Мир гонят на флажки

№4(757) 29 января — 4 февраля 2016 г. 27 Января 2016 4.9

Перенос акцентов как переключение внимания

, Игорь КОНДЕНКО

В последние месяцы новая повседневная реальность никак не успевает устойчиво принять свои вновь формирующиеся очертания, поскольку немедленно следует событие, разрушающее уже эту еще окончательно и не сложившуюся реальность. Такие события, рушащие старую картину мира, следуют одно за другим, не давая нам времени ни на передышку, ни на осмысление того, что с нами еще совсем недавно произошло.

Вслед за известной речью Владимира Путина в ООН и последовавшем за ней вступлении космических войск РФ в Сирию (по приглашению президента Асада) произошло падение самолета с российскими туристами на Синае. Как оказалось позже, в результате теракта. Затем случился массовый кровавый теракт в Париже.

Террористическая атака была нацелена именно на три кита современного либерального общества: еду, развлечения и спорт.

Каждое из перечисленных событий кардинально меняло предыдущую картину мира и соотношение сил (и количество активных игроков) на мировой арене. Это похоже на выставление красных флажков, на которые невидимые (или видимые) загонщики загоняют объятый ужасом непонимания мир. Нападение турецкого истребителя на российский бомбардировщик Су-24 тоже находится в этом же ряду.

Чтобы как-то понять мотивы террористов и их спонсоров, прежде необходимо осознать, в какой глобальный процесс они могли быть логически встроены. Какой именно процесс они намеревались повернуть в нужную (для себя) сторону.

Таких заслуживающих внимания процессов несколько: создание зоны свободной торговли (ЗСТ) США и ЕС, предотвращение (или хотя бы оттягивание) перехода глобального кризиса в острую форму (как это было, например, в 2008 г.), поскольку в этом случае о ЗСТ можно забыть. Хотя усилия по ее созданию будут все равно продолжаться, настолько сильная инерция этого процесса уже набрана. И, наконец, это предстоящие выборы в США. В этот раз (несмотря на заведомый характер их бутафорности) они обрели небывалую остроту.

Еще недавно самым опасным считалось противостояние России и Запада в Украине. События в Сирии вытеснили украинскую тему с информационных лент. А после двух террористических атак (на российский самолет и на места «хлеба и зрелищ» в Париже) картина снова принципиально изменилась.

В определенной степени видоизменился и характер взаимоотношений «на охоте». Загон как бы слегка притормозился. Еще вчера ЕС был однозначно в числе загонщиков, сегодня же он все больше начинает быть похожим на жертву. А новоевропейские страны, которые были как бы главным приобретением Евросоюза, становятся его главным бременем.

Это не значит, что эти отношения приобрели устойчивый характер. В самое ближайшее время Запад (во главе с США), несомненно, будет стремиться вернуть несколько утерянные позиции своего морального и политического превосходства. Как в Сирии, так и в Украине. Но пока в очерченных контурах новой политической реальности ему приходится примерять на себя как бы новое не очень потерянное выражение лица.

Парадоксальным образом в этот же ряд выставления красных флажков попадает и закончившийся недавно климатический саммит в Париже, где открылась Всемирная конференция ООН по вопросам изменения климата. Во Францию на саммит прибыли лидеры полутора сотен государств, включая Владимира Путина, Барака Обаму, Си Цзиньпина, Ангелу Меркель и др. Саммит должен был завершиться 11 декабря, но накал дискуссий был таков, что встречу пришлось продлить еще на день. Декларируемая цель саммита: принять новое многостороннее юридически обязывающее климатическое соглашение. Парижский протокол якобы вступит в силу в 2020 г. и сменит как бы устаревший Киотский. Ожидается, что страны подпишут новое соглашение, ограничивающее выбросы веществ, которые, как считают организаторы саммита, создают в атмосфере Земли т. н. парниковый эффект. К таким веществам относят двуокись углерода (СО2), метан, оксид азота и пр.

Однако, судя по всему, как устаревший Киотский протокол, так и новый Парижский преследуют на самом деле одну и ту же цель — сдерживание развития стран за пределами «золотого миллиарда». И, конечно же, преимущественная возможность для западного бизнеса под благовидным предлогом упущена не была. Изменение климата в последние четверть века в общем и целом не вызывает сомнения. Снег в пустынях, непривычно мягкие зимы в средней полосе, слишком сильная жара летом и чересчур частые тайфуны и наводнения. Сомнение вызывает лишь обстоятельство, что все это связано исключительно с экономической деятельностью человека. При этом все внимание обращено исключительно на выбросы газа, а ведь необходимо учитывать еще и впитывание этого газа, например, лесами и Мировым океаном. Происходят еще и выбросы газов, связанные с вулканической активностью (и они могут быть весьма значительными). Но не существует внятной модели, которая описывает формирование климата Земли в комплексе. Сегодня мы можем более или менее уверенно прогнозировать погоду разве что на следующую неделю — и то периодически попадаем впросак. Но как именно формируется погода — этого мы просто не знаем. Заслуживающих доверия моделей, которые внятно описывают процесс формирования климата, нет. Есть некие предположения, гипотезы, но единой комплексной модели построить пока не удалось.

Правда, в результате многих конкретных наблюдений уже перестали твердить о глобальном потеплении и стали говорить об изменении климата (что отразилось и в названии Парижской конференции). Это, конечно, плюс. Но на самом деле речь идет о борьбе с глобальным потеплением.

Хотя глобальное потепление (впрочем, как и периодическое глобальное похолодание) — это действительно физическая реальность (данная нам в ощущениях), которая продолжается уже многие тысячи лет. И процесс этот определяется рядом факторов, из которых, по мнению специалистов, заслуживающих доверия (по крайней мере не отрабатывающих заказ ТНК), главным является изменяющееся расстояние между Землей и Солнцем. А также циклическая солнечная активность. Поскольку солнечная энергия преимущественно определяет климат на нашей планете. С другой стороны, именно соотношение между Землей и Солнцем определяет периоды как потепления, так и временного похолодания.

Потепление зависит как от расстояния до Солнца, так и от солнечной активности, которая носит циклический характер. В двадцатые годы якобы начинается новый солнечный 25-й цикл, который будет очень похож на 23-й цикл (конец XVI — начало XIX в.), когда, как известно, имел место «малый ледниковый период». По прогнозу где-то лет через 15 снова наступит эпоха «малого ледникового периода», т. е. начнется временное глобальное похолодание. Ну а учитывая, что ожидается этот новый «малый ледниковый период» в тридцатые годы (самое позднее — в сороковые), конференция в Париже обречена на заведомый успех. И те показатели по снижению температуры Земли, которые ставят перед собой ее организаторы, могут быть значительно перевыполнены. Как же, мы боролись и мы победили.

Хотя «малый ледниковый период» — это действительно вполне серьезная вещь, поскольку известно, что в Европе, например, с его наступлением люди лишились возможности привычной жизнедеятельности. Феодальная экономика Европы просто рухнула. И это была одна из главных причин, которая побудила европейцев на свершение в частности великих географических открытий. И на развитие капитализма, конечно.

В целом процесс глобального потепления происходит (с некоторыми отступлениями, как мы видим) многие тысячи лет. Т. е. продолжается он со времени «большого ледникового периода». А вся мировая промышленность выбрасывает углерода в атмосферу примерно в 100 или 200 раз меньше, чем выбрасывает его одно зеркало Мирового океана. А говорить об антропогенном факторе влияния на климат в XIX в., на момент окончания «малого ледникового периода», вообще не приходится.

Происходит же этот выброс газов из-за температурных изменений, потому зависимость здесь скорее обратная: не температура на поверхности Земли изменяется от количества углерода в атмосфере, а выброс углерода в атмосферу определяется температурой Мирового океана. К этому нужно добавить и метан, выделяемый оттаявшими болотами.

Однако борьба с антропогенным влиянием на климат только меркантильными интересами Запада здесь не ограничивается. Существует также вполне метафизический аспект поиска Западом идей самоидентификации, поиск смысла жизни. Якобы нащупана новая религия взамен уже утратившим былой эффект «демократии и прав человека». Насколько эффективной она окажется в произвольно меняющемся мире — это мы вскоре увидим. Но, судя по всему, люди намерены решительно бороться с «глобальным потеплением» вплоть до нового оледенения. Хотя природных резервов у человека на такой случай (в виде открытия новых земель или развития еще одного капитализма) уже не осталось.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Гримасы новых лиц

Слияние политики и бизнеса, доминирование финансово-олигархических кланов, коррупция,...

Бесстыжая Европа

Европейцы, оказавшиеся в Киеве, читают надписи на стенах домов, на бетонных заборах,...

«Живые» деньги — депутатам, «виртуальные» — народу

Практически во всех государствах — с середины 2015-го по середину 2016-го — люди стали...

«Новый мировой порядок» под руководством РФ и КНР

17 ноября перед отлетом в Перу на ежегодный саммит лидеров стран...

Правление Привата могло разориться, если бы...

Первый зампредправления «ПриватБанка» Олег Гороховский написал якобы...

Трамп-цена «гигантам мысли»

Произошедшее ярко обнажило проблему деинтеллектуализации, свойственную Западу в...

Michelle 2020: Интернет-сообщество нашло достойную замену...

Ее поклонники уверены: Мишель Обама сумеет добиться того, что не получилось у Клинтон

Перерождение социального государства в либеральное

ТНК перебирают на себя функции перерождающегося государства

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка