«ЭскалАция» или «эскалЯция»?

№37–38(747) 6 — 12 ноября 2015 г. 04 Ноября 2015 3

Филология как инструмент политической борьбы

Георгий Маргвелашвили и Ираклий Гарибашвили // politrus.com

Президент Грузии Георгий Маргвелашвили, характеризуя ситуацию в стране, предостерег от «эскаляции» напряженности. Многие обозреватели обратили внимание на то, что глава государства произнес упомянутое слово не так, как его обычно произносят: «эскалация», а с отсутствующей в грузинском языке буквой «я».

Что же произошло? С чем мы имеем дело — с обычной оговоркой или в слово «эскаляция» президентом был вложен какой-то особый, более глубокий, сакральный смысл? Разумеется, на этот счет можно строить различные догадки и предположения. Но, скорее всего, президент, выбрав мягкое звучание слова (с буквой «я») вместо более твердого попытался дать правильную оценку нынешней ситуации в стране.

И действительно! Ведь слово «эскалация» несет в себе гораздо более грозный оттенок. «Эскаляция» же, по всей видимости, означала в устах главы государства такое состояние этого сложного процесса, когда он, т. е. процесс, все еще находится под контролем. Следовательно, «эскаляция» — это контролируемая властями эскалация. Коротко и ясно!

Напомним, что данное слово было озвучено Георгием Маргвелашвили вскоре после того, как премьер-министр Ираклий Гарибашвили в достаточно резкой форме прокомментировал новые видеокадры о насилии над заключенными и других зверствах в грузинских тюрьмах, творимых при попустительстве прежних правителей Грузии и вызвавших возмущение общественности. Два года назад, когда эти видеокадры впервые были обнародованы, нынешние власти, по словам премьер-министра, предприняли все от них зависящее, чтобы гнев народный не пал на головы виновников этих преступлений, т. е. «проявили гуманность». К сожалению, сами виновные не осознали благородства такого поступка, хотя заслуживали самого сурового наказания — таким был лейтмотив высказывания премьера.

Вот тогда в специальном телеобращении президента и прозвучало впервые это слово. «Вспыхнувшие в последние дни эмоции вызвали эскаляцию политического климата и создали предпосылки для нарушения конституционного порядка и возникновения гражданского противостояния», — заявил Георгий Маргвелашвили, весьма негативно отозвавшись о словах главы правительства, которые вместо разрядки ситуации внесли в общественную жизнь еще большую, по его мнению, напряженность.

Телеобращение президента вызвало неоднозначную реакцию. Часть населения встретила его с одобрением, другие, наоборот, сами рассмотрели в словах Маргвелашвили дестабилизирующий фактор. Например, единодушно осудили выступление президента члены кабинета министров Грузии, а бывший премьер-министр страны Бидзина Иванишвили вообще потребовал от главы государства разъяснений.

По оценке шефа общественной организации «Гражданин», каковым сегодня является бывший премьер-министр, политик, говорящий о гражданском противостоянии, автоматически становится сторонником «Национального движения». «Ему придется сделать разъяснения, — потребовал от президента в прямом эфире телеканала «Имеди» экс-премьер. — Любой политик, изображающий ситуацию так, что страна идет к гражданскому противостоянию, хочет поддержать эту обессиленную силу», — заявил Иванишвили, имея в виду пресловутое «Единое национальное движение»*, все более подающее в последнее время признаки возрождающейся жизни.

Позвольте, но зачем так строго?! Ведь президент Маргвелашвили говорил вовсе не об «эскалации», а всего лишь об «эскаляции» гражданского противостояния. А это совсем разные вещи.

Желание внести ясность в этот вопрос и побудило меня написать эти строки.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка