Маразм крепчает?

№13(766) 1 — 7 апреля 2016 г. 30 Марта 2016 4.8

И на здоровье!

В статье Александра Фиделя «Маразм крепчает» (№10(763), 11—17 марта 2016 г.) сделан добротный разбор скандального законопроекта № 974-VIII, внесенного депутатами от Радикальной партии Андреем Лозовым и Оксаной Корчинской. Напомню, парламентарии предложили запретить называть Российскую Федерацию «Россией» и переименовать ее в «Московию».

Сказавши «А», у авторов законопроекта не хватило смелости и последовательности сказать «Б». Вместо того чтобы прямо заявить о переименовании современной Украины в «Россию», они ограничились констатацией, что «Историческое название территории Украины — «Русь», и производное от него «Россия»... связано с определенным периодом развития украинского общества и имеет важное историческое значение для Украины».

Кто бы тут спорил? Надеюсь, следующий их законопроект восстановит столь желанную для этих рафинированных русофобов (впрочем, как их теперь называть?) историческую справедливость: Украину наконец переименуют в «Россию», а сами себя они назовут «русскими».

Разделяя оценку Фиделем этой законодательной инициативы, хочу высказать некоторые дополнения и замечания.

Страны и народы, не страдающие комплексом неполноценности, равнодушно относятся к тому, как их называют извне. Возьмем немцев. Абсолютное большинство их не догадываются, что они «немцы», т. е. «немые». Так у славян еще сравнительно недавно, до середины XIX в., называли всех иностранцев подряд, если те не могли сказать по-нашему ни слова.

«Немцем называют у нас всякого, кто только из чужой земли, хоть будь он француз, или цесарец, или швед — все немец». — Н. В. Гоголь, «Вечера на хуторе близ Диканьки». Страны, откуда приезжали чужестранцы, звали «немецкая земля» или «Неметчина». Так, в повести «Тарас Бульба» у Гоголя инженер-француз приехал из Неметчины.

В украинском языке архаичная «Німеччина» сохранилась. В русском остались только «немцы», а их страна стала называться «Германией». Но это не самоназвание, а экзотопоним — название страны иностранцами. Немцы сами себя называют «дойч» (Deutsch), а свою страну — «Дойчланд» (Deutschland), что имеет корни в древневерхненемецком языке. На этом языке diutisc означало «народный». Переходя с течением времени в другие языки, слово меняло звучание. В современном немецком оно превратилось в Deutsch, в датском и прочих скандинавских языках — в Tysk, в итальянском — tedesco. Название Германии происходит от него во многих языках, в том числе в большинстве германских, а также в корейском, в китайском и во вьетнамском.

Французы называют Германию иначе — «Аллеман» (Allemagne), по названию германского племени аллеманов, живших в районе современного Эльзаса. Другое германское племя называлось саксами, отсюда финское название Германии — Saksa.

Совершенно невозможно представить, чтобы Германия потребовала от Украины заменить «унизительные» для нее имена собственные «німці» и «Німеччина», производные от их мнимой немоты, на «дойч» и «Дойчланд». Ну, примерно как правительство Украины потребовало от России заменить традиционную языковую норму — предлог «на» на предлог «в» перед «Украиной».

Отлично помню, как не только «поздний» Ельцин, но и «ранний» Путин подчеркнуто уважительно, с нажимом говорили «в Украине», насилуя государственный язык Российской Федерации. Продолжалось это самоуничижение до «оранжевой пятилетки» Ющенко, когда наконец в Кремле поняли, что никто это не оценит, а вместо благодарности следует ждать очередную хамскую выходку.

Но если представить невозможное — что Германия обратится к Украине с такой патологической просьбой, то, не сомневаюсь, она будет незамедлительно выполнена, как выполняются другие команды для нашей очень независимой страны. Ну и ладно. Вреда от этого, в отличие от исполнения прочих указаний европейских кураторов, никакого...

В довоенных советских изданиях вместо привычных для нас «США» я встречал «САСШ» — «Северо-Американские Соединенные Штаты». С началом Второй мировой войны «САСШ» были вытеснены «США».

Откровенно говоря, я не сомневался, что здесь была идеологическая составляющая: СССР таким образом «напоминал», что США объединяют не всю Америку, а только часть Северной, на юге они граничат с другими соединенными штатами — с Соединенными Штатами Мексики (Estados Unidos Mexicanos). Тем самым империалистические аппетиты янки как бы ограничивались. Когда же США и СССР стали союзниками по антигитлеровской коалиции, педалирование этой темы выглядело политически нецелесообразным.

Однако, к моему удивлению, оказалось, что САСШ — это еще дореволюционная аббревиатура, она использована, в частности, в энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона. А вообще безотносительно политики, чисто лингвистически, the United States of America дословно следует переводить как Объединенные Штаты Америки — ОША.

Как понятно всем, США/САСШ глубоко безразлично, как их называли и называют в России и Украине.

Таким образом, приходим к формальному выводу, что законопроект о переименовании России в «Московию» не является абсолютно неприемлемым. Да, имеется отрицательное заключение главного научно-экспертного управления Верховной Рады. В нем уклончиво сказано, что «есть основания считать, что затронутый в законопроекте вопрос вряд ли может решаться на уровне законов Украины», поскольку «согласно части 2 статьи 1 Конституции Российской Федерации названия «Россия» и «Российская Федерация» являются равнозначными терминами, которыми обозначается официальное название этого государства, которое является субъектом международного права».

Однако это не мешает почти десятку стран называть Россию так, как им привычно и удобно. Россия не возражает. Топоним «Россия» на абсолютном большинстве языков народов мира звучит так, что наше ухо его безошибочно узнает.

В русской транслитерации по-английски он выглядит как «Раша», по-французски «Ла Руси», в языках германской группы это вариации на тему «Русланд», на далеких друг от друга иврите, индонезийском, македонском, турецком и многих других языках — «Русиа» и даже по-японски звучит как «Росиа».

Но есть и исключения: на венгерском — «Оросорсааг», на вьетнамском — «Ня», на корейском — «Дайшиа», по-фински и эстонски— «Венайа» и «Венермаа», по-латышски — «Криевия», по-китайски «Нга Лоу Сы». Если этот недлинный ряд исключений пополнить «Московией», то никто и нигде в мире (кроме России) эту выходку не заметит и тем более нашему удивительному примеру не последует.

Меня терзают смутные сомнения, что уважаемые эксперты дали скорее не научно-юридическое заключение, а политическую оценку целесообразности такого переименования. Ну не захотели они способствовать очередному державному позорищу и посмешищу.

Драматических издержек от принятия такого закона я не вижу. Это вчера выглядело бы дико, а сейчас удивить нельзя ничем... Может, будет даже определенная польза. Хуже точно не будет. Почему?

Во-первых, таким законом испортить отношения с Россией после всего, что было, уже невозможно.

Во-вторых, очередная глупость профессиональных русофобов лишней не бывает. Масса самодискредитирующих выходок растет, приближаясь к критической.

В-третьих, после запрета называть Россию «Россией» сохранившиеся обрывки логического мышления у национально сознательной публики взыщут: «А где же тогда Россия?» Никакого иного ответа, кроме того, что «настоящая Россия — это Украина», они не найдут. Что здесь плохого?

В-четвертых, поскольку на современной Украине русский язык не имеет никакого выделенного правового статуса, то в случае принятия закона кары за его несоблюдение обрушатся только на тех, кто на «державній мові» вместо правильной «Московії» напишет неправильно — «Росія». Лично я это переживу легко и обязуюсь закон с удовольствием соблюдать.

Но закон ничего не сможет поделать с теми, кто и дальше будет писать по старинке Russia, Russland, La Russie и даже, страшно сказать, «Россия». Чтобы карать отступников, придется придать русскому языку статус хотя бы официального, а чтобы крепче вдарить по «украиножерам» — государственного!

Как видим, плюсы налицо, издержки минимальны. Гораздо дешевле, чем памятники валить сегодня и тем более — чем завтра их восстанавливать (а придется!).

Подытожим: у братьев Стругацких есть многозначительный афоризм: «Ницше. Это был большой поэт. Однако ему весьма не повезло с поклонниками». Я не поклонник Ницше — путаного мыслителя, у которого каждый найдет то, что ищет. Но одну его знаменитую фразу я бы приложил к нашему случаю: «Падающего — толкни».

Даешь переименование!

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Гримасы новых лиц

Слияние политики и бизнеса, доминирование финансово-олигархических кланов, коррупция,...

Бесстыжая Европа

Европейцы, оказавшиеся в Киеве, читают надписи на стенах домов, на бетонных заборах,...

«Живые» деньги — депутатам, «виртуальные» — народу

Практически во всех государствах — с середины 2015-го по середину 2016-го — люди стали...

«Новый мировой порядок» под руководством РФ и КНР

17 ноября перед отлетом в Перу на ежегодный саммит лидеров стран...

Правление Привата могло разориться, если бы...

Первый зампредправления «ПриватБанка» Олег Гороховский написал якобы...

Трамп-цена «гигантам мысли»

Произошедшее ярко обнажило проблему деинтеллектуализации, свойственную Западу в...

Michelle 2020: Интернет-сообщество нашло достойную замену...

Ее поклонники уверены: Мишель Обама сумеет добиться того, что не получилось у Клинтон

Перерождение социального государства в либеральное

ТНК перебирают на себя функции перерождающегося государства

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка