Убить или убедить?

№45(795) 11 — 17 ноября 2016 г. 09 Ноября 2016 3 4.5

Октавиан Август: «Наихудшая торговля сильнее наибольшего меча» // ancientrome.ru

Очевидно, многим памятен фильм «Брат мой — враг мой» о превращении американской семьи в банку с пауками. Нечто подобное произошло и с российско-украинской «семьей», оказавшейся после четвертьвекового мирного развода на грани военного раздрая. Не слишком ли высока плата за неумение или нежелание находить точки соприкосновения? Что вновь подтвердил детективно закрученный берлинский ужин «нормандской четверки»: как и повелось, договорились... договариваться. А может, не о том разговор?

В драке побеждает зритель

Слушая разноречивые, часто-густо взаимоисключающие комментарии, мне, газетчику-ветерану, стыдно за младших коллег по обе стороны кордона. С азартом, достойным лучшего применения, СМИ раздувают пожар ненависти и отвращения у народов, связанных исторически, культурно, экономически, а зачастую и семейно. Чем мы хуже, к примеру, тех же немцев и французов, издревле враждовавших, но нашедших в себе мужество оборвать губительную цепь отторжения? Хотя при этом и не клянутся в любви. Верх взяли здравый смысл и инстинкт самосохранения. Более того — о, ирония! — извечные противники, нещадно «разбиравшиеся» в обеих мировых войнах, дружно выступили посредниками промеж вроде бы естественных союзников — родне по корням и судьбе...

Почему же высшие мотивы не срабатывают у основы восточного славянства — русских и украинцев, имеющих куда менее драматичный опыт контактов? Неужто так сложно первым изжить привычку покровительства, а вторым — въевшуюся в плоть и кровь русофобию? Как там у Тараса Шевченко: «Кохайтеся, чорнобриві, // Та не з москалями, // Бо москалі — чужі люде, // Роблять лихо з вами.» Опомнимся! Не сумеем преодолеть накопленный груз взаимных претензий и обид — неотвратимо окажемся цивилизационными аутсайдерами. Что, похоже, вполне устроит лукавых обитателей сытого «европейского дома», без особых усилий обретших на ручном поводке обоих истерзанных драчунов. Воистину — разделяй и властвуй.

Накануне «следующего дня»

Кому сказать: две великие нации вместо того, чтобы по-добрососедски улаживать проблемы, стали послушно выстраиваться стенка на стенку, позволяя переводить стрелки внутренних проблем на «чужого дядю»! А что? Метод многократно испытан: в стране-осажденной крепости автоматически исключается малейшее недовольство обездоленных низов, квалифицируемое как проявление непатриотизма и даже предательства. Трижды прав германский военный теоретик-историк Карл фон Клаузевиц: «Ошибки и заблуждения правителей оплачиваются кровью народа под предлогом его же защиты». Так почему бы простому люду самому не взяться за исправление руководящих провалов? Иначе — дальнейшее их усугубление, густо заправленное тысячами жизней «защищаемых». Вплоть до саморазрушения государственности. Вот уж точно — война до победного конца. С акцентом на последнем слове...

Невольно вспоминается потрясающе символичный финал американского антимилитаристского фильма «На следующий день»: в дымящихся развалинах жилищ, разрушенных ракетным ударом, с запоздалым раскаянием обнялись два дотоле непрестанно конфликтовавших соседа. Хотим наяву повторить нечто подобное? Просил ведь соотечественников Кобзарь: «Обнімітеся, брати мої, молю вас, благаю!» А обращаясь, очевидно, не только к полякам, но и к россиянам, взывал: «Подай же руку козакові і серце чистеє подай! І знову іменем Христовим возобновим наш тихий рай». Ему вторит сопредельный гений Александр Пушкин, видя наибольшую личную заслугу в том, «что чувства добрые лирой пробуждал, что в свой жестокий век восславили свободу и милость к падшим призывал».

Думается, два знаковых сына порубежных народов, несмотря на всю неоднозначность общей истории и удручающую действительность, наверняка смогли бы подать друг другу руки — если не дружбы, так хотя бы пристойного сосуществования. К тому же склоняются трезвомыслящие соотечественники, прозревшие от растаявшего миража «безмерной любви и поддержки Западом европеизации Украины».

На деле же, оторвавшись от одного берега и не имея силенок добраться к иному, мы оказались в положении насельников судна без руля и ветрил, сносимого на губительную мель. А затеявшая авантюрное плавание команда, видать, уже подготовила себе и VIP-пассажирам спасательные шлюпки с хор-рошеньким запасом «провианта» на всю оставшуюся жизнь. Но как быть простым странникам? Минимум — не молчать и требовать коррекции курса!

Вот бы свести нашенских горе-капитанов с визави-близнецами из противоположного лагеря... Пусть себе сами разбираются, оставив в покое нормальных разноплеменных трудяг, которые без вмешательства политиканов да-а-авно нашли бы общий язык и взаимоприемлемые развязки. Тем более что увесистая дубинка — далеко не самый убедительный аргумент в споре. Куда действеннее социально-экономическое оружие — притягательный пример успешного хозяйствования. Тогда с востока хлынут уже не боевики, а мирные труженики-заробитчане. Да и крымские «отделенцы» без понукания, по собственной воле вернутся в Украину: от добра добра не ищут.

Фантазии? Обратимся к авторитету, пожалуй, самого успешного императора античности — Октавиана Августа, сорокалетнее правление которого справедливо считают золотой эрой Древнего Рима: «Наихудшая торговля сильнее наибольшего меча». Именитый самодержец, немало повоевавши, уж точно знал цену пролитых им же рек крови, прозрев и покаявшись за содеянное на излете вроде бы блистательной карьеры. Может, прислушаемся к мудрому совету из глубины времен?

Тогда любые центробежные негативы — сепаратизм, национализм, шовинизм — уступят место центростремительным позитивам — укреплению государственности, социальной, этнической общности, добрососедству. Силком-то мил не будешь — ни в семье, ни в стране! Не зря порядком обжегшиеся на национальной и религиозной розни западноевропейцы пришли к осознанию необходимости поликультурализма — единства в разности. При всех его издержках, особенно на фоне катастрофического наплыва азиатских и африканских беженцев, этно-веровальная терпимость несравненно цивилизованнее и гуманнее ее антипода, буйным чертополохом разросшегося на отчих просторах.

Чего стоит, к примеру, ежедневно разносимый радио- и телеэфиром вроде бы безупречно объединительный призыв: «Шануймо своє!» Невольно задумываешься: а как быть с «чужим»? Да, свое любить надо, а вот чужое — уважать! Тогда и откроем путь к сердцам «инакомыслящих» соотечественников, терпеливо, без кнута преодолевая ментальные, культурные, духовные отличия украинских регионов, веками формировавшихся в разных исторических условиях, государствах: России, Польше, Австро-Венгрии, Румынии и даже Османской империи. Вот бы чем озаботиться последователям приснопамятной скалозубовской аргументации — «кулак искросыпительный, кулак зубодробительный, кулак скуловор-р-рот»! Ведь слово силы в конечном счете уступает силе слова, как и война — миру.

Так за чем же дело стало? Убедительно ответил днями почивший экономист с мировым именем, хронически «неприслушиваемый» советник едва не всех отечественных президентов Богдан Гаврилишин: «Украинскому руководству не хватает критической массы трех основ державного сознания — патриотизма, компетентности и порядочности». Горько. Грустно. Досадно.

Богдан Гаврилишин: «Украинскому руководству не хватает критической массы трех основ державного сознания — патриотизма, компетентности и порядочности» // day.kyiv.ua

Обет молчания

Эх, кабы всем нам, особенно землякам-приднепровцам, у порога которых остро тянет порохом, дружно включиться в разворачивание народной дипломатии с авторитетной общественностью «той стороны»! Ведь недальновидные вожди приходят и уходят, но посеянные ими «зубы дракона» межнациональной, мировоззренческой, культурно-языковой вражды долго еще будут давать тлетворные всходы между этносами, которым никуда один от другого не деться, не укрыться за самым высоким восточным валом.

Мог же раскритикованный президент Леонид Кучма проводить гибкую разновекторную политику «Восток—Запад», превращая Украину из потенциального поля брани, от которой первыми и пострадаем, в выгодный мост сотрудничества. Посудите сами: в начале двухтысячных годов мы демонстрировали фантастические ныне 10—11% роста!

Подайте же весомый голос, сограждане! Иначе, выходит, прав был отчий поэтический пророк, наградив «і мертвих, і живих, і ненарожденних земляків» нелицеприятным клеймом — «народ добрячий та плохий».

Парадоксальная мы людность: проявляем чудеса самоотверженности, добровольчества, волонтерства и одновременно не готовы в обсевших тяготах начать разборку с самих себя, со своих очередных «слуг», отличающихся от предшественников разве что степенью двуличия, демагогии и своекорыстия. Последствия — налицо: согласно соцопросам, три четверти выпускников школ, вузов видят себя «за бугром». Кто же останется на обворованной, изгаженной, загубленной неньке, ежели западные баре все же швырнут нам униженно выпрашиваемую безвизовую кость? Разве что старый, малый да немощный. Небось, Адольф Алоизович искусал бы локти от досады, что поперся к ненавистным славянам на танке со снарядами да бомбами, а не на шикарном «мерсе» с мешком рейхсмарок, лукошком пирожков и милым приглашением присоединиться к арийскому раю...

Пожалуйте к ручке!

Вспоминается мудрый обычай общих пращуров-антов, строго пресекавших межплеменные которы (распри): инициаторы обид сводились в смертельном поединке. Без массовых побоищ и разрушений! Словом, чешутся язык и кулаки на такого-сякого инородца — меч тебе в руки. Но знай: оказавшись побежденным, неизбежно утратишь жизнь, будучи добит обиженным противником либо наблюдающими за схваткой воинами... Согласитесь: на таких условиях даже у самого злостного недоброжелателя охладевает воинственный пыл — слишком высока цена возводимой хулы.

К сожалению, в дальнейшем от жизненно важного правила остался лишь жалкий осколок — выставлять перед ощетинившимися войсками сильнейших бойцов, что давало право победившей стороне первой нападать. Результат — нескончаемая вереница кровавых междоусобиц, вконец обессилившая древних русичей, с последовавшими губительными нашествиями половцев, монголов, татар... Похоже, урок пошел не впрок: спираль «котор» раскручивается на следующем витке. С единственным отличием: вместо диких ордынцев-степняков получим новых хозяев — западных «цивилизаторов», давненько зарящихся на украинские черноземы и российские леса. Эх, и заживем тогда по-европейски! Отпадет нужда подаваться на заработки за тридевять земель, убирая ночные горшки из-под тамошней крутизны, — она сама к нам пожалует. Глядишь, позволит к ручке приложиться.

Справедливо говорят: когда Господь хочет наказать человека, отнимает разум. А ежели речь заходит о судьбах «череззаборных» держав, да еще крупнейших на континенте? Прав Махатма Ганди: принцип «око за око» способен ослепить весь мир. Нравится или нет — мы об-ре-че-ны напрямую, без лицемерных посредников, за столом переговоров, а не на поле брани находить взаимоприемлемые решения самых сложных нестыковок. Иначе как дальше жить на общей, напрочь разрушенной, «лестничной площадке», густо окропленной взаимно пролитой кровью?

Когда же, подобно германцам и французам, опомнимся — найдем оптимальный способ распутать и донбасско-крымский узел. Ведь он для супротивной стороны сродни весьма накладному (чего стоят экономические санкции!) безручечному чемодану, будучи не целью, а лишь средством недопущения на свои юго-западные рубежи заклятых дружбанов — американцев с военными базами. Чем зеркально повторяется полувековой давности жесткая, на грани ядерного столкновения реакция самих же штатовцев в период Карибского кризиса вокруг размещения советских ракет на Кубе. К счастью, тогда был найден спасительный компромисс. А ныне? Вот бы в чем высказать твердую волю к миру своей и «чужой» общественности вместо взаимного пикирования на крикливых ток-шоу и велеречивого гадания на кофейной гуще касательно перспектив минского, нормандского, будапештского форматов!

Пора бы понять: к реальному разрешению кризиса ведет единственный «формат» — московско-киевский, со взаимными гарантиями невмешательства и лояльности. Трезво оценим ситуацию — взлелеянной «европеизации» нам не видать, как собственных ушей: в НАТО не примут из-за территориального конфликта, а в ЕЭС — «благодаря» беспомощности реформаторов, суетливо и бесплодно «качающих» наставнические мозги (отнюдь не первой свежести) из ближнего и дальнего зарубежья. Что же остается? Либо обреченно податься в наймы к зажиточным еэсовцам в качестве сырьевого придатка, поставщика дешевой рабсилы и свалки тамошнего хлама, либо, распрямив спину, вернуться на путь многовекторности и внеблоковости — стать новой Швейцарией, равно важной как Западу, так и Востоку. Тогда, думается, и вернем свой горемычный «чемоданчик».

Обидно быть разменной монетой в стратегическом покере «больших мальчиков» — США и России? Несомненно. Однако попытка прыгнуть выше головы, делая собственные ставки в сей глобальной игре, думается, самоубийственна. Подобно выходу на ринг боксера-легковеса в поединке с супертяжем, даже при подыгрывании первому всей судейской бригады... Подтолкнуть же зацикленных на противоборстве керманычей к спасительному шагу может только решительное требование народа. Иначе уподобимся брейгелевским «Слепым», плетясь к пропасти за своими, тоже незрячими, поводырями. А то и вовсе проиллюстрируем мрачное предупреждение Шекспира: «В часы жестоких испытаний слепой идет за сумасшедшим». Прозреем же, наконец, и возьмемся за ум! Пока, как говаривали классики, революционная фраза не погубила не только революцию, но и саму державность.

Из четвертых — в первые

Возвращаясь к роли медийщиков в нашей буче кипучей, приходишь к логичному заключению: коли первые три ветви власти (законодательная, исполнительная и судебная) напрочь себя дискредитировали коррупцией, кумовством, неэффективностью, роль общественного лидера достается четвертой — журналистике. Иначе кому инициировать коренной пересмотр государственной политики в интересах всего народа? А то стыд и срам — помпезно отмечать 25-летний юбилей независимости, скатившись до мирового дна. И впрямь, пир во время чумы.

Предвижу обвинение в отсутствии патриотизма. Ежели казенного, всеславного, рвущего на груди народолюбную сорочку — согласен. Но, по мне, подобная «любовь к Родине» сродни профанации высокого гражданского чувства. Самый заядлый недруг не принесет единокровной общности столько вреда, сколько показушный, нетерпимый к иной мысли, вере, культуре ура-патриот, каковых ныне — хоть пруд пруди. В том числе и среди собратьев по перу, ищущих причины державных бед преимущественно вне, а не внутри родимой людности и ее поводырей. Тем самым снимая с них ответственность за постыдную, доведенную до ручки «распрекрасную» житуху. Прямо-таки по Некрасову: «Люди холопского звания — сущие псы иногда. Чем тяжелей наказание, тем им милей господа».

Ей-ей, обидно за блудливость многих ведущих публицистов в распознавании интересов государства и корыстолюбия «атаманов», за укоренившуюся лакейскую психологию, за смешение понятий «демократия» (власть народа) и «охлократия» (власть толпы), за неспособность отличать варварские уличные побоища от цивилизованного гражданского неприятия проводимого правителями курса. Вроде дружной реакции исландской прессы, независимо от политической ориентации, на панамский офшорный скандал, в котором оказался замешан их популярный премьер: «Вон!» Что вызвало массовые мирные демонстрации, в которых приняло участие большинство сограждан, возмущенных моральной нечистоплотностью лидера. Результат — успешный антикризисный менеджер покорно ушел в отставку. Конфликт был исчерпан за несколько дней, без баррикад, сжигания шин и метания «коктейлей Молотова». Вот бы чему поучиться у обитателей обустроенного, благополучного «цивилизованного мира» вместо унизительного выклянчивания очередной кредитной подачки и согласия на безвизовое драпание туда!

Спрашивается: как же нашей прессе обрести истинно европейское влияние, ежели чиновники в грош не ставят ее мнение? Введением незыблемого правила: каждое критическое выступление СМИ в адрес юридического или физического лица, представляющего государство, требует либо признания справедливости выдвинутых претензий, а соответственно — наведения порядка по сути дела, либо аргументированного опровержения. Третьего — отмалчивания антигероев и их начальства при обвинительном шквале критики — уже не дано: вконец исчерпался лимит времени на «раскачку» в преодолении накопившихся проблем.

Коли и дальше газетчики будут безответно расписывать вопиющие безобразия, а ответственные лица иронично и бездейственно почитывать о своих «достижениях», отчаявшийся от безнадеги простой люд первым покажет спину, а вторым — кулак. Тогда уж поздно будет что-либо предпринимать по бескровному «исландскому сценарию».

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Журдепы are working now

Лещенко и Найем успели поймать волну и постепенно возвращают утраченные позиции...

Будет ли список Шешеля?

Вот в такую образцовую гражданскую войну добра со злом предлагает нам поверить...

Спор настоящего с прошлым. Тупики стратегии «козлов...

Шансы попастьв положение «козла отпущения» в нынешней войне всех против всех...

«Громадське»:битва за общак

Украина — между «Джанго освобожденным» и «Омерзительной восьмеркой»

Ангола: нефть, алмазы и рост китайского влияния

Африканских правителей отличает специфический прагматизм: для того чтоб удержать...

«Шустер»: закат с ключом на шее

«Шустер уходит в подполье? Если нет, то почему у него создают «тайное...

Комментарии 3
Войдите, чтобы оставить комментарий
Александр Юрченко
13 Ноября 2016, Александр Юрченко

Да, придурочная эпидемия, приобрела серьёзный масштаб, необходимы меры по её локализации! И первым шагом должно быть устранение чужеродного фактора - нам нужны наши, домашние врачи, а не «гении» управления из страны «Задолбоново» Мухосранского района! Другими словами, запрет на проникновение во власть, в любые средства управления, провокаторов болезни, принявшей масштаб эпидемии!

- 4 +
Валерий
12 Ноября 2016, Валерий

В общем статья правильная и своевременная . Но в данном случае я не о том . Может кто-то
скажет " мелочь " и всё же . Автор процитировал Шевченко , Пушкина , Некрасова ,
Шекспира . В одну из цитат вкралась ошибка . " Скалозубовскийкулакискросыпительный,
кулак зубодробительный , кулак скуловорот ". Как мы знаем , Скалозуб персонаж пьесы
Грибоедова "Горе от ума ". Но изречение о кулаке не принадлежит Скалозубу .
Это несколько изменённая цитата из " Кому на Руси жить хорошо ". " Удар искросыпительный , удар зубодробительный , удар скуловорот ".

- 3 +
Андрей Гапкин
10 Ноября 2016, Андрей Гапкин

Хочу немного возразить автору. Украина взяла за основу галицийскую идею Украины. А она по своему замыслу является антагонистом России. И на телевидении засели лютые ненавистники москалей. Пока ей конопатят мозги граждан на Украине примерения не будет по определению. В России тоже дураков хватает, и мечутся некоторые маргинальные группы в шовинистическом угаре.Но это не является политикой государства.

- 21 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка