Усидеть на отползающем кресле

№39(789) 30 сентября — 6 октября 2016 г. 29 Сентября 2016 2 4.4

, Игорь КОНДЕНКО

Важнейшим событием минувшей недели стал визит Президента Украины в США. Некоторые особенности его поведения за океаном дали повод к размышлениям о том, что слухи о перевороте, который могли бы попытаться совершить структуры, близкие к Арсену Авакову, не так уж беспочвенны.

Об этом мы поговорим ближе к концу статьи. А начнем с того, что реально главными в поездке Петра Порошенко были не публичные мероприятия (вроде выступления на Генассамблее ООН), а встречи с руководителями США и кандидатом на пост президента от демократической партии Хиллари Клинтон.

С Обамой, судя по всему, Порошенко перекинулся лишь парой слов — мне так и не удалось найти в интернете свежее фото, где они сидели бы за одним столом. А вот встреча с вице-президентом Байденом 20 сентября оказалась, видимо, более обстоятельной, хотя пресс-релизы сообщили о ней традиционно кратко. Так, в официальной информации Белого дома говорилось: «Вице-президент подчеркнул, что украинскому руководству необходимо ускорить реформы в энергетическом секторе и в сфере правосудия. Вице-президент также повторил необходимость обеспечить полную имплементацию Минских соглашений».

Более подробно украинской темы Байден коснулся 21 сентября, когда выступил в Нью-Йорке в Совете по международным отношениям.

Отечественные и зарубежные СМИ обильно цитировали это выступление. И на основе отдельных высказываний многие указывали: Байден, дескать, недоволен Украиной, требуя проведения реформ и выполнения Минских соглашений.

Так, зампред комитета по международным делам Совета федерации РФ Андрей Климов написал в «Известиях»: «Вашингтонский «обком» объявил официальному Киеву «партийный выговор с занесением в учетную карточку»... Вице-президент олимпа «свободного мира» не просто выразил публичное недовольство тем, что творится в Киеве, он еще и сокрушался, что тратил на далекую окраину Восточной Европы целых два-три часа собственного времени еженедельно».

О житейской мудрости от мамы Байдена

На мой взгляд, нет никаких оснований именно так трактовать слова вице-президента США. Тем более что, наверное, никто из комментаторов не читал оригинал выступления (по крайней мере тот большой фрагмент, который посвящен Украине).

А читать его было любопытно, в т. ч. потому, что Байден изъяснялся не официозной, а разговорной речью — местами вполне в духе персонажей Апдайка и Сэлинджера. По сути это буквальная расшифровка выступления без бумажки, и порой вице-президент говорил довольно бессвязно (такого мнения и моя бывшая коллега, преподающая ныне в одном из американских вузов). Однако выступление второго лица США стоит того, чтобы воспроизвести его полностью, сглаживая лишь очевидные корявости стенограммы.

Итак, об Украине речь зашла, когда президент Совета по международным отношениям Ричард Хаас спросил: «Я только в воскресенье вернулся из Украины. Там народ, находящийся в противостоянии с Россией, нервничает относительно позиции США — и особенно Европы. Ему следует нервничать?» И вот что ответил Байден (перевод мой):

«Относительно Европы? Да. Относительно нас? Нет. Как вы знаете (а вы знаете), я телефонный друг Порошенко и Арсения Яценюка — а сейчас и спикера. Не преувеличу, если скажу, что в течение последних четырех лет (так в тексте — похоже, год после победы евромайдана Байден считает за два. — С. Б.) я два-три часа в неделю разговариваю с этими людьми.

У нас одна цель. Вы знаете, что без сохранения консенсуса в ЕС, в частности между Германией, Францией (и в некоторой степени Италией), способность поддерживать санкции испарится. И вы так же хорошо, как и я, знаете — я не пытаюсь сфокусироваться на одной стране — в Европе в подавляющем большинстве инстинктивно думают: «Слушайте... прежде чем ваш парень стал президентом, это же и так принадлежало России. У них там была своя марионетка. Так в чем разница? В чем, черт побери, разница? Зачем вы нас втягиваете в эти санкции?»

Я провел много времени в Европе, но за всю свою карьеру не встречал в ней таких сомнений в себе самой, как сейчас, — из-за миграции, из-за брекзита, из-за целого ряда причин.

Я был — полагаю, президент Порошенко и другие тоже скажут вам это — парнем, который на стороне украинцев. Вам нужно понять, что когда я приехал туда, там была совершенно коррумпированная система.

Все хотят обвинять жертву. И вам лучше распрямиться и действовать правильно. Вы помните, в прошлом году мне было поручено сказать, что мы дадим второй транш на миллиард долларов. А он не уволил своего генерального прокурора. И поскольку президент (очевидно, речь об Обаме. — С. Б.) мне доверяет, я, когда был там, сказал: «Я этого не подпишу. Пока ты его не уволишь, мы не подпишем. Уясни это. Не подпишем. Пока ты не сформируешь новое правительство и не приведешь тех, кто начнет делать дело. Мы не играем».

Не потому, что мы хотим играть жестко, а потому что вы знаете: если украинцы дадут повод, то существуют по крайней мере пять стран, которые хотят сказать, что они желают выйти (из режима санкций против Москвы. — С. Б.). И мы оказываем огромное давление на всех в Европе, в частности на Меркель (которая была до сих пор ее главным оплотом, но сейчас она немного в другом положении), а также на Олланда.

А суть в том, что Минские соглашения были подписаны, но Россия не сделала ничего — абсолютно ничего — для выполнения своей части договоренностей. И сейчас мы составляем базовую детальную «дорожную карту», где указано, кто и какой делает первый шаг, а кто — второй.

Там есть две вещи. Первое — гарантии безопасности от России, и за ними должны последовать политические шаги со стороны Украины. Но некоторые из шагов очень трудно сделать. Они уже выполнили свою часть в области энергетики. Они сделали некоторые другие вещи.

Но, на мой взгляд, проблема в том, что когда вы говорите, будто Донбасс должен получить специальный статус, и вы собираетесь изменить конституцию, это все равно, что сказать: «Техасу надо дать специальный статус, дабы Мексика получила там больше влияния. И мы собираемся провести это через Конгресс США». Т. е. они должны сделать действительно тяжелую работу. И они намерены... Я убежден, они сделают это.

А мы должны сделать так, чтобы, как говорила моя мама, ничего не пропало между чашкой и ртом. Дабы все поняли: «дорожная карта» по имплементации Минска такова, и чтобы, когда Украина делает ошибки, а она их делает, они (т. е. европейцы. — С. Б.) не смогли бы отвернуться и сказать: «Это не работает именно из-за Украины».

Видите ли, ребята, в чем здесь дело. В том, что вы сами создали: в целостной свободной мирной Европе со священной неприкосновенностью границ. Мы уже упустили этот момент — в Крыму. Мы не можем, не можем позволить России добиться того, к чему она стремится. Она не хочет вторгаться. Она хочет полностью дестабилизировать правительство и получить все то, что она имела до этого — плюс уходящую Европу. Это было бы слишком плохо.

У них есть причина быть озабоченными... Ведь мы удвоили наши усилия не только для того, чтобы Украине было очень трудно не сделать того, что от нее предполагается, но и чтобы Европе было еще труднее уйти, зная, что Россия не выполнила ни единого данного ею обязательства» (конец цитаты).

На мой взгляд, в этом выступлении четко просматривается недовольство не Украиной, а Европой, которая под грузом собственных проблем начала уставать от нашей страны.

Как видим, Байден не выдвигает Киеву никаких конкретных требований относительно внутренних реформ — даже не произносит самого слова «реформы», которое добавили многие СМИ, излагавшие его речь (это, конечно, не значит, что у американцев такие требования вообще исчезли, просто вице-президент не счел необходимым их упоминать в этом выступлении). Более того, из подтекста вполне очевидно: Байден считает, что эти проблемы, в частности с коррупцией, постепенно решаются.

Кстати, резонансная история с миллиардным кредитом в обмен на отставку Шокина приобретает новое измерение. Получается, вице-президент требовал этого не для Белого дома, а для того, чтобы в глазах европейцев Украина стала привлекательной страной, в которую надо вкладывать деньги, не допуская ее соскальзывания в сферу влияния РФ.

Да и давление на Порошенко не выглядит таким уж вызывающим. Ведь Байден говорит, что и на европейцев, в т. ч. на Меркель, он оказывает «огромное давление».

Главное, что требуется от Украины — выполнить Минские соглашения, причем в американской интерпретации этих договоренностей, по которой РФ является их субъектом (несмотря на то, что Москва постоянно подчеркивает: она не субъект, а гарант).

И хотя Байден дает понять, что при этом предполагается серьезная автономия Донбасса, внимательное прочтение речи вызывает вопрос: что же именно имеет он в виду под «имплементацией Минска»? Реальное урегулирование или же ловкую имитацию, при которой европейцы не смогут возлагать на Киев вину за срыв мирного процесса — и вынуждены будут продлевать санкции против РФ?

В любом случае из речи вице-президента США понятно, что выполнять Минские соглашения Украине необходимо не ради Донбасса, а для выстраивания отношений с Европой. При этом в возможном споре украинцев с европейцами, американцы будут адвокатами Киева.

О полной изоляции респондентов от угля

Как бы то ни было, в ходе визита в США Порошенко не стал конкретизировать тему «дорожной карты».

В этом контексте стоит процитировать Михаила Погребинского; «Президент не решается сделать рискованные шаги. Он считает, что если будет двигаться по пути Минского процесса, это создаст для него, лично, для его судьбы, для его политического положения, серьезный риск — и он прав.

Для того, чтобы двигаться в этом направлении, надо чувствовать за спиной достаточно сильную опору, в т. ч. в силовых структурах. Он этого не чувствует. Несмотря на то, что у него уже его человек — генпрокурор, и СБУ, и армия. Но МВД — не очень... И я думаю, он опасается, что если станет двигаться в этом направлении, то кресло начнет от него отползать».

Эксперт фактически дал понять, что не так уж беспочвенны слухи о перевороте, который могли бы попытаться совершить структуры, близкие к Арсену Авакову. Правда, для подобной попытки необходима ситуация, в которой обвинения президенту в сдаче национальных интересов выглядели бы убедительными для весомой части общества.

А что же общество? Согласно прошедшему в этом месяце опросу Центра Разумкова, особый статус Донбасса поддерживает менее четверти опрошенных, чуть больше половины высказались против такого статуса. Эти цифры практически не изменились по сравнению с мартовским опросом.

А вот вариант полной изоляции Донбасса с прекращением торговых отношений — включая покупку угля — поддержало относительное большинство респондентов (43%), тогда как против выступило чуть меньше трети.

Есть еще одна причина, по которой Порошенко не развивает тему «дорожной карты» и политического урегулирования. Он резонно может полагать, что еще рано говорить об этом, пока не завершен пилотный проект разведения войск в трех зонах на лини противостояния.

Тем более что представитель самопровозглашенной ЛНР в контактной группе Владислав Дейнего сообщил: «Рамочное решение предусматривает до 30 дней на полную реализацию разведения сил и средств на каждом участке. Те три участка, которые были согласованы 21 числа, по ним есть согласованный календарный план, согласно которому на все мероприятия отводится 14 дней, но предельный срок — 30 дней».

Т. е. говорить о том, что следует предпринять дальше, резонно будет в лучшем случае после 5 октября — а возможно, и после 21-го. Вполне вероятно, что как раз после завершения разведения войск состоится саммит «нормандской четверки». И если он даст импульс политическому процессу, тогда уже будут озвучены следующие шаги.

А пока лишь со ссылкой на замглавы АП Константина Елисеева сообщалось, что стороны достигли консенсуса по факту проведения встречи, но ее дата зависит от согласования необходимых документов. Из остальных стран «нормандской четверки» относительно перспектив саммита в последние дни не поступало никаких сообщений.

О проукраинских «зеленых человечках»

После недавнего визита в нашу страну глав МИД ФРГ и Франции прибавилось разговоров о том, будто европейцы давят на Украину ради выполнения политической части Минских соглашений. Однако уже вскоре появились свидетельства того, что в Европе немало сил, на которые Киев может опереться, т. к. они озвучивают сходную позицию по данной проблеме.

20 сентября после поездки в подконтрольную Киеву часть Донбасса сопредседатель фракции «зеленых» в Европарламенте немка Ребекка Хармс заявила, что выборы на Донбассе невозможны: «Эта территория сейчас контролируется «зелеными человечками», наемниками из Чечни, Югославии и других частей мира. В мире такие выборы не признают никогда, они будут нелегитимными и несвободными, это недемократично».

По части непримиримости к РФ немецкие «зеленые» оставили позади все остальные политсилы страны. И если сейчас партия находится в оппозиции, то после намеченных на сентябрь 2017-го выборов в бундестаг фрагментация политического спектра в Германии, скорее всего, приведет к тому, что вместо нынешней двухпартийной коалиции появится трехпартийная — ХДС/ХСС, социал-демократы и «зеленые» (такой вариант в отдельных землях уже опробован).

Гораздо раньше — уже во второй декаде октября — сессия ПАСЕ рассмотрит две резолюции по украинским проблемам, и каждая содержит пункт относительно выборов, устраивающий Киев.

Так, в проекте резолюции «Политические последствия конфликта на Украине» утверждается: «Для того чтобы такие выборы соответствовали украинскому законодательству и международным стандартам свободных и честных выборов, необходимо обеспечить следующее: улучшение ситуации с безопасностью вследствие отвода войск и вооружений и безопасного хранения вооружений под международным контролем; возможность участия в выборах всех украинских партий и вещания украинских СМИ на Донбассе во время кампании; уважение права на участие в выборах жителей Донбасса, ставших внутренне перемещенными лицами или попросивших убежища в России».

Еще категоричнее проект документа под названием «Правовая защита от нарушений прав человека на украинских территориях, находящихся вне контроля властей Украины» (докладчик — немка Марилуизе Бек, представляющая «зеленых»): «Ассамблея считает, что пока ситуация в «ДНР» и «ЛНР» характеризуется климатом небезопасности, запугивания, безнаказанности, пока отсутствует свобода выражения мнений и информации, свободные и честные выборы в этих регионах невозможны».

И после того как оба документа будут приняты (а они уже одобрены на уровне комитетов, поэтому их утверждение сессией по сути предопределено), Киев сможет утверждать, что на его стороне — коллективная позиция Европы.

О рычагах, управляющих крыльями

Убийство в Днепре двух патрульных потрясло страну, привыкшую, казалось бы, уже ко всему. И рикошетом ударило по главе МВД, т. к. в этом преступлении подозревается бывший боец добровольческой роты полиции «Торнадо» Александр Пугачев.

Вскоре по интернету — явно с подачи подчиненных Арсена Авакова — разошлась фотография, на которой «торнадовец» заснят вместе с Юрием Луценко (по сообщениям СМИ, снимок был обнаружен при обыске в офисе подозреваемого).

Правда, компромат на генпрокурора здесь усмотреть сложно — в бытность публичным политиком Луценко неоднократно посещал боевые подразделения, воюющие на Донбассе, и вряд ли отказывал бойцам, которые желали сняться с ним.

А вот к Арсену Авакову наметился ряд вопросов.

Как так, что Пугачев получил удостоверение участника боевых действий уже после объявления в розыск за тяжкие преступления — причем подписал этот документ начальник управления кадров полиции Днепропетровской области?

Почему «разыскиваемый» спокойно ездил на оформленной на родственника машине с документами на собственное имя?

И наконец, любопытно было бы узнать, как правоохранителям удалось практически сразу вычислить квартиру, в которой находился Пугачев? Ведь все говорит о том, что адрес был им известен заранее.

В общем, тема добробатов снова оказалась в центре общественного внимания — причем в не самом выгодном для них свете. Важно иметь в виду, что большинство из них находится под контролем Арсена Авакова — причем не только формальным (в качестве структур МВД). По сути эти образования представляют собой весьма значимую часть его политического потенциала.

Контроль над полицией и над добровольческими структурами (нередко, перефразируя классика, невозможно понять, где кончается первая и начинаются вторые) дает Авакову очень мощные рычаги влияния — и на Банковой этого не могут не осознавать.

Но вряд ли АП воспользуется расстрелом патрульных как поводом для решительной атаки на добробаты (а значит, и на Авакова). Как я отмечал неделю назад, два крыла коалиции оказались в одной крепкой связке, разрывать которую они пока не готовы.

Полагаю, после трагедии в Днепре позиции Авакова и «Народного фронта» в целом будут лишь несколько ослаблены — с тем, чтобы умерить их аппетиты. Впрочем, глава МВД не собирается отсиживаться в глухой обороне: он оперативно внес в ВР законопроект, который предполагает значительно расширить права полиции — что в принципе должно позволить впредь избегать подобных инцидентов.

О том, на чьей стороне находится мяч в этой внутрикоалиционной игре, можно будет судить уже на следующей неделе — по судьбе закона о спецконфискации, на принятии которого категорически (чтобы не сказать — истерически) настаивает «НФ».

Этот документ был поддержан правительством, однако набрать голоса для его включения в повестку прошлой пленарной недели не удалось. Тем не менее и спикер, фактически представляющий «НФ», и представители этой фракции прореагировали на ситуацию спокойно.

Похоже, проблему собираются решить следующим путем: с одной стороны, ограничить сферу действия закона о спецконфискации исключительно активами высших чиновников прежней власти, а с другой — увязать данное решение с изменениями закона о госслужбе, который вернет президенту полномочия по назначению глав госадминистраций (сейчас такая возможность ограничена нормой о конкурсах на эти должности).

И тогда большинство для принятия проекта в ВР найдется. Ведь, как показало голосование о включении упомянутого проекта в повестку дня, снять проблему позволило бы всего лишь повышение активности членов БПП. А ведь, кроме президентской фракции и «НФ», это решение поддерживали большинство «Самопомочі», а также немалая часть «радикалов» и внефракционных.

Так что и в этой ситуации, похоже, внутренние противоречия не наберут критической массы, угрожающей единству коалиции.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Почти со всеми почти против всех

Москва хотела бы выйти из донбасского конфликта, а потому ей важно, чтобы у украинской...

Украине предложат стать Бельгией

В США не исключают, что наша страна откажется от ассоциации с ЕС

Порошенко, Ципрас, Трамп — виртуозы обещаний

Каждый политик спекулирует громкими заявлениями, не особо заботясь о том, как он...

Новый поход на власть случится не скоро

Сохранить свои позиции глава МВД может только при консервации нынешней конструкции...

Комментарии 2
Войдите, чтобы оставить комментарий
Вятич

Реформа-это значит изменение -Формы!Формы государственного устройства.Но если Содержание отвратительное,то никакие формы уже не помогут улучшить -Состояние этого самого государства.А на разговоры о Содержании в этой стране наложено Табу!

- 21 +
татьяна солохина
29 Сентября 2016, татьяна солохина

Прочитав перевод в редакции автора статьи, сделала вывод: плевать Байдену и на Европу, и на Украину, лишь бы России хуже было.

- 40 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка