывались указанными именами и не вернулись к своим старым наименованиям?..

Есть такие слова, словно символы божеств (и «национальная безопасность» в их числе), столь внушительные и широкие по смыслу, что, прикрываясь ими или ссылаясь на них, можно довольно успешно становиться в позу праведных и непреклонных обличителей, принципиальнейших государственников, оправдывать глупые и неприглядные действия, подлости и преступления. А уж отвлекать с их помощью внимание на ложные объекты — сущий пустяк.

Нынешняя кампания по избавлению на символическом уровне от советского наследия вызывает следующую ассоциацию.

Аварийный дом с ненадежным фундаментом и непрочными несущими стенами. Прогнулись балки перекрытий, осунулась крыша. Между тем управляющие домом увлечены важным, по их мнению, делом — сменой вывесок на дверях комнат, видимо, имея насчет результатов своих усилий серьезные ожидания.

Не станем подробно останавливаться на подлинных интересах национальной безопасности Украины, если их определять исходя из потребности в сохранении целостности государства, общественного согласия и развития, а не политической конъюнктуры.

Достаточно указать на две наиболее очевидные угрозы. В материальном отношении это бедность, способствующая социальным протестам и переворотам, а в нематериальном — идейное разобщение и расслоение на этой почве, поскольку идеология национализма, несмотря на имеющиеся претензии, не способна консолидировать общество применительно к всей стране.

Если бы она была способна на такую консолидацию, то, к примеру, к 2 мая в Одессу не нужно было бы отправлять праворадикалов из других областей и силовиков в озабоченности «как бы чего не вышло» и поисках «провокаций».

Проблема разобщения обуславливает актуальность вопроса территориальных преобразований.

Здесь наблюдаются любопытные нюансы и тенденции.

Скажем, к таким можно отнести вбрасывание лидерами меджлиса крымскотатарского народа идеи создания в составе Украины Крымскотатарской автономной республики, явно идущей вразрез с позицией украинского руководства, не допускающей никаких автономий. По сообщениям СМИ, 16 мая она была озвучена со ссылкой на Р. Чубарова заместителем гендиректора телеканала ATR А. Муждабаевым на его странице в Фейсбуке. Дескать, раз вы нам так сочувствуете (а мы вам охотно верим), материализуйте свое сочувствие закреплением автономии, хотя бы на бумаге. Острословы тотчас предложили выделить для автономной республики часть территории Львовской области.

Дальнейшее развитие заинтересованной стороной этой темы грозит охлаждением отношения власти и национально-патриотического актива к «крымскотатарским побратимам» вплоть до объявления их лидеров парадоксальным образом, как это у нас повелось, провокаторами и пособниками Кремля, а то и сепаратистами. Вспомним, как всполошило патриотическую общественность недавнее обращение Закарпатского облсовета к руководству государства по поводу необходимости предоставления региону статуса самоуправляемой специальной административной территории.

Какое место в перечне интересов национальной безопасности занимает завершение декоммунизации, и занимает ли вообще?..

Кстати о возможности ее завершения.

В статье «Информация к размышлению» («2000», № 17 (770), 29.04—05.05.2016) указано на преимущественно фасадный, формальный характер осуществляющейся в Украине декоммунизации. Такая декоммунизация может быть завершена в обозримом будущем. Она не представляет особой сложности. Собственно, большинство работы уже сделано. Чтобы ее закончить, достаточно ликвидировать всю оставшуюся советскую символику, для чего имеются необходимые силовые ресурсы и атмосфера в обществе.

Ну, пошумят недовольные, повозмущаются, да и успокоятся. Усилится презрение к правителям со стороны какой-то части общества, возможно, снизятся еще их рейтинги, особенно если не повысится уровень жизни, что легко прогнозируемо.

При этом сущностная и глубинная (т. е. подлинная) декоммунизация связана с определенным самоотрицанием, перерождением, изменением человеческой природы и качества общества методами вроде вытравливания, перепрограммирования и т. п. Она предполагает длительный и сложный процесс, последствия которого лишь отчасти предопределяются формальными мерами по декоммунизации. Притом имеются серьезные сомнения насчет того, что украинец приблизится к современному (цивилизованному) западоиду, а не к средневековому, и что самоотрицание будет способствовать укреплению национальной безопасности, а не наоборот.

В настоящее время украинское общество в существенной степени остается советским. Это доказывают и национал-патриоты, и не только когда досадуют на инаковость, «несознательность» значительной части своих сограждан, но и собственными проявлениями «совковости». Только в нынешних условиях проявляются преимущественно не лучшие качества советской составляющей общества. Для проявления лучших нет ни подходящих строек и проектов, ни лидеров. И напротив, для проявления худших имеются широкие возможности.

И когда сегодня президент настаивает на декоммунизации — он занимается в том числе самоотрицанием и самоустранением. Он не расширяет свою социальную опору в обществе, как, может быть, надеется, поскольку силы, на которые он предполагает опираться и которым открывает дорогу, никогда не признают в нем своего. Такая вот трагедия одного человека, впрочем, ничтожная на фоне трагедии страны.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка