Евроосень

№29–30(743) 9 — 15 октября 2015 г. 07 Октября 2015 4.6

Европейский дрейф украинских проблем

После сезона отпусков всегда каким-то чудесным образом меняется повестка дня. Вот и теперь: в августе и политиков, и СМИ волновали одни темы, а с наступлением осени — уже совсем другие. Это как косяк рыб по загадочной для наблюдателя причине вдруг мгновенно меняет курс. Или им тоже кто-то подает соответствующую команду? С началом осени на первые полосы газет, оттеснив украинцев с их проблемами, хлынули толпы бе женцев из Северной Африки и с Ближнего Востока, ищущих спасения (и сытой жизни) в благословенной Европе.

Жаль их, конечно, — и беженцев, и европейцев. Но создается впечатление, будто эта проблема и этот трагический по многим обстоятельствам исход народов в Европу возник только сегодня. Или что кому-то нужно отвлечь внимание от других важных проблем. В том числе украинских, которые за это время так и не нашли позитивного решения. И по-прежнему несут в себе опасность евродрейфа.

Все идет своим логическим путем

Как бы тривиально это ни звучало, в истории ничто никогда не происходит абсолютно неожиданно. Все в мире пронизано причинно-следственными связями, нужно только внимательно присмотреться, чтобы разглядеть их. Если же мы предпочитаем видеть не то, что есть, а то, что хотелось бы увидеть, — тогда, конечно, все для нас будет случаться «внезапно и неожиданно».

Если самовлюбленный Запад расценивает распад СССР как свою эпохальную — в назидание прочим — победу над последним, а разгром Ирака и Ливии (вкупе с последующей «арабской весной») — как торжество западной (ибо существуют и другие) демократии, то в этом контексте новое нашествие жаждущих и страждущих на Европу и впрямь будет выглядеть неожиданным и непредсказуемым. И хотя прогнозов печальных плодов таких сомнительных побед (и сомнительных торжеств демократии) было более чем достаточно — кто же мог им поверить?

На самом деле все происходящее сегодня на планете — продолжение того процесса, следствием которого был и распад СССР, и последующее разрушение двухполюсной конструкции мироустройства. А сам распад отнюдь не закончился в Беловежской Пуще (да и начинался не там). И если вы это понимаете, то ясно: все идет своим логическим путем, в основе которого — прежде всего довольно продолжительный процесс исчерпания, истончения европейской христианской культуры. Остановить этот объективный процесс нереально, но можно попытаться понять его и учесть в практической деятельности.

Другой не менее важный продолжительный процесс, лежащий в основе нынешних событий, — неуклонное ослабление европейских национальных государств, которое, собственно, и побудило их в свое время искать спасения в Евросоюзе. Ни одно из этих государств поодиночке в современном мире выжить не может. Но и ЕС в общем тренде распада накатал ком проблем, делающих его нежизнеспособным. Это подтверждается тем, что Евросоюз нынче не в состоянии обеспечить свою безопасность по внешним границам.

К тому же в самой Европе (и в мире) существуют силы, заинтересованные в ускорении распада. И они, считая, что основные деструктивные процессы протекают недостаточно быстро, надеются форсировать их с помощью явно координированного потока беженцев. Призванного заодно смести не только систему социальной помощи мигрантам, но и систему соцобеспечения для европейских граждан, которая в таких условиях становится неподъемной даже для зажиточной Европы.

Воронка на воронке и воронкой погоняет

Европа получила вдобавок к финансово-экономической воронке растущую воронку потока беженцев, которую пока никто не знает как остановить. Или хотя бы как взять этот процесс под формальный (пропагандистский) контроль. Но главная опасность для ЕС состоит в том, что тенденцию двинуть в европейскую сторону проявляет после известных событий и украинская воронка проблем. Хотя уж она-то по замыслу стратегов-организаторов должна бы дрейфовать в сторону России.

Эту опасность пока еще мало кто понимает в Европе. Судя по местным СМИ, занятым преимущественно быстро закручивающейся воронкой беженцев, там больше озабочены вчерашними и позавчерашними проблемами. Но ряд государств (в том числе Германия) решили вернуть в ЕС внутренние границы. Временно, разумеется.

Правда, пока фрау Меркель только допускала (уже допустила) возможность возродить границы в Евросоюзе, венгры успели возвести стену на кордоне с Сербией. И, похоже, это только начало европейского стеностроительства. Но что за преграда эти дырявые стены для беженцев, которые преодолевают смертельно опасные переправы и переходы, теряя многих на этом пути. Да и когда — и кого — в Европе или где бы то ни было спасали от проблем стены?

В то же время в ЕС приходит понимание, что остановить все нарастающий поток беженцев только введением контроля на внутренних границах вряд ли возможно. Необходимо принимать меры в тех странах, откуда он движется. В первую очередь в Турции, где потенциал этот исчисляется несколькими миллионами. Придется как-то договариваться с турками, которых высокомерные европейцы держат в в прихожей ЕС уже полвека (чуть ли не со времени создания Союза). И достичь конструктивного решения в этих переговорах будет непросто.

К тому же с 2014-го мир вошел в принципиально новое состояние конфронтации США и России, которое определяет существенные изменения в геополитике. Подтверждение тому мы видим в содержании и тональности выступления Путина на юбилейной Генассамблее ООН.

Инструменту суверенитет не положен

То, что называют украинским кризисом, на самом деле сегодня представляет собой центральную часть системного кризиса глобализации. Но эта часть во многом определяет протекание и тех глобальных процессов, которые выходят далеко за пределы Украины. Ведь именно здесь активно разрабатывается альтернатива этой самой глобализации, несущая в себе опасность в равной мере и для Европы, и для России. И, конечно, для Америки, претендующей на право (и отстаивающей эту якобы свою прерогативу всеми способами вплоть до военных) определять иерархию глобальной конструкции. А также оценивать, кто подходит под американские стандарты демократии, а кто не очень, и указывать место каждой страны в глобальной иерархии.

Центральную позицию в этой конструкции занимают глобальные монополии, влияние которых не ограничивается базовой страной пребывания. И вообще никакими рубежами. Глобальными монополиями правят в известном смысле «новые кочевники»* — в сущности такие же переселенцы-мигранты, никак не связанные с культурой страны пребывания и не несущие никакой политической (да и любой другой) ответственности перед ее населением.

________________________________
* «Новый кочевник», неокочевник, всемирный или глобальный кочевник (Global nomad) — этот неологизм, получивший распространение в XXI в., обозначает человека, который живет без привязки к конкретной стране, часто перемещаясь из одно
го государства в другое, с континента на континент, не имея потребности в постоянном доме или месте работы. Чаще всего это представитель профессии, не требующей находиться в определенном месте (литератор, журналист, специалист по IT и т. п.шутка уместна

А на периферии находятся национальные олигархические структуры, неотъемлемая часть глобальной системы. Им отводится роль приводных ремней, инструментов управления периферией. Соответственно они ни по замыслу, ни по сути не являются суверенными. И не могут ни при каких условиях, находясь в рамках глобальной идеологии, ни обрести суверенность, ни изменить свой периферийный статус, альтернативой которому может стать только уничтожение структуры, превращение ее в зону перманентного хаоса. Как это уже произошло со многими странами, которые до «глобализации по-американски» были вполне себе суверенными. Иными словами, альтернативой может быть только смена идеологии, смена господствующей парадигмы.

На пороге, за которым — непредсказуемое

А на горизонте замаячили угрозы уже совсем другого масштаба — и другого уровня. Ведь когда упомянутые ранее три воронки сольются (не дай Бог) в одну, то предсказать что-либо окажется уже невозможно. Мир станет совершенно другим. Лучше или хуже — сегодня этого никто не скажет.

В одиночку ни одна страна (даже Германия, которая с экономическими проблемами худо-бедно как-то справлялась) не сумеет разрешить совокупность нарастающих проблем нового содержания. Чтобы их преодолеть, потребуется совсем иной фундамент для европейской организации и консолидации.

Нынешнему Евросоюзу, по-прежнему ориентированному на права человека и на рост потребления, это тоже не по зубам. Здесь европринципы вошли в противостояние с евроинтересами, а в таких ситуациях евроинтересы всегда побеждают. Миф равенства в ЕС исчезает в воронке беженцев, как ранее исчез в греческой финансовой воронке миф равенства кредиторов с должниками, а ведь они позиционировались не иначе как европейские партнеры.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Трамп-цена «гигантам мысли»

Произошедшее ярко обнажило проблему деинтеллектуализации, свойственную Западу в...

Michelle 2020: Интернет-сообщество нашло достойную замену...

Ее поклонники уверены: Мишель Обама сумеет добиться того, что не получилось у Клинтон

Перерождение социального государства в либеральное

ТНК перебирают на себя функции перерождающегося государства

Больше бюрократии!

Ежемесячно ЕС тратит $200 млн. только на временный переезд Европарламента из Брюсселя в...

Круговорот пенделей в народе

Символы государства есть у нас настоящие и не совсем настоящие

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка