Самураи и аниме: как «Розен Асо» стал японским премьер-министром

№42 (434) 17 - 23 октября 2008 г. 17 Октября 2008 0

У нас очень редко пишут о Японии. Раньше, помнится, всегда восхищались японской электроникой, кодексом самурая, культурой. Последние годы как-то тихо. А ведь это одна из самых развитых стран планеты. Буду благодарен, если расскажете, что там происходит.

Игорь ТИМОФЕЕВ,
Донецк

При любых обстоятельствах вы, старшие и младшие братья, должны быть единой семьей. Оставайтесь верными дому, помогайте друг другу, не отступайте от справедливости и мужества и не позорьте честь нашего клана...
Тории Мототада

В Японии новый премьер-министр. Они меняются так часто, что если бы Страна восходящего солнца не была столь выдающимся государством, то ее, несомненно, заклеймили бы ярлыком «нестабильной». Впрочем, в этом отношении она мало чем отличается от Израиля и Италии. Но отличия все же есть — теоретически Япония, как и Великобритания, является монархией (японский император тоже «царствует, но не правит»).

Кроме того, в Японии, как и в Мексике, а с недавнего времени — в России, сложилась одно- (или полутора-) партийная система. Правящая партия Японии называет себя либерал-демократической (ЛДПЯ). Теперь ее возглавляет партийный ветеран и один из самых богатых людей Японии г-н Таро Асо.

Белая кость

За последние 50 лет единственным премьером от другой партии и, вероятно, единственным выходцем из бедной семьи на этом посту был сын рыбака, эсдек Томичи Мураяма. Мураяма (немыслимое дело!), извинившийся за военные преступления, вернее — зверства, совершенные японцами во время Второй мировой, занимал должность премьера около полутора лет. В 1994—1996 гг. он возглавил коалицию из трех партий, среди которых была и ЛДПЯ, не получившая достаточно мест, чтобы обойтись без коалиции.

Однако Мураяма разочаровал своих сторонников, с одной стороны осудив, а с другой, видимо, под давлением американцев, признав Пакт о безопасности между Японией и США соответствующим законодательству Японии (вряд ли он был не прав, другое дело, что от него ждали менее проамериканской политики). Премьерство Мураямы было непростым — за этот период произошло и землетрясение в Кобэ, и газовая атака «Аум Сенрике» в токийском метро. Так либерально-демократическая партия вновь вернулась к власти.

Чем, собственно, интересен рассказ о единственном «неклановом» премьере-неудачнике? Думается, тем, что, несмотря на крайнюю эмоциональность японского парламентаризма, политикой в этой стране почти безраздельно заправляют аристократы. Новый японский лидер Таро Асо — отнюдь не исключение.

Отец Таро Асо Такакити Асо был членом парламента и крупным бизнесменом, владельцем компании Aso Cement, дед Сигэру Есида — премьером в 1946—47 и 1948—54 гг. Еще один родственник Асо, Какуэй Танака, возглавлял японское правительство в 1972—74 гг. Асо, естественно, окончил элитную школу, в которой еще до войны учились японские дворяне, а сейчас — принцы и принцессы (система «Гакуюсин»).

В 1959 г. Таро Асо поступил в политэкономический университет, затем — в Стэнфорд. Примечательно, что родители Асо — католики, и дед Есида не позволил внуку доучиться, не желая, чтобы он стал американофилом, поскольку в семье преклонялись перед британской культурой и внешней политикой Вестминстера.

Поэтому в дальнейшем Асо учился в Лондоне, так и не успев заразиться «вульгарным американизмом». Почему-то вспомнилась американская комедия, в которой Эд О'Нил играет простого работягу, взявшегося привезти сына своей подружки, ученика элитной закрытой школы на юге, в Чикаго. В момент, когда заносчивый ребенок доводит парня до белого каления, тот говорит: «Я — великий никто американского рабочего класса, и мне все равно, что ты об этом думаешь». Будущего же японского премьера такими откровениями, вероятно, никто не травмировал.

В 1966 г. Асо начал работать в семейном бизнесе, затем занялся добычей алмазов в Сьерра-Леоне. Шесть лет он был президентом Aso Cement. В молодости будущий премьер Японии профессионально увлекался стендовой стрельбой и входил в олимпийскую сборную, а в 1974 г. на международном чемпионате в Мексике даже завоевал медаль. Политическую карьеру Асо, вероятно, предопределила семья.

В 1978 г. в 28-летнем возрасте он возглавил японское отделение Международной федерации молодых лидеров и предпринимателей. В следующем году Асо избирают в нижнюю палату парламента от либеральных демократов. Переизбрание в 1983 г. он проиграл, но вернулся в парламент через три года. Бизнес в Aso Cement Асо передал брату. С тех пор членом парламента Асо избирался еще 6 раз.

Карьера Таро Асо в партии и в иерархии бюрократов развивается как по нотам. В 1988—1989 гг. он на должности замминистра образования, культуры и спорта (видно, были приняты во внимание его спортивные достижения), в 1990-м возглавляет такой же департамент правящей партии, в 1991 г. — спецкомитет парламента по угольной промышленности. Затем — комитет по внешней политике, и — партийная работа по той же линии.

Изучая его биографию, можно увидеть, как готовят к карьере государственного деятеля в Японии... Полгода Таро Асо был министром экономического планирования (любопытно, что ушел он с этого поста за год до азиатского финансового кризиса), а во второй половине 1998 г. возглавлял спецкомитет парламента по структурной финансовой реформе.

В марте 1999-го Таро Асо — заместитель генсека партии, в том же году — зампредседателя политсовета. В общем, новый премьер — не только специалист по экономике, внешней политике и спорту, но и ловкий партфункционер.

В январе 2001 года Асо становится министром экономики и финансов и проигрывает борьбу за лидерство в партии Дзюнитиро Коидзуми, который возглавлял правительство рекордные для Японии пять лет. И здесь, как поет русский рэппер с японским псевдонимом Нагано, — «покатилась череда увечий».

В качестве утешительного приза Асо избрали главой политсовета правящей партии, в 2003 г. он стал министром внутренних дел, а в октябре 2005 г. возглавил внешнеполитическое ведомство и считался потенциальным преемником Коидзуми. Но в день своего рождения Асо проиграл выборы партийного лидера Синдзо Абэ, хотя и сохранил свой пост.

В сентябре 2007 г. он вновь с треском проиграл выборы лидера ЛДПЯ — теперь уже Ясуо Фукуде, и даже не вошел в состав кабмина. Но 1 августа 2008 г. Асо все же стал генсеком ЛДПЯ и после добровольного ухода Фукуды в сентябре возглавил правительство.

Хороший старт

Таро Асо — классический правый, если не ультраправый, и в этом, вероятно, причина его многолетних «злоключений». Но теперь настал его звездный час. До войны компания его клана использовала принудительный труд корейцев, хотя г-н Асо как-то заявил, что считает японское правление в Корее «справедливым», что, конечно, весьма трудно принять.

Асо выступал против единственного этнического меньшинства на островах — айнов, объявив, что японцы — единая нация с единой культурой. Во главе МИДа он пытался «купить» у России половину Курил в обмен на мирный договор (и, наверное, не только). Но затем утверждал, что его неправильно поняли...

Самый богатый человек в правительстве Японии — настоящий фанат манги и аниме, японских комиксов (часто с порнографическим оттенком), его даже прозвали «Розен Асо», после того как застали в аэропорту Нарита за чтением популярной серии манги «Розен Мейден». При этом премьер-министр — сторонник жесткой политики по отношению к Китаю, Северной Корее, России и верный союзник США и друг Тайваня (в 2006 г. он назвал Тайвань «законопослушной страной», хотя Япония не признает независимость острова). Асо — это вам не какой-нибудь мягкотелый эсдек Мураяма, он — за посещение политиками синтоистского храма Ясукуни, где в число святых занесены японские военные преступники, и даже как-то призвал императора посетить его. Впрочем, неудивительно, ведь в те времена на предков Асо гнули спину корейские рабы...

Начал свою премьерскую карьеру этот политический ветеран с молодецким задором — обещает улучшить условия труда женщин, реформировать пенсионную систему и снизить налоги. Кабмин принял решение урезать себе зарплату на 10%, а освободившиеся средства предполагается направить на проведение административной и финансовой реформ.

смотреть аниме

В сентябре правительство поддерживали около половины избирателей. (К сведению, глава японского правительства зарабатывает 240 тыс. долл. в год, министры — по 180 тыс.) Ранее правительство Асо приняло решение о поддержке японской промышленности и сельского хозяйства, предусматривающее выделение на эти цели 17 млрд. долл. Правда, Фукуда и Абэ тоже обещали золотые горы. Что успеет Асо? Для Японии это не праздный вопрос.

Традиции

До Коидзуми «долгожителем» среди премьеров считался Ясухиро Накасоне, сегодня самый пожилой из живущих премьеров. Он правил пять лет (с 1982 по 1987 гг.) и провел масштабную приватизацию госсобственности. Затем началась эпоха, чем-то напоминающая одну из историй на популярном сайте Владимир Владимирович. Ру, в которой Сергей Лавров объясняет Владимиру Путину, что происходит в Грузии: «...Да там просто все, — отвечал Сергей Викторович, — Окруашвили сказал, что Саакашвили заказал ему убийство Патаркацишвили. Еще Окруашвили сказал, что Саакашвили заставил Мерабишвили избить Гелашвили. Саакашвили арестовал Окруашвили. Мерабишвили поговорил с ним, и Окруашвили сказал, что Саакашвили ни при чем. Давиташвили собрал залог, и Окруашвили выпустили. Зурабишвили с Усупашвили тут же созвали пресс-конференцию и обвинили Саакашвили и Мерабишвили в пытках Окруашвили. Патаркацишвили бежал». Но если в этой истории вызывает улыбку количество повторяющихся похожих фамилий, то в японском случае — сверхбыстрая сменяемость власти.

Преемник Накасоне — Нобору Такешита — находился у власти полтора года, затем на два месяца его сменил Сосуке Уно, в свою очередь замененный на Тошику Кайфу, дважды становившегося премьером в течение двух лет. Чуть меньше возглавляли правительство Кичи Миядзава и Морихиро Хокосава. В конце концов японцам это надоело, и они провалили либерал-демократов на выборах, вынудив их отдать пост премьера упоминавшемуся уже левому Мураяме.

Но аристократия выжила пришлого Мураяму, и на два года премьером стал либеральный демократ Хашимото. Его сменил еще один двухлетний премьер Кейзо Обучи, и череду эту завершил Йошито Мори, честно проработавший всего год, чтобы не надоедать соотечественникам. Таким образом, политическая нестабильность (или скорее чехарда) продолжалась 14 лет, прежде чем в 2001 г. во главе Японии не стал Дзюнитиро Коидзуми.

Ориентиры

При нем экономика, находившаяся в состоянии стагнации, начала проявлять признаки жизни. Как и все его партийные предшественники, Коидзуми аристократ: его отец был депутатом и главой японского агентства по обороне, а дед — министром почты и связи. Задолго до назначения премьером Коидзуми развелся, заявив, что развод отнял у него в десять раз больше сил, чем брак. Поэтому согласно этикету на встречи, требующие формата супружеских пар, он являлся с назначенной службой протокола «женой».

Несмотря на сложную личную жизнь, Коидзуми приватизировал почту, справился с банковским кризисом, восстановил экономический рост, сменил избирательную базу ЛДПЯ, опираясь на городской средний класс, сократила субсидии аграриям и принес партии оглушительный успех на выборах 2005 года. А вскоре, находясь на пике успеха, ушел с поста, оставаясь противоречивым, но популярным политиком. Все последующие премьеры, включая Асо, — из «обоймы» Коидзуми. Какое наследство получил Таро Асо?

Прежде всего в Японии, как и во многих странах, — инфляция, причем самая высокая за последние десять лет — 2,4% (не учитывая стоимости фруктов, овощей и чрезвычайно популярной в японской гастрономии рыбы). При этом доходы японцев вот уже почти полгода снижаются, в июле — на 0,5%. С учетом того, что до 2006 г. в стране многие годы отмечалась дефляция, ситуация далека от катастрофы.

Дело в том, что Страна восходящего солнца только сейчас приходит в себя после «конца золотого века» 2-й пол. 80-х, когда 52 месяца продолжался бум при средних темпах роста 65,5%, а ВВП страны превысил половину американского. Огромный приток средств требовал реинвестирования, и японские корпорации начали вкладывать деньги в сферы, ранее с ними не связанные, — в частности, в недвижимость.

Так, в 1985 г. началось надувание «мыльного пузыря», которое ускорила ревальвация иены. Экспорт стал менее выгоден, фирмы, правительство и физлица вкладывали деньги в финансовые инструменты. Реальные доходы населения росли, но рос и отток капитала. Банки снижали ставки и смягчали условия кредитования. И то, что сегодня привело к краху финансовую систему США, гораздо раньше проявилось в Японии — гигантский необеспеченный банковский кредит. За пять лет индекс «Никкэй» вырос в 3,2 раза.

В 1989 г. экономика Японии «посыпалась». Промпроизводство упало на 10,3%, цены на землю — на 40%, на акции — на 50%, а потери инвесторов составили 370 триллионов иен — еще один ВВП в Японии. Пик кризиса наступил в 1993-м, правда, весомые сбережения спасли японцев от бедности.

90-е годы в стране были вырваны из экономической истории — рос дефицит, в 1996—1997 гг. установился рекорд в 43,6% расходной части, разорялись целые сектора промышленности. Средние темпы роста в 1990—2000 гг. составили всего 1,3%, а к концу декады стали и вовсе нулевыми или отрицательными. Реформы Коидзуми оздоровили национальную экономику, и за последние шесть лет темпы ее роста приблизились к 3%, что является высоким показателем для стран первого мира. Сначала рост, как и до создания «экономики пузыря», вытягивал на себе экспорт, теперь же основой выздоровления стал внутренний рынок, что свидетельствует об окончании трансформации Японии в экономический организм развитого типа.

Таро Асо предстоит уберечь государство от последствий «бушизма» во внутренней и внешней экономической политике США — тем более что и статус военно-политического союзника Вашингтона на Дальнем Востоке становится неуютным. Японцам помогли пережить крах 1989 г. скрупулезно накапливаемые сбережения — у американцев, живущих в кредит, их нет. Однако Токио, несомненно, был готов помочь сыплющейся финансовой системе «старшего брата». Таро Асо уже объявил о намерении собрать в Токио министров финансов и глав банков «Большой семерки» (именно так написано в «Асахи Симбун» от 11 октября, при том что абзацем выше говорится о «Большой восьмерке»...) для обсуждения выхода из кризиса: за четыре дня японский фондовый индекс «Никкей» упал до пятилетнего минимума, за один день потеряв более 800 пунктов или около 10% стоимости фондов.

Если скромные успехи 2000-х гг. превратятся в пыль, придется менять и японскую политическую систему, в которой коррумпированные аристократы уходят от ответственности, ссылаясь на «нервное напряжение», как это сделал Синдзо Абэ.

Ждет ли такая же участь и Таро Асо — покажет время.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...
Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Блоги

Авторские колонки

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка