Стратегия стратегического игнорирования и манипулирования

№32(782) 12 — 18 августа 2016 г. 11 Августа 2016 5

[mg:93549]

В последние три года из докладов, речей, обращений высшего руководства страны к гражданам практически исчезли такие термины и понятия, как «экология», «биосфера», «экологический кризис», «экологическая революция», «зеленая экономика» и т. д., которые ежедневно на слуху во всех странах Европейского Союза, США, Канаде и других. Более того, проблемы, стоящие за этими категориями, никак не отражены в многочисленных программных документах по развитию нашей страны на ближайшую и отдаленную перспективу, в законах Украины, принятых за это время.

Так, ни в указе президента «О Стратегии устойчивого развития «Украина—2020» от 12.01.2015 г., ни в самой «стратегии» нет ни единого слова о проблемах экологии в стране, не говоря уже о путях их решения.

В «Плане мероприятий по выполнению Программы деятельности Кабинета Министров Украины и Стратегии устойчивого развития «Украина—2020», утвержденном премьер-министром Яценюком в марте 2015-го, есть упоминание об этой проблеме — в пункте 184. Им предусматривалось, что с целью сохранения окружающей среды необходимо внести изменения в закон «Об основных принципах (стратегии) государственной экологической политики Украины на период до 2020 года». Но в этот закон, принятый еще в 2010 г. «преступной властью», никаких правок не внесено, нет даже проекта изменений. По информации Кабмина он «обрабатывается заинтересованными центральными органами исполнительной власти» вот уже полтора года.

С правительством «камикадзе» вроде все понятно — «божественный ветер» пронесся над нашей страной, оставляя после себя экономическое и социальное пепелище. А что же с действующим правительством во главе с В. Б. Гройсманом, который пришел «уверенно и надолго», делает все «профессионально и ответственно»? Может, оно поменяло отношение к этой острейшей проблеме глобального масштаба, оказывающей влияние на жизнь каждого без исключения гражданина моей страны?

К сожалению, нет. В Программе действий Кабмина в последнем 17-м разделе якобы говорится о проблемах экологии общими и стандартными фразами, абсолютно не заточенными на их решение, но с выделением, по мнению правительства, главной стратегической цели — «гармонизация законодательства с директивами ЕС».

В отчете правительства за второй квартал 2016 г. об этом последнем пункте как чисто декоративном забыли, не сказав ни слова об экологических проблемах. Такому отношению к ним не помешали и трагические события во Львове и Измаиле, имеющие все признаки экологической катастрофы, пик которых по времени совпал с моментом подготовки отчета правительства.

Возникает естественный вопрос: «Неужели острейшие экологические проблемы, влияющие на будущее нашей страны и жизнь на нашей земле, не интересуют власть предержащих и прежде всего президента и премьер-министра?»

Получается, что нет. Никто не думает о долгосрочном и даже среднесрочном будущем нашей страны, о конкретных людях, живущих на своей земле. Игнорируется общечеловеческая аксиома, что чистый воздух и вода, зеленый лес и естественный природный ландшафт в наше время становятся столь же необходимым элементом жизни, как и производимые материальные блага.

Власти не до этого, не до людей. Все действия сосредоточены на выполнении требований внешнего центра управления как гарантии пребывания их в руководящих креслах.

Эрозия ответственности

Решение экологических проблем в стране целиком и полностью зависит от конкретных действий власть предержащих, это их прямая обязанность и личная ответственность. Об этом четко и однозначно говорит статья 16 Конституции: «Обеспечение экологической безопасности и поддержание экологического равновесия на территории Украины, ликвидация последствий Чернобыльской катастрофы — катастрофы планетарного масштаба, сохранения генофонда Украинского народа есть обязанностью государства».

В процессе реализации этого положения Конституции за 22 года независимости наработано достаточно емкое правовое поле для создания условий устойчивого развития и сбережения экосистемы в стране. Верховной Радой приняты четыре кодекса Украины (Водный, Лесной, Земельный и Кодекс Украины о недрах), более 15 законов регулирующих эти процессы, и 26 государственных экологических программ, а также ратифицировано более 20 международных конвенций в сфере охраны окружающей среды.

В 2010 г. принят закон «Об основных принципах (стратегии) государственной экологической политики Украины на период до 2020 года», в котором законодательно закреплены стратегические цели и задачи, принципы национальной экологической политики. Их необходимо было достичь в два этапа.

На первом этапе, до 2015-го, предусматривалось обеспечить стабилизацию экологической ситуации в стране, уменьшить темпы роста антропогенной нагрузки на окружающую природную среду, создать условия для повышения уровня экологической безопасности населения, решить ряд других задач и проблем.

На втором этапе, период 2016—2020 гг., реализации стратегии предусматривалось решить вопросы разделения функций охраны окружающей среды и хозяйственной деятельности, внедрения экономических механизмов стимулирования экологических структурных преобразований, экологического планирования, внедрения европейских экологических норм и стандартов, ряд других проблем и задач.

На основании стратегии в мае 2011 г. Кабмин утверждает «Национальный план действий по охране окружающей среды на 2011—2015 годы». Для получения достоверной информации о реализации целей и задач стратегии был утвержден уполномоченный центральный орган исполнительной власти — Министерство экологии и природных ресурсов. В его обязанности вменялось постоянное ведение всеобъемлющего мониторинга по реализации целей и задач, определенных Национальным планом действий. По результатам мониторинга, руководствуясь системой целевых показателей, определенных стратегией, Минприроды готовит «Национальный доклад о реализации национальной экологической политики Украины» каждые пять лет. Национальный доклад направляется в Кабмин и Верховную Раду для обсуждения и принятия решений.

Так законодательно была закреплена система реализации государственной экологической политики в стране до 2020 г. Система, практически полностью отвечающая европейским и мировым подходам при решении подобных проблем. Надо только работать.

Но... Канул в Лету первый этап реализации Стратегии, на календаре август 2016-го, а национального доклада как не было, так и нет. Более того, о нем никто даже не вспоминает — ни в правительстве, ни в Верховной Раде, ни в Администрации Президента, ни в прессе.

Виной тому — не проблемы с памятью, а отсутствия каких-либо практических действий по реализации стратегии. Забыли потому, что национальный доклад, по моему твердому убеждению, не может быть объективно и профессионально подготовлен в ближайшие 3—5 лет.

И вот почему.

На протяжении 2013—2015 гг. и по сей день наблюдается устойчивая тенденция по сокращению сети системы экологических наблюдений — лабораторий и створов проведения измерений на поверхностных водах, особенно на водохранилищах; значительно уменьшилось количество наблюдений за артезианскими скважинами и измерений уровня в них; практически прекращен отбор подземных вод на химический анализ.

На действующей сети, проводящей экологические наблюдения, громадный дефицит современного лабораторного оборудования, отсутствует достаточное количество автоматизированных постов наблюдений и автоматизированных геоинформационных систем.

В результате количественные и качественные показатели отчетности о выполнении положений Стратегии из года в год падают.

Так, в 2014 г. органы местного самоуправления отчитались о работе по выполнению только 12% запланированных мероприятий, в 2015-м — по 8%. Центральные органы управления, как правило, отчитываются о работе по выполнению 30—40% запланированных мероприятий. Но даже эти приведенные в отчетах показатели далеки от реального состояния на местах. Реакции на такое положение дел со стороны уполномоченного органа исполнительной власти — Минприроды — нет никакой.

Основные причины этого, как видно из пояснений отчитывающихся структур, — отсутствие бюджетного финансирования на эти цели. Действительно, текущие ассигнования из госбюджета и государственного фонда охраны окружающей среды на основные природоохранные мероприятия за 2014—2015 гг. сократились по сравнению с 2013-м на 32,3%. Но, на мой взгляд, это не главная причина. Главное — отсутствие системы организации и выполнения стратегии, действенного контроля и ответственности за выполнение закона.

На протяжении последних трех лет система госорганов, призванных решать экологические проблемы в стране, находится в беспрерывной хаотической реорганизации. Минприроды как орган, ответственный за организацию системы мониторинга окружающей среды, не выработал единого нормативного механизма, обеспечивающего ее реальное и полное проведение.

За эти годы, согласно постановлениям Кабмина, ликвидированы территориальные органы Минприроды, их функции переданы облгосадминистрациям. Но система взаимодействия и обмена информацией между Минприроды и облгосадминистрациями не то что не налажена — ее просто не существует.

Госагентство лесных ресурсов, которое управляет, в частности, объектами природно-заповедного фонда Украины, передано в сферу управления Министерства аграрной политики и продовольствия. Госагентство земельных ресурсов Украины реорганизовано в Государственную службу по вопросам геодезии, картографии и кадастра, передано в сферу управления Министерства регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства. И этот список примеров хаотичной реорганизации органов, осуществляющих экологическую политику в стране, можно было бы еще продолжить. Более того, за время реализации стратегии поменялись пять министров ведущего центрального органа — Минприроды, и каждый из них в среднем проработал около 10 месяцев.

Исходя из приведенных фактов можно утверждать, что объективный национальный доклад о реализации национальной экологической политики по итогам всеобъемлющего мониторинга за выполнением первого этапа (2010—2015 гг.) стратегии априори появиться не мог. К сожалению, доклада нет никакого, а значит, страна, общество, конкретные люди, живущие в нашем государстве, не знают, какую воду пьют, чем дышат, каково санитарное состояние среды проживания. Нет информации — значит, нет проблем, прежде всего у властей предержащих, конституционная обязанность которых — решать эти проблемы.

Но есть закон о стратегии. А закон нужно выполнять, даже в нашей стране. За его выполнение иногда надо отвечать, ведь от этого зависят здоровье и судьба буквально каждого гражданина, будущее страны. И, руководствуясь принципом древних греков «закон существует для того, чтобы его обходить», Минприроды разместило на официальном веб-сайте проект собственной оценки выполнения стратегии государственной экологической политики на период до 2020 г. и национального плана действий по охране окружающей среды на 2011—2015 гг.

Подчеркиваю: не «Национальный доклад об экологическом состоянии страны», а проект оценки выполнения стратегии в трактовке нынешнего руководства Минприроды, где вместо системы целевых показателей, определенных законом о стратегии, для оценки экологической обстановки введены качественно новые показатели — методологически необоснованные, но улучшающие и ретуширующие истинное состояние выполнения национального плана действий по охране окружающей среды, которые позволяют получить удовлетворительную оценку выполнения первого этапа стратегии.

И это при том, что такие стратегические задания первого этапа, как обеспечение экологической сбалансированности природопользования, внедрение эколого-социально-экономического планирования, экологического страхования, развитие органического земледелия, внедрение интегрированного управления водными ресурсами по бассейновому принципу и ряд других позиций не только не были выполнены, но во многих случаях к их выполнению даже не приступали.

Особенно тревожно, что мероприятия по достижению безопасного для здоровья людей состояния окружающей среды, обеспечение устойчивого потребления и производства экологически чистых товаров, проведение стратегической оценки экологического состояния в стране и ряд других не получили никакого практического решения, особенно за последние 2—3 года.

Не остановили Минприроды от публикации своей так называемой оценки выполнения первого этапа стратегии и данные Йельского университета, представленные в 2016 г. на комитете ООН о положении стран в мире по индексу экологической эффективности. Он формируется по результатам обработки ряда показателей, отображающих состояние окружающей среды на национальном уровне.

Так, в рейтинге — 153 страны. Украина по качеству воздушной среды занимает 76-е место, по сохранению и воспроизводству лесов — 70-е, по питьевой воде и санитарному состоянию — 61-е, по влиянию окружающей среды на здоровье граждан — 45-е, по водным ресурсам (очистка сточных вод) — 62 место, по биологическому разнообразию (защита флоры и фауны, адаптация к климату и ландшафту страны) — 130-е. По всем приведенным показателям рейтинга Украина за последние 10 лет ухудшила свое положение.

Но власти предержащие эти показатели не интересуют. Они руководствуются принципом — правда хороша, но личное счастье и благополучие лучше. Именно поэтому наша страна для конкретных людей из среды обитания превращается в среду выживания, и каждый украинец выживает как может.

Власти продолжают игнорировать экологические проблемы и надеются избегать ответственности в будущем. Напрасно... // catsmob.com

Системные «случайности» — предвестники экологической катастрофы

«Официальное» экологическое благополучие в стране все чаще взрывают сообщения в СМИ о происшествиях и трагедиях, связанных с экологией. Это пожар на нефтебазе под Киевом, массовые отравления питьевой водой, пожары на свалках бытовых отходов, «янтарная лихорадка», калечащая родную землю, прогрессирующее облысение вершин Карпатских гор и многие другие происшествия. Но несмотря на миллиардные убытки и человеческие жертвы, официальные лица, как правило, относят их к категории случайностей, вызванных недоработкой отдельных должностных лиц, а в некоторых случаях даже видят политический подтекст.

В то же время специалист или небезразличный гражданин понимает, что это не «случайности», а прорыв недееспособной системы экологической безопасности в стране, грозные напоминания о надвигающейся экологической катастрофе.

Респектабельный и благополучный, по украинским меркам, Львов — столица Галичины, окно и двери в желанную Европу, в конце мая оказался на грани экологической катастрофы — загорелся бытовой мусор на полигоне в селе Грибовичи в нескольких километрах от Львова. Последствия более чем трагичны: смерть трех человек, миллиардные убытки и тяжелейшие последствия для здоровья как минимум миллиона наших сограждан.

Прошло более двух месяцев со дня трагедии, но вопрос о том, куда вывозить отходы жизнедеятельности города, остается открытым. Руководство свалок-полигонов, находящихся во Львовской обл., наотрез отказалось от мусора областного центра, и это их право.

Нашли «решение» — возить его из Львова в Киев на сжигание. Это, во-первых, крайне неэкономично,

а во-вторых, временно. Последствия трагедии для здоровья населения официально не просчитываются и не изучаются, как и не изучалось за 60 лет эксплуатации пожарное и санитарно-эпидемиологическое состояние Грибовичского полигона-свалки.

Решение проблемы в ближайшем будущем туманно и абсолютно неопределенно, именно поэтому все происходящее переведено властью в категорию «случайность», недоработка местных руководителей.

Президент на просьбу мэра Львова оказать помощь в решении проблемы ответил кратко: «Мусор убирать надо...», правда, не сказал, куда его складировать. Министр экологии и природных ресурсов Остап Семерак был также предельно краток: «Ситуация со свалкой в Грибовичах — это последствие отсутствия адекватного обращения с мусором».

Был еще ряд его заявлений подобного уровня, убедительно показывающих, что господин министр не погрузился в толщу проблем, которые необходимо решать лично ему согласно Закону Украины «Об основных принципах (стратегии) государственной экологической политики Украины на период до 2020 года» и «Национального плана действий по охране окружающей среды на 2011—2015 годы».

А погрузившись, узнал бы, что одной из реальнейших, острейших экологических проблем страны является система обращения (сбора, складирования, переработки) с бытовыми и подобными отходами, количество которых из года в год растет как на душу населения, так и в общем объеме. В 2015 г. оно составило ни много ни мало — 312 267 тыс. т. По различным оценкам экспертов (государственной статистики нет), в Украине перерабатывается от 4 до 8% отходов (в странах ЕС — около 66%), остальные утилизируются на полигонах (в наших условиях это свалки).

По имеющимся данным, в стране 6 тыс. свалок и полигонов, они занимают площадь свыше 11 000 кв. км. Емкость 16% из них уже исчерпана, но они продолжают функционировать. Не отвечают нормам экологической безопасности 19% полигонов и свалок. Спецавтотранспорт, работающий на перевозках отходов, на 70—75% изношен. Население и населенные пункты не обеспечены вывозом бытовых отходов в полном объеме, как следствие — ежегодно в стране появляется около 30 тыс. несанкционированных свалок.

И если добавить, что практически на всех действующих полигонах и свалках отсутствует система утилизации и фильтрации водных стоков, не обеспечивается противопожарная безопасность, а отходы поступают на них без каких-либо промежуточных осмотров и сортировки, в том числе и на предмет безопасности, то это не вопрос «последствий отсутствия адекватного обращения с мусором». Это проблема государственного масштаба, пагубно влияющая на здоровье людей, наносящая непоправимый вред окружающей среде.

Непонимание и игнорирование этой проблемы на государственном уровне привело к тому, что до сих пор в Украине не создана информационно-аналитическая система, отсутствует банк данных об объемах образовавшихся отходов и обращении с ними, о внедряемых в стране технологиях по их утилизации, не ведется реестр объектов создания, обработки и утилизации отходов. Но решение этих стратегических вопросов было предусмотрено на первом этапе реализации стратегии, которая, по мнению Минприроды, выполнена удовлетворительно...

К сожалению, это не единственная экологическая проблема, требующая понимания, участия и принятия срочных конкретных решений, действий высшего руководства страны. Так же остро стоят вопросы водопотребления и отвода сточных вод. Природа давно подает сигналы о надвигающейся неотвратимой экологической катастрофе.

Лето текущего года, температура доходит до +35°С, наконец долгожданный ливень, но для жителей Измаила Одесской обл. последствия ливня катастрофические — 800 горожан оказались на больничных койках с диагнозом «тяжелейшее отравление питьевой водой». Канализационные стоки оказались в водопроводных трубах. Случайность или трагическое совпадение нежелательных факторов? Убежден, что нет. Подобная ситуация может повториться в подавляющем большинстве населенных пунктов страны.

Но чиновники высшего эшелона исполнительной власти страны никак не отреагировали на эту ситуацию — не царское это дело комментировать «ЧП районного масштаба».

А губернатор Одесской обл., небезызвестный Михаил Саакашвили в свойственной ему манере мгновенно нашел виновных — русских, и дал команду в срочном порядке готовить многомиллиардный иск к Москве. Дескать, это они, отбив от турок Измаил полтора века назад, уничтожили водоподающую и водоотводящую систему в городе.

При этом никто из руководства страны даже не упомянул о ныне действующих общегосударственных целевых программах «Питьевая вода Украины» на 2011—2020 гг. и «Развитие водного хозяйства и экологического оздоровления бассейна реки Днепр» на период до 2021 г., утвержденных в мае 2012-го.

Программы, реализация которых во многом бы улучшила катастрофическое состояние водоподающих и водоотводящих систем страны, конкретным образом решили бы проблему с качественной питьевой водой для населения, сберегли бы водные экосистемы Днепра и других рек. Но средств на их реализацию как из госбюджета, так и из местных бюджетов ни в 2014-м, не в 2015 г. не поступало.

Власть предержащие обязаны знать, что для реконструкции системы водоснабжения и водоотведения по всей стране необходимы капиталовложения на сумму не менее 55 млрд. евро, это подсчитано и определено при утверждении стратегии. Неужели они не понимают или не хотят понимать, что ситуацию с охраной и воссозданием водных ресурсов можно характеризовать как катастрофическую.

Об этом прежде всего свидетельствует состояние экосистемы бассейна реки Днепр. Его водные ресурсы составляют около 80% всех водных ресурсов Украины, он является главным источником водоснабжения больших промышленных центров на юге и юго-востоке страны. В целом Днепр обеспечивает водой около 30 млн. человек, 50 больших городов и промышленных центров, 50 больших оросительных систем и 4 атомных электростанции.

При этом наблюдается, что объем забора воды из бассейна Днепра имеет устойчивую тенденцию к уменьшению, а степень антропогенной нагрузки на его водоресурсный потенциал увеличивается. Только на протяжении 2014 г. в водоемы сброшено 4,5 млрд. м3 стоков против 3,7 млрд. м3 в 2010-м. Каждая шестая из исследованных проб днепровской воды не отвечает санитарно-гигиеническим требованиям и химическим показателям, а каждая тринадцатая — микробиологическим.

Однако такой водой продолжает пользоваться население — других источников просто не существует. Отсутствие эффективной системы государственного регулирования этих фундаментальных процессов уже сегодня дает свои пагубные буйные плоды, особенно для жителей сельских населенных пунктов, где проживают свыше 13 млн. человек. При этом лишь 34% сел имеют водопровод и только 13% — канализацию. Главным источником водоснабжения для них остаются колодцы и поверхностные воды, где качество воды крайне низкое и никем не контролируется.

По данным Всемирной организации здравоохранения, с некачественной питьевой водой связано 80% всех заболеваний населения, но власть вспоминает об этом крайне редко — после «ЧП районных масштабов», не видя в этом общегосударственной проблемы.

Пишу лишь о небольшой части громадных экологических проблем в нашей стране, которые нельзя заговорить и невозможно скрыть от общества, а в подкорке пульсирует вопрос: неужели президент, премьер-министр, министры, рьяно исповедующие европейские ценности, не читали Конституцию своей страны, где в статье 3 сказано: «Человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность признаются в Украине наивысшей социальной ценностью»? Неужели они не понимают, что общегосударственные программы по сохранению окружающей природной среды — это программы жизни для Украины, сохранение ее неповторимого человеческого генофонда?

Имидж и деньги — все, страна и люди — что осталось

На возникающие вопросы вразумительных ответов найти невозможно ни в конкретных действиях власть предержащих, ни в стратегических документах, определяющих развитие страны в ближайшем и отдаленном будущем. И это при том, что на современном этапе развития человечества к проблемам сохранения окружающей среды приковано внимание науки, мировой общественности, правительств, думающих о будущем своих стран, международных организаций.

Есть единое понимание того, что экономические, социальные, технологические и биологические процессы в окружающем мире тесно взаимосвязаны и функционируют в единой сложной социально-эколого-экономической системе, основой которой является всеобъемлющий процесс природного пользования, развитие и сбережение экосистемы, обеспечение экологической безопасности каждой страны. Такой подход к решению мировых экологических проблем диктуют прежде всего всевозрастающие антропогенные нагрузки на земную биосферу, прогрессирующее изменение климата на планете, которые создают условия для реальной угрозы существования земной цивилизации.

В течение года в атмосферу Земли выбрасывается 20—23 млрд. т углекислого газа и 120 млн. т золы, уничтожается 2 млрд. га пашни, около 11 млн. га леса.

При этом современное промышленное производство берет от природы 100 единиц ресурсов, а эффективно использует лишь 10, остальные идут в отходы. За счет этих ресурсов человек получает 3/4 всех материальных благ, члены общества обеспечиваются питанием, одеждой, жильем, и этот перечень можно продолжать долго. В этом процессе участвуют все без исключения страны.

Если вышеприведенные положения и мировые тенденции во взаимоотношениях природы и общества перенести на наши жизненные реалии, то ситуация для нас складывается более чем угрожающая.

Сегодня для нашей страны реалиями являются чрезмерная природо-техногенная нагрузка, угрожающая выходу за пределы экологической емкости ее территории, а в ряде регионов она превысила все допустимые нормы. Энергоемкость ВВП Украины в 2,6 раза превышает средние показатели стран мира. Аналогичная картина с большой «отходностью» технологий хозяйственного комплекса. Обращение с промышленными и бытовыми отходами — яркий пример экологических проблем, которые в скором времени перерастут в глобальную проблему и многие другие факторы. Все эти процессы сопровождаются крайне негативными проявлениями в элементах биосферы.

Но отношение власти к этой поистине глобальной проблеме, императив экономического развития страны приводит к тому, что решение большинства социально-экологических, экономико-экологических вопросов откладывается на неопределенное будущее несмотря на то, что сила и степень их угрозы для общества увеличиваются во много раз с каждым годом.

Более того, приходится констатировать, что в практических решениях прежде всего исполнительной власти страны в основном доминирует подход, при котором мгновенная выгода имеет приоритет над долгосрочной перспективой. Складывается стойкое впечатление, что каждая новая властная команда в период своей каденции стремится выжать максимум из природных, биологических ресурсов страны, ничуть не беспокоясь о будущих поколениях.

За считанные часы до закрытия очередной сессии, 14 июля 2016 г. ВР приняла закон «О ратификации Парижского соглашения», внесенный президентом Порошенко. Это был первый законодательный акт, принятый за последние три года, касающийся экологических проблем.

Парижское соглашение было подписано в декабре 2015 г. на ХХI конференции Рамочной конвенции ООН об изменениях климата. Оно заменит Киотский протокол с 2020 г. и предполагает ежегодное выделение 100 млрд. долл. США развивающимся странам для сохранения окружающей среды. Ожидается, что такие инвестиции позволят ограничить рост средней температуры на Земле на уровне не более 1,5—2°С до 2100-го по сравнению с доиндустриальными показателями.

Соглашения вступают в силу на 30-й день после того, как не менее 55 стран, на долю которых приходится в совокупности как минимум 55% общих глобальных выбросов парниковых газов, сдадут документы о ратификации.

Безусловно, ратификация Парижского соглашения — это весьма ответственный, с большими экономическими и социальными последствиями для страны момент. Но на основании одного решения парламента любой страны 100 млрд. долл. ежегодно никто никому безвозмездно не давал и не даст.

По данным Национального экологического центра Украины, для удержания потепления атмосферы в пределах 2°С нам нужно до 2050 г. уменьшить выбросы парниковых газов на 80—95% уровня 1990-го. Готова ли к этому страна экономически, организационно, технологически, законодательно? Что будет с нашими основными отраслями промышленности — химической, металлургической, горнодобывающей и другими? Неужели нам нужно отказаться от усилий по возвращению в когорту экономически развитых стран?

На эти все вопросы, естественно, нет ответов ни у президента, ни у членов правительства, ни у депутатов и даже экспертов. Нет ответов, так как никто в стране этими вопросами серьезно не интересовался и не занимался, это не входит в повестку дня Кабмина. Климат и экология — не на втором и даже не на третьем плане сегодня в нашем государстве. Это фактически забытые проблемы.

Так зачем в такой спешке, без каких-либо просчетов и прогнозов на будущее необходимо было принимать этот закон? Пояснил ситуацию Остап Семерак: «Ратификация Парижского соглашения засвидетельствует, что наше государство серьезно воспринимает проблемы изменения климата и готово действовать решительно для их решения. Это будет способствовать формированию позитивного международного имиджа Украины и даст четкий сигнал для сотрудничества с международными организациями по проектам технической помощи».

По словам министра, Украина имеет значительный потенциал к сокращению выбросов парниковых газов, что является весомой инвестиционной составляющей для страны. Потенциал, которого никто в стране не считал и не знает. А если говорить конкретно, то весь процесс ратификации сводится к понятиям имиджа ныне действующей власти и деньгам — которые можно тратить на все, что захочется, только не по прямому назначению, и больше никаких проблем.

Опыт освоения денег по Киотскому протоколу страна уже имеет. Украина ратифицировала его в 2004-м с обязательством не превысить к 2012 г. объемы выбросов парниковых газов в атмосферу, которые имела в 1990-м. Это были условия для экономически развитых стран. Напомню, что 26 лет назад наша страна была именно такой.

Так что достигнуть параметров, установленных Киотским протоколом, было достаточно легко. К сожалению, из экономически развитой страны мы трансформировались в страну сырьевого придатка развитых стран. Но, как говорится, получили от этой ситуации «хоть шерсти клок». В 2009—2010 гг. в госбюджет поступило 470 млн. евро в результате продажи излишних квот по выбросам парниковых газов в атмосферу. При этом Украина обязалась реализовать эти средства на проекты по решению экологических проблем в стране. Но главной проблемой механизма международной торговли квотами является отсутствие каких-либо правил на уровне Киотского протокола по отчетности и прозрачности использования средств. А в таких условиях наши руководители как рыба в воде. Тем более обещать не значит жениться...

В итоге с горечью приходится констатировать, что «киотские деньги» принесли пользу исключительно тем, кто ими занимался, кто проводил тендеры и заключал договора. А для общества, людей, страны в целом, ее экологической безопасности — только нереализованные планы, туманные перспективы, скандалы и судебные разбирательства, идущие до сих пор.

О какой экологии может идти речь, если вместо решения кричащих экологических проблем в стране за «киотские деньги» закупаются энергосберегающие LED-лампочки, полицейские «приусы», а теперь еще «аутлендеры»...

Более того, с августа 2015 г. не ведется реестр выбросов парниковых газов, из-за чего Украину могут обвинить в нарушении условий Киотского протокола. Все предпосылки к этому есть, в июне 2016-го эксперты ООН рекомендовали не утверждать Украине отчеты о выполнении Киотского протокола. Зная это, министр экологии и природных ресурсов говорит с трибуны Верховной Рады «о имеющемся значительном потенциале сокращения выбросов парниковых газов».

В стране не решаются на государственном уровне вопросы сохранения окружающей среды, обеспечения экологической безопасности. Имитация кипучей работы по решению этих проблем делается для имиджа, общего антуража, для красивых сюжетов в СМИ. И, конечно, для получения «дармовых» денег международной помощи, которые можно будет тратить по своему усмотрению.

Власть предержащие не несли, не несут и надеются не нести ответственности за игнорирование проблем, касающихся жизни каждого конкретного человека, обеспечения экологической безопасности страны. Напрасно надеются...

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка