Чего не может сделать атом

№17(770) 29 апреля — 5 мая 2016 г. 27 Апреля 2016 5

Фото Игоря КОСТИНА

Со дня катастрофы на Чернобыльской атомной электростанции 26 апреля исполнилось 30 лет. Она оказалась техногенно беспрецедентной, по масштабам несоизмеримой, по пострадавшим — равной войне, по забвению — первой.

Среди многих слов о причинах Чернобыля говорится о беспечном и легкомысленном отношении к природе. Торжество научно-технического прогресса СССР послевоенных лет (восстановление хозяйства, ядерное вооружение, атомная энергетика, успешное освоение космоса, позднее — проект поворота рек) внушало идеи не столько безмерной, сколько качественно новой власти человека над ресурсами Земли. В распоряжении рук человеческих оказывалась сила, позволявшая не просто воплотить в жизнь высказывание Мичурина «Мы не можем ждать милостей от природы, взять их у нее — наша задача». Теперь человек обладал такой доселе невиданной мерой энергии, что не за горами казалось время, когда «на Марсе будут яблони цвести».

Естественное желание человека открыть и познать окружающий мир переросло в жажду его покорить. Пафос этой власти над природой можно заметить в резком усилении общественного интереса в 1950—1960-е гг. к естественнонаучным специальностям, в частности, к физике. У всех на слуху были имена Л. Ландау, И. Курчатова, П. Капицы, И. Тамма. Возрос престиж профессии ученого, экспериментатора, исследователя, открываются научно-технические клубы и кружки. Набирает широкую популярность научно-фантастическая тематика в искусстве, возникает дискуссия «физиков и лириков».

Отголоски этих тенденций отчетливо видны в таких кинофильмах 1960-х гг., как «Человек-амфибия», «Девять дней одного года», «Иду на грозу», «Гиперболоид инженера Гарина», позднее «Укрощение огня» и «Солярис». Интерес к проблемам науки и общества, науки и личности был поистине массовым. В 1964 г. «Марш студентов-физиков» В. Высоцкого декларировал: «Нам тайны нераскрытые раскрыть пора, лежат без пользы тайны, как в копилке. Мы тайны эти с корнем вырвем у ядра, на волю пустим джинна из бутылки».

В 1986 г. джинн из ядерной бутылки оказался смертоносным.

Уроки Чернобыля были слишком суровыми, чтобы мир не учел их при проектировании и строительстве новых АЭС. Об ошибках советского партийного руководства и системы в целом тоже написано достаточно. Однако за пределами ядерной сферы техника и технологии оказываются не менее мощными. Они влияют на нашу жизнь так же невидимо, как и радиация, но подчас не менее губительно.

Пожалуй, одной из самых глобальных и коренных перемен ХХ в. стала смена восприятия мира от книги и чтения к экрану и просмотру, или, как пишут ученые, от логосферы* к иконосфере. Еще недавно человек «видел» мир через книгу и газету. Теперь же СМИ (основной материал которых — визуальный), кажется, могут показать нам весь мир, однако вместе с тем чтение как процесс интеллектуального напряжения для познания нового отошло на второй план.

______________________________
*Мыслительно-речевая область культуры

Цельность книги, логичность и линейность ее повествования способствуют развитию памяти, мышления, усидчивости, воображения, фантазии, тогда как зрительный образ не требует для восприятия таких усилий. В противоположность книге современная подача информации на веб-страницах и мобильных устройствах крайне дискретна, фрагментирована, все короче и прерывистее становятся ролики теленовостей, сцены и диалоги в сериалах и фильмах. А с качеством массмедиа случилось то, о чем писал Рэй Брэдбери: «Когда население удвоилось, утроилось, учетверилось, содержание фильмов, радиопередач, журналов, книг снизилось до известного стандарта, этакая универсальная жвачка».

Технологии, призванные облегчить жизнь, стали ее диктаторами. Компьютерная автопроверка текста должна была помочь автору, но привела к облениванию: отпала необходимость быть грамотным. Переписка через смс и социальные сети дала преимущества в скорости общения, при этом вызвав не только формальное, но и содержательное упрощение коммуникации, эмоционально обедняя диалог, приводя к упадку культуры речи. Безграничность самостоятельного творчества в интернете поглощена цитированием чужого контента, обезличивая социокультурный ландшафт сети. Чтение и конспектирование вытеснены поиском готовых рефератов и командами copy—paste. «Гугл в помощь!» — показательный неологизм нашего времени, когда обманчивая доступность сложной научной информации приводит к поверхностности мнений и в конечном счете движет общество в направлении, противоположном просвещению.

При кажущейся индивидуальности пользователей и страниц интернет провоцирует деперсонализацию отдельного человека и разобщение общества в целом. Социальные сети, блоги и инстаграм позволяют легко конструировать другую реальность. Но побочным эффектом часто становится преувеличенное самомнение (вспомним о популярности селфи-снимков), а имитация интересной жизни в сети девальвирует собственную жизнь, обесценивает эмоции, обращенные в «лайки» и «смайлы», снижает ценностные критерии дружбы, подменяемой «френдами».

И, кажется, напрямую с этим не связано то, что идеалы семьи, труда и самоотдачи вытесняются идеалом потребления, культом удовлетворения только своих насущных потребностей. Но в действительности наряду с техногенными трагедиями современности мы видим духовный Чернобыль. Он происходит в обществе, где технологии слабо способствуют или не способствуют вовсе формированию личностей оригинальных, навязывают усредненное мышление, сокращают личное пространство индивидуума. Метафизический Чернобыль — это трагедия общества, стремящегося взять все не только от природы, но и от жизни, жить сейчас, одним днем, не задумываясь о границах своих желаний, прав и возможностей, об ответственности за собственное своеволие.

В 1979 г. Алла Пугачева записала песню «Что не может сделать атом» на слова американского музыканта Вуди Гатри. Тогда, до трагедии, еще можно было в шуточной, ироничной манере петь: «Всем ребятам добрым братом станет мирный, сильный атом. А что не может сделать атом? Это, право, пустяки! Приласкать тебя не может, сжать в объятиях не может, чтоб в ответ любовью тоже засиял твой синий взор. Ну, все он может, а вот этого — никак!»

К счастью, ни я, ни мои родные не пострадали от трагедии и «пересеклись» с ней только тем, что весной 1986 г. наша семья приютила беженцев из Чернобыля. Поэтому не думаю, что в канун 30-летия Чернобыльской катастрофы я, 29-летний автор, имею право призывать к чему-либо. Скажу одно: помните о том, чего не в силах сделать атом.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Трамп-цена «гигантам мысли»

Произошедшее ярко обнажило проблему деинтеллектуализации, свойственную Западу в...

Michelle 2020: Интернет-сообщество нашло достойную замену...

Ее поклонники уверены: Мишель Обама сумеет добиться того, что не получилось у Клинтон

Перерождение социального государства в либеральное

ТНК перебирают на себя функции перерождающегося государства

Больше бюрократии!

Ежемесячно ЕС тратит $200 млн. только на временный переезд Европарламента из Брюсселя в...

Круговорот пенделей в народе

Символы государства есть у нас настоящие и не совсем настоящие

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка