Украина в намеках, взглядах и жестах

№20(819) 19 -- 25 мая 2017 г. 18 Мая 2017 4.4

С момента прихода к власти нынешней американской администрации и до начала мая Павел Климкин бывал за океаном трижды — но так и не удостоился аудиенции у госсекретаря США. В ходе четвертого визита 8—10 мая главу МИД Украины приняли и Рекс Тиллерсон, и вице-президент Майк Пенс, и Дональд Трамп.

Ясно, что украинская власть тут же заговорила о мощном сигнале поддержки из Вашингтона. Однако посмотрим, как видят эту ситуацию в США, в первую очередь — в Белом доме.

О посиделках у камина и держалках за стол

Начну с того, что 10 мая Трамп встречался с главой российской дипломатии Сергеем Лавровым. Посвященный этому событию материал на сайте американского президента состоит из пяти предложений. И одно из них касается нашей страны: «Президент поднял вопрос об Украине, он отметил, что его администрация остается приверженной вовлеченности в разрешение конфликта и подчеркнул ответственность России за полную имплементацию Минских соглашений».

А завершается пресс-релиз словами о том, что «президент подчеркнул свое желание строить лучшие отношения между США и Россией».

Нужно отметить, что это первый с 2013 г. визит российского министра иностранных дел в Вашингтон с целью переговоров с американским руководством. С начала войны на Донбассе Лавров летал за океан исключительно для участия в заседаниях Генассамблеи ООН, а встречи с членами администрации США носили попутный характер. В этой связи американское издание Politico со ссылкой на двух бывших представителей Белого дома сообщило, что в последние годы у Обамы напрочь отказывались принимать россиян в Овальном кабинете.

Но безусловно, это был скорее фарс Барака Обамы, чем реальная политика, поскольку площадок для переговоров хватало и без Овального кабинета. Достаточно вспомнить, что за это время Джон Керри трижды посещал Москву и Сочи специально для встречи с руководством РФ. А ведь в таких ситуациях дипломатическая логика сродни житейской — если не соблюдается принцип паритета, то «собирается в дорогу» сторона, которой данная встреча важнее.

В тот же день, 10-го же мая, на сайте Белого дома появилось сообщение под названием: «Встреча вице-президента Майка Пенса с министром иностранных дел Украины Павлом Климкиным». В нем говорится:

«Вице-президент подчеркнул непоколебимую поддержку Соединенными Штатами украинского суверенитета и территориальной целостности. Он подчеркнул, что Минские соглашения остаются самым реальным путем к достижению мира. После этой встречи президент США разговаривал с министром иностранных дел и подтвердил американскую поддержку Украины и желание работать с нашими украинскими партнерами для мирного решения конфликта».

Этот материал сопровождается иллюстрацией: Пенс и Климкин сидят в креслах у камина, тогда как релиз о разговоре Трампа с Лавровым подан без фото. Но картинка в одном случае и ее отсутствие в другом не могут затушевать тот факт, что, с точки зрения Белого дома, в формате полномасштабной встречи Трамп общался с Лавровым, а с украинским министром у президента США был просто краткий разговор.

В Твиттере об этих двух событиях Трамп написал еще короче: «Вчера за один день я встретился с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым и министром иностранных дел Украины Павлом Климкиным. Давайте строить мир!» (В оригинале — Lets make peace.)

Эта запись сопровождается двумя примечательными фотографиями: слева стоят улыбающиеся Трамп и Лавров, справа — президент США сидит за столом, на который обеими руками опирается Климкин.

По языку жестов и взглядов первое фото иллюстрирует встречу равноправных партнеров, второе — скорее прием вассала сюзереном. Можно сделать вывод, что американский лидер даже не вышел из-за стола, дабы поприветствовать украинского гостя, и не предложил ему присесть.

Тот факт, что в общении с главой МИД Украины президент США ограничился несколькими фразами, очевидно, следует расценивать как политический жест, характеризующий отношение американской администрации к официальному Киеву.

Позволю себе немного развить тему политических жестов и приведу еще пару примеров из совсем недавнего прошлого. Телефонный разговор Петра Порошенко и Ангелы Меркель, в ходе которого она «проинформировала Президента Украины об итогах своих переговоров в России 2 мая», состоялся спустя почти неделю после самих переговоров, причем, по контексту сообщения на сайте украинского президента, формальным поводом к нему стала годовщина победы над фашизмом.

А Рекс Тиллерсон позвонил украинскому лидеру, чтобы рассказать о переговорах в Москве аж через 11 дней после их проведения, причем, очевидно, что причиной срочного звонка тогда стала гибель американского гражданина из миссии ОБСЕ. На фоне регулярно звучащих от Киева требований «не решать по Украине без Украины», такие паузы не могут не заставить задуматься.

О троллях в рамках и за рамками

Как бы то ни было, Климкин заявил по итогам встречи с Трампом: «Это, конечно, не была часовая или получасовая встреча, как вы понимаете, но я смог передать все мессиджи, которые я хотел передать».

Что же касается актуальных вопросов, то их обсуждение велось с вице-президентом Пенсом. По итогам этой встречи Климкин сообщил, что официальный Вашингтон может присоединиться к переговорам по Донбассу в «нормандском формате», а госсекретарь Тиллерсон выступит своего рода адвокатом Украины.

При этом глава МИД предположил: США могут присоединиться к Украине, Германии и Франции в переговорах с Россией. Любопытный, вариант, но тут я бы обратил внимание на такой момент — Климкин говорит о «нормандском формате» (который, в случае присоединения США де-факто перестанет быть «нормандским»), а Пенс — о Минских соглашениях, т. е. о сохранении алгоритма разрешения конфликта. Более того, вице-президент США сообщил, что указал на это Климкину.

В продолжение темы 13 мая Трамп в интервью Fox News подтвердил, что призвал обоих министров восстановить мирные отношения Украины и РФ. А заодно уколол ведущие американские СМИ за предвзятость: дескать, о приеме Лаврова говорили, а о встрече с Климкиным — нет.

Впрочем, такую позицию заняли не только СМИ, которые Трамп традиционно называет фейковыми, но и интернет-портал «Брейтбарт» (Breitbart), игравший ведущую роль в информобеспечении победы нынешнего хозяина Белого дома (один из его учредителей Стивен Бэннон после выборов стал старшим советником президента по политическим и стратегическим вопросам). Из влиятельных изданий это, пожалуй, единственный медиаресурс, который можно считать абсолютно протрамповским. И написало оно исключительно о встрече с Лавровым, завершив публикацию отсылом к событиям в Украине:

«Минские протоколы являются детальной дорожной картой завершения конфликта между украинским правительством и пророссийскими сепаратистами, в который вмешалась Москва. Россия и Украина обвиняют друг друга в различных нарушениях Минских соглашений, тогда как внешние наблюдатели критикуют эти протоколы за очень малый вклад в завершение украинского конфликта. Международный суд ООН недавно отказал Украине, просившей его вмешаться и заблокировать российские поставки сепаратистам. Правительство США ввело санкции в отношении России за ее действия в Украине. Администрация Трампа заявила, что эти санкции останутся в силе, пока Россия не пересмотрит свои действия и не восстановит целостность всей украинской территории, включая Крым, который аннексировала в 2014-м».

В этой связи нельзя не обратить внимание на новую тенденцию в российской официальной риторике — в последнее время на самом высоком уровне стали звучать «исторические» ссылки на первопричины действий России относительно Крыма.

Сергей Лавров так, например, объяснил заморозку отношений с НАТО: «Натовцы обиделись, что их проект по полному поглощению Украины в свою зону влияния и включению Украины в Североатлантический альянс, включению Крыма в свои планы военного окружения Российской Федерации — эти планы провалились» (rian.com.ua).

Что конкретно может подразумеваться под этими словами уточнил безусловно компетентный киевский политолог Михаил Погребинский: «Сама по себе тема, которая не раз ставилась людьми, пришедшими к власти, о том, что Черноморский флот должен уйти... Мы же понимаем, что это означало бы для России, мы не могли этого не учитывать. А я знал точно, что те, кто пришел к власти, они говорили о том, что мы выгоним. Более того, шли даже разговоры о том, что... у меня нет документальных свидетельств, но с очень большой вероятностью я могу сказать, что еще при Януковиче на территории Крыма создавался прообраз американской базы» (pohnews.org).

Мы также располагаем эксклюзивной информацией, что незадолго до известных событий в американской военном ведомстве активно прорабатывалась тема военного присутствия в Севастополе, с чем связано было и то, что в 2014 году на сайте госзакупок США был размещен тендер на реконструкцию школы №5 Севастополя. Как нам разъяснили, речь однако шла не о размещении в этом здании американских военных объектов, а о гуманитарных программах, которые Пентагон традиционно финансирует там, где такие объекты появляются.

Но почему акцент на этой теме делается именно сейчас? Похоже, Москва решила озвучить список претензий к США, но связанный с действиями предыдущей администрации, которые, де, и привели к нынешним весьма прохладным отношениям.

Интересно в этой связи отметить, что хотя процитированные выше высказывания авторов «Брейтбарта» в отношении РФ, как мы видим, достаточно критические — но в отличие от подавляющего большинства западных СМИ в этой публикации акцент сделан на обоюдной вине. Насколько я могу судить, этот нюанс появился в публикациях «Брейтбарта» впервые. До сих пор ресурс освещал ситуацию в нашей стране весьма скупо, но не оставлял сомнений в своих симпатиях.

Так, во время зимних боев под Авдеевкой «Брейтбарт» писал, что в 2014 г. «российские войска вторглись в Восточную Украину», и «говорить, что российские войска в Украине — добровольцы, все равно что утверждать, будто добровольцами являются американские войска в Ираке и Афганистане». А сейчас, как видим, конфликт трактуется как внутриукраинский, хотя и с российским участием.

Издание также привело слова Трампа о том, что встреча с Лавровым была «очень-очень хорошей», и отметило присутствие на ней Генри Киссинджера, решив, что таким образом президент «пожелал показать российскому министру, кто является настоящим гроссмейстером троллинга левых американских репортеров».

Участие Киссинджера в этих переговорах, безусловно, выходит за рамки троллинга. Стоит вспомнить, что не так давно бывший госсекретарь США и нобелевский лауреат выдвинул собственный план урегулирования ситуации на Донбассе, и раз Трамп пригласил его на встречу, значит, он действительно заинтересован в компромиссном урегулировании.

Правда, Климкин, комментируя присутствие Киссинджера на встрече, напомнил, что с ним «общаются все политики мира», в т. ч. он сам имел с ним беседу не так давно — на Мюнхенской конференции по безопасности. «Я не могу открывать всех деталей, но ключевой его мессидж — Украина должна стать частью европейского пространства. Это очень важный момент, который все должны понимать», — сказал министр. И заверил, что позиция Киссинджера исключительно проукраинская.

На мой взгляд, эти слова прежде всего показывают, что, поскольку Киссинджер остается в команде Трампа, Климкин попросту не решился задевать его публичной критикой.

Но все же Киссинджер в этой команде лицо неофициальное — в отличие от советника по нацбезопасности генерала Герберта Макмастера. На брифинге в Белом доме 12 мая последний сказал о встрече Трампа с Лавровым следующее: «Я думаю, президент ясно показал, что будет противостоять пагубному поведению России, в частности ее поддержке убийственного режима Асада в Сирии, содействию разрушительной политике и стратегии Ирана на всем Ближнем Востоке, а также тому, что сделано и продолжает делаться в Украине».

Сразу после этого, правда, Макмастер сообщил: «Однако президент ищет сферы сотрудничества». Но ни словом не пояснил, что это за сферы и успешен ли поиск.

О запуске «Одноклассников» на земельный рынок

Можно ли сложить пасьянс из всей этой противоречивой информации? Полагаю, при внимательном взгляде картина выглядит достаточно однозначной.

Президент США по-прежнему заинтересован в улучшении отношений с РФ, но в условиях давления со стороны истеблишмента вынужден шифровать это стремление сдержками и противовесами. Понятно, что экспромтное общение с Климкиным — это прежде всего противовес разговору с Лавровым. Ведь не так давно шестеро сенаторов в открытом письме настоятельно рекомендовали Трампу «встретиться с высокопоставленными руководителями Украины, в частности с президентом Петром Порошенко, перед любыми официальными встречами с руководством России, включая Владимира Путина».

Климкин, конечно, лицо высокопоставленное, но все же принял его Трамп чуть позже, чем Лаврова. И пока непонятно, достаточно ли будет этого, чтобы не общаться с Порошенко до встречи с Путиным, намеченной на июль в рамках саммита G20 в Гамбурге. Думаю, на этот вопрос не может пока ответить и сам Трамп.

Совершенно понятно, что причиной встречи Трампа и Климкина стали призывы, подобные упомянутому письму сенаторов, но никак не мифические $400 тыс., заплаченные Киевом неким лоббистам. Если бы у американского истеблишмента имелись серьезные подозрения в таком способе организации встречи, то Трампа осудили бы чуть ли не все СМИ Америки — за использование служебного положения, вымогательство и пренебрежение украинскими партнерами.

В любом случае Трамп и его СМИ могут порой подтрунивать над Украиной — но лишь на уровне намеков, взглядов и жестов. А на вербальном уровне неизменно остается «пагубная российская политика». Ведь, кроме Америки Трампа, существует Америка, представленная, в частности, теми же шестью сенаторами. И для этой Америки врагом №1 была, есть и будет Россия.

На днях известный российский американист Дмитрий Дробницкий написал: «Трамп — уникальный президент США — первый за историю, кому ничего нельзя».

В стремлении выстроить новые отношения с РФ Трамп напоминает мне диссидентствующего режиссера вроде Юрия Любимова или Анатолия Эфроса. В своей постановке такой режиссер наполовину высовывает из кармана фигу советской власти. Однако цензура и партийное начальство не дремлют, поэтому творцу приходится идти на компромисс, прикрываться словами о решениях очередного съезда КПСС и вымарывать крамольные куски текста, стараясь компенсировать эти потери мимикой и жестами актеров (ведь к изобразительному ряду придраться сложнее). Ну а политики вроде сенатора Маккейна — мелкие цензоры наподобие инструкторов горкома.

Аналогия, конечно, неполная. В советской реальности спектакль с чуть высунутой из кармана фигой имел шанс предстать перед зрителями. Но все же это была обычная театральная постановка, которая напрямую на советскую политику не влияла. А вот идеи Трампа предназначаются для мировой политической сцены, следовательно — цензура на порядок строже.

Поэтому, полагаю, следует ожидать не перезагрузки российско-американских отношений, которая затронет нашу страну, а сохранения инерционной поддержки Киева. «Глубинное государство», которое стоит за условным Маккейном, вряд ли позволит Трампу отказаться от традиционной оценки Украины и конфликта на Донбассе. Однако оно не в состоянии заставить президента США испытывать энтузиазм в отношении украинских дел. Поэтому вряд ли американский лидер будет выдвигать какие-либо выгодные Киеву инициативы, да и прямая американская помощь наверняка сократится.

В условиях ослабления американского внимания украинская власть получает большую свободу действий. Как мне представляется, новые антироссийские санкции, в т. ч. против популярных соцсетей — из этого разряда. Думается, что есть голоса в Раде и под закон о контроле государства над Украинской православной церковью.

Разговоры о том, что Запад не поддержит такое ущемление свобод, оставлю для наивных. Я не утверждаю, что Запад эти действия непременно одобрит — но руководствоваться он будет не абстрактными правами и свободами, а конкретными задачами, которые решает в Украине.

Задача №1 — сделать украинский чернозем товаром, и все запреты и санкции имеют для Запада значение лишь в этом контексте. Если они будут способствовать патриотическому подъему в обществе и сплочению против внешней угрозы, перед лицом которой можно уже не зацикливаться на моратории на торговлю землей, — значит, меры оказались нужными и своевременными. И наоборот — если эти шаги вызовут нестабильность, в которой запустить земельный рынок окажется сложнее, значит, они заслужат порицания.

А что же будет с Минскими соглашениями, о которых говорили и Пенс с Климкиным, и Трамп с Лавровым? Довольно интересную информацию к размышлению дает статья замдиректора российского Центра политической конъюнктуры (ЦПК) Олега Игнатова «Конфликт, который выгоден всем».

В этой публикации нет традиционных сетований насчет того, что Киев Минские соглашения не выполняет, а Запад его в этом поддерживает. Наоборот, автор утверждает, что блокирование процесса выгодно всем, ибо не позволяет выйти на первый план еще более неудобным и не менее взрывоопасным вопросам, на которые ни у кого нет ответа.

По мнению Игнатова, если соглашения будут реализованы, в полный рост может встать вопрос Крыма. Кроме того, «буквальная имплементация Минских соглашений также не дает России твердых гарантий того, что неподконтрольные Украине районы Донбасса сохранят свою жизнеспособность в рамках украинского государства. При определенных обстоятельствах, даже при условии выполнения всех примечаний к 11 пункту минского Комплекса мер, Киев сохранит возможности для силовой зачистки Донбасса, на которую Москва не сможет уже повлиять».

Почему подобные выводы делаются только сейчас, хотя все основания для них имелись и два года назад? Возможно, в Кремле (а ЦПК, как я уже не раз упоминал, аффилирован с Владиславом Сурковым) окончательно осознали, что Минские соглашения невыполнимы. И посему Москва готовится делать хорошую мину при плохой игре.

Хотя не исключен и другой вариант: такая переоценка — тонкая игра, призванная побудить Запад наконец надавить на Киев, дабы не упустить все выгоды, которые сулит имплементация Минских договоренностей. Хотя понятно, что в условиях большей свободы действий, открывающейся перед украинской властью, сделать это западным партнерам будет затруднительно.

 Сергей БУРЛАЧЕНКО

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Загрузка...
Загрузка...

Микробные превращения

Попытки создать новую «партию олигархов» обречены на провал

Шальные градусы горячей заморозки

Если у жены не получилось, то какие претензии к президенту?

В плену последних союзников

Блокада впервые вывела вопрос отстранения Порошенко из политических фантазий в сферу...

Алтарь не треснет?

Любое самое безукоризненное правовое решение, если оно не будет обвинительным, не...

Блокада и саботаж — главное, не перепутать

Инициатива Авакова позволила бы списать ответственность за разгон блокады на...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка