Украине предложат стать Бельгией

№47(797) 25 ноября — 1 декабря 2016 г. 24 Ноября 2016 1 3.9

Информация о первых кадровых инициативах Дональда Трампа подтверждает предположения о том, что он действительно намерен пересмотреть отношения США и России. Какие в этой связи перемены могут ожидать Украину?

Об откровениях перспективного патриарха

Прежде всего следует обратить внимание на отставного генерал-лейтенанта Майкла Флинна, который, судя по всему, станет советником президента США по национальной безопасности. Он известен как сторонник союза с Москвой в противостоянии исламскому терроризму. Более того — Флинн открыто высказывал симпатии Путину.

Разумеется, в администрации Трампа будут и персоны с традиционными для вашингтонского истеблишмента взглядами. Однако не исключено, что именно Флинн станет задавать тон внешней политике или по крайней мере отдельным ее направлениям — как, например, было при Никсоне, когда советник по нацбезопасности Генри Киссинджер курировал отношения с КНР.

Кстати, недавно 93-летний Киссинджер выступил с развернутыми предложениями по урегулированию украинского кризиса. В интервью журналу «Атлантик» он рассказал:

«Фиксация границы безопасности НАТО на восточной границе Украины помещает ее в 300 милях от Москвы. В то же время российский взгляд предполагает проведение такой границы к западу от Украины, по рубежам Польши, Словакии и Венгрии.

Поэтому лучше, чтобы Украина являлась мостом между НАТО и Россией, а не передовой позицией какой-либо из сторон. РФ может способствовать этому, если забудет о желании сделать Украину своим сателлитом, а США и Европа должны отказаться от стремления превратить Украину в продолжение западной системы безопасности. В результате роль Украины в международной системе будет напоминать роль Австрии или Финляндии, которые свободны в своих экономических и политических отношениях, в т. ч. с Европой и РФ, но не являются частью каких-либо военных или оборонительных союзов».

На вопрос главного редактора журнала Джеффри Голдберга — «Вы бы уступили России Украину, чтобы добиться от Москвы максимального сотрудничества на Ближнем Востоке?» — Киссинджер ответил так:

«Нет. Я предпочитаю независимую Украину — вне военных блоков. Если от Украины отделить две области Донбасса, она постоянно будет испытывать вражду по отношению к России и останется под властью своей западной части. Решение в том, чтобы дать этим областям Донбасса такую автономию, которая предполагает право голоса в военных вопросах, но в остальном оставляет их под управлением Украины».

Вариант урегулирования, который обозначает Киссинджер, по сути не ограничивается Минскими соглашениями, а предусматривает федерализацию — или даже конфедерализацию — Украины. В нынешней Европе подобная модель существует лишь в Бельгии, где в этом году Валлония едва не сорвала ратификацию договора о свободной торговле между ЕС и Канадой. Но именно такой вариант, по мнению Киссинджера, является единственной абсолютной гарантией неприсоединения Украины к НАТО или другому военному союзу.

Т. е. невозможность участия Украины в НАТО будет вытекать не из обязательств альянса, а из внутреннего конституционного устройства нашего государства.

17 ноября Трамп встретился с Киссинджером и обсудил с ним в т. ч. отношения с Москвой. А днем ранее ведущий колумнист влиятельной газеты «Файненшл Таймс» Гидеон Рахман в статье «Трамп, Путин и искусство договариваться с Россией» предположил, что Киссинджер в качестве советника или посредника президента США сыграет роль в достижении соглашения с РФ.

По предположениям Рахмана, эта договоренность будет такова:

«Соединенные Штаты перестанут выступать против российской аннексии Крыма. Америка вряд ли согласится на официальное признание факта вхождения Крыма в состав РФ, но она примет это как свершившийся факт. После этого США отменят экономические санкции. Американцы откажутся от любых претензий на то, что Украина и Грузия должны стать членами НАТО. Наращивание группировки натовских войск в прибалтийских странах также будет приторможено — либо вообще остановлено.

В ответ на столь серьезные уступки Россия может прекратить агрессию на востоке Украины и отказаться от дальнейших территориальных притязаний в этом регионе. Военная напряженность на линии противостоянии НАТО и РФ будет снижена. Когда конфликт в Восточной Европе пойдет на убыль, Вашингтон и Москва начнут совместно действовать на Ближнем Востоке».

О возвращении Крыма в 1940 год

Еще одна резонансная публикация на данную тему появилась на сайте американского журнала «Национальный интерес» (The National Interest) под заголовком «Трехэтапная стратегия Трампа по Украине». Ее авторы — юристы Джеффри Берт, Джеймс Хитч, Питер Петтибоун и Томас Шиллингло — на протяжении десятилетий представляли интересы американского бизнеса в СССР, РФ и Украине.

Вот что они предлагают:

«1. Для начала РФ и Запад должны «согласиться не соглашаться» о статусе Крыма на неопределенно долгий срок. Именно так Запад относился к трем прибалтийским республикам с 1940 г. вплоть до распада СССР. Это решение вряд ли можно назвать изящным или удовлетворительным, но по крайней мере оно осуществимо и оправдано практической реальностью.

2. Стороны должны договориться о сохранении статус-кво Донбасса как части Украины и об эффективно реализуемом прекращении огня.

3. США, Европа, РФ и Украина должны совместно оценить ситуацию и сформировать комплексный пакет помощи с целью восстановления экономики в Украине. Сделать это нужно на уровне министров иностранных дел. При этом исходить следует из того, что создание экономически и политически жизнеспособной Украины соответствует долгосрочным интересам всех сторон, в т. ч. РФ.

Разработка деталей пакета помощи создаст механизм разрешения сторонами ключевых политических проблем. Такая инициатива должна исходить от новой администрации США — как предварительный сигнал о том, что Путина никто не игнорирует, и что избранный президент желает сотрудничать с ним в рамках восстановления российско-американских отношений и вывода их на конструктивный уровень...

Украина может назвать российские средства опосредованной репарацией или денежным эквивалентом за аннексию Крыма и за разрушения, причиненные восточным регионам. А РФ со своей стороны сможет рассматривать эти средства как плату за появление у нее надежного торгового партнера и/или как компенсацию Украине за ее отказ от особых торговых уступок, предлагаемых Европой. Окончательный статус отношений между Украиной и ЕС может быть определен в свете дальнейших событий».

Как видим, авторы не исключают отказа Украины от ассоциации с ЕС. Однако, видимо, в силу их прежней специализации на экономико-правовых проблемах политическая часть плана оказывается неубедительной.

Сравнение Крыма с Прибалтикой явно хромает. Ведь в 1940 г. в результате аннексии три балтийских страны перестали быть субъектами международного права. Но в случае с Крымом имеет место захват части государства, которое сохраняет субъектность и может постоянно ставить перед мировым сообществом вопрос о возвращении полуострова.

Важно и то, что позиция нашей страны находит поддержку в глобальных организациях. Так, канцелярия прокурора Международного уголовного суда (МУС) в недавно распространенном ежегодном докладе расценивает крымскую ситуацию как военный конфликт — и при этом использует термин «оккупация»:

«Ситуация на территории Крыма и Севастополя равнозначна международному вооруженному конфликту между Украиной и РФ. Данный международный вооруженный конфликт начался не позднее 26 февраля (2014 г. — С. Б.), когда РФ задействовала личный состав своих вооруженных сил для получения контроля над частями территории Украины без согласия правительства Украины.

Право международных вооруженных конфликтов применимо и после 18 марта 2014 г. в той мере, в которой ситуация на территории Крыма и Севастополя будет равнозначна продолжающемуся состоянию оккупации. Установления факта правомерности изначальной интервенции, которая повлекла за собой оккупацию, не требуется. Для целей Римского статута вооруженный конфликт может быть международным по своей сути, если одно или более государств частично или полностью оккупируют территорию другого государства вне зависимости от того, сопровождается ли оккупация вооруженным сопротивлением».

Показательно, что сразу же после публикации этого доклада Москва приняла решение об отзыве своей подписи под договором о МУС, любимом детище ЕС (США, как и Россия, не ратифицировали этот документ, а подпись свою отозвали еще в первое президентство Буша-младшего).

Но вернемся к Донбассу. Предложение четырех американских юристов сохранить «статус-кво» абсолютно ничего не проясняет. Это может означать то ли просто возвращение «отдельных районов» в Украину без всяких условий — то ли замораживание конфликта. Слова «о прекращении огня» без упоминаний о политическом урегулировании, очевидно, предполагают второе. Но будет ли Москва готова к этому, скажем, в обмен на предложенный вариант по Крыму?

Этим вопросом в еще одной публикации «Файненшл Таймс» («Украина может стать жертвой «большой сделки» Трамп—Путин») задается британский эксперт Джеймс Шерр из Королевского института международных отношений Chatham House. Он полагает, что «команда г-на Трампа, вероятно, попытается заключить сделку»:

«Они будут заинтересованы узнать, отстанет ли Россия от Украины, если Запад признает аннексию Крыма, и будет ли этого достаточно. Или же русские скажут: «большое спасибо, но мы все еще ожидаем от Украины выполнения Минских договоренностей», т. е. забуксовавшего мирного соглашения, которое требует от Киева предоставления ограниченной автономии ее сепаратистскому востоку».

Как видно из подтекста, Шерр хотел бы обойтись без Минских соглашений. Что же касается крупнейшей газеты западного делового мира, то она, похоже, вообще не приемлет договоренностей с Кремлем — статья завершается словами польского политолога Марчина Заборовского: «Рано или поздно Трамп поймет, что слишком высокой будет та цена, которую придется заплатить за любое соглашение с Путиным».

Об украинских вершителях судеб Сирии, Афганистана и Ирака

Впрочем, не исключено, что Трамп готов на радикальный компромисс с РФ — и именно этим обусловлено желание Обамы закрыть вопрос конфликта на Донбассе до смены хозяина Белого дома. Ведь реализация Минских соглашений стала бы для него эффектным завершением президентских полномочий.

Так, на саммите АТЭС в Лиме действующий президент США после встречи с российским коллегой сообщил журналистам, что «призвал Путина дать указания его переговорщикам работать с нами, с Францией, Германией, Украиной, чтобы попытаться сделать эту работу до того как закончится мой срок».

О том же, вероятно, Обама говорил несколькими днями ранее на встречах с Меркель и другими европейскими лидерами. Во всяком случае, на правительственной пресс-конференции в Берлине 21 ноября украинская тема звучала наиболее подробно за последние полгода (чему способствовало и приближение срока, отведенного саммитом «нормандской четверки» на подготовку «дорожной карты»). Правда, спикер МИД ФРГ Мартин Шефер не смог сообщить сколь-нибудь обнадеживающих вестей:

«Процесс, естественно, идет. Но, как и все, что касается попыток преодоления конфликта в Восточной Украине, идет в высшей степени утомительно и медленно... Вообще нет никаких оснований полагать, что кризис уже окончательно преодолен. Поэтому понятно, что федеральное правительство вместе с правительством в Париже желает реализовать не только то, о чем договорились на «нормандском» саммите, но и Минские соглашения в целом. Поэтому, думаю, в обозримое время дойдет дело и до встречи министров иностранных дел. Но я пока не могу подтвердить ее официально, поскольку для этого нужны контакты с тремя партнерами».

Однако на следующий день глава МИД РФ Сергей Лавров практически исключил возможность такой встречи при отсутствии прогресса на переговорах по «дорожной карте: «Президенты сказали, что как только помощники согласуют эти договоренности, тогда поручаем министрам собраться и одобрить их... Встреча министров иностранных дел «нормандского формата» обусловлена наличием к тому моменту «дорожной карты», которую можно будет утвердить. Пока такой договоренности, такого консенсуса не просматривается».

Похоже, Москва спешить не собирается, надеясь, что с приходом Трампа может выгадать гораздо больше. Но в этой ситуации Европа по-прежнему не будет оказывать давление (по крайней мере публичное) на Украину, как и менять риторику.

Тем временем экс-глава Cлужбы внешней разведки Николай Маломуж поделился с украинской общественностью грандиозными планами: «С 1-го по 4 декабря мы встречаемся с командой Трампа — пока неофициально. Будем обсуждать формирование стратегических позиций по урегулированию ситуации в Украине и по другим стратегическим вопросам мира, включая Сирию, Афганистан и Ирак. Это будет одна из мощных встреч, которая позволит нам выйти на модель урегулирования большого формата — США, Европа, Китай, возможно G20, Россия, Украина. Здесь мы можем выйти на реальный мир и освобождение этих территорий уже по новой «дорожной карте» под эгидой мощных игроков, которые мощно влияют на Россию».

Особо воодушевляет, что новая администрация США намерена формировать свою позицию по Сирии, Афганистану и Ираку совместно с Украиной. Этот пассаж в полной мере указывает на достоверность заявления отставного генерала.

В общем, не удивительно, что Трамп пока ни словом не упомянул о якобы намеченных контактах с украинской стороной. Зато в программном заявлении о планах на первые сто дней своего президентства он подчеркнул:

«В области торговли я собираюсь заявить о намерении отказаться от потенциально катастрофического для нашей страны Транстихоокеанского партнерства. Вместо него мы будем заключать честные, двусторонние торговые соглашения, которые вернут в Америку рабочие места и производство».

Избранный президент четко продемонстрировал, что заявленный переход к изоляционизму — это больше, чем предвыборная риторика. И в этом отношении интерес Вашингтона к Киеву наверняка кардинально ослабнет.

Понятно, что полностью Трамп от нашей страны не отвернется — из соображений престижа единственной сверхдержавы, да и в качестве инструмента торга с РФ Украина всегда пригодится. Вместе с тем важно учитывать, что в политическом отношении он никак не связан с «успехами» киевского режима, установлению которого способствовала уходящая администрация.

И именно эта взаимозависимость позволяла украинской власти достаточно успешно противостоять давлению США и ЕС в чувствительных для себя вопросах. Теперь этого козыря она лишается.

О «Шатуне», загнанном в стол

Во внутриполитических делах следует отметить, что предпринятые властью превентивные меры (по всей видимости, включавшие не только «кнут», но и «пряник», т. е. некие договоренности) привели к очевидному сворачиванию наступления оппозиции — «Шатун» оказался хилым.

Так, 17 ноября не состоялась заявленная Федерацией профсоюзов Украины (структура, находящаяся под влиянием Дмитрия Фирташа) акция, в которой, по словам организаторов, должны были принять участие порядка 50 тыс. человек. По некоторой информации, против перехода к активным действиям выступил Ринат Ахметов и, соответственно, ориентирующаяся на него часть Оппозиционного блока.

Характерное заявление сделал сопредседатель этой политсилы Борис Колесников:

«Сегодня наша главная цель — это мир. Потому что без мира мы не решим ни социальные, ни экономические проблемы. После того как в Украине наступит мир, можно говорить о новой Конституции. Именно новая Конституция является залогом успеха и путем к более эффективной модели управления страной. Уже по новой Конституции можно проводить выборы и заниматься реформами. Другой модели просто не существует... Наши акции будут носить исключительно мирный характер. И проходить они будут в основном в форме «круглых столов» с привлечением общественности».

По сути Оппоблок заявил о том, что снимает с повестки дня перевыборы ВР и массовые акции протеста.

Т. о. непримиримыми противниками власти остаются лишь Юлия Тимошенко и Михеил Саакашвили. Кстати, любопытно, что экс-президент Грузии (который на уходящей неделе объявил о создании движения «Рух новых сил») никогда не критиковал экс-премьера Украины. И не исключено, что у этих политиков сложится некий альянс — ближайшие их цели, т. е. досрочные выборы ВР, совпадают.

Еще более вероятен союз Саакашвили и «Самопомочі». Андрей Садовой, едва узнав об отставке одесского губернатора, разместил в Фейсбуке строчки из «Витязя в тигровой шкуре»:

«Щоб схопити левня,
військо обступило навкруги.
Лихо, що він з ними скоїв!

Їх жаліли б вороги —
Розбивав лоби лобами,
бив і нищив до ноги,
Канчуком навпіл панахав,
повен гнівної снаги».

А чтобы не осталось никаких сомнений, мэр Львова предварил строки Руставели словами: «Mikheil Saakashvili — Ти борець, це Тобі».

В этой ситуации власть, похоже, не намерена сидеть сложа руки. Так, во Львовском горсовете прошли обыски, а начальника его жилищного управления Юрия Гольца арестовали — по версии прокуратуры, в момент получения крупного «отката» за содействие в освоении подряда по линии городской власти.

Что же касается разговоров о возможном лишении Саакашвили гражданства Украины, на мой взгляд, — это просто способ определенного давления, попытка создать для него дискомфорт. Вряд ли в ближайшее время подобное угрожает политику, афиширующему дружеские связи с Трампом, — кто знает, какие у нового президента США на него виды.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Владимир Долгопятов
01 Декабря 2016, Владимир Долгопятов

Что ж можно только пожелать успешной реализации намерений и планов изложенны в статье. Поживём увидем что-то будет. Приход к власти нового американского Президента вроде. как обещает внести свежую струю воздуха в международные отношения.

- 0 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка