О чем рассказало письмо из лесов Жуковки

№18v(746) 15 — 21 мая 2015 г. 15 Мая 2015 5

Недавно смотрела хронику событий 70-летней давности, зафиксированную в киножурнале «Сабчота Сакартвело» («Советская Грузия»). Кинокадры запечатлели наш Тбилиси в самый первый праздник Победы — 9 мая 1945 г.

Ах, как волнующе все это выглядело! Грузия ликовала, как и вся советская страна. На улицы города вышли тысячи, десятки тысяч людей. Они обнимают друг друга, целуют, пускаются в пляс. Даже невооруженным глазом видно: это искренняя радость, идущая от сердца.

Среди этих многих тысяч людей — недавние участники кровопролитных сражений, самоотверженные труженики тыла, родные и близкие, братья и сестры тех многих тысяч героев, кто погиб, защищая родину, и уже никогда не вернется в отчий дом. Но люди ликуют, словно позабыв о собственном горе, разделяя общую радость. Ведь за победу заплачена огромная цена, не было, пожалуй. в Грузии семьи, которая не внесла бы в разгром врага свой посильный вклад. Как же не радоваться Победе?! Я смотрела эти кадры и вспоминала человека, которого никогда не видела, но имя которого в нашей семье передается из поколения в поколение с особым почтением. Это партизан Анатолий Величко — брат моей прабабушки Марии Александровны Анастасиади.

Перебираю немногочисленные фотографии павшего воина, всматриваюсь в благородные черты его лица, читаю последнее письмо, присланное из партизанского отряда, в котором он сражался. Несколько лет назад боевому пути Анатолия Сергеевича Величко посвятила специальную публикацию газета «Вечерний Тбилиси». Поиском следов партизана занимался военный журналист Борис Шахназаров.

— Передо мною одно из писем Анатолия Сергеевича — исписанная торопливым почерком страничка в клеточку из ученической тетради, присланная из партизанского отряда, в котором сражался боец, — рассказывает Борис Завенович. — Это письмо 72-летней давности вроде бы личного характера. Но, признаться, когда стал читать, сердце дрогнуло. Письмо это не только о военных буднях — оно и о любви к родным и близким, родному Тбилиси, о непоколебимой вере в победу над врагом.

О чем же написал Анатолий Величко в последнем письме в Тбилиси — своим родственникам, которые, к счастью, не испытали всех тех бед, лишений и невзгод, свалившихся на плечи жителей России, Украины, Белоруссии?

Естественно, партизан считает своим долгом передать свое потрясение от увиденного: «По эту сторону фронта немец местность сделал неузнаваемой — деревню всю пожег, а жителей — часть поугонял в концлагеря, а остальную — на расстрел, — пишет партизан. — На месте когда-то стоявшей деревни остались пепелища и обломки. Чувствуя свою гибель, враг с каждым днем звереет и звереет и всю злость срывает на мирном населении. Но близок час гибели гитлеровской политики, и опять народ получит свободу и право на жизнь».

Это письмо было отправлено из Жуковских лесов 13 октября 1942 г. Легко представить, с каким волнением его читали в доме № 63 по улице Таги-заде в Тбилиси, откуда в первые же дни войны Анатолий Величко ушел воевать. Сейчас это улица Гришашвили. Старый двухэтажный дом. А вот и квартира, в которой когда-то жили его отец, сестра, другие близкие. Сегодня никто из родственников партизана в доме не живет. Но в Тбилиси остались люди, которые его знают и помнят. Прошу рассказать об Анатолии Тезея Вениаминовича Негефтиди — нынешнего владельца дома, в котором некогда жил мой родственник-партизан.

— Я знал Толика, знал его отца Сергея Ивановича Величко, сражавшегося в Первую мировую войну на русско-турецком фронте, — говорит мне Тезей Вениаминович. — В 1915 г. отец Величко женился в турецком городе Карсе на вдове русского офицера Александра Кунцевича, местной женщине-гречанке, матери двоих детей: мальчика и девочки — твоей будущей прабабушки. В 1917 г. семья перебралась из Карса в Тбилиси. Здесь родились сын Анатолий и дочь Нина. Я был десятилетним мальчиком, когда Толик ушел на фронт. Мы, мальчишки, тогда воспринимали ту страшную войну как кратковременную прогулку. Увы, вышло иначе...

А вот что говорит об Анатолии Величко его родственник — москвич Александр Николаевич Дионисиади, недавно отметивший свое 80-летие:

— Мы сидели на веранде дома тети Нины — сестры Анатолия — на Базалетской улице в Ваке в Тбилиси. По главной улице, находящейся примерно метрах в 50 от их дома, где тогда ходили трамваи, шла похоронная процессия с траурной музыкой, и я очень испугался, так как был еще мал и впечатлителен, лет 5—6, а он все успокаивал меня: «Не бойся, ведь ты уже взрослый парень». Светлая ему память. Он сам тогда был еще почти мальчишкой.

Желание побольше узнать о боевом пути Анатолия Величко вновь привело меня к Борису Завеновичу Шахназарову. И вот что он рассказал:

— Несколько лет назад я беседовал с прославленным грузинским партизаном Дурмишханом Магалашвили. Разговор зашел о Толике. «Я знал, что человек по фамилии Величко партизанит в Жуковских лесах, он уничтожил несколько вражеских эшелонов», — вспомнил Магалашвили. Характеризуя интересовавшего меня бойца, Магалашвили сказал, что уничтожение эшелонов обычно было связано с большим риском. Ведь гитлеровцы надежно охраняли наиболее опасные участки движения военных эшелонов — в засаде обычно находилось до 20—25 вооруженных фашистов. Между тем пройти надо было не один, а два-три таких заслона».

Как же погиб Анатолий Величко? Что нам, потомкам партизана, об этом известно?

— Вот какой факт описан в известной документальной книге легендарного партизанского командира, Героя Советского Союза Дмитрия Медведева «Сильные духом», — рассказывает Борис Шахназаров. — Как пишет Медведев, партизанский отряд, в который входил А. Величко, атаковал группу полицаев атамана Мельника близ села Ремизовцы на Украине. Те не выдержали натиска и отступили. «После боя командир пересчитал людей. Не хватало Шевченко, Величко и Корня. Партизаны нашли убитого Величко и тяжело раненного Шевченко, который вскоре скончался. Погибших уложили в сани и двинулись в путь. На рассвете бойцы похоронили павших товарищей у подножия горы. На холмике появилась скромная надпись: «Дорогие наши друзья Шевченко В. и Величко А. погибли в боях с врагом за свободу и независимость Родины».

Трудно сказать, о каком Величко рассказывает известный командир партизанских соединений Дмитрий Медведев — о нашем ли герое, моем родственнике, или о его однофамильце. Впрочем, достоверно известно: эпизод, в котором описан бой одного из партизанских отрядов Д. Медведева, относится к тому периоду, когда, по нашим данным, погиб тбилисский парень Анатолий Величко. Светлая тебе память, отважный партизан!

Автор: Анна АНАСТАСИАДИ, Тбилиси

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

МИД РФ пригласил украинских дипломатов на открытие...

Средства на памятник собраны гражданами и организациями Кыргызстана

Памяти Ивановского партизанского отряда

Партизаны Донбасса, попав в окружение истребительного отряда немецкой жандармерии,...

Моя война

Представил себе, как немцы обнаружат меня, беспомощного, запутавшегося в стропах, и...

Я помню свой первый бой...

Видел, как седели за одну ночь. Раньше я думал, что это просто литературный прием,...

Никто не обратил внимания на пункт 14

Как Порошенко отменил Год ветеранов Великой Отечественной войны 1941—1945 годов

Эволюция «человейников»

«На скорую руку «был сляпан социальный строй, который может быть назван...

Английский наставник «подводников» СССР

Скоро год, как ушел Джеймс Олдридж. Коллеги подводные охотники! Мальчишки 50-х и 60-х!...

Прощание с Будулаем

Когда этот номер уже был сдан в печать — пришла грустная весть. Ушел Будулай

Тринадцатое число Гулико

На зоопарк надвигается большая беда», — сказала Гулико

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка