Будет ли список Шешеля?

№14(767) 8 — 14 апреля 2016 г. 05 Апреля 2016 5

31 марта 2016 г. Международный трибунал по бывшей Югославии (МТБЮ) вынес экс-лидеру Сербской радикальной партии Воиславу Шешелю оправдательный приговор.

Еще 14 февраля 2003 г. МТБЮ выдвинул против Шешеля обвинения в финансировании, руководстве сербскими добровольческими формированиями и разжигании межнациональной розни во время войн в Хорватии и Боснии в начале 1990-х. 24 февраля того же года Шешель добровольно прибыл в Гаагу, намереваясь самостоятельно доказать свою невиновность перед трибуналом. Последующие 11 лет он провел в предварительном заключении, будучи трижды осужденным на небольшие сроки за «неуважение к суду».

В декабре 2013-го Шешель перенес операцию в Нидерландах в связи со злокачественной опухолью толстой кишки, после чего прошел курс химиотерапии. Лишь летом 2014 г. был поднят вопрос о временном освобождении 60-летнего Шешеля. 12 ноября 2014 г. он был условно освобожден по состоянию здоровья.

Итак, добровольно сдавшийся международным «властям» человек провел за решеткой 11 лет, чтобы быть условно освобожденным ввиду онкозаболевания и еще через полтора года быть полностью оправданным по всем пунктам обвинения. Таков настоящий апофеоз правосудия Международного трибунала по бывшей Югославии, созданного ООН для восстановления справедливости в отношении жертв военных преступлений, преступлений против человечности и геноцида, совершенных во время войн в Югославии в 1991—2001 гг., и наказания виновных в этих преступлениях.

А ведь, казалось бы, сам статус этой институции должен был бы гарантировать высочайшее качество его работы, эталонное соответствие нормам честного и беспристрастного правосудия, которое считается неотъемлемой частью всей западной правовой системы, пресловутых «демократических ценностей». Ведь хотя Международный трибунал по Югославии был создан ООН (т. е. всем мировым сообществом), очевидно, что именно западные страны были главными инициаторами его создания и «организаторами» его работы.

Но и до вынесения вердикта по делу Шешеля к трибуналу было много вопросов. Начать хотя бы с того, что среди обвиняемых 60% оказались сербами-черногорцами, 18% — хорватами, по 6% — босняками и албанцами. Если сравнить эти цифры с этническим составом населения Югославии накануне гражданской войны, нетрудно заметить, что доля обвиняемых-сербов выше почти в два раза, а всех остальных наций — гораздо ниже.

Еще более обращало внимание то, что в Гааге на скамье подсудимых оказалось почти все военное и гражданское руководство сербов: президент Сербской Краины Хаджич, президент боснийских сербов Караджич, командующий войсками боснийских сербов Младич, президент Сербии Милошевич и еще пара десятков сербских генералов и ведущих политиков. А вот от других наций обвиняемыми оказывались все больше какие-нибудь лагерные охранники и начальники тюрем.

Единственным исключением был хорватский генерал Анте Готовина и его заместитель генерал Маркач, обвиненные в военных преступлениях и этнических чистках при проведении операции «Буря», в ходе которой была уничтожена Республика Сербская Краина, убиты несколько тысяч гражданских сербов, а еще более 200 тыс. сербов выдавлены за границы Хорватии. Но через несколько месяцев апелляционная палата Международного трибунала их полностью оправдала, и они вернулись домой национальными героями.

С десяток сербских генералов отвечали перед Гаагским трибуналом по ровно таким же обвинениям и получили каждый по 20—30 лет тюрьмы. При этом генералы Готовина и Маркач были единственными хорватами, кого Гаагский трибунал до сегодняшнего дня все-таки признавал военными преступниками. После их оправдания получилось, что за четыре года гражданской войны в Хорватии военные преступления совершала только сербская сторона. Хорваты же выиграли чисто, ни разу не замаравшись. Вот в такую образцовую гражданскую войну добра со злом предлагает нам поверить Гаагский трибунал.

Конечно, можно возразить, дескать, и Шешеля же оправдали... Но, боюсь, это означает только, что за 13 лет для обвинения против него не удалось собрать сколько-нибудь «пристойной» доказательной базы. Ведь он не занимал руководящих постов в «самопровозглашенных» сербских республиках.

Он был видным (и даже одиозным в глазах западного общественного мнения) политиком в собственно Сербии, где занимался организацией добровольческих отрядов и лично выезжал с ними для участия в боевых действиях, однако не более того. Но разве не было аналогичных фигур националистически-радикального толка в Хорватии? Просто их Запад предпочел не замечать. А вот превращенного в пугало Шешеля понадобилось примерно наказать.

И чудовищную продолжительность его заключения без вынесенного приговора Запад воспринимал как нечто само собой разумеющееся. А ведь как он чувствителен к аналогичным нарушениям прав человека (подлинным и мнимым), когда они происходят в «несимпатичных» ему странах с людьми, пользующимися его благорасположением! Тут же поднимается волна возмущения общественности, представители власти делают официальные заявления и т. п.

Чего стоит всемирная кампания поддержки Pussy Riot — хулиганок, осужденных в РФ на два года колонии за кощунственную выходку в храме Христа Спасителя? А ведь политики в этом деле не было никакой: за пару недель до «инцидента» они исполнили ту же антипутинскую «композицию» с Лобного места на Красной площади, отделавшись штрафом в размере около 25 долл. за мелкое хулиганство — проникновение на закрытый для посещений исторический памятник.

Самым же ярким свидетельством двуличия и лицемерия стало пресловутое «дело Магницкого» — московского юриста, умершего в СИЗО. Оно стало поводом для принятия в США закона, вводящего санкции в отношении лиц, предположительно причастных к его смерти. В вину им ставились как якобы незаконное судебное преследование Магницкого, так и его смерть ввиду неоказания своевременной медицинской помощи.

Но разве в США не умирают заключенные в тюрьмах? И разве там попадают за решетку только уличные преступники? Да нет, сажают за океаном и за различные махинации, особенно наказываемым является уклонение от налогов (что инкриминировалось Магницкому) — тут можно схлопотать не то что десятки, а сотни лет заключения. Так почему американский конгресс и администрация считают себя вправе заменять российские правоохранительные органы и за них решать, кто виновен, а кто нет? Или дело в том, что Магницкий работал в интересах американо-британского сомнительного бизнесмена Браудера?

И, к слову, о «своевременной медицинской помощи». Самый знаменитый узник МТБЮ, экс-президент Сербии Слободан Милошевич 11 марта 2006 г. умер в тюрьме в Гааге от инфаркта миокарда. В 2003-м, за три года до смерти Милошевича, его жена Мира Маркович публично заявляла, что лечение, назначенное мужу тюремным кардиологом, «требует гораздо более оперативной корректировки», а утверждения официальных представителей трибунала, мол, в тюрьме есть необходимый медицинский уход, назвала «абсолютной ложью».

Незадолго до трагического исхода здоровье Милошевича резко ухудшилось, он страдал от повторяющихся сердечных приступов и ходатайствовал о лечении в России, поскольку считал, что врачебные меры, предпринятые по месту заключения, носили исключительно поверхностный характер. Трибунал отказал ему, мотивировав отказ тем, что ссылка на болезнь — лишь предлог, чтобы скрыться от суда. Российская сторона сообщила в Гаагу, что дает гарантию возвращения экс-президента на скамью подсудимых.

В письме, написанном за три дня до смерти и адресованном МИД России, Слободан Милошевич писал: «Я думаю, что настойчивость, с которой мне не позволяют получить медицинскую помощь в России, в первую очередь мотивируется страхом, что в результате тщательных исследований неизбежно откроется, как в ходе суда велась злонамеренная кампания против моего здоровья, — ее факт невозможно спрятать от русских специалистов».

Возможно, от обвинений в «злонамеренности» тюремных врачей можно было бы отмахнуться, однако как быть с тем, что не только у Воислава Шешеля, но и у президента Республики Сербская Краина Горана Хаджича в феврале 2015 г. был диагностирован неоперабельный рак. 14 апреля 2015-го трибунал принял решение временно освободить Хаджича для лечения в Сербии. Согласимся, почти одновременное установление схожих тяжких диагнозов у двух видных сербских лидеров, процессы против которых продолжались, не может не вызвать по меньшей мере «сомнений».

Если к этому добавить вынесенный совсем недавно после семилетнего процесса приговор Радовану Караджичу, то сложно избавиться от впечатления, что в МТБЮ «подчищают хвосты», поскольку уже принято решение о его закрытии с 2017 г. Вполне вероятно, процессы над Шешелем и другими продолжались бы еще неведомо сколько, оправдывая существование трибунала (а значит, и непыльные рабочие места его сотрудников), ведь изначальный его мандат был действителен до 2010-го, а затем неоднократно продлевался.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Украина готовится судить российских чиновников в...

Первый шаг сделан: ГПУ объявила о подозрении министру обороны РФ и еще семнадцати...

Гааге не хватает жертв, чтобы взяться за майдан

Для того чтобы суд начал работать, должны быть сотни и тысячи убитых, — ГПУ

В России предложили ликвидировать Гаагский трибунал

Это предложение в ближайшее время рассмотрит Госдума

Как освобождали Югославию

В статье "2000" отсутствует героическая поступь советских воинов

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка