Зачем это НАТО?

01 Июня 2009 0

С середины 90-х гг. прошлого века в Украине, в России, в Европе много говорят, пишут, спорят о членстве Украины в НАТО.

Если да, то когда, если нет, то почему.

Обещают на востоке – кары египетские, на западе – пряники заморские.

Организация Североатлантического договора НАТО (North Atlantic Treaty Organization) – политический проект, имеющий серьезный вес в геополитическом пространстве, непростую историю отношений с Россией (СССР).

Поэтому, рассмотрение перспектив, вероятности и возможных последствий членства Украины в НАТО должно и нужно осуществлять, в полной мере используя методы и инструментарий социально-философского анализа.

1. Исходные тезисы в системе аргументации

- Процесс движения Украины в НАТО, то вялотекущий, то вопреки требованиям бюрократического формата неадекватно шумный, не был прогнозируемым, не являлся и не является сознательно разработанным геополитическим проектом.

- Отказ от статуса внеблокового государства и движение в сторону НАТО – не более чем инструмент для реализации интересов определенных социальных групп в Украине (и не только), а фактически – личных интересов лидеров данных групп.

- Обращение политических элит Украины к процессу движения в сторону НАТО в разные периоды новейшей (после 1991г.) истории Украины – результат социального инстинкта/политического чутья инициаторов, которым этот процесс казался эффективным, финансово не затратным (скорее наоборот) преодолением спонтанно, но регулярно возникающих угроз рейтингового, финансового банкротства, политического небытия.

К нарушению Конституции Украины (где однозначно речь идет о внеблоковом статусе) подталкивали также:

  • «надводная часть айсберга» сдержанное одобрение со стороны таких поборников демократии как США и ЕС;
  • неявная, но от этого еще более привлекательная «подводная часть айсберга» в виде многочисленных грантов и фондов.

Таким образом, заказчик идентифицировал себя и свои потребности.

Как всегда в таких случаях многочисленные подрядчики от политологии, социологии учуяли – можно получить неплохой заказ, «сев» на который можно длительно и неплохо зарабатывать, особо не напрягаясь и не отвечая за результаты, т.к. ни заказчик, ни спонсоры не заинтересованы в скорейшей реализации заказа.

2. История вопроса

Финансирование играет ключевую роль в формировании позиции высшей и средней партийно-государственной бюрократии, а также тех, кого на Западе называют «творцами общественного мнения» получающих основную выгоду именно от процесса (никак не результата) движения Украины к НАТО.

После завершения процесса финансирование если не закончится, то будет переведено в плоскость поддержки программ приведения Украины в соответствие требованиям к странам-членам НАТО, а это уже деньги для других подрядчиков.

Декларации о движении в НАТО – одна из попыток национальных элит «перескочить» с национального на международный уровень, сменить статус периферийных и большей частью малозаметных игроков, которыми до сих пор являются элиты Украины на евроатлантическом поле, на статус, если не игрока, то участника обсуждений ключевых проблем современного мира.

С немалой степенью зависти смотрят украинские политики и чиновники на своих коллег из восточноевропейских стран, которые после их вхождения в ЕС и НАТО заняли (или надеются занять в будущем) важные и хорошо оплачиваемые посты в евроатлантических структурах.

Во всех без исключения странах, входивших ранее в СССР или т.н. «социалистический лагерь», базовой идеологией, заполнявшей или заполняющей вакуум, возникший после краха коммунистической идеологии, стал национализм.

Не является в этом отношении исключением и Россия. Но, если в России он проявил и проявляет себя главным образом в формах постимперской ностальгии, реваншизма и антиамериканизма, то в остальных посткоммунистических европейских странах, включая Украину, он, напротив, в очень значительной степени идентифицировал себя через форсированное движение к Западу и дистанцирование от России.

Для того чтобы восприниматься в качестве самостоятельных и серьезных субъектов международной политики, эти страны для начала должны были убедить остальной мир, что они являются чем-то большим и принципиально иным, нежели разлетевшиеся осколки некоей «большой Империи». Отсюда и неоправданно резкие заявления в адрес России, вызывающие в качестве ответных действий экономическое «охлаждение» – суть трудности для национальной экономики, многочисленные эксцессы в отношении русского языка, русской культуры и их носителей.

Подкрепить претензии на значимость в глазах европейских соседей (общее житие которых, особенно после расширения ЕС вызывает однозначные аналогии соседского сосуществования в коммунальной квартире, неоднократно и красочно описанного классиками 30-х годов ХХ века) сколько-нибудь серьезными экономическими успехами, или признанием на международной арене не представлялось возможным.

Оставалось доступное средство, не требующее особого напряжения совокупного национального интеллекта и финансовых затрат – всячески подчеркивать собственную значимость через отрицание всего постсоветского – суть пророссийского.

Процессы происходили во всех постсоциалистических европейских странах, но с разной интенсивностью. Если страны Прибалтики провозгласили лозунг форсированной и максимально тесной (в том числе и военно-политической) интеграции с Западом немедленно, то Украине потребовался определенный переходный период. Значительная часть населения, особенно на Востоке, была не готова принять столь стремительную «смену ориентиров», да и Россия могла ответить на слишком резкий «бросок на Запад» шагами, которые могли бы обернуться чрезмерно тяжким испытанием для новой украинской государственности.

Не был к «такому броску» на тот момент готов и Запад. (Как известно, М.Горбачеву давались в свое время устные гарантии не расширения НАТО на Восток, а президент Буш (старший) в 1992г. публично выражал сомнения в целесообразности отделения Украины от России).

В той ситуации провозглашение принципа внеблоковости было логичным и оправданным для Украины шагом, позволяющим выиграть время, в течение которого и Россия, и остальной мир должны были окончательно привыкнуть к мысли о появлении в Европе и мире государства Украина в ее нынешних границах.

Но историю делают люди.

Внеблоковый статус оказался не столько принципиальным нейтралитетом швейцарского или шведского образца, укрепляющим авторитет страны, сколько поочерёдным и одинаково неискренним заигрыванием то с Россией (со спекуляцией на общем прошлом и «славянском братстве»), то с Западом (с акцентом на общих ценностях, а главное – на страхах Запада перед новым жупелом, который мог бы возникнуть в случае «поглощения» Украины Россией).

Итоги 17 лет независимости показали, что главный тезис – независимость от России сможет обеспечить гораздо более быстрый рост благосостояния населения – так и остался недоказанным.

Раскол страны был подморожен, но отнюдь не преодолен. Коррупция и чиновничий произвол «зашкаливали» даже по меркам СНГ.

В ситуации, воспринимавшейся населением, как состояние социальной апатии и застоя, для того, чтобы поправить пошатнувшуюся репутацию управленцев и политиков, особенно в преддверии очередных выборов, разворачивание программы вхождения в евроатлантические структуры – важное звено в системе мероприятий по поднятию рейтинга в западной Украине и отвлечении населения (независимо от реакции со знаком плюс-минус) от насущных проблем.

С позиции интересов социального слоя, который в наибольшей степени влияет на общественное мнение и через него (да и не только через него) на политику Украины (т.е. с точки зрения государственной бюрократии и имеющей доступ к СМИ национальной интеллигенции) – этот шаг должен был обернуться вторым с 1991г. резким повышением, ее бюрократии, статуса.

Данное утверждение не означает, что связываемые с этим шагом ожидания имеют высокие шансы оправдаться (причем сказанное относится как к надеждам «обычных» людей, так и к планам самой украинской элиты). Его смысл сводится к тому, что при всей сомнительности и неоднозначности восприятия вступления в НАТО как своего рода маяка, другого внешнеполитического маяка все равно нет!

Процесс движения в сторону НАТО – это в «сухом остатке» возможность постоянного и длительного доступа к ресурсам политического, экономического и военного сотрудничества.

Россия неоднократно предлагала Украине не менее интересные геополитические и геоэкономические проекты, но при этом допускала одну и ту же «техническую» ошибку: их реализация не требовала длительного процесса.

Предложения, как минимум, экономически более выгодные для Украины, предлагались Россией по схеме «здесь и теперь», а основные дивиденды украинских бюрократов, как уже было указано, формируются именно в процессе.

История не имеет сослагательного наклонения, но, кто знает – возможно, не учет этого профильными аналитиками России и довел ситуацию до такого уровня накала.

Кто знает, если бы процесс движения Украины к России был длителен, финансово, имиджево и лично выгоден инициаторам, то и украинские националистов, нашли бы обоснования, как для электората, так и для себя пусть тактической, но целесообразности поддержания процесса движения в сторону России типа «розумне телятко двох маток ссе».

3. О текущем моменте

Партия регионов, составляющая костяк оппозиции, отстаивает точку зрения, в соответствии с которой вопрос о вступлении Украины в НАТО должен решаться с учетом мнения большинства населения. Между тем проводимые на Украине опросы общественного мнения свидетельствуют о том, что такой шаг в настоящее время нашел бы поддержку от 15 до 25% опрошенных. В этой ситуации естественно возникает вопрос о том, насколько это «антинатовское» большинство стабильно и в какой степени оно может послужить тормозом процесса вступления в НАТО.

С одной стороны, недавняя история продемонстрировала почти неограниченные возможности манипулирования «волей народа» на постсоветском пространстве. Классическим остается пример 1991 года, когда население Украины сначала подавляющим большинством проголосовало на одном референдуме за сохранение Советского Союза, а затем, всего каких-то 9 месяцев спустя, в ходе другого референдума еще более единодушно высказалось за независимость, что фактически и положило конец существованию этого Союза. Для очень значительной части населения стран СНГ референдум остается не столько процедурой ответа на конкретный вопрос, сколько неким символическим актом выражения своего отношения к государственной власти, в связи с чем ответ «нет» подсознательно воспринимается деполитизированной частью населения как проявление фронды, как акт в какой-то степени «антигосударственный» и потому вызывающий ощущение психологического (дис)комфорта. Поэтому прозвучавшее в 1991г. ироническое высказывание одного из наблюдателей о том, что «если у нас (т.е. в бывшем СССР) в один день провести два референдума с взаимоисключающими вопросами, то единодушная народная поддержка будет обеспечена в обоих случаях» на самом деле совсем не так уж далеко от истины.

Более того, история демонстрирует возможность для правящей группировки еще более усилить эту особенность, связав сомнительный или не вполне ясный вопрос, являющийся сутью референдума, с чем-то, безусловно, хорошим и важным для основной массы избирателей – чем-то таким, что, подобно локомотиву, потянет за собой положительный ответ и на главный вопрос. Например, вопрос о целесообразности вступления в НАТО можно дополнить и развернуть примерно таким образом: «Согласны ли Вы, чтобы наша страна вступила в НАТО и тем самым создала предпосылки для счастья и процветания украинского народа?» Или в несколько смягченном и менее ироническом варианте: «Согласны ли Вы со вступлением нашей страны в ЕС и НАТО?» Конечно, люди, хотя бы в минимальной степени, ориентирующиеся в международной политике, прекрасно понимают, что ЕС и НАТО – совсем не одно и то же, и есть целый ряд стран, которые являются членами одной из этих организаций, не входя в другую. Но в Украине, такие люди не составляют большинства и даже «критической массы», достаточной для того, чтобы не позволить властям «замылить» это различие потоком общих слов об «интеграции», «вхождении в сообщество развитых стран» и т.д. Условия, необходимые для получения при проведении референдума требуемых результатов сводятся и к энергичной поддержке предлагаемого ответа на вопрос или вопросы референдума со стороны лиц с высоким рейтингом, отсутствию явного раскола по данному вопросу в правящей элите страны, проведению хорошо организованной пропагандистской компании для того, чтобы электорат мог связывать с предлагаемым ответом на вопрос референдума надежды на улучшение своего положения, либо реализацию национальных или иных своих чаяний.

В Украине, эти условия скорее не выполняются. Поэтому административного ресурса, которым располагают президент, его администрация и другие «проНАТОвские» силы, может не хватить и скорее всего не хватит для повышения числа сторонников участия в НАТО с 15-25% до необходимого большинства.

Положение могло бы измениться в результате открытого конфликта с Россией, некоей «Тузлы-2» в расширенном и обостренном варианте. Но, надо полагать – российское руководство, после неумелой попытки поддержать в конце 2004г. Януковича, не совершит столь серьезной ошибки и не даст повода поднять мощную волну антироссийских настроений, которая могла бы форсированно внести Украину в НАТО. Победа проНАТОвских сил на гипотетическом референдуме представляется сомнительной, отрицательный результат оказался бы крайне болезненным не только для президента и его команды, но и для Запада, который в виду значительного спектра и инструментов влияния на Президента и его команду этого просто не допустит.

В нынешней ситуации и при нынешних ресурсах президентской – проНАТОвской команде этого не сделать, но это не означает, что они не будут этого делать!

Даже более того, можно с большой долей уверенности утверждать, что обязательно будут попытки использовать апробированный, не раз, выручавший на грани политического коллапса инструмент – активизацию процесса движения в сторону НАТО. Других инструментов ведь не осталось! Ведь шагреневая кожа полномочий президентской вертикали ограничена лишь далекой от электората и непонятной, последнему, внешней политикой. Единственный снаряд в президентской внешнеполитической обойме, использование которого еще может привлечь внимание вне и внутри страны (неважно – со знаком плюс, или минус) – это очередная шумиха: «государство в опасности, без НАТО нет будущего, да НАТО – это расходы, но не хлебом единым жив патриот в моменты смертельной опасности…). Конечно, взрыва от такого снаряда уже не получится, даже не получится политического аутодафе – только громкий хлопок.

Для «Регионов», именно угроза проведения референдума – возможность шантажировать команду Ющенко и парировать поползновения президента к проявлению чрезмерной активности в вопросах внешней политики. Реализация же угрозы, лежащей в основе шантажа, лишает возможности эксплуатировать эту угрозу в дальнейшем.

Наконец, the last but not the least (последнее при перечислении, но не по важности) – наивно считать «Регионы» силой, заведомо антиатлантической. Выгоды и преференции от процесса хоть и имеют сомнительное отношение к интересам страны, но интересуют ориентирующееся на «Регионы» среднее звено бюрократии не меньше, чем сторонников Ющенко.

Да и в процессе движения в сторону НАТО «оранжевые» могут рассчитывать только на усиление внешней поддержки (за что им почти наверняка придется заплатить резким обострением конфронтации внутри страны и обострением раскола между «западом» и «востоком»). Для «Регионов» сдержанное поддержание процесса может стать шагом ИНТЕГРАЦИОННЫМ, шагом навстречу пожеланиям Западной Украины, и соответственно усиливающим их позиции в этом регионе страны.

Разумеется, такой вариант возможен лишь при наличии двух предпосылок.

Во-первых, «Регионам» потребуется как-то объяснить такой поворот своим сторонникам на востоке страны и не допустить возникновения массовой оппозиции и массовых протестов в этих районах, ибо некоторое усиление на Западе вряд ли сможет компенсировать подрыв их ключевых позиций на Востоке.

Решение этой задачи достаточно реально, если согласовать с западниками такую уступку для востока Украины, как признание статуса русского языка (включая возможность обучения на нем, наличие местной прессы, регионального телевещания на русском языке и т.д.). Для населения этого региона это имеет несравненно большую практическую значимость, чем весьма далекий от большинства населения вопрос об участии в программах с международными альянсами, или гипотетические «вступления» куда бы то ни было, последствия которых скажутся на населении опосредованно и далеко не сразу. (Ситуация с наличием СМИ на русском языке в большинстве областей Украины существенно хуже, чем, к примеру, в Латвии или Эстонии, которых Россия не без некоторых на то оснований обвиняет в дискриминации русскоязычного населения).

Во-вторых, что касается акций протеста против сотрудничества с НАТО, то, очевидно, что они носили отнюдь не спонтанный характер, и что их едва ли удастся организовать в сколько-нибудь значительных масштабах без поддержки «административного ресурса» на Востоке Украины.

Таким образом, в продолжении процесса движения в сторону НАТО заинтересованы в Украине все сколько-нибудь влиятельные силы.

Вопрос формата, темпов и вариантов отношения Украина – НАТО зависит:

  • от баланса сил внутри страны;
  • баланс сил внутри страны в значительной мере подвержен влиянию со стороны находящихся сейчас в промежуточном и неустойчивом состоянии отношений России с Западом;
  • для взаимоотношений Россия – Запад формат, темпы и варианты движения Украины в сторону НАТО по состоянию текущего момента могут выступить в качестве критической меры веса, способной склонить общий вектор чаши весов, как в сторону конфронтации, так и сторону конструктивного сосуществования.

Плохо это или нет, прежде всего, для Украины, для России, для Запада?

Не «затрещат ли чубы» у украинских мужиков от власти?

Лакмусовая бумага летних событий в Крыму показала, что северный сосед подходит к проблеме серьезно и отрабатывать будет «по полной».

Такая ситуация, как говорят философы-марксисты – суть объективная реальность, данная нам в ощущениях и от воли и желания не зависящая. Но их античные предшественники намного ранее заметили: «умного необходимость ведет, а глупого тащит». Участникам процесса следует подготовиться и встретить «во всеоружии» возможные для каждой из сторон вызовы и негативы и продумать, какие преимущества и преференции (прямо и косвенно) можно извлечь («выжать») – нет, не из сложившейся ситуации если «выжимающий» не участвует в процессе – то ничего он не «выжмет», а из ситуации сознательно сложенной участниками!

4. Выводы

- Ни одна из ведущих политических сил внутри страны в проведении референдума по вопросу о НАТО НЕ ЗАИНТЕРЕСОВАНА.

- Никто, из серьезных геополитических игроков вне страны в проведении референдума по вопросу о НАТО НЕ ЗАИНТЕРЕСОВАН.

- Для президентской и для премьерской вертикалей и оппозиции, исходя из совокупности объективных и субъективных факторов НЕВЫГОДНА (при)остановка процесса движения в сторону НАТО.

- Отношение ведущих геополитических игроков (в частности России) к продолжению или (при)остановке процесса движения в сторону НАТО НЕ ОПРЕДЕЛЕНО.

Доктор философских наук


Загрузка...
Загрузка...
Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Блоги

Авторские колонки

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка