Незамысловатая «математика» для «научного» обоснования

№23–24(740) 18 – 24 сентября 2015 г. 16 Сентября 2015 5

Специальный советник ЦРУ, консультант ряда компаний из списка Fortune 500 и американского министерства обороны Брюс Буэно де МескитаБрюс Буэно де Мескита

Сразу несколько математических статей подарила читателям газета «2000» в конце лета. В № 17—18(737) Константин Василькевич материалом «Нострадамус от математики» поведал о профессоре политологии Нью-Йоркского университета, математике-прогнозисте, советнике ЦРУ и консультанте минобороны США Меските. В том же номере была опубликована и статья этого политолога под названием «Реформы в Украине повышают риск госпереворота», размещенная год назад на сайте журнала Foreign Affairs.

В следующем номере редакция порадовала математических гурманов юбилейным материалом Виталия Крылова «Математика без авторитетов» об ушедшем из жизни гениальном украинском ученом Анатолии Скороходе, академике НАНУ, члене Американской академии искусств и наук, именем которого названы целые направления исследований в математике.

Хотя в обеих статьях разговор шел о математике, осмелюсь утверждать, что применить этот термин в равной степени к двум героям публикаций не совсем корректно. Если научная деятельность нашего выдающегося земляка имеет самое непосредственное отношение к этой науке, то с исследованиями политолога Мескиты, базирующимися на математической теории игр, все сложнее. Здесь уместно сослаться на Скорохода, который подчеркивал (цитирую по статье В. Крылова): «В математике каждое утверждение должно быть логично доказано». Эта мысль украинского ученого была, есть и всегда будет главной доминантой, цементирующей математическую науку. Именно на фундаменте логического доказательства построена математика, именно этот критерий отделяет науку от лженауки.

Но с логическими доказательствами у «Нострадамуса» из Нью-Йорка есть проблемы, а если проанализировать его статью об Украине, то в ней логика и вовсе отсутствует. Однако сначала к истокам проблемы.

Математика — это труд многих тысяч индивидуальностей, разбросанных по всем континентам. Несмотря на это, внутренняя логика ее развития часто напоминает работу единого интеллекта, использующего как инструментарий многообразие человеческих талантов. История математики изобилует примерами того, как открытие, сделанное одним ученым, с поразительной точностью воспроизводилось другим. Например, после того как Лобачевский и Болиа независимо друг от друга положили начало неевклидовой геометрии, выяснилось, что два человека — Гаусс и Швейкарт более чем за десять лет до этого тоже независимо друг от друга пришли к тем же результатам.

В случае с математической политологией Мескиты такого не произойдет никогда, потому что мировое математическое сообщество шарахается от эзотерики, которую представляет Мескита. Таких «математиков» это сообщество просто игнорирует, как игнорируют физики изобретателей «вечного двигателя».

Математики знают, что объекты их исследований абстрактны, в этой науке больше от познания чистого бытия и меньше — от мнений о предметах видимого мира. Именно поэтому в ней так отчетливо различимы универсальные закономерности, смутно видимые в других областях. Но основа основ, на которой зиждется математика, — логическое доказательство, о котором упоминал Скороход, альфа и омега математики. Это установление истин, как бы очевидных для каждого здравомыслящего человека, вроде того, что диаметр делит круг на две равные части. Гениальность здесь востребована не для того, чтобы удостовериться в справедливости этого положения, а для строгого доказательства данного факта.

Если с математической теорией случайных процессов, которой занимался наш выдающийся земляк, все однозначно, а ее применение приносит практические результаты в самых разных областях человеческой деятельности, то отношение к теории игр, адептом которой является политолог Мескита, в математическом мире, мягко говоря, негативное. Абсолютное большинство математиков скептически оценивают ее научность, сторонников теории игр называют «покеристами», намекая на известную карточную игру.

Напомню, что теория игр — это раздел математической экономики, изучающий способы решения конфликтов между игроками и выработку оптимальности стратегий игроков. Конфликт может относиться к разным областям человеческих интересов: чаще всего это экономика, политология, социология, реже биология и военное дело. Основы этой теории зародились еще в XVIII веке с развитием экономической теории, аспекты ее применения были впервые изложены Джоном фон Нейманом и Оскаром Моргенштерном в книге «Теория игр и экономическое поведение».

В начале 50-х годов прошлого века математик Джон Нэш внес свою лепту в эту теорию. Он разработал методы экономического анализа, в которых все участники или выигрывают, или терпят поражение, такие ситуации получили название «равновесие по Нэшу». По этой теории, стороны всегда должны использовать оптимальную стратегию, что приводит к созданию устойчивого равновесия в экономике. Экономическим игрокам должно быть выгодно сохранять равновесие, не наносить вред друг другу от своей деятельности, так как любое изменение ухудшит их положение.

Джон Нэш пытался математически доказать, что классический подход к конкуренции в экономике Адама Смита, в которой каждый игрок сам за себя, изжит в наше время, далек до оптимального. Дело Нэша продолжил Томас Шеллинг, который в 2005 г. даже получил Нобелевскую премию по экономике за исследования «Стратегия конфликта».

Но экономические кризисы последних лет, рецессия мировой экономики убедительно показали, что применение математической теории игр в экономической практике весьма проблематично. Ситуации реального мира настолько сложны и так быстро меняются, что невозможно спрогнозировать, как конкуренты отреагируют на изменение тактик поведения на рынке.

Математические модели устойчивости и благоразумия игроков рынка, созданные нобелевскими «Нострадамусами» от экономики, потерпели сокрушительное фиаско. Мир убедился, что списывать классику Адама Смита о первородном грехе капитализма в архив рано. Теперь стало очевидным, что глобализированная мировая экономика развивается по своим (даже тайным) законам, которые часто не имеют ничего общего с наукой.

Теория игр в математическом мире давно нашла пределы своего применения, по сути в настоящее время она разделила участь психоанализа Фрейда. Ведь мало сомнений в том, что основные психологические открытия Фрейда верны, однако знание этих фактов принесло мало пользы медицине. Применение математической теории игр в экономике и политике имеет, с точки зрения абсолютного большинства серьезных ученых, суеверный характер. А все суеверия, как известно, построены по принципу: надежда опирается на случайные совпадения, на факты, не имеющие причинно-следственных связей.

Именно это и присутствует в статье «Нострадамуса от математики», в которой политолог Мескита разработал прогнозы для Украины. Его «математика» в них напрочь лишена того самого логического доказательства, о котором напоминал Скороход, она нелепа, чудовищно политизирована, в ней отсутствует какой-либо анализ причинно-следственных связей. Теоретизирование Мескиты «работает» исключительно на поле неопределенных событий, но достоверность таких моделей не вызывает в науке никакого доверия.

Например, с позиций математики исход Олимпийских игр именно таким неопределенным событием и является, это не случайное событие: нельзя повторять Олимпийские игры многократно и в одних и тех же условиях, что предполагает вооруженная логическим доказательством теория вероятности. На следующих играх ведь будут другие участники, другое место проведения и т. п.

Симптоматично в этом плане весьма яркое эзотерическое окончание статьи Мескиты о том, что «расположение звезд благоприятствует Украине, а осуществление реальных перемен ради становления демократии — самое лучшее оружие в арсенале Запада». Еще более оригинальным является начало статьи, где «Нострадамус» из Нью-Йорка утверждает, что «разворачивающиеся в Украине потрясения на самом деле дают украинскому народу возможность улучшить жизнь в своей стране». Такая вот американская антитеза восточному проклятию «жить в эпоху перемен»!

Политолог-математик Мескита также всерьез считает, что новое переходное правительство, губительные экономические проблемы и угроза массового восстания могут обеспечить Украине переход к правлению, выгодному для граждан. Следуя этой логике, Сомали давно должна была стать процветающей страной Африки.

А вот самым лучшим средством для возрождения Украины, по мнению Мескиты, станет демократизация по американскому шаблону и полное табу на федерализацию (пусть бы порекомендовал это федеральным США!), при этом правительство нашей страны должно стимулироваться западной финансовой помощью, чтобы оно... не забыло о правах и свободах русскоязычных украинцев. Как говорится, в «огороде бузина, в Киеве дядька».

И наконец, главный тезис рекомендаций Украине от политолога Мескиты — оказание ей экономической помощи необходимо жестко увязывать со строгими стандартами (читай — американскими) политических решений украинского правительства. Такая вот незамысловатая «математика» для «научного» обоснования внешнего управления Украиной!

Приведу еще один «научный» пассаж из этой эзотерической статьи: «Благо народа заключается в следующем: выявить злоупотребления, простить за это один раз, а затем создать инструменты, позволяющие в будущем снимать с поста любого признанного виновным в коррупции». Если по таким вот «математическим» моделям нью-йоркского «Нострадамуса» будет работать создаваемое в Украине антикоррупционное бюро, то наши высокопоставленные воры могут спать спокойно — их проща будет безмерной. Одним словом, из каждой строчки статьи математика и политолога Мескиты торчат уши госдепа США, что вполне логично.

Его эзотерическое мессианство, выдаваемое за научную теорию предсказания будущего, является действительно маргинальным, о чем упоминает и автор статьи о Меските К. Василькевич, к настоящей математике оно не имеет никакого отношения. Научная самонадеянность «Нострадамуса» от политологии не имеет границ — чего стоит его утверждение, что «теория игр — это математическое описание стратегического поведения людей». Слава богу, стратегическое поведение людей еще никому в научном мире описать не удалось, думаю, что этого не произойдет никогда — Творец создавал этот грешный мир не для такого кошмара.

Утверждение автора статьи «Нострадамус от математики», что прогнозы Мескиты пугающе конкретны, сильно преувеличено. Спрогнозировать развал мирного процесса на Ближнем Востоке не составляло труда даже начинающему журналисту — мира там не наблюдается со времен Христа. Предсказать поражение сандинистов в Никарагуа со стопроцентной вероятностью мог любой советский человек со средним образованием, читающий «Правду», — режим Ортеги держался исключительно на помощи СССР, с его развалом он просто рухнул.

Равно как не представляло никакого труда предсказать судьбу Гонконга или «восстания» на площади Тяньаньмэнь, активированного визитом Горбачева в Китай. Что касается прогноза о наследнике Брежнева, то выглядит это весьма забавно. Даже посетители московских пивных задолго до кончины генсека знали, что его преемником станет тот, кто стоит недалеко от него на трибуне Мавзолея и располагает «компроматным» влиянием на тех, кто стоял вплотную к первому лицу. Таким человеком был глава КГБ Андропов, чей приход во власть и «спрогнозировал» Мескита.

Эзотерик Мескита и математик Скороход, которым по праву гордится Украина, — представители разных миров. Первый — «математический» Пигмалион, влюбивший в свою мертвую и весьма меркантильную теорию государственные структуры США, этакий политологический Калиостро, второй — гений, достижения которого нетленны в мире математики.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка