О чем рассказало письмо из лесов Жуковки

№18v(746) 15 — 21 мая 2015 г. 15 Мая 2015 5

Недавно смотрела хронику событий 70-летней давности, зафиксированную в киножурнале «Сабчота Сакартвело» («Советская Грузия»). Кинокадры запечатлели наш Тбилиси в самый первый праздник Победы — 9 мая 1945 г.

Ах, как волнующе все это выглядело! Грузия ликовала, как и вся советская страна. На улицы города вышли тысячи, десятки тысяч людей. Они обнимают друг друга, целуют, пускаются в пляс. Даже невооруженным глазом видно: это искренняя радость, идущая от сердца.

Среди этих многих тысяч людей — недавние участники кровопролитных сражений, самоотверженные труженики тыла, родные и близкие, братья и сестры тех многих тысяч героев, кто погиб, защищая родину, и уже никогда не вернется в отчий дом. Но люди ликуют, словно позабыв о собственном горе, разделяя общую радость. Ведь за победу заплачена огромная цена, не было, пожалуй. в Грузии семьи, которая не внесла бы в разгром врага свой посильный вклад. Как же не радоваться Победе?! Я смотрела эти кадры и вспоминала человека, которого никогда не видела, но имя которого в нашей семье передается из поколения в поколение с особым почтением. Это партизан Анатолий Величко — брат моей прабабушки Марии Александровны Анастасиади.

Перебираю немногочисленные фотографии павшего воина, всматриваюсь в благородные черты его лица, читаю последнее письмо, присланное из партизанского отряда, в котором он сражался. Несколько лет назад боевому пути Анатолия Сергеевича Величко посвятила специальную публикацию газета «Вечерний Тбилиси». Поиском следов партизана занимался военный журналист Борис Шахназаров.

— Передо мною одно из писем Анатолия Сергеевича — исписанная торопливым почерком страничка в клеточку из ученической тетради, присланная из партизанского отряда, в котором сражался боец, — рассказывает Борис Завенович. — Это письмо 72-летней давности вроде бы личного характера. Но, признаться, когда стал читать, сердце дрогнуло. Письмо это не только о военных буднях — оно и о любви к родным и близким, родному Тбилиси, о непоколебимой вере в победу над врагом.

О чем же написал Анатолий Величко в последнем письме в Тбилиси — своим родственникам, которые, к счастью, не испытали всех тех бед, лишений и невзгод, свалившихся на плечи жителей России, Украины, Белоруссии?

Естественно, партизан считает своим долгом передать свое потрясение от увиденного: «По эту сторону фронта немец местность сделал неузнаваемой — деревню всю пожег, а жителей — часть поугонял в концлагеря, а остальную — на расстрел, — пишет партизан. — На месте когда-то стоявшей деревни остались пепелища и обломки. Чувствуя свою гибель, враг с каждым днем звереет и звереет и всю злость срывает на мирном населении. Но близок час гибели гитлеровской политики, и опять народ получит свободу и право на жизнь».

Это письмо было отправлено из Жуковских лесов 13 октября 1942 г. Легко представить, с каким волнением его читали в доме № 63 по улице Таги-заде в Тбилиси, откуда в первые же дни войны Анатолий Величко ушел воевать. Сейчас это улица Гришашвили. Старый двухэтажный дом. А вот и квартира, в которой когда-то жили его отец, сестра, другие близкие. Сегодня никто из родственников партизана в доме не живет. Но в Тбилиси остались люди, которые его знают и помнят. Прошу рассказать об Анатолии Тезея Вениаминовича Негефтиди — нынешнего владельца дома, в котором некогда жил мой родственник-партизан.

— Я знал Толика, знал его отца Сергея Ивановича Величко, сражавшегося в Первую мировую войну на русско-турецком фронте, — говорит мне Тезей Вениаминович. — В 1915 г. отец Величко женился в турецком городе Карсе на вдове русского офицера Александра Кунцевича, местной женщине-гречанке, матери двоих детей: мальчика и девочки — твоей будущей прабабушки. В 1917 г. семья перебралась из Карса в Тбилиси. Здесь родились сын Анатолий и дочь Нина. Я был десятилетним мальчиком, когда Толик ушел на фронт. Мы, мальчишки, тогда воспринимали ту страшную войну как кратковременную прогулку. Увы, вышло иначе...

А вот что говорит об Анатолии Величко его родственник — москвич Александр Николаевич Дионисиади, недавно отметивший свое 80-летие:

— Мы сидели на веранде дома тети Нины — сестры Анатолия — на Базалетской улице в Ваке в Тбилиси. По главной улице, находящейся примерно метрах в 50 от их дома, где тогда ходили трамваи, шла похоронная процессия с траурной музыкой, и я очень испугался, так как был еще мал и впечатлителен, лет 5—6, а он все успокаивал меня: «Не бойся, ведь ты уже взрослый парень». Светлая ему память. Он сам тогда был еще почти мальчишкой.

Желание побольше узнать о боевом пути Анатолия Величко вновь привело меня к Борису Завеновичу Шахназарову. И вот что он рассказал:

— Несколько лет назад я беседовал с прославленным грузинским партизаном Дурмишханом Магалашвили. Разговор зашел о Толике. «Я знал, что человек по фамилии Величко партизанит в Жуковских лесах, он уничтожил несколько вражеских эшелонов», — вспомнил Магалашвили. Характеризуя интересовавшего меня бойца, Магалашвили сказал, что уничтожение эшелонов обычно было связано с большим риском. Ведь гитлеровцы надежно охраняли наиболее опасные участки движения военных эшелонов — в засаде обычно находилось до 20—25 вооруженных фашистов. Между тем пройти надо было не один, а два-три таких заслона».

Как же погиб Анатолий Величко? Что нам, потомкам партизана, об этом известно?

— Вот какой факт описан в известной документальной книге легендарного партизанского командира, Героя Советского Союза Дмитрия Медведева «Сильные духом», — рассказывает Борис Шахназаров. — Как пишет Медведев, партизанский отряд, в который входил А. Величко, атаковал группу полицаев атамана Мельника близ села Ремизовцы на Украине. Те не выдержали натиска и отступили. «После боя командир пересчитал людей. Не хватало Шевченко, Величко и Корня. Партизаны нашли убитого Величко и тяжело раненного Шевченко, который вскоре скончался. Погибших уложили в сани и двинулись в путь. На рассвете бойцы похоронили павших товарищей у подножия горы. На холмике появилась скромная надпись: «Дорогие наши друзья Шевченко В. и Величко А. погибли в боях с врагом за свободу и независимость Родины».

Трудно сказать, о каком Величко рассказывает известный командир партизанских соединений Дмитрий Медведев — о нашем ли герое, моем родственнике, или о его однофамильце. Впрочем, достоверно известно: эпизод, в котором описан бой одного из партизанских отрядов Д. Медведева, относится к тому периоду, когда, по нашим данным, погиб тбилисский парень Анатолий Величко. Светлая тебе память, отважный партизан!

Автор: Анна АНАСТАСИАДИ, Тбилиси

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

С ПРАЗДНИКОМ НАШЕЙ С ВАМИ СВОБОДЫ, С ПРАЗДНИКОМ 23...

исторический пример мужества будет жить в памяти, как беспримерный подвиг народов не...

МИД РФ пригласил украинских дипломатов на открытие...

Средства на памятник собраны гражданами и организациями Кыргызстана

Памяти Ивановского партизанского отряда

Партизаны Донбасса, попав в окружение истребительного отряда немецкой жандармерии,...

Моя война

Представил себе, как немцы обнаружат меня, беспомощного, запутавшегося в стропах, и...

Я помню свой первый бой...

Видел, как седели за одну ночь. Раньше я думал, что это просто литературный прием,...

Загрузка...

Смерть приходила в белом

Одним из самых ужасных открытий стал факт использования останков нацистских жертв...

Сгусток памяти и боли

Ксенофобия и шовинизм не могут быть мирными. И не бывают. Как и фашизм. Они агрессивны и...

Кто открыл и построил Самотлор

Человек, с которого скульпторы лепили «Алешу» (непонятно, откуда взялось это...

Вчителька нашої юні

Мені вже 75. Закінчив школу в 1958. Але щороку на день вчителя я і мої однокласники вітаємо...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Блоги

Авторские колонки

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка