Что или кто является основой государственности Украины?

№29–30(743) 9 — 15 октября 2015 г. 07 Октября 2015 4.5

Рисунок Игоря КОНДЕНКО
Рисунок Игоря КОНДЕНКО
 

В Украине почти за четверть века независимости никто реально не занимался выработкой политики общего согласия между этносами, которая учитывала бы все проблемные точки и сглаживала бы разногласия. Напротив, все это время политические силы националистического толка раскачивали лодку, пытаясь бескомпромиссно и агрессивно навязать всем остальным свое понимание истинного украинства.

К примеру, до недавнего времени усиленно педалировалась тема дотационности Донбасса. Из высоких кабинетов, телевизионных экранов, печатных СМИ, из уст некоторых ученых лилась одна и та же информация — центр дотирует Донбасс, который для Украины является убыточным регионом. Этот тезис активно раскручивался во время майдана и еще активнее — после того, как был установлен майданный режим.

Так, 27 марта 2014 г. тогдашний донецкий губернатор Сергей Тарута на заседании коллегии Донецкой облгосадминистрации заявил: «...я думаю, что, наверное, каждый житель Донбасса скажет, что он кормит Украину... У нас есть миф, что Донецкая область кормит всех. Но если смотреть на статистику, то оказывается, что нам госбюджет добавляет, и мы дотационные... Поэтому нам нужно перестать быть дотационными, начинать себя кормить и обеспечивать наше развитие». Правда, губернатор не сказал, откуда у центра средства, чтобы дотировать Донбасс.

В качестве примера дотационности региона приводилась угольная промышленность. Да, она дотируется, как и в советское время. Другое дело, куда девались средства, направленные на дотацию. Это вопрос к прокуратуре.

Но если по существу, то Донбасс действительно получал из госбюджета дотации для угольных предприятий. Это обусловливалось тем, что добываемый уголь в своем значительном объеме шел не на экспорт, а на внутреннее потребление — на теплоэлектростанции и на украинские металлургические заводы. Шахты продавали свой уголь ниже рыночной цены и ниже себестоимости производства, чтобы была недорогой электроэнергия для населения и чтобы металлургическая продукция Украины была конкурентоспособна на мировом рынке и пополняла бюджет в виде экспортных пошлин и налогов.

Кроме экспортных пошлин и налогов, предприятия горно-металлургической сферы, половина из которых находится в Донецкой области, обеспечивали значительные поступления валюты в страну.

Но возникает закономерный вопрос: если промышленный регион дотационный, то за счет чего другие области страны в отсутствие развитой промышленности благоденствуют? Для ответа на него известный украинский журналист Александр Роджерс привел интересные сравнительные данные. Согласно им, по итогам февраля 2014 года Донецкой областью перечислено в бюджет Украины 4 480 115 706 грн., а получено из бюджета 2 253 282 174 грн. В то же время Львовской областью перечислено 856 492 709 грн., а получено — 2 489 010 155 грн. Разница чувствительная, не правда ли?

«В Донецкой области на функционирование области выделяется в 4 раза меньше на одного человека, чем во Львовской. При том, что Донецкая сдаёт в 2 раза больше, чем получает, а Львовская сдаёт в 3 раза меньше, чем получает. ... Сравните 200 грн. и 980 грн. на человека! Не отсюда ли «депрессивность» этого региона?» — задался вопросом А. Роджерс.

Спустя некоторое время ложь о дотационности региона вынужден был опровергнуть тот, кто ее продуцировал, — премьер-министр А. Яценюк. Так, 11 декабря 2014 года на заседании Верховной Рады во время презентации программы деятельности Кабинета Министров он сказал: «Мы потеряли именно из-за российской военной агрессии 20% доходов, 20% валютной выручки, 20% экономического потенциала государства».

Не вызывает сомнения, что тема дотационности Донбасса раскручивалась умышленно. Ведь и правительственным чиновникам, аналитикам, журналистам наверняка известно, что почти все крупные компании, работающие в Донецкой и Луганской областях, основные налоги по месту своего нахождения почти не платят. Поэтому в официальной статистике областей эти налоги не фигурируют. Компаниям в Украине разрешено платить налоги не по месту расположения предприятий, а по месту регистрации головного офиса. А зарегистрированы они преимущественно в Киеве, и создается впечатление, что у столицы самые большие объемы сбора налогов.

Самой яркой иллюстрацией сказанного является то, что г. Киеву приписывались сотни миллионов долларов уплаты налога на добычу нефти и газа. Хотя ни одной нефтяной и газовой скважины в городе, естественно, нет. Та же ситуация и с другими налогами. А посему шумиха вокруг дотационности Донбасса была не случайной.

Правительство, для которого отношение ко всем регионам страны должно быть одинаковым, стало на путь противопоставления одних другим. Так, президент Петр Порошенко считает галичан основой государственности страны. Такое заявление президент сделал 11 февраля 2015 года на расширенном заседании Кабинета Министров после выступления губернатора Львовской области Олега Синютки, который заверил собравшихся в том, что галичане никогда не будут выступать за федерализацию Украины. «Нет никакого сомнения... Я, наоборот, считаю, что галичане являются основой государственности Украины», — сказал Порошенко.

Следовало бы в этой связи напомнить предупреждение ветерана американской политики Генри Киссинджера, высказанное им в газете Washington Post от 5 марта 2014 года: «Любая попытка одного «крыла» Украины господствовать над другим... в итоге рано или поздно выльется в гражданскую войну или распад страны». Смотрел политик как в зеркало.

Но тогда возникает вопрос об адекватности советников главы государства, его спичрайтеров.

Естественно, что при таком подходе к разным регионам страны вопрос о доверии к верхам выглядит риторическим. А вот вопрос, почему и с какой целью разыгрываются подобные спектакли, требует ответа.

С нашей точки зрения, это объясняется тем, что в Украине все годы ее независимости шел и продолжает идти процесс т.н. приватизации, а по сути — разграбления созданного предшествующими поколениями богатства, его неоднократный передел, приведший в итоге к невиданному обнищанию основной массы населения. Дабы «замылить око» народу, из кувшина был выпущен джинн — национализма, отвлекавший внимание от насущных вопросов бытия, но одновременно создававший прекрасные условия для реализации принципа «разделяй и властвуй».

Это общий лозунг, известный людям среднего и старшего возраста со школьной скамьи. А конкретная его суть в условиях Украины состоит в том, что, преследуя собственные интересы, капитал, стравливая между собой людей разных регионов, тем самым стремится не допустить их объединения в масштабах страны для защиты своих гражданских прав и свобод. Ведь не будь вооруженного противостояния, властям нечем было бы оправдывать грабительские налоги, невиданное повышение тарифов, борьбу с инакомыслием. А если в целом, то по большому счету вуалируются провалы во внутренней и внешней политике страны.

Доказательством сказанному является то, что массовые акции гражданского протеста, начавшиеся на майдане, приобрели чудовищные, извращенные формы на востоке страны.

Поводом или спусковым крючком массового протестного взрыва на юго-востоке Украины (причины более глубинные и требуют отдельного рассмотрения), перешедшего во внутреннее вооруженное противостояние, стала отмена закона «Об основах государственной языковой политики». Обращает на себя внимание не сам факт отмены закона, а та поспешность, с которой это было сделано. Трудно представить себе логику самого процесса.

В ночь с 21 на 22 февраля президент Янукович оставил Киев. В тот же день, 22 февраля, главой Верховной Рады был избран Турчинов. 23 февраля на экстренном заседании парламента (это было воскресенье) на Турчинова как на председателя Верховной Рады были возложены обязанности президента. 23 февраля 2014 г. по инициативе группы депутатов Верховная Рада отменила принятый в 2012 году 248 голосами закон «Об основах государственной языковой политики». Этот закон закреплял украинский язык в качестве государственного, но в то же время предусматривал свободное использование региональных языков на территориях, где численность нацменьшинств превышает 10%. В соответствии с законом русский язык получил статус регионального в 13 из 27 регионов страны.

Характерно, что 232 депутата сразу же после переворота не только проголосовали за его внесение в повестку дня, но и без обсуждения, немедленно, в спешке приняли его. Что, разве (повторим — сразу после переворота) не было более важных и более срочных вопросов?!

Отмена закона спровоцировала столь массовый, набиравший обороты протест на юго-востоке, что уже через несколько дней Турчинов дал задний ход: 28 февраля он в качестве и.о. президента сообщил, что не подпишет — проголосованный под его же руководством в качестве председателя ВР и им же самим — закон, а значит, он, закон об отмене закона, не вступил в силу. Но было уже поздно. Детонатор сработал.

Людей разозлил именно факт издевательской отмены уже работавшего закона. Они явственно осознали, что это только первые националистические «цветочки» и что ядовитые волчьи «ягоды» неотвратимо, брутально, не считаясь ни с чем и ни с кем, будут отравлять память, жизнь, будущее. Они это поняли. И — восстали.

Новые власти все свои действия объясняли необходимостью защиты родного языка. Спору нет — его нужно защищать. Но это не главная причина. Глубоко потаенная, но теперь понятная каждому думающему причина заключается в стремлении властей и ряда политических сил как можно дальше уйти от Москвы, выйти из сферы российского влияния.

Самое интересное в этих действиях то, что западные аналитики предостерегали власти Украины от опрометчивых шагов в данном вопросе. Так, по мнению профессора Гарвардского университета Сэмюэля П. Хантингтона, наиболее оптимистической альтернативой развития и решающей предпосылкой для сохранения Украины как государства является сотрудничество с Россией.

Подчеркнем, что это действия не сегодняшнего дня, когда отношения с нашим восточным соседом натянуты донельзя. Они длятся все годы независимости, постоянно набирая ускорение.

Но вот что любопытно в связи со сказанным выше. Журналисты раскопали материал, согласно которому в 1994 году, накануне парламентских выборов в Верховную Раду, с санкции высшего руководства страны (президент Кравчук) был проведен опрос жителей Донецкой и Луганской областей по тем вопросам, из-за нерешения которых сейчас льется кровь.

27 марта 1994 года состоялся первый тур выборов депутатов Верховной Рады. Но одновременно с выборами на всех избирательных участках Донецкой и Луганской областей проходил так называемый совещательный опрос.

Первый вопрос звучал так: «Согласны ли вы с тем, чтобы Конституция Украины закрепила федеративно-земельное устройство Украины?»

Второй вопрос: «Согласны ли вы с тем, чтобы Конституция Украины закрепила функционирование русского языка в качестве государственного языка Украины наряду с государственным украинским языком?»

Третий вопрос гласил: «Согласны ли вы с тем, чтобы на территории Донецкой (Луганской) области языком работы, делопроизводства и документации, а также образования и науки был русский язык наряду с украинским?»

Четвертый вопрос был сформулирован весьма размыто: «Вы за подписание Устава СНГ, полноправное участие Украины в экономическом союзе, в межпарламентской ассамблее государств СНГ?»

В реалиях 1994 года это было аналогично сегодняшнему участию в Таможенном союзе или прочих формах евразийской интеграции постсоветских республик (Украина с момента создания СНГ является его не полноправным, а ассоциированным членом). Явка избирателей на «совещательный опрос» 27 марта 1994 года составила 72% в Донецкой области и 75% в Луганской.

Поддержка каждого из пунктов опроса по областям колебалась от 80 до 90%. Но, как всегда в подобных случаях, результаты «совещательного опроса» были спущены на тормозах, да и участники тогдашнего действа не настаивали на их имплементации, не предполагали, чем это может обернуться в будущем. Не было организаторов со стратегическим мышлением, да и сознание граждан было еще советским.

Фатальная ошибка Киева по отношению к Донбассу состоит в том, что власти, которые сменяли друг друга, политики, ученые, средства массовой информации не просто закрыли глаза на его проблемы, а насильственно проводили политику украинизации, пытаясь переломить граждан востока страны через колено. Получив влаcть в феврале 2014 года незаконным путем, верхи поcчитали, что таким же образом можно одержать окончательную победу над cвоим народом.

Исходя их этого, временно находившийся на посту президента Турчинов взял курс на отказ от диалога и силовое подавление недовольных. Вместо поиска путей решения назревших проблем власть развернула в Донецкой и Луганской областях так называемую антитеррористическую операцию. Результат? Как говорил один небезызвестный политик, «маємо те, що маємо».

А есть ли возможность и условия для того, чтобы регионы, имеющие разный взгляд на историю, идеологию и геополитический вектор развития государства, жили в мире и согласии? Есть. Это, если сохранится страна как единая держава, реальная децентрализация власти. Если местные власти получат больше полномочий, в т.ч и финансовых, они получат и больше пространства для самостоятельного манёвра. Каждый регион будет чтить свою историю, своих героев, свои обряды и традиции, свою традиционную культуру.

В то же время децентрализация позволит укрепить центральную власть, предоставив ей возможность сконцентрировать внимание и ресурсы на задачах национального уровня, освободив ее от огромного количества текущих вопросов, которые куда эффективнее могут решаться на местном уровне.

Способна ли на это власть? Время покажет.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка