Украинское лобио с узбекскими специями: кто, почему и как пытается испугать Медведчука

№12(765) 25 — 31 марта 2016 г. 24 Марта 2016 2 4.5

Политикам есть что обсудить, особенно в неформальной обстановке // fraza.ua

Весьма неожиданно даже для украинского политического бомонда в ВР по инициативе представителя премьерского «Народного фронта» Андрея Левуса начат сбор подписей народных депутатов за арест Виктора Медведчука (к этой акции мы еще вернемся).

Эта невразумительная на первый взгляд акция заставила вспомнить ставшие крылатыми слова грузинского политика Джаба Иоселиани, организатора переворота против Звиада Гамсахурдиа, впоследствии пострадавшего от Эдуарда Шеварднадзе, которого Иоселиани же привел к власти. В одном из парламентских выступлений харизматичный грузин произнес знаменитую фразу: «Демократия — это вам не лобио кушать».

С этим утверждением трудно спорить. Очевидно, что есть лобио намного легче и приятнее, чем управлять страной, опираясь на институты политической демократии и соблюдая демократические нормы. Это, впрочем, вполне возможно даже в бедной стране. Об этом свидетельствует опыт Индии, которая, несмотря на огромное социальное неравенство, низкий уровень жизни большинства населения, демографические проблемы, противоречия между этническими и религиозными общинами, все же сохраняет демократическое устройство. Для этого требуется, безусловно, твердая политическая воля как со стороны федеральных властей, так и со стороны руководства отдельных штатов. Хотя, казалось бы, для того, чтобы сохранять власть в бедной и неграмотной стране, достаточно умения выдвигать популистские лозунги и использовать внесудебные расправы для запугивания противников.

Но индийская политическая элита, невзирая на многочисленные соблазны, избегает подобной управленческой простоты, которая в данном случае не только хуже, но и намного опаснее воровства. Поскольку результатом подобного курса станет глубокая и долгосрочная дестабилизация, которая похоронит все надежды страны на экономическое развитие.

Кроме того, государства, открыто пренебрегающие демократическими процедурами, испытывают все большие сложности с привлечением иностранных инвесторов. Не столько из-за приверженности западных банкиров и промышленников демократическим идеалам, сколько из-за их твердой убежденности в том, что страны, где не работают демократические институты, рано или поздно столкнутся с острыми внутренними противоречиями или будут вовлечены в конфликт с соседями.

Трудности демократического управления

Единственным исключением в этом ряду в наши дни, по-видимому, является Китай. Но там удалось создать механизмы регулярной смены власти, заставить ее руководствоваться общественными интересами и заниматься решением стратегических задач, опираясь на многовековой опыт китайской культуры и государственности. Поэтому и китайский пример свидетельствует о том, что в современном мире прочные отношения с наиболее развитыми государствами не удастся выстроить странам, где власть лишь имитирует демократические институты, управляя страной при помощи системы тотальной коррупции, административного давления и подконтрольных медиа.

Такая политическая система, где демократические процедуры только прикрывают произвол околовластных группировок, управляющих страной, сформировалась в большинстве постсоветских государств. Ни одна из бывших республик не отказалась от политических институтов, характерных для демократического строя. В Туркменистане или в Узбекистане также существует парламент, который избирается на прямых общенародных выборах, и политические партии различной идейной направленности. Но вряд ли у кого может возникнуть сомнение в том, что все сколько-нибудь значимые вопросы решаются в соответствии с пожеланиями Гурбангулы Бердымухамедова или Ислама Каримова, а все партии управляются представителями их ближайшего окружения.

Украинская политическая система по сравнению с туркменской или узбекской, несомненно, выглядит более демократичной.

Однако вопреки очевидным внешним различиям нет оснований говорить о том, что Украина сумела преодолеть те искушения и угрозы, которые предопределили авторитарную форму правления во многих постсоветских государствах.

Прежде всего в Украине пока так и не сформировалась политическая демократия. Главным ее признаком является регулярный приход к власти оппозиции, что должно осуществляться мирным путем, в результате очередных выборов, назначенных и проводившихся в соответствии с законодательством. При этом считается, что говорить о наличии в стране демократического строя можно только в том случае, если такой переход произошел по меньшей мере два раза подряд.

В новейшей украинской истории есть два примера победы оппозиционных кандидатов на президентских выборах. В июле 1994 г. победил Леонид Кучма, а в феврале 2010-го — Виктор Янукович. Но и в том и в другом случае последующая смена власти произошла в результате острого политического конфликта, который протекал за пределами правового поля.

Причем оба конфликта были вызваны недовольством части крупных собственников и ведущих политических деятелей попытками власти перейти от имитационной демократии к авторитарному правлению (в 2014 г. власть довольно далеко продвинулась по этому пути). Т. о. в украинской политсистеме отсутствуют внутренние механизмы, способные предотвратить угрозу, — ее ликвидацией вынуждены заниматься влиятельные игроки, опасающиеся утратить свое положение в условиях авторитарного режима. При этом для борьбы с властью используются массовые протестные акции, которые способствуют поляризации общества и создают угрозу дестабилизации.

Нужно заметить, что Украине в определенном смысле повезло. В стране существует несколько крупных, сравнимых по уровню своего развития регионов, где сформировались экономические (и политические) группировки, способные бороться за власть на общенациональном уровне.

Точнее говоря, такой баланс сил существовал до падения режима Януковича. Теперь из властной системы выборошена одна из наиболее влиятельных группировок — «донецкие», а это может привести к изменению всего украинского политического ландшафта по белорусскому, казахстанскому или даже узбекскому образцу.

Конечно, до воспроизведения узбекской ситуации дело не дойдет. Дело здесь не только в совершенно иных культурных и политических традициях украинского общества, но и в наличии острой конкуренции и междоусобной борьбы внутри правящей верхушки. В Узбекистане власть отличается значительно большим внутренним единством. Но и в Беларуси, и в Армении, и в Казахстане внутри власти существуют соперничающие группировки, что не мешает руководству этих стран контролировать ведущие медиа и не пускать в «большую» политику наиболее опасных конкурентов власти.

Украина была единственным постсоветским государством, в политической системе которого существовали одновременно несколько центров влияния, способных на равных соперничать с властью. Это не позволяло правящей группировке окончательно заменить публичную политику медийными манипуляциями и вынуждало сохранять в политическом пространстве страны игроков, выступающих (хотя бы на уровне риторики) за изменение социально-экономического строя.

Теперь все это в прошлом. То, что не удалось сделать режиму Януковича, осуществила действующая власть: у властной группировки больше нет сильных соперников. Политическая борьба свелась к противоречиям между силами, так или иначе связанными с правящим режимом, которые добиваются не его свержения, а усиления собственных позиций в существующей властной системе.

У всех предыдущих украинских президентов были сильные противники, открыто добивавшиеся их отставки с использованием ведущих медиа и массовых протестных акций. У Петра Порошенко таких внешних соперников нет.

Как уже было сказано, практически полностью уничтожена как самостоятельная политическая сила наиболее влиятельная региональная группировка — «донецкие», неизменно становившаяся главным оппонентом власти, которую не могла контролировать.

Если бы эта группировка сохранила те позиции, которые были у нее до того, как Виктор Янукович стал президентом, то и правительство, и президентское окружение вынуждены были бы учитывать ее мнение при выработке государственного курса. Сегодня у власти нет подобной необходимости.

Проевропейские лозунги против демократических ценностей

Конечно, сами «донецкие» относились к демократическим институтам без всякого трепета и за время правления Януковича (да и прежде) не раз демонстрировали это. Но наличие в политическом пространстве страны группировки, обладавшей значительными ресурсами, политическим влиянием и огромными амбициями, безусловно, способствовало сохранению публичной политики. До тех пор, разумеется, пока эта группировка не пришла к власти и не попыталась грубо перекроить социально-политическую систему на собственный лад.

Новое украинское руководство продолжило курс «донецкой» группировки по уничтожению влиятельных противников власти. Только теперь этот курс был обращен против самих «донецких», которые в короткий срок были разгромлены и деморализованы. В настоящее время «донецкие», оставшиеся в стране и не сумевшие найти себе места внутри новой власти (а таких совсем немного), находятся в обороне и не пытаются соперничать с победителями.

Казалось бы, у политических деятелей, вставших во главе государства после бегства Януковича, появился шанс создать новую политическую систему, в которой деятельность политических институтов определялась бы демократическими нормами, а не взаимоотношениями между ведущими игроками. Формирование такой политсистемы должно было бы стать главной целью власти, пообещавшей сделать Украину частью европейского политического пространства.

Очевидно, что страна, в которой нет нормальной функционирующей демократии, не может быть ни стратегическим союзником ЕС, ни тем более частью политического пространства Евросоюза.

Но окружение Петра Порошенко сделало ставку на восстановление политсистемы, существовавшей в последние годы правления Леонида Кучмы: когда президент играет роль главного арбитра, следящего за распределением финансовых потоков и государственных должностей.

Соратники Яценюка в свою очередь попытались воспроизвести систему, сложившуюся при Ющенко, когда реальные властные полномочия оказались в руках премьера.

Но обе эти системы представляют собой разновидности «управляемой» (или «имитационной») демократии, не создающей условия ни для появления новых политических сил, не связанных с властной верхушкой, ни для реальной политической конкуренции.

Однако нынешняя ситуация существенно отличается от того положения дел, которое существовало при Кучме и Ющенко. Тогда существовал независимый центр влияния, созданный «донецкой» группировкой, теперь его нет. Поэтому власть уже не заинтересована ни в существовании «низовой» публичной политики, в которой участвует множество небольших самостоятельных игроков, ни в легитимизации своего курса посредством публичной полемики с идейными оппонентами (при Кучме в этой роли выступали чаще всего коммунисты и другие левые партии, а при Ющенко — сами «донецкие»).

В результате украинское политическое пространство быстро упростилось: из него были выдавлены левые партии — главные (и фактически единственные) противники установившегося социально-экономического строя. Ни в ведущие медиа, ни в политическое пространство теперь не могут проникнуть политические силы, возражающие против курса на евроатлантическую интеграцию.

При этом среди украинских избирателей, конечно же, есть и сторонники социализма, и люди, с недоверием относящиеся к США и ЕС. Но в рамках существующей политсистемы политические деятели реагируют не на запросы общества, а на требования, выдвигаемые правящей группировкой. И одним из них является поддержка «проевропейского» внешнеполитического курса всеми сколько-нибудь влиятельными политическими силами страны.

Это, конечно же, не означает, что власть всерьез озабочена достижением декларируемых целей и боится, как бы противники сближения с ЕС ей не помешали. Проевропейский курс — единственное средство легитимизации существующего политического строя и главное оправдание катастрофического провала в экономической сфере. И власть сознательно разрушает демократические институты, без развития которых невозможно реальное сближение Украины с ЕС.

«Донецкие» нового образца

Одним из главных достижений украинской политсистемы была возможность открытой критики власти в наиболее популярных СМИ. Подобное напрочь отсутствует в Узбекистане, Туркменистане, Таджикистане и Азербайджане и существенно ограничено в Армении, Казахстане, Беларуси и России (не следует забывать, что российская система вплоть до 2011 г. во многом напоминала нынешнюю украинскую).

Украинская власть, сделавшая выбор в пользу удобной и привычной системы управления, чтобы сохранить свои позиции, вынуждена разрушать демократические институты, сформировавшиеся в «эпоху Кучмы» и пережившие правление Януковича. Например, теперь даже законодательно запрещено вести критику власти с позиции «советского патриотизма», да и защита социалистических взглядов сопряжена со значительными трудностями.

Недовольство действиями власти в донбасском конфликте или призывы к компромиссу с самопровозглашенными республиками могут интерпретировать как акт государственной измены, а потому большинство общественных и политических деятелей, разделяющих подобные взгляды, или лишены доступа к ведущим медиа владельцами СМИ, или просто не спешат высказывать их, опасаясь стать жертвами судебного произвола. Более того, они рискуют стать жертвами насильственных действий со стороны радикальных националистов, чьи хулиганские выходки (в том числе связанные с порчей и уничтожением чужого имущества) чаще всего остаются безнаказанными.

Подобный политический курс необходим власти, поскольку он препятствует восстановлению «донецкой» группировки.

Особенно опасным было бы возвращение «донецких» в качестве влиятельной политической силы для премьера, чье окружение выполняет роль политической «крыши» для части крупных предпринимателей, в том числе и тех, кто раньше ориентировался на «донецких». Очевидно, многие из них предпочли бы вернуться к прежним схемам взаимодействия с властью, если бы у них появилась такая возможность.

Показательно, что окружение премьера ведет борьбу против своих потенциальных противников посредством тех же методов, которыми пользовался режим Януковича, не исключая угрозы расправы при помощи правоохранительных органов.

Как показывает сбор подписей народных депутатов за арест Виктора Медведчука, который инициировал представитель премьерского «Народного фронта» Андрей Левус, речь идет именно о расправе, а не о расследовании правонарушений. Депутаты требуют от СБУ, ГПУ и МВД не установить степень гипотетической вины Виктора Медведчука, а наказать его «за государственную измену, сепаратизм и финансирование терроризма». Т. е. «приговор» уже вынесен, и дело за малым — арест и добыча доказательств.

Подобное же обращение (а его подписали уже более 30 депутатов) противоречит не только демократическим нормам, но и базовым принципам права, да и здравому смыслу в целом. Невозможно представить себе, чтобы не только в любом европейском или азиатском парламенте, но и даже в самых забытых богом странах третьего мира парламентарии собирали бы подписи за чей-либо арест. Даже если бы этого очень хотелось. Даже в тех странах Средней Азии и Африки, где демократия существует лишь формально, хотя бы ради престижа не делают этого. Находят иные «внепарламентские» методы расправы с неугодными.

Однако околовластные группировки, у которых больше нет серьезного противника, ныне ничто не сдерживает. А их представители явно убеждены в том, что политические задачи нужно решать, не задумываясь о средствах. Тем более что в условиях политсистемы, не опирающейся на демократические принципы, но имитирующей демократические институты, политические силы, связанные с властью, неизбежно начинают отождествлять себя со страной и народом. Их мысль проста: если нам никто не возражает, то значит мы правы. А почему не возражают — было сказано выше. Таким образом, логический круг замкнулся.

И депутат от «Батькивщины» Игорь Луценко, провозгласивший, что Виктор Медведчук является «врагом», наверняка убежден в том, что он говорит от имени всей Украины. А депутаты, требующие не только арестовать Медведчука, но и запретить общественное движение «Украинский выбор», которое он возглавляет, скорее всего, уверовали в то, что отстаивают государственные интересы.

Реально же они добивают демократические институты, лишая Украину европейской перспективы, руководствуясь при этом соображениями, не выходящими за рамки текущей политической конъюнктуры.

Атака на Медведчука, по всей видимости, вызвана его попытками заинтересовать окружение президента перспективами возрождения «донецкой» группировки, которая могла бы взять на себя управление Донбассом и взаимодействие с российской властью.

Очевидно, что президент нуждается в надежном союзнике для борьбы с премьером, и «донецкие» в этом отношении могут оказаться чрезвычайно полезны.

21 марта Юрий Луценко, глава фракции БПП, заявил, что может состояться внеочередное заседание парламента, на котором будет рассматриваться вопрос отставки Яценюка. На его место окружение президента хотело бы провести Владимира Гройсмана.

Западные политики, опасающиеся концентрации властных полномочий в руках президентского окружения, могут сорвать этот план, что позволит Арсению Яценюку еще на какое-то время сохранить свой нынешний пост.* Но независимо от того, удастся ли соратникам президента воплотить в жизнь свои нынешние планы, сворачивание демократических институтов продолжится.

______________________________
*На момент сдачи номера в печать иной информации еще не было.

Дело здесь не в Яценюке, а в выборе действующей власти, которая без колебаний променяла политическую демократию на привычный способ государственного управления.

Но теперь в украинском лобио будут все чаще появляться узбекские приправы: атака на Медведчука — это только начальная стадия процесса.

И так будет продолжаться до тех пор, пока у власти не появится противник, способный на равных вести с ней борьбу за контроль над политическим пространством страны.

Или пока она не повторит судьбу режима Януковича.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 2
Войдите, чтобы оставить комментарий
Юрийсемёнович Архангельский
26 Марта 2016, Юрийсемёнович Архангельский

"пока у власти не появится противник, способный на равных вести с ней борьбу ". Точно

- 1 +
Павел Юрьевич (Бродяга)
25 Марта 2016, Павел Юрьевич (Бродяга)

Очередной "анализ" от г-на Галкина с претензией на "разбор полётов" в банке с пауками и обязательным плевком в сторону России. Г-н Галкин, а почему бы честно не написать, что нынешняя Украина ДАЛЕКО ПЕРЕПЛЮНУЛА и Узбекистан, и Таджикистан, и Туркмению с русофобской Прибалтикой до кучи? (Я про правительства, не про народ. Народ - он разный.) И уж тем более Россию, в которой подобные Вам только что не составляют мэйнстрим в прессе, на телевидении и на радио и даже в Правительстве РФ. Вообще-то, оригинальненко: "леваки" + либералы против России.

Нынешняя Украина, г-н Галкин, является УНИКАЛЬНЫМ "болотом", в котором вся драчка в верхушке власти не значит абсолютно ничего. Так называемые "президент" и "премьер", а так же большая часть укрополитикума - всего лишь марионетки. "Хозяин" сидит на улице Сикорского, в Посольстве США., а реальными "управляющими" являются "тихие американцы" со второго этажа Владимирской 33, зачистившие СБУ, разведку и МВД от мало-мальски профессиональных офицеров и набив их безграмотными нациствующими молодчиками. Как и ВСУ, впрочем, но в меньшей степени.

Про "свободу слова" можно и не вспоминать: НЕТ ЕЁ в нынешнем псевдогосударстве с внешним управлением и финансированием, неонацистской карательной системой и тысячами политзаключённых. И тут Россия для вас недосягаема: украинские "политологи" "не вылазят" из российского "ящика", а вот российские на Украину не допускаются. Даже обычные репортёры - в списках СБУ и прочих "министерств". Да и за политические взгляды в России не "сажают". Кроме экстремистских. Ой, только не надо про Савченко и Ко. - убийцы и террористы должны сидеть. Правда, боюсь, выдадут эту св...чь на Украину "для отбывания наказания в соответствии с международными договорами РФ" и на пару месяцев мы увидим очередную "перемогу": возвращение блудной нацистской маньячки в привычные условия деградировавшей некогда приличной страны.

Вот только, похоже, что и у хозяев территориального образования уже заканчивается терпение: денег - не дают с августа 2015-го, про ЕС и НАТО приказали забыть лет на 25, даже, кажется, готовы уже заменить "правительство" Яценюка на полностью внешнюю "команду управляющих" под названием "технократическое правительство". Да ещё Штайнмайер заявляет на пресс-конференции, что выборы на Донбассе должны состояться до 1 июля 2016.

И единственный выход у украинских марионеток, к несчастью, единственный: возобновить бойню на Донбассе. Что приведёт к непредсказуемым последствиям: от возможной победы неонацистов до развала страны. Если, конечно, хозяин не прикрикнет. на холопов, зовущихся "олигархами" и не приструнит карателей, которые мало внимания обращают на все "закидоны" Порошенко с Яценюкои. Зато весьма чувствительны к "сигналам" из Вашингтона.

Кстати, г-н Галкин, не о "донецких" надо речь вести: Лёвочкин был одним из реальных организаторов госпереворота в Киеве, а Ахметов с прочими тихо "раскладывали яйца по разным корзинам". Куда интереснее начавшаяся откровенная "раскрутка" агента ЦРУ с 20-летним стажем Наливайченко.

Ладно, если резковат был - приношу извинения. По форма, но не по сути сказанного.

- 34 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка