В парламенте — тропа джихада

№45–46(751) 4 — 10 декабря 2015 г. 03 Декабря 2015 2 4.5

27 ноября исполнился год с начала работы Верховной Рады VIII созыва. Как мы помним, поначалу все складывалось настолько хорошо, что спикера избрали в первый же день. Сегодня же приходится констатировать, что наш парламент движется в направлении все большей неработоспособности.

О кворуме особого назначения

Год назад казалось, что конституционное большинство обеспечивает коалиции невиданный запас прочности. А сейчас очевидно, что такого запаса нет — и вовсе не потому, что его покинула небольшая фракция «радикалов».

Особенно отчетливо это проявилось на минувшей неделе: из-за низкой явки депутатов от коалиции, а также внутрифракционных трений все решения принимались только благодаря тому, что большинство получало поддержку отдельных членов других фракций и групп. Такие чаще всего встречались в «Воле народа» и среди внефракционных, чуть реже — у «радикалов», иногда — в «Возрождении» и Оппозиционном блоке.

А по тем вопросам, где единое мнение во фракциях коалиции отсутствовало, голосования неизменно проваливались. Т. е. любой серьезный спор вокруг того или иного закона может крайне осложнить его принятие.

Но бюджет-то принимать надо — хотя понятно, что в парламенте он не удовлетворит никого.

25 ноября после встречи коалиции с премьером и министром финансов спикер Владимир Гройсман заявил, что Кабмин планирует 2 декабря внести в ВР проекты законов относительно налоговой реформы и бюджета (на момент подготовки нашего номера о регистрации этих документов в секретариате ВР ничего не сообщалось).

В свою очередь замминистра финансов Елена Макеева отметила: «В течение двух недель Налоговый кодекс вместе с бюджетом будут в парламенте». Соответствующие проекты вскоре появились на сайте Минфина.

Бюджет рассчитан исходя из роста ВВП на 2% и среднегодового курса доллара на уровне 24,1 грн. Предполагается, что доходы будут расти чуть быстрее расходов (соответственно на 17% и 16%). 100 млрд. грн. — почти 15% расходов — планируется направить на оборону и госбезопасность. Эта статья выросла на 11%, в подобном темпе (12%) Минфин также собирается увеличивать социальные расходы.

Впрочем, перед представлением в ВР бюджет должен быть утвержден Кабмином, поэтому публикацию на сайте Минфина следует рассматривать в первую очередь как зондаж общественного мнения.

Облегчить принятие парламентом бюджета (как и других спорных решений) могло бы изменение кворума по принятой в Европе модели — большинством не от списочного состава (226 голосов), а от присутствующих на заседании. А более квалифицированное большинство можно оставить для конституционных изменений и отдельных особо важных вопросов.

О том, что має, может и may

Решить эту проблему можно было в ходе намеченных президентом изменений Конституции, попутно с реформой правосудия. Однако зарегистрированный неделю назад проект конституционных поправок такой меры не предполагает.

В позапрошлом номере я подробно рассматривал этот документ на основе его текста с сайта Венецианской комиссии. Там он был представлен только на английском языке. Теперь же публикация на украинском показала, что ключевой момент я, признаюсь, из-за особенностей перевода понял не совсем точно — впрочем, видимо, как и члены Венецианской комиссии.

В частности, как гласит оригинал, Переходные положения дополняются таким пунктом: «Відповідність займаній посаді судді, якого призначено на посаду строком на п'ять років або обрано суддею безстроково до набрання чинності Законом України «Про внесення змін до Конституції України (щодо правосуддя)», має бути оцінена в порядку, визначеному законом. Виявлення за результатами такого оцінювання невідповідності судді займаній посаді за критеріями компетентності, професійної етики або доброчесності чи відмова судді від такого оцінювання є підставою для звільнення судді з посади. Порядок та вичерпні підстави оскарження рішення про звільнення судді за результатами оцінювання встановлюються законом».

Из этого следует, что абсолютно всем нынешним судьям придется пройти процедуру подтверждения должностного соответствия, в ходе которой их можно будет увольнять в ином порядке, нежели предполагают внесенные изменения Конституции.

Обратим внимание на слова «відповідність займаній посаді... має бути оцінена». Правильно перевести их можно лишь так: «соответствие занимаемой должности должно быть оценено». Но в английском тексте на сайте Венецианской комиссии в данной фразе использовался глагол may, поэтому точный вариант обратного перевода звучал бы так: «соответствие занимаемой должности может быть оценено». А в таком варианте процедура подтверждения соответствия судьи должности выглядит не обязательной, а возможной.

Похоже, и Венецианская комиссия восприняла этот текст исключительно как подтверждение действия существующих законов «Об очищении власти» (люстрации) и «О восстановлении доверия к судебной власти». Они предполагают увольнение судей, рассматривавших дела по акциям протеста времен евромайдана (а закон о люстрации — еще и проверку достоверности деклараций о доходах, поданных абсолютно всеми судьями).

При этом проект изменений Конституции включает в основания для увольнения судьи «нарушение обязательства подтвердить законность источника получения имущества», а декларировать доходы они и так обязаны ежегодно.

Таким образом проект создает достаточно оснований для увольнения коррумпированных судей, не прибегая к каким-либо чрезвычайным законам (утверждение которых становится, судя по Переходным положениям, необходимым). Но, похоже, президент склоняется к позиции членов общественной инициативы «Реанимационный пакет реформ», которые в свое время предложили тотальную чистку всего судейского корпуса.

Кстати, в поддержку этой идеи ранее высказался Арсений Яценюк, заявив, что правительство предлагает провести «радикальную судебную реформу, которая, помимо прочего, предусматривает увольнение всех 9 тыс. судей». Как видим, законодательная возможность для этого создается.

Следует обратить внимание и на то, что президентский проект дополняет ст. 124 Конституции следующим абзацем: «Украина может признать юрисдикцию Международного уголовного суда (далее МУС. — С. Б.) на условиях, определенных Римским статутом Международного уголовного суда».

Конечно, «может признать» — не значит «признает». Хотя признание не отменяло бы необходимости ратификации этого статута по той же процедуре, по которой утверждаются все международные договоры.

Напомню, Украина уже дважды заявляла о предоставлении МУС юрисдикции в отношении предполагаемых преступлений на своей территории. В первом случае речь шла о периоде от начала евромайдана до его победы, во втором — начиная с 20 февраля 2014 г. без конечной даты.

Правда, в недавнем интервью УНИАН начальник управления спецрасследований Генпрокуратуры Сергей Горбатюк сообщил, что МУС окончательно отказал в возбуждении производства по преступлениям во время майдана: «Нам предоставили официальный ответ, и текст сейчас находится на переводе. Устно они сказали, что не видят в преступлениях на майдане достаточной масштабности и системности... Это окончательное мнение».

По словам Горбатюка, представители МУС утверждали, что для их расследования «нужно, чтобы были тысячи погибших, у вас там сотни — это не является масштабностью».

В то же время у Киева есть серьезные основания полагать, что МУС займется конфликтом на Донбассе, который обернулся тысячами жертв. И при этом проявит понимание позиций украинской власти.

Основания тому дает принятое в октябре решение канцелярии прокурора МУС расследовать российско-грузинский конфликт 2008 г., а главное — предварительная оценка тогдашних событий. Так, в докладе от 12 ноября прямо утверждается: «У канцелярии есть серьезные основания полагать, что по крайней мере за период с 7 августа по 10 октября 2008 г. югоосетинские силы совершали военные преступления».

Относительно грузинской армии столь категоричных подозрений не высказывается. Упоминаются лишь ее нападения на российских миротворцев, но об обстреле Цхинвали 8 августа, с которого, собственно, началась война, вообще ничего не сказано.

О межфракционной заявке на эмират

Тем временем украинские политики озаботились будущим Северного Кавказа. 27 ноября Владимир Гройсман сообщил о создании в ВР межфракционной группы «Свободный Кавказ», своей целью задекларировавшей содействие национально-освободительным движениям в этом регионе. Возглавляет ее Юрий Шухевич (Радикальная партия). В группу входят Евгений Рыбчинский («Воля народа»), Игорь Луценко («Батькивщина»), Владимир Парасюк (внефракционный), Ярослав Маркевич(«Самопоміч»), Оксана Корчинская (Радикальная партия).

Программа группы начинается с утверждения: «Вопрос о независимости Северного Кавказа становится на повестку дня». Далее, в частности, говорится: «Россия уйдет с Северного Кавказа так же, как она ушла из Украины, Балтии, Южного Кавказа, Центральной Азии. Все, что происходит сейчас на Северном Кавказе, происходит в логике процесса деколонизации... Кавказ — колыбель европейской цивилизации и на протяжении веков он был связан с Европой, был ее частью. Украина должна помочь Северному Кавказу вернуться в Европу. Именно это является нашей главной задачей».

Примечательно, что в этой программе говорится исключительно о независимости Северного Кавказа в целом, а не отдельных народов, его населяющих. Подобным образом вопрос ставят прежде всего исламисты.

Напомню, в похожем ключе независимость Северного Кавказа рассматривал Доку Умаров, провозгласивший в октябре 2007-го т. н. Кавказский эмират. По замыслу, его западные границы доходили бы до Азовского моря и Керченского пролива — что, видимо, особо вдохновило Шухевича и его единомышленников.

Впрочем, этот «эмират» позиционировался не как проект отдельного государства, а как территориальное образование в рамках исламского мира.

Очевидно сходство флагов «Кавказского эмирата» и «Исламского государства»: черно-белые полотнища с явным преобладанием черного и с цитатой из Корана (у «эмирата» еще и сабля). В свою очередь и тот и другой — вариации на тему джихадистского знамени, история которого тянется с VIII века. Неудивительно, что в последнее время многие представители «эмирата» присягнули «Исламскому государству».

Но, похоже, это ничуть не смущает Шухевича и сгруппировавшихся вокруг него нардепов.

Характерно, что среди народов, упомянутых в программе «Свободного Кавказа», отсутствуют осетины — единственный христианский этнос региона (хотя, повторю, при этом подчеркивается: «Украина должна помочь Северному Кавказу вернуться в Европу»). И даже для проформы ничего не сказано об опасности радикального исламизма.

Все это дает основания предполагать, что реальная помощь по «возвращению Северного Кавказа в Европу» будет заключаться в содействии транзиту через Украину радикальных исламистов, а также в укрывательстве их в нашей стране.

Причем, разумеется, речь идет не только о представителях народов Северного Кавказа. Ведь все джихадистские движения интернациональны. И те, кто сегодня сражается за «эмират», могут через несколько недель устроить теракты в Ираке, а еще через месяц — где-нибудь в Европе.

О фото с Путиным на фоне ЛЭП

Последние события показали, что главным козырем Украины в экономических отношениях с РФ являлись поставки электроэнергии в Крым. Необходимость обеспечения полуострова электричеством заставляла российское руководство быть уступчивым во многих вопросах.

Теперь РФ активно занялась прокладкой на полуостров энергомоста через Керченский пролив: первая его очередь должна вступить в строй 8 декабря. Но уже 2 декабря состоялся запуск первой нитки мощностью 200 МВт. Впрочем, сооружаемый энергомост не решит всех проблем, а лишь снизит потребность Крыма в украинской электроэнергии менее чем на 50%. Поэтому поставлена задача к лету заместить всю электроэнергию, поступавшую в Крым из Украины.

Как бы то ни было, энергетическая блокада Крыма по сути снимает с РФ обязательства по поставке Украине жизненно важных ресурсов. Прежде всего — антрацитового угля, которого нашей стране остро не хватает.

«Антрацит на контролируемых территориях практически отсутствует», — признал и. о. директора НЭК «Укрэнерго» Всеволод Ковальчук. По его словам, 20—25% необходимого объема обеспечивают поставки из РФ, остальное поступает из неконтролируемых районов Донбасса. Причем «уголь, который прибывает из Южно-Африканской Республики, примерно вдвое дороже, чем добываемый на государственных шахтах на контролируемых территориях».

Впрочем, угля из ЮАР ожидается всего 320 тыс. т, а организовать дополнительные поставки до конца холодного сезона, похоже, не получится.

С 13 ноября Украина прекратила закупать в РФ электроэнергию — ввиду «отсутствия необходимости». Но при похолодании такая необходимость может вновь возникнуть — особенно если не будет хватать угля на ТЭС.

В этой связи нардеп от БПП Вадим Денисенко подчеркнул: «Когда начнутся морозы, и увеличатся нагрузки на наши электросети, Харьковская, Сумская и часть других областей останутся без света. Мы зависим от российской электроэнергии точно так же, как Крым зависит от нас».

Тем временем лидер меджлиса Мустафа Джемилев заявил: «Мы сейчас под перекрестным огнем. Министерство энергетики и другие структуры власти настаивают, чтобы мы позволили подключить электроэнергию в полном объеме. С другой стороны, звонки из Крыма с просьбой не делать этого. Мы не хотели бы идти на прямой конфликт с властью. Если нас убедят, что непоставка энергии несет ущерб Украине, — вне всякого сомнения, линии будут подключены. Но мы пока не уверены, что это так».

В общем, что нанесет ущерб Украине, а что нет — определяют уже не президент, не правительство, а по сути меджлис. И власть ничего этому не может противопоставить (хотя, по словам министра энергетики Владимира Демчишина, премьер потребовал немедленно восстановить подачу электроэнергии). Или не хочет?

Неделю назад я обратил внимание на новые акценты в отношении ФРГ к Украине, прозвучавшие в комментарии спикера МИД этой страны Мартина Шеффера по поводу энергетической блокады Крыма. Тема получила развитие в заявлении уполномоченного правительства Германии по вопросам сотрудничества с РФ и Украиной Гернота Эрлера. Вот что он рассказал немецкому информагентству Deutsche Welle:

«Я думаю, мы столкнулись со стратегией эскалации конфликта с украинской стороны. События, которые произошли за короткое время, весьма примечательны. Сначала на выходных был подрыв опор линий электропередачи, затем в понедельник — полное прекращение железнодорожного сообщения с Крымом, а потом еще и запрет полетов и транзита российской авиации.

Эти действия, несомненно, вызовут тревогу в Москве и, скорее всего, приведут к соответствующей реакции. Мы в свою очередь задумываемся о том, что эти процессы могут значить для выполнения Минских договоренностей. Ведь других инструментов для политического разрешения украинского конфликта у нас нет, а потому нам кажется весьма опасным, если в этой связи возникнут какие-либо помехи для реализации достигнутых соглашений».

Впервые со времени аннексии Крыма и начала конфликта на Донбассе действия Киева подвергнуты столь прямой критике со стороны официального Берлина — причем именно за «стратегию эскалации».

Эрлер также подчеркнул: «Германия готова к диалогу с Киевом, однако считает эффективным не обращение к общественности, а переговоры с теми украинскими политиками, у которых есть влияние». По словам немецкого чиновника, «такая работа уже проводится, но не афишируется».

Позицию властей ФРГ в определенной мере иллюстрирует и краткое сообщение, появившееся на официальном сайте Ангелы Меркель 30 ноября, о ее беседе с Владимиром Путиным в Париже — с соответствующей фотографией. А вот встреча с Петром Порошенко в рамках той же конференции ООН по климату не удостоилась ни фото, ни даже отдельной информации — фраза о ней лишь подверстана к заметке о разговоре с российским президентом. В общем, сигнал достаточно четкий.

О заморском списке почти что под елку

Напоследок — о событии, которое обещает стать главным на следующей неделе, а также о связанных с ним процессах.

7 декабря нашу страну посетит вице-президент США Джозеф Байден — и, как сообщают информированные источники, привезет список тех, кого, по мнению Белого дома, нужно устранить из украинской политики.

Стоит отметить отдельные движения, которые выглядят очевидной попыткой потрафить высокому гостю. К таковым следует отнести добровольное сложение депутатских полномочий Николаем Мартыненко, против которого выдвигаются серьезные претензии относительно коррупционных связей с Арсением Яценюком. Видимо, таким образом олигарх-политик пытается вывести из-под удара премьера-партнера, а также, безусловно, сохранить собственный капитал.

Важные кадровые решения приняты в Генпрокуратуре. Наконец-то назначен антикоррупционный прокурор (этого особенно настойчиво требовали США и другие западные партнеры) — им стал Назар Холодницкий.

Кроме того, новосозданную Генеральную инспекцию внутренних расследований и безопасности возглавил Максим Мельниченко. Задачи обеспечения деятельности этой ключевой структуры, ее кадрового наполнения возложены на замгенпрокурора, прокурора Одесской области Давида Сакварелидзе.

В принципе очевидно, кто будет истинным первым лицом в Генпрокуратуре — даже если Виктор Шокин сохранит за собой кресло.

И не исключено, что после выполнения рекомендаций «списка Байдена» — с вероятной сменой премьера — в подобном положении сугубо номинального руководителя может оказаться и сам президент.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 2
Войдите, чтобы оставить комментарий
Михаил Маркович (EpsilonDelta)
04 Декабря 2015, Михаил Маркович (EpsilonDelta)

Успокойтесь, господа, ни грамма вмешательства во внутренние дела. Байден едет с чисто протокольной миссией - поздравить Украину с двадцатьчетвертойсполовинной годовщиной обретения подлинной независимости.

- 17 +
Oleg Vasilenko
05 Декабря 2015, Oleg Vasilenko

Мммм.. печенек, наверное, привезет...

- 8 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка