Человек с дубинкой

№24(776) 17 — 23 июня 2016 г. 15 Июня 2016 5

Ян Келли, посол США в Грузии

C предшественником Яна Келли на посту посла США в Грузии Ричардом Норландом мы пару раз оживленно беседовали. Г-н Норланд прекрасно владел русским языком и при встрече мог легко завести разговор на любую тему. «Это правда, что Бидзина Иванишвили собирается уйти с поста премьер-министра? И если да, то почему?» — спросил меня однажды Ричард Норланд.

Дело было осенью, два с половиной года назад, в то время эту тему усиленно обсуждали. «Раз обещал, значит, уйдет. Наверное, хочет стать грузинским Дэн Сяопином или аятоллой Хомейни», — ответил я. «Аятоллой Хомейни... Как интересно!» — засмеялся Норланд.

Когда стало известно, что Ричард Норланд покидает свой пост и на его место приезжает Ян Келли, я с интересом принялся изучать биографию нового американского посла. С удовлетворением обнаружил, что он, оказывается, является специалистом по русскому языку. Выяснилось, что до начала работы в госдепе США г-н Келли даже преподавал этот язык в Колумбийском университете. А в 1986 г. защитил докторскую диссертацию по славянским языкам и литературе. Работал в Белграде, Москве и Санкт-Петербурге. Являлся директором офиса по делам России во внешнеполитическом ведомстве своей страны.

Словом, всякие сомнения были сняты: это профессионал высокого класса, к тому же блестящий лингвист. Я с интересом ожидал момента, когда сумею познакомиться с новым послом США. Интерес подогревался и тем, что я собирался передать американцу свою статью, опубликованную в одной из местных газет. В ней я критиковал предшественника Яна Келли — за бесцеремонное вмешательство во внутренние дела Грузии.

И вот этот момент наступил.

[img:89497]

Дело происходило в августе прошлого года, на приеме, который устраивало посольство Чехии в Грузии. По-моему, это было первое появление американского посла на публике. В лицо его пока, видимо, мало кто знал. Вокруг Келли не было того шлейфа из числа представителей местной элиты, которые обычно увиваются вокруг руководителя американского диппредставительства в Тбилиси. Словом, я беспрепятственно приблизился к американцу и приветливо воскликнул: «Здравствуйте, господин посол!»

Интермедия первая

Прежде чем продолжить повествование, воспроизведу одну историю, которую мне самому, в те годы корреспонденту молодежной газеты, рассказали в дни моей журналистской юности. Речь шла об одном из эпизодов, связанных с началом деятельности Эдуарда Шеварднадзе на посту еще первого секретаря ЦК комсомола Грузии. Новоиспеченному секретарю позвонили из Москвы, сообщили о каком-то мероприятии и попросили делегировать на него своего представителя.

Кого послать? «Давайте пошлем человека русской национальности», — предложил секретарь. Начали подбирать кандидатуру. Остановились на некоем Русецком из Чиатура или Ткибули, уже не помню. Замечу попутно, что Русецкие, живущие в Грузии, были не русскими, а литовцами. Знаю это точно, т. к. многие годы работал по соседству с родным братом «того русского» — Владимиром Теодоровичем Русецким, художником газеты «Ахалгазрда комунисти» («Молодой коммунист») в Тбилиси. Но, видимо, конструкция и звучание фамилии ввели тогдашних работников комсомольского ЦК в заблуждение.

Стали вызванивать чиатурского (или ткибульского) Русецкого. Дозвонились. Попросили приехать. На следующее утро комсомольскому вождю доложили: Русецкий ждет в приемной. «Пусть заходит!» — скомандовал молодой Шеварднадзе. Русецкий входил осторожно: сначала появилась голова, потом в дверь просунулось туловище. Навстречу вошедшему устремился Шеварднадзе с протянутыми руками: «Здравствуйте, товарищ Русецкий!» — воскликнул он.

Реакция гостя привела Шеварднадзе в замешательство. Выяснилось, что гость русского языка вообще не знает. «Раи, батоно?», — переспросил по-грузински в ответ на приветствие секретаря Русецкий, что в переводе на русский означало: «Что вы изволили сказать, батоно?»

Моя твоя не понимает...

Неловко признаваться, но мое знакомство с Яном Келли происходило примерно в таком же ключе. И фраза: «Раи, батоно?» в ответ на мое приветствие тоже прозвучала, но только на английском. Едва сдерживая изумление, я как-то попытался наладить беседу, но у меня ничего не получилось. Тогда я вытащил из кармана газету, развернул ее и показал большую фотографию, на которой были изображены я и посол Ричард Норланд на приеме в посольстве Германии. Ткнув в фотографию пальцем, я показал на себя. «Ааааа», — догадался г-н Келли, взял у меня газету и положил в карман.

«Что бы это значило?» — думал я, отходя от посла. Неужели в госдепе запретили американским дипломатам говорить по-русски? Вряд ли. Тогда в чем же дело?

Впрочем, передав газету, я посчитал свою миссию в тот день выполненной. «Наверняка в посольстве США найдутся люди, которые переведут мою статью на английский язык и дадут возможность новому шефу составить представление о том, с каким недовольством воспринимает грузинская общественность постоянные вмешательства экс-посла Норланда во внутренние дела Грузии», — размышлял я.

По моему хотению

Увы, ожидания не оправдались. Высказывания нового американского посла не только не смягчились, а наоборот — стали еще более жесткими, агрессивными. Дело дошло до того, что г-н Келли угрожает нынешним грузинским правителям чуть ли не «цветной» революцией.

Ни в коем разе не считаю себя компетентным высказываться по поводу нынешнего судебного процесса по делу «Рустави-2»*, в особенности того, что касается менеджмента или права владения телеканалом. Совершенно согласен с теми, кто считает, что этот вопрос может решить суд и только суд. Тема этой статьи иная: не укладывающаяся ни в какие дипломатические нормы бестактность американского посла, который своими высказываниями все больше и больше напоминает человека, привыкшего размахивать дубинкой по каждому поводу.

Обратимся к цитате: «Хочу рассмотреть процессы вокруг «Рустави-2» в американском и грузинском контекстах, — заявил недавно господин Келли. — Хочу отметить, что если бы в США в год выборов имели место подобные судебные процессы в отношении ведущего оппозиционного телеканала и если бы в результате этих процессов под угрозой оказался вопрос менеджмента и владельцев этого канала, то американская сторона не осталась бы безучастной к этим процессам. Именно поэтому хочу ясно заявить: если в результате этих процессов сменятся владельцы и менеджмент телеканала, то грузины не должны будут этого терпеть и безучастно подходить к этому вопросу».

Некоторые политические и общественные деятели в Грузии сделали вид, будто не поняли смысла слов Яна Келли. «По правилам, господин посол должен разъяснить, насколько точно была передана его мысль и что он хотел сказать, а то очень некорректно выглядит это заявление...» — всполошился публицист Васил Маглаперидзе.

«У меня тоже возникли вопросы и, наверное, Ян Келли сделает разъяснение, что он хотел сказать. Наверное, то, что народ должен принять любое решение суда?» — высказывает догадку депутат Александр Кантария.

«Что касается заявления посла, то должно быть больше ясности в том, что он хотел сказать. Вопросов не должно оставаться. Пусть до конца скажет. Посол должен знать, что дело о «Рустави-2» находится в суде. При Саакашвили этот суд был формальным, а сейчас дело рассмотрено уже в трех инстанциях... Посол должен прояснить смысл своего заявления», — говорит другой депутат, Заза Сиамашвили.

И он же далее: «К чему призывает посол одной страны граждан другой страны? Подстрекает народ другой страны к подобным акциям? Не знаю, существует ли такая практика где-нибудь в мире?»

Интермедия вторая

Вспоминаю детские годы. Наш соседский хулиган обложил однажды площадной бранью дворового интеллигента. А тот, бедняга, стоял растерянный и все допытывался у обидчика: «А что, собственно говоря, вы хотели мне сказать?»

Да ведь сказал он уже все, что хотел. Коротко и ясно. Чего уж тут разбираться?

Примерно такая история.

Другим объяснения не нужны

Зато все прекрасно понял и даже разъяснил населению смысл сказанного г-ном Келли ближайший сподвижник Михаила Саакашвили, бывший министр обороны Грузии Дмитрий Шашкин.

«Заявление посла США — весьма важное и чрезвычайно своевременное. Оно является холодным душем для всех тех, кто сейчас находится во власти, — говорит Шашкин. — Посол нашего стратегического партнера сказал прямо, открытым текстом и без лишних телодвижений о том, что совершенно недопустима смена владельца и менеджмента свободного средства массовой информации, особенно в предвыборный период, и что грузинский народ имеет право сопротивляться этому неконституционному, незаконному, недемократическому решению».

Впрочем, отрезвление наступило быстро. Делать вид, будто смысл слов американского посла вызывает еще какие-то вопросы, стало просто неприличным.

«Как рядовой гражданин Грузии хочу выразить протест в связи с абсолютно наглым, неадекватным и унижающим достоинство нашей страны заявлением посла Келли, — заявляет публицист Георгий Тигинашвили. — Вы изволили сказать: если судебный процесс по делу «Рустави-2» закончится не в пользу нынешнего руководства телекомпании, то грузинский народ не должен этого терпеть. Как же следует, по вашему мнению, поступить грузинскому народу, господин Келли? Восстать против своего законного правительства? Начать гражданскую войну? К этому вы нас призываете? И кто дал вам право оказывать столь бесцеремонное давление на грузинский суд? Разве демократия теперь уже не подразумевает верховенство закона? Разве в американском суде в Вашингтоне при вынесении приговора судьи интересуются мнением зарубежных послов о том, какой выносить вердикт?»

«Да, неформальное правление — самая большая беда Грузии, — вроде бы запевает модную в стране песенку (неформальным правителем оппозиция в Грузии усиленно называет Бидзину Иванишвили. — В. А.) лидер движения «Эровнули», бывший заместитель министра по вопросам диаспоры Сандро Брегадзе, недавно покинувший этот пост. — Возможно, кому-то покажется удивительным, что об этом говорю я, бывший член правительства. Но ничего не поделаешь — пришло время сказать во весь голос о том, что Грузией управляют не президент, не премьер, не парламент, а управляет неформальный правитель, который заставляет нынешние власти плясать под свою дудку и беспрекословно выполнять свою волю.

Неформальный правитель вмешивается во внутренние и международные дела Грузии, с его ведома назначаются и увольняются министры, премьер-министры и другие высокопоставленные чиновники. Он находится повсюду, от его взора ничего невозможно скрыть. Если мы хотим, чтобы Грузия стала достойной, независимой и процветающей страной, нам следует незамедлительно покончить с неформальным правлением. Страной должны править те люди, которых выберет население Грузии. И больше никто! Вы спрашиваете, кого я называю неформальным правителем Грузии? Отвечаю: это американский посол в Тбилиси господин Ян Келли».

Вместо заключения

Чем закончить эту статью? А может быть, дорогие читатели, не будем столь строги к г-ну Келли? Что с человека взять? Русский язык, который он преподавал в Колумбийском университете, как мы с вами видели, он уже забыл. А вдруг позабыл и английский? Возможно ли такое? А почему бы и нет?! Представьте на мгновение, что такое чудо произошло, и тогда все станет на свои места. Наверное, и вправду человек не так выразился, сказал не то, что собирался сказать. Дипломату столь высокого ранга подобные оплошности вполне простительны. А вы как думаете?


* «Рустави-2» — популярный в Грузии оппозиционный телеканал. В 2003 г. содействовал т. н. «революции роз» и приходу к власти Михаила Саакашвили. Телеканал неоднократно переходил из рук в руки. Один из последних собственников «Рустави-2», Кибар Халваши, у которого в период правления Михаила Саакашвили телеканал был отобран, сейчас требует его возвращения. Исковое заявление направлено в суд, который рассматривает это дело. Нынешние владельцы телеканала заявляют, что этот процесс направлен против свободы слова в Грузии и инспирирован властями, пытающимися устранить одного из наиболее влиятельных своих оппонентов. Со своей стороны, власти утверждают, что речь идет лишь об имущественном споре.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Трамп-цена «гигантам мысли»

Произошедшее ярко обнажило проблему деинтеллектуализации, свойственную Западу в...

Michelle 2020: Интернет-сообщество нашло достойную замену...

Ее поклонники уверены: Мишель Обама сумеет добиться того, что не получилось у Клинтон

Перерождение социального государства в либеральное

ТНК перебирают на себя функции перерождающегося государства

Больше бюрократии!

Ежемесячно ЕС тратит $200 млн. только на временный переезд Европарламента из Брюсселя в...

Круговорот пенделей в народе

Символы государства есть у нас настоящие и не совсем настоящие

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка