Борьба с кремлевскими мельницами

№10v(738) 20 — 26 марта 2015 г. 19 Марта 2015 1 4.6

О, дивный запретный «русский мир»

О, дивный запретный «русский мир»

Положа руку на сердце, у новой украинской власти не так уж много достижений, которые можно было бы занести в актив через год после «революции достоинства». Зато в сфере идеологии подвижки видны невооруженным глазом, поэтому именно на них акцентируют внимание все причастные лица. Тут и патриотический подъем, и рост самосознания, и, конечно, борьба с «проклятым советским наследием».

С целью закрепить хотя бы эти «успехи» Киев своими руками снова возводит «железный занавес», только не на Западе, а на востоке.

Победоносный голос Киселева

Бывшие антисоветчики со стажем и просто любопытные граждане любят вспоминать, как в былые годы они по вечерам приникали к приемнику и с помехами сквозь «глушилку» слушали несущий благую весть «Голос Америки». Кто бы мог подумать, что всего несколько десятков лет спустя наша страна окажется в шаге от ситуации, когда вместо «Голоса Америки» или радио «Свобода» украинцы, плотно закрыв окна и шторы, будут так же, затаив дыхание, слушать какого-нибудь Дмитрия Киселева или хриплое «Однако, здравствуйте» Михаила Леонтьева.

Скажете, фантастическая картина? К счастью, пока да. Но если власти будут проводить такую же информационную политику, как и весь последний год, она скоро станет реальностью. И вместо навязчивой пропаганды российское ТВ начнет казаться части населения сладким запретным плодом, а то и гласом истины. Не зря ведь его запрещают?

27 января Верховная Рада признала Россию страной-агрессором. Но запрещать российские каналы стали гораздо раньше, еще до начала «антитеррористической операции» на востоке страны. 25 марта 2014 г. суд запретил ретрансляцию в Украине российских телеканалов «Первый канал. Всемирная сеть», «РТР-Планета», «Россия-24», «НТВ-Мир». Затем список запрещенных каналов все расширялся и к концу 2014 г. увеличился до 15. Причем в него попали не только «Звезда» и НТВ, которые и правда переливаются «50 оттенками желтого», но и деловой канал РБК, принадлежащий миллиардеру Михаилу Прохорову.

РБК ну никак нельзя назвать рупором Кремля. Напротив, сюжеты весьма объективные, а приглашенные комментаторы часто резко критикуют власть — если не в политической, то в экономической сфере уж точно. Разве не интересно украинцам послушать, какие проблемы у российского импортозамещения или почему обвалился курс рубля, от людей, которые имеют об этом непосредственное представление? Или же всю информацию нужно получать только в пересказе украинских каналов в стиле анекдота «Рабинович напел»?

Кстати, Russia Today, один из запрещенных в Украине каналов, прекрасно вещает в более чем ста странах. В том числе в США и Великобритании — там есть даже собственные студии, которые выпускают и местные новости. Да, канал часто обвиняют в пропаганде, иногда нацсоветы выносят предупреждения или штрафы, но все делается в рамках закона, и о том, чтобы прекратить вещание канала или закрыть его офисы, речи не идет.

Видимо, правительства этих стран не считают, что их население настолько отсталое и неразвитое, что нужно ограждать его от любой нежелательной информации, как бы чего не вышло. В этих государствах достаточно своих каналов, и они могут позволить «недружественному» СМИ доносить свою точку зрения, чтобы у людей была вся полнота картины.

Но ничего, Украина еще научит недалеких и наивных европейцев правильной информационной политике. Они, наверное, по простоте душевной не понимают, какую опасность для них несет Russia Today с ее разлагающей пропагандой.

Министр информационной политики Украины Юрий Стець уже пообещал, что будет добиваться запрета трансляции RT в европейских странах. Он собирался обратиться к депутатам литовского сейма Андрюсу Кобилиусу и Андронюсу Ажубалису с просьбой пролоббировать соответствующее решение в Европарламенте. «Это же не противоречит свободе слова, правда?» — сказал Юрий Ярославович.

Конечно, ну совсем не противоречит. Как вообще запрет телеканала может противоречить свободе слова? Наверное, в Европарламенте переглянулись и так и подумали. Если, конечно, все это пойдет дальше душевного разговора Стеця с литовцами и новости об этом на «Украинской правде».

С другой стороны, учитывая современные технологии, посмотреть какой угодно запрещенный российский канал сейчас не проблема. Тем более что все больше людей отказываются от телевизора и интересующие их передачи смотрят в интернете. В том числе и российские. По крайней мере пока украинские службы не научились цензурировать интернет так, как это делают в Китае.

Естественно, ТВ-интернетом пользуются в основном молодые активные люди, ставку на которых намерена делать власть. Юрий Стець в интервью изданию «Медуза» (кстати, оппозиционному русскоязычному изданию) заявил, что наставлять на путь истинный бабушек ему не интересно, он будет биться за молодежь.

«Могу ли я побороться за головы людей, которым свыше 60 лет? Думаю, нет. Стоит ли бороться за бабушку, которая заявляет, что видела американский вертолет? Нет, потому что она врет, она не могла его видеть. За нее надо было бороться 24 года назад. Я хочу бороться за будущее поколение, за молодых людей на востоке», — рассуждает Стець. Но как раз молодым людям все эти запреты каналов и фильмов не страшны, а действуют только на «бабушек», сидящих перед телевизором. В результате этого действия некоторые «бабушки» вспоминают лексику, которой в их юности злоупотребляли некоторые «дедушки».

Горькая ирония в том, что нам столько рассказывали об ущемлениях свободы слова в России, о тоталитарной диктатуре и «талонах на интернет», что мы не заметили, как сами оказались точно в такой же несвободе, если не хуже. В любом российском политическом ток-шоу обязательно найдется пара-тройка украинских политиков или российских либералов, которые будут говорить и об аннексии Крыма, и о российских танках в Донбассе, и о потоке гробов в Россию. Олеся Яхно, кажется, в Москве уже прописалась — так часто она мелькает на российских каналах.

Можете ли вы представить себе нечто подобное на нынешнем украинском телевидении? За относительно невинное выступление российского журналиста Максима Шевченко чуть было не закрыли шоу Савика Шустера, и это при всех его бесспорных заслугах перед «революцией достоинства».

Тот же Стець говорил, что его задачей будет создание конкурентного украинского ресурса, который он по аналогии с тем же Russia Today планирует назвать Ukrainian Tomorrow. Но создавать канал, который будут смотреть во всем мире, трудно и затратно. Гораздо проще формально запретить все, что противоречит информационной политике страны, и с чистой совестью посчитать борьбу за умы и сердца выигранной. Так сказать, ввиду неявки противника.

Российского кина не будет

И ладно бы еще это касалось только телевидения. В запрете новостей «государства-агрессора» есть хоть какая-то логика. Российские СМИ действительно достигли небывалых высот в пропаганде, которая, по мнению украинских властей, разлагающе действует на неокрепшие умы не привыкшего к демократии населения.

Но запрет российского кинематографа выглядит совсем странно. Хотя, может, и не странно. Просто сначала нужно четко ответить на вопрос: «Какую страну мы строим?» Если тоталитарную диктатуру в духе «1984» и «451° по Фаренгейту», то все очень даже правильно и закономерно — нужно запретить и уничтожить все, что хоть немного не укладывается в линию партии. Все это человечество уже проходило не раз — сожжение книг на площадях, дегенеративное искусство и прочее.

Лидер «Братства» Дмитрий Корчинский так и написал без обиняков на своей страничке в Фейсбуке: вся великая русская культура, «от Невского до Достоевского» — суть путинская пропаганда и ее нужно запретить целиком и полностью. «На войне, как на войне», — завершил свой «месседж» Корчинский.

Что ж, если украинские власти и население согласны с этим одиозным деятелем, нет вопросов. Даже наоборот — еще многое можно сделать в избранном направлении. Например, сажать в тюрьму за анекдоты, расстреливать за подпольное прослушивание Иосифа Кобзона, приговаривать к исправительным работам за самиздатовскую «Даму с собачкой». Да много чего полезного можно придумать.

Но если мы стремимся стать частью Европы или просто цивилизованным, свободным и демократическим государством, то все эти запреты и показная борьба с русской культурой выглядят дико.

Можно ли представить, что в какой-то развитой стране поднимется скандал из-за того, что на Новый год один из каналов покажет российский «Голубой огонек»? Зато у нас это привело чуть ли не к закрытию «Интера». А самое смешное, что именно эта программа стала наиболее рейтинговой в Украине.

Да, можно сказать, что Иосиф Кобзон или Валерия поддержали аннексию Крыма, значит, показывать их нельзя. Но работники культуры — это не политики и не чиновники, и их политическая позиция никак не сказывается на художественной ценности их произведений. Кстати, в России не запрещают фильмы с Лией Ахеджаковой и книги Бориса Акунина за то, что они резко критикуют Путина.

Люди искусства, как и все остальные, могут заблуждаться и совершать ошибки. Или могут иметь иное мнение. Но это не повод отказываться от их творчества.

Норвежский писатель Кнут Гамсун открыто симпатизировал фашистскому режиму Гитлера. Но его полные лиризма и чувственности произведения включены в школьные программы многих стран.

Американский поэт Эзра Паунд вообще работал на режим Муссолини в Италии, был отдан под суд и провел много лет в психиатрической лечебнице, но его книги не сожгли и не изъяли из печати.

Известный гуманист Гюнтер Грасс, как оказалось, успел в молодости послужить в Ваффен-СС, но Нобелевскую премию по литературе у него не отобрали.

В общем, одно дело запретить «Майн кампф» Гитлера с его человеконенавистнической идеологией и совсем другое — навсегда отказаться от опер Вагнера за то, что их любил тот же Гитлер. Может быть, Кобзон — не Вагнер, а Охлобыстин — не Грасс, но суть та же.

Сталин молча курит в сторонке

Даже сама процедура принятия закона о запрете российской кинопродукции проходила в лучших украинских традициях. Законопроект №1317, предложенный нардепами Николаем Княжицким («Народный фронт») и Вадимом Денисенко (Блок Петра Порошенко), предусматривал «полный запрет фильмов, произведенных физическими и юридическими лицами РФ после 31 декабря 2013 года».

Кстати, законопроект может запретить и кинопродукцию, которая пропагандирует «неуважение к родителям, наркоманию, токсикоманию, алкоголизм и другие вредные привычки». Под эти критерии вообще попадает большая часть классики мирового кинематографа и литературы — от «Восьми с половиной» до «Отцов и детей».

После рассмотрения и внесения поправок решили запретить не всю кинопродукцию, а только ту, в которой фигурируют «органы страны-агрессора», то есть российские вооруженные силы, полиция, прокуратура и т. д., а также советские органы госбезопасности. Ну, то есть практически всю. При желании любой фильм, в котором среди персонажей бывший военный или милиционер, подлежит запрету. Но во время голосования лидер Радикальной партии Олег Ляшко «с голоса» внес поправку, которая фактически изменила суть всего закона. Как сказал Ляшко, она запрещает трансляцию любой российской продукции с января 1991 г. на украинских телеканалах.

Непонятно, почему Ляшко хочет запретить только фильмы, произведенные после 1991 года. Ведь множество советских кинолент, от любого фильма о Великой Отечественной войне до мультика «Дядя Степа — милиционер», содержат гораздо более привлекательную «пропаганду» армии и силовых органов. Да и фильмы о «бандеровцах» настоящих, а не в нынешнем понимании российских СМИ, тоже снимали до 1991 г.

Министерству информации обязательно нужно посмотреть замечательный фильм украинского режиссера Юрия Ильенко «Белая птица с черной отметиной» — нет ли в нем антиукраинской пропаганды?

Интересно, что на сайте Верховной Рады сказано, что была принята поправка депутата Виктории Сюмар, которая распространяется только на новую продукцию. Но сама г-жа Сюмар заявила, что проголосовали именно за поправку Ляшко. В общем, депутаты так сами и не поняли, за что отдали свои голоса, и, видимо, до сих пор не могут договориться, запрещать вообще все или только отдельные произведения.

А ведь даже в Советском Союзе, который либералы любят называть «тюрьмой народов», вовсе не запрещали полностью иностранные фильмы, и в годы «холодной войны» вполне можно было смотреть даже фильмы из США, пусть и не все. Не случится ли у молодых патриотов разрыв шаблона, узнай они, что лично товарищ Сталин способствовал съемкам американского кинофильма «Миссия в Москву» по мемуарам Джозефа Дэвиса, который был послом США в Советском Союзе в 30-х годах? Фильм был показан на широком экране, а до этого его посмотрели на закрытом показе члены советского правительства и сам Сталин.

Возвращаясь к нашим суровым реалиям, в список запрещенных Нацсоветом по вопросам кино попали несколько десятков фильмов и сериалов, в том числе «Казак», «Смерш», «Собр», «Туман», «Химик» и другие (не считая всех фильмов с Иваном Охлобыстиным и Михаилом Пореченковым, которых более сотни).

Вот, например, сюжет запрещенного сериала «Казак»: «Тимофея Петрова выбирают новым атаманом казачьей станицы. К нему обращается бизнесмен из Петербурга — Зарецкий — и просит продать ему станичную землю под строительство завода. Предыдущий атаман отказал Зарецкому, ведь на этой земле казаки хотят построить церковь. Дочь Петрова, Катя, живет в Петербурге и поет в фольклорном ансамбле. Однажды на корпоративной вечеринке Катю похищают...»

В каждой строке так и сквозит угроза национальной безопасности Украины. Хотя, кто знает, может быть, Катю по сюжету похитили сотрудники СБУ или даже администрации президента? Но чтобы узнать это, придется посмотреть сериал, а это, увы, теперь противозаконно.

«Знищення всього росiйського»

Невыполнение невразумительного закона о запрете российского кино очень беспокоит сознательных украинских журналистов. Даже непонятно, к чему вообще создавать какие-то нацсоветы, если работники СМИ так пристально следят за исполнением законов о медиа, причем, заметьте, абсолютно бесплатно.

То на «1+1» в ТСН выйдет сюжет, в котором журналисты возмущаются, что до сих пор не действует закон о запрете российской кинопродукции, «пропагандирующей вражеские войска и спецслужбы», то спикера ВР Владимира Гройсмана на пресс-конференции начнут допытывать, ну когда же произойдет это знаменательное событие.

Ведь нет в стране других проблем, кроме как демонстрация фильмов про российских десантников. Вот как их запретят, так все сразу и наладится. Да и о чем еще в самом деле спрашивать? Ну не о повышении же тарифов, скачущем, как резиновый мячик, курсе гривни или падении промышленности на треть. Куда уж этим мелочам до «Кадетства» и «Кармелиты»!

Гройсман, кстати, пообещал подписать закон о запрете некоторых российских сериалов после того, как будут сняты «технические препятствия». Дело в том, что сразу после принятия закона несколько депутатов «Оппозиционного блока» подали в регламентный комитет жалобу о нарушениях во время его рассмотрения и зарегистрировали постановление об отмене результатов голосования. Регламентный комитет постановил, что нарушений не было (подумаешь, никто не разобрался, за что проголосовали в итоге), но по закону нужно рассмотреть еще и постановление об отмене голосования. Как только рассмотрят, так сразу операм и спецназовцам на наших голубых экранах придет конец.

Конечно, без низкопробных сериалов про десантников мы вполне можем прожить. Наверное, без них даже лучше. Но ведь население Украины — не малые дети, которым нужно говорить, какие мультики смотреть, а какие нет. В цивилизованной Европе, куда мы так стремимся, демократия, свобода слова и плюрализм мнений — одни из основополагающих принципов общества. И это касается даже сериалов о десантниках.

Если же закон запретит всю российскую кинопродукцию, то Министерство информации сделает хуже только себе. Ведь российский кинематограф — это не только фильмы о том, как хорошо жить в Сибири. Это и множество весьма критичных фильмов, которые «охранители» обычно называют «чернухой». Или, как сказал министр культуры РФ Владимир Мединский, кино про «Рашку-говняшку» (министр, конечно, потом извинился, но из песни слов не выкинешь, да и суть передана верно).

Взять хотя бы того же «Левиафана» Андрея Звягинцева, лауреата на «Оскар» в категории «Лучший зарубежный фильм». Картина вызвала столько возмущения у российских патриотов, что министерству Стеця о такой же реакции можно только мечтать, но показывать украинцам этот фильм теперь нельзя — в нем есть и российские милиционеры, и прочие силовики.

Но если не показывать украинским зрителям фильмы о неприглядных сторонах жизни в России, то у наших граждан подсознательно может сложиться впечатление, что у северного соседа молочные реки и кисельные берега. Получается какая-то путинская пропаганда от противного. На кого же, спрашивается, в таком случае работают Стець, Ляшко и прочие Сюмар?

Запрет неугодной идеологии — путь наименьшего сопротивления. Имея в руках всю полноту власти, должно быть, велик соблазн просто взять и уничтожить все, что кажется «неправильным», чтобы все думали и чувствовали одинаково. Какая гармония тогда бы настала. Вот только все люди разные, и любые попытки создать монолитное, стандартизированное общество, где вместо личностей будут замятинские «нумеры», неизменно оканчивались провалом. Да и кто будет определять, что есть правильно, а что нет? Сегодня неугодны те, завтра эти, и кто знает, не обернутся ли уже созданные и налаженные репрессивные механизмы против своих создателей.

Сегодня мы вполне осознанно строим «железный занавес» на востоке. Вот только и на Западе он выстраивается помимо нашей воли. Просто потому, что европейцы вряд ли захотят видеть в своем доме варваров, которые не знают, как сидеть за столом, в какой руке держать вилку и что такое настоящие европейские ценности.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Андрей Сычев
20 Марта 2015, Андрей Сычев

Кстати,в США уже поговаривают о запрете RT

- 0 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка