Напоминание Раде: цензура запрещена

№27–28(779) 8 — 14 июля 2016 г. 06 Июля 2016 3.7

, Игорь КОНДЕНКО

Судя по всему, наши законодатели решили сконцентрировать усилия на информпространстве — в том смысле, чтоб в итоге держава могла бы получить широчайшие полномочия по цензуре онлайн-контента.

Несмотря на то, что некоторые законопроекты — из этой сферы интересов — под давлением общественности отправлены на доработку, тем не менее еще неизвестно, какие «заборы» для пользователей всемирной сети украинские парламентарии построят в итоге.

«Маршрут» для Госспецсвязи

Как только в Раде были зарегистрированы законопроекты №2126а «Об основных принципах обеспечения кибербезопасности Украины» и №2133а «О внесении изменений в некоторые законы Украины об усилении ответственности за совершенные правонарушения в сфере информационной безопасности и борьбы с киберпреступностью», эксперты в области информтехнологий созвали пресс-конференцию в УНИАН.

И там все желающие могли высказаться по теме законотворчества ВР. По словам одного из ведущих отечественных экспертов по вопросам информационно-коммуникационных технологий Татьяны Поповой, «принятие данных нормативных актов нанесет ущерб для развития рынка телекоммуникаций, свободы слова, а также принесет существенные потери бюджету Украины от недополученных налогов»*. А президент холдинга «Интернет Инвест» Александр Ольшанский настаивал, что законопроект №2133а существенно расширяет полномочия Госспецсвязи и СБУ по регулированию интернета:

«Ну не может государственный орган — Госспецсвязи — сам определять, кто является объектом критической инфраструктуры, сам устанавливать правила, которым эти объекты подчиняются, сам же эти правила контролировать, сам же контролировать себя и сам же устраивать соответствующие проверки! Это будет работать только в одну сторону — сторону зарабатывания денег».

Мало того, эксперты были уверены, что после принятия законопроекта в Украине «за слишком широкий круг нарушений могут быть заблокированы много веб-сайтов... Провайдеры и операторы будут обязаны предоставлять уполномоченным органам информацию о своих абонентах».

«Давайте зададим авторам законопроекта вопрос: если у нас в стране все хорошо с кибербезопасностью, то зачем закон? А если плохо, то почему те, кто отвечал за кибербезопасность, пишут сами для себя новые законы?» — интересовались участники конференции.

Доподлинно неизвестно, насколько законодатели учли альтернативные проекты, переданные им экспертами в области информационно-коммуникационных технологий, где основной упор — на саморегуляции бизнеса, а именно чтобы государство делегировало полномочия по определению стандартов профессиональным ассоциациям, но то, что «творчество» депутатов крайне сырое, вероятно, поняли и они.

По крайней мере оба законопроекта сейчас на стадии «доопрацювання». И есть надежда, что, допустим, статья 39 законопроекта №2126а, озаглавленная «Обов'язки операторів і провайдерів телекомунікацій та контент-провайдерів», не будет звучать таким образом: «Оператори, провайдери телекомунікацій та контент-провайдери... зберігають та надають інформацію для ідентифікації постачальників послуг і маршруту, яким було передано інформацію про з'єднання свого абонента...»

В сопроводительной записке к законопроекту № 2133а сказано, что новшества, предлагаемые авторами, необходимы «...для виявлення і упередження загроз національній безпеці... правоохоронні та спеціальні органи мають отримувати доступ до державних електронних інформаційних ресурсах (реєстри, бази та банки даних, інші інформаційні масиви), інформаційних, інформаційно-телекомунікаційних, телекомунікаційних системах операторів і провайдерів телекомунікацій, контент-провайдерів, інших суб'єктів, які обробляють інформацію в електронному вигляді, незалежно від форм власності (орфография и пунктуация оригинала сохранены, здесь и далее выделено мною. — Авт.)

Не хотелось бы, чтоб Украина присоединилась к списку стран, где поставщики интернет-услуг обязаны в течение года хранить данные о своих пользователях, в том числе их IP-адреса, длительность сессий в интернете, списки посещенных сайтов, поисковые запросы. И чтоб при малейшем требовании — неважно, СБУ или Госспецсвязи, но тут же «выдавать» еще и «маршрут», по которому информация поступила к пользователю сети.

Как «почистить» интернет

Еще два законопроекта, находящихся в стенах ВР, касаются Гражданского кодекса и интернета.

Проект №2849, который написан депутатом Фельдманом, называется «Про внесення доповнень до Цивільного кодексу України (щодо гарантування права фізичної особи на доступ до Iнтернету)».

Предлагается статью 302-1 Гражданского кодекса дополнить такими пунктами:

«1. Фізична особа має право на доступ до Iнтернету.

2. Право фізичної особи на доступ до Iнтернету не може бути обмежене.

3. Обмеження доступу до певних даних, що містяться у Iнтернеті, можливо лише на підставі рішення суду про незаконність таких даних».

Впрочем, о механизме реализации предложенного в сопроводительной к законопроекту записке ничего не сказано.

Законопроект №4401 «Про внесення змін до Цивільного кодексу України (щодо заборони поширення в мережі Iнтернет інформації, якою порушуються особисті немайнові права) предлагает в статье 278 ГК указать: если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию физического лица, оказались после их распространения доступными в сети интернет, то физическое лицо имеет право требовать удаления соответствующей информации, а также опровержения сведений, обеспечивающих доведение опровержения до пользователей сети.

Буквально через месяц после регистрации законопроекта на имя главы комитета ВР по вопросам свободы слова пришло письмо за подписью главы правления интернет-ассоциации Украины:

«...Пропоновані проектом Закону України № 4401 від 12.04.2016 зміни до законодавства України щодо видалення в мережі Iнтернет відомостей, що порочать честь, гідність чи ділову репутацію фізичної особи, а також спростування зазначених відомостей фактично повторюють законодавчі новації скандальних диктаторських законів від 16 січня 2014 р...

Згідно зі ст. 24 Закону України «Про інформацію», цензура — це серед іншого накладення заборони (крім випадків, коли така заборона накладається судом) чи перешкоджання в будь-якій іншій формі тиражуванню або поширенню інформації. Таким чином, пропоновані законопроектом № 4401 від 12.04.2016 зміни є прямим порушенням ст.15 Конституції України, оскільки цензура заборонена».

И хоть на сайте Верховной Рады пока не сказано, что этот законопроект получил экспертные оценки для того, чтобы его ставили на голосование, можно предполагать: и экспертизы будут, и рассматривать депутаты сам проект №4401, вероятнее всего, будут.

Иначе как объяснить, что документ весьма оперативно рассмотрели аж семь комитетов, в том числе евроинтеграции, правовой политики, информатизации?

Что нотариус «пропишет»?

Инициатором законопроекта №4629 «О внесении изменения в некоторые законы о тносительно защиты авторского права в сети интернет» стал Кабмин.

Если законопроект будет принят, владельцы сайтов и поставщики хостинга должны будут по просьбе правообладателя удалять спорный контент в течение суток.

Впрочем, в экспертной оценке этого документа (а экспертизу на предмет соответствия антикоррупционному законодательству проводил один из профильных комитетов ВР) сказано:

«...Проект не вимагає від заявників надавати докази щодо володіння відповідними правами, проте зобов'язує власників сайтів надавати скаржникам інформацію про користувачів, які розмістили відповідні матеріали в мережі Iнтернет. За порушення вимог щодо вилучення інформації, ненадання відомостей про користувачів чи відсутність на сайті інформації про його власника пропонується встановити досить високий адміністративний штраф — до 17 тис. грн.

Варто зауважити, що пропонованих статях 164-17 та 164-18 Кодексу України про адміністративні правопорушення, вводиться адміністративна відповідальність для власників веб-сайтів та постачальників послуг хостингу за порушення авторських і суміжних прав у мережі Iнтернет та невжиття заходів щодо припинення таких порушень.

Оскільки суб'єктом відповідальності за адміністративне правопорушення за нормами Кодексу України про адміністративні правопорушення (статті 12, 14) може бути лише фізична особа, то виникає питання про можливість притягнення до відповідальності за такі порушення юридичних осіб, які також можуть бути власниками веб-сайтів і відповідно, постачальниками послуг хостинг. Запропонована редакція статті не дає можливості притягнути до відповідальності їх посадових осіб, а окремих норм, які передбачали б відповідальність за такі ж правопорушення за межами Кодексу України про адміністративні правопорушення, ні в чинному законодавстві, ні у законопроекті немає.

Виходячи з цього, вищевказані статті законопроекту створюють легальний механізм уникнення юридичних осіб від відповідальності».

Юристы более детально разобрали правительственный законопроект по косточкам. В частности, портал pravo.ua предоставил слово сотруднику Научно-исследовательского института интеллектуальной собственности НАПрН Украины, консультанту в сфере IT-технологий г-ну Зерову, который считает:

«...Подход, заложенный в основу законопроекта, не вполне согласовывается с положениями Соглашения об ассоциации Украины и ЕС. Так, в Соглашении заложен «горизонтальный» подход относительно ограничения ответственности поставщиков посреднических услуг (интернет-посредников) за осуществление определенного рода деятельности, которая может использоваться третьими лицами для совершения правонарушений в сфере интеллектуальной собственности в целом, а не только в сфере авторского права.

Внося такие изменения в профильный закон «Об авторском праве и смежных правах», возникает вопрос, насколько целесообразным является подход возможного дальнейшего дублирования практически одинаковых норм в других профильных законах в сфере интеллектуальной собственности?

Кроме того, в Соглашении предусматривается классификация деятельности интернет-посредников («просто посредник», «кэширование», «хостинг») с исключительными основаниями освобождения их от ответственности.

В то же время в законопроекте такие критерии указаны не в полном соответствии. Более того, законопроектом предлагается установить особенности ограничения ответственности для нового субъекта, который не предусмотрен в Соглашении, — владельца веб-сайта.

Законопроектом вводятся новые понятийные категории «информация, которая идентифицирует пользователя, разместившего на веб-сайте информацию...», «информация, которая нарушает авторское право и (или) смежные права)». В то же время содержание этих определений детально не предоставляется. Такая ситуация может привести к злоупотреблениям правообладателей.

Кроме того, законопроектом предусматривается установление обязанности владельцев веб-сайтов размещать в свободном доступе на собственных ресурсах информацию про них и поставщиках услуг хостинга в целях идентификации. Нарушение же правил размещения информации, идентифицирующей владельца сайта или поставщика услуг хостинга, влечет за собой административную ответственность. Возникает обоснованный вопрос относительно механизма исполнения такой нормы и привлечения к ответственности субъектов из других стран...

Предусматривается возможность фиксации содержания веб-страницы нотариусами. Данную идею вряд ли можно назвать позитивной, но это тема для отдельного разговора...»

Законопроект №3081д «Про державну підтримку кінематографії в Україні» сейчас находится на втором чтении.

Первое голосование — в январе с. г. — проходило с большим скрипом. Сначала нажали кнопку «за» лишь 222 депутата, но буквально через пару минут «за» было уже 234.

Множество замечаний к проекту у Главного юридического управления ВР, высказанных им буквально в середине июня с. г.:

«...Більшість положень не містять завершеного механізму правового регулювання та викладені у спосіб, що не відповідають принципу юридичної визначеності, який є невід'ємною складовою принципу верховенства права, закріпленого статтею 8 Конституції України та згідно з яким юридичні норми мають бути чіткими, ясними і недвозначними, оскільки інше не може забезпечити її однакове застосування, не виключає необмеженості трактування у правозастосовній практиці».

Что ж такого крамольного предлагают авторы законопроекта в сфере киноиндустрии, что даже юруправление свой вывод написало аж на восьми страницах?

Во-первых, фактически ответственными за фиксацию нарушений прав интеллектуальной собственности на фильмы в сети, как предлагают авторы законопроекта №3081д, должны быть интернет-провайдеры, хостинг-провайдеры и владельцы веб-сайтов.

Во-вторых, проект устанавливает админответственность для любого владельца веб-сайта за неразглашение правдивой информации о себе, местонахождении и т. д. Кроме того, если будет принят в окончательном варианте этот проект, то блокировать любой, даже абсолютно легальный, ресурс не составит особого труда.

Валерия Дяченко считает, что попытка ввести законы SOPA и PIPA вполне может сейчас повториться и у нас, фото Вячеслав БЕРЛОГ

Вот как прокомментировала эти законопроекты Валерия Дяченко, юрист практики IT и медиаправа юридической компании Juscutum:

— Мы живем в эру технологий, и закономерно, что все больше отношений перетекают в интернет. Политики социальных сетей сейчас регулируют отношения большего количества людей, чем законодательство любого государства. Вполне логично, что оставаться в стороне от этого процесса законодатели всего мира не собираются. Правда, насколько у них это здраво и успешно получается — остается под вопросом.

Если вернуться в историю, одними из первых мировых номинантов были законы SOPA и PIPA. В 2012 г. конгресс США рассматривал проекты, направленные якобы на защиту авторских прав в сети. Провайдеры и хостеры должны были блокировать доступ к сайтам по требованию правообладателей.

Предполагалось частичное разглашение информации, связанной с деятельностью пользователя, и использование инструментов сетевой безопасности. Такими «мелочами», как обоснованность жалобы, наличие соответствующего ордера, законодатель не заморачивался.

В знак протеста такие порталы, как Википедия и Craigslist, не говоря о других, на день престали работать. А петиция против SOPA и PIPA, размещенная на Google, менее чем за 24 часа собрала свыше 4,5 млн. подписей.

Все знают, чем закончились эти законодательные фантазии — ничем. Как итог — конгресс отложил рассмотрение таких специфических законов, и спустя 4 года — до настоящего момента — к ним не возвращался.

Фактически нормативное регулирование потеряло актуальность в принципе: уже понятно, что любое «заграждение», выстроенное законодателями в глобальной сети, на самом деле можно легко обойти. Однако наши законодатели пытаются не отставать от мировых тенденций и внести свою лепту в регулирование интернета. Хотя на самом деле эти попытки выглядят несколько смехотворно. Судя по всему, часть законодателей просто не осознают, что в интернете поставить «заборы» физически невозможно.

Законопроекты часто противоречат действующему законодательству и здравому смыслу, пестрят технической безграмотностью и слабым представлением о том, как элементарно интернет работает. О таких штуках, как протоколы, стандарты, маршрутизация, даже говорить не приходится.

Поэтому, анализируя законопроекты, вышедшие из-под пера депутатов Верховной Рады, можно с уверенностью сказать, что задекларированные цели малоэффективны и еще реже соответствуют содержанию документов. А в случае все-таки принятия в законодательном поле могут появиться дополнительные механизмы для злоупотреблений власти с четко заданной целью — по максимуму контролировать свободу слова.

Но если абоненты будут знать, что тебя читают, подслушивают в «украинских» сетях, то без проблем они станут хранить данные в других «облаках», и тут сработает элементарная логика. В итоге просто начнется отток IT-бизнеса из Украины.

Впрочем, вряд ли кто-то просчитывал, во что обойдется украинскому обществу желание контролировать граждан и ИТ-отрасль.

И еще немаловажный момент. Подобные «показательные» наступления на свободу свода оборачиваются не только пресловутой борьбой с инакомыслием, но и — чаще всего — борьбой с конкурентами. В стране даже можно проследить некую эволюцию борьбы с интернет-бизнесом.

Не знаю, насколько эти действия достигают изначально очерченной цели, но по сути на практике все оборачивается двумя вариантами: или заставят замолчать бизнес-конкурента, или вынудят его выкупать свое же дорогостоящее оборудование. Увы, крупных достижений в этой сфере достигнуто не было (да и не могло быть), зато этот рынок постепенно начал уходить из страны, что весьма печально.

И если наши законотворцы этого вовремя не поймут, то любые подобные ограничения еще более сильно ударят по бизнесу в Украине.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Гримасы новых лиц

Слияние политики и бизнеса, доминирование финансово-олигархических кланов, коррупция,...

Бесстыжая Европа

Европейцы, оказавшиеся в Киеве, читают надписи на стенах домов, на бетонных заборах,...

«Живые» деньги — депутатам, «виртуальные» — народу

Практически во всех государствах — с середины 2015-го по середину 2016-го — люди стали...

«Новый мировой порядок» под руководством РФ и КНР

17 ноября перед отлетом в Перу на ежегодный саммит лидеров стран...

Правление Привата могло разориться, если бы...

Первый зампредправления «ПриватБанка» Олег Гороховский написал якобы...

Трамп-цена «гигантам мысли»

Произошедшее ярко обнажило проблему деинтеллектуализации, свойственную Западу в...

Michelle 2020: Интернет-сообщество нашло достойную замену...

Ее поклонники уверены: Мишель Обама сумеет добиться того, что не получилось у Клинтон

Перерождение социального государства в либеральное

ТНК перебирают на себя функции перерождающегося государства

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка