Операция «Свобода слова». Ремейк-3

№25–26(741) 25 сентября — 1 октября 2015 г. 23 Сентября 2015 4.3

Савик Шустер — один из главных модераторов защиты свободы слова в Украине // journal.112.ua
Савик Шустер — один из главных модераторов защиты свободы слова в Украине // journal.112.ua

Против президента Порошенко, похоже, начинает разворачиваться широкомасштабная провокация по тем же пропагандистским лекалам, что эффективно использовались и против его предшественников. Правда, в кампаниях против Кучмы или Януковича особо активное участие принимал «5-й канал», что сейчас, конечно, исключено. Но это, пожалуй, единственное различие.

Так сложилось, что почти у всех украинских президентов были немалые проблемы, связанные с их отношением к свободе слова и работе журналистов.

Пожалуй, лишь первый Президент Украины Леонид Кравчук избежал обвинений в ущемлении свободы, возможно, в силу относительно непродолжительного пребывания в должности, а скорее из-за того, что соответствующие политтехнологии тогда еще не были достаточно освоены.

А вот Леониду Кучме пришлось испить чашу сию до дна. Ведь главной проблемой для него во второй каденции стало «дело Гонгадзе», связанное с обвинениями в организации устранения оппозиционного журналиста. На эту тему написано множество расследований, повторяться нет смысла и газетной площади, но выскажу свое мнение: это была гнусная провокация с целью как минимум «стреножить» президента Кучму, как максимум — организовать в стране государственный переворот путем его смещения.

«2000» уже обращали внимание, что вокруг журналистского сообщества (в значительной мере его собственными усилиями) в общественном сознании создан некий ореол особой значимости, исключительности, что любое поползновение на их права вызывает особенно негативную реакцию общества, сильно бьющую по реноме «притеснителей» («Не много ли «четвертой власти»?, №24(657) от 14—20.06.2013). Кроме того, на «покушения» на свободу слова всегда следует острая реакция западной общественности. Поэтому-то сакральной жертвой для организации «кучмагейта» был выбран именно журналист, а не, скажем, какой-нибудь оппозиционный политик. Ведь, к слову, обвинения в преследованиях и избиении известного оппозиционера времен Кучмы Александра Ильяшкевича не вызвали и малой толики того резонанса, как «дело Гонгадзе».

То, что с журналистами «лучше не связываться», осознал и Виктор Ющенко, чересчур резко ответивший на вопрос Сергея Лещенко о слишком больших тратах президентского сына. Фраза о «журналистских мордах» сразу стала нарицательной. Это был первый ремейк на тему «свободы слова», и характерно, что именно после этого эпизода рейтинг «народного президента» катастрофически покатился вниз, и в последовавшем вскоре конфликте с премьером Тимошенко основная масса сторонников первого майдана (не говоря уже об остальных) приняла сторону последней. Сам же «президент майдана», едва разменяв первые полгода своей каденции, превратился в «хромую утку» с десятипроцентным рейтингом.

А уж как из Виктора Януковича лепили врага свободы слова! Постоянные провокации вроде спровоцированного конфликта с охраной президента, раздувание не стоящих выеденного яйца инцидентов типа «непорочного избиения» Ольги Сницарчук (к коему власть не имела даже формального отношения). Всю эту работу координировал активно тиражируемый в СМИ комитет «Стоп цензуре».

А ведь трудно найти власть, которая бы так, не побоюсь этого слова, заискивала перед оппозиционными журналистами, как павший режим Виктора Януковича. Президент и его охрана даже не отреагировали на хамские маски с его изображением, в которых «стопцензурщики» пришли на пресс-конференцию президента. А тогдашнему премьеру после шквала критики пришлось отменить свое решение об лишении аккредитации журналистов, устроивших акцию протеста на заседании Кабмина.

Но в чем Николай Янович был не прав? Разве заседание правительства — место для балагана? Журналистов туда допускают исключительно для получения информации (а уж потом ее можно использовать как заблагорассудится), а не для выражения своей позиции по тому или иному поводу. Для этого (выражения позиции) у журналистов и так неизмеримо больше возможностей, чем у рядовых граждан.

Впрочем, весь этот патологический либерализм тогда не помог. «Революция достоинства» свергла «диктатуру Януковича», и к новой власти у международной и внутренней «демократической» общественности никаких особых вопросов по «свободе слова» не возникало (ну а проблемы «недемократов» демократов не касаются). Но, похоже, это было «пока», а сейчас президенту Порошенко могут быть высказаны весьма серьезные претензии «внешних кураторов», западных СМИ и общественности, которые в вопросах свободы слова всегда проявляют завидное единодушие.

Первым поводом для тревоги на «просвещенном Западе» стал подписанный президентом 16 сентября указ №549/2015 о введении санкций в отношении организаций и лиц, по мнению СНБО, причастных к аннексии Крыма в 2014 г. и к конфликту в Восточной Украине. В указе названы 34 журналиста и семь блогеров из 16(!) стран: Болгарии, Эстонии, Германии, Венгрии, Израиля, Казахстана, Латвии, Македонии, Молдавии, Польши, Сербии, Словакии, Испании, России, Швейцарии и Великобритании, включая трех журналистов британской Би-би-си. И абсолютно предсказуемо указ стал предметом жесткой критики. Редактор службы иностранных новостей Би-би-си Эндрю Рой назвал это «позорным нападением на свободу средств информации».

Международная и Европейская федерации журналистов (IFJ и EFJ) 17 сентября решительно осудили этот указ. «Это абсурдное решение вознесло украинские власти на уровень врагов свободы слова. С их точки зрения, работа Би-би-си и других журналистов, озвучивающих критическую информацию о политическом кризисе в стране, равнозначна преступлению, — считает президент IFJ Джим Бумела. — ...Это пятно на репутации страны, и его следует отменить немедля».

«Мы не можем принять подобную разновидность цензуры, — заявил президент EFJ Могенс Блихер Бьеррегард. — Цензура ни при каких обстоятельствах не может считаться адекватной реакцией, даже в ходе борьбы с пропагандой или для введения санкций против журналистов, якобы нелегально пересекших российско-украинскую границу. Такой запрет просто неуместен. Мир и развитие наших демократий нуждаются в свободе прессы, а не во введении запретов в отношении журналистов. Мы и международное сообщество обязаны твердо требовать от украинского правительства немедленного снятия запрета в отношении упомянутых журналистов».

Независимый медиапрофсоюз Украины — родственная структура для IFJ и EFJ — незамедлительно потребовал от президента объяснить причины включения журналистов в черный список. «Мы встревожены действиями президента Порошенко, в том числе запретом (на въезд) десяткам международных журналистов, освещающих Украину. Правительству (Украины) может не нравиться, оно может не соглашаться с тем, как они освещают (события), но называть журналистов потенциальной угрозой национальной безопасности — это не подходящий ответ. На самом деле этот широкий указ подрывает интересы Украины, блокируя жизненно важные новости и информацию для глобального общественного мнения о политическом кризисе в стране», — заявила базирующаяся в Нью-Йорке международная неправительственная организация Комитет защиты журналистов (CPJ).

Наконец, «Еврокомиссия обеспокоена санкционным списком Украины по журналистам, это решение «не в европейском духе», — подчеркнул еврокомиссар по вопросам расширения и европейской политики соседства Йоханнес Хан. И это официальная позиция Брюсселя.

В общем, резонанс получился на славу. В итоге в скандальный указ были внесены изменения, из него исключили шесть человек (в том числа сотрудников Би-би-си), но прочие остались. И значит, в каждой из более чем десятка стран, чьи журналисты упомянуты в указе — от Швейцарии до Эстонии, общественность будет убеждена, что в Украине — новый закат свободы слова.

А в пятницу разразилась еще более громкая история, связанная со снятием с эфира канала «1+1» ток-шоу «Шустер live». В пресс-службе «1+1» объяснили: «Канал считает, что в ситуации, которая возникла в стране в последние несколько дней, общество уже крайне напряжено и политизировано, и канал не готов накалять его еще больше. Мы считаем, что за ближайшую неделю политики смогут успокоиться, снизить градус дискуссии и в следующую пятницу вернутся к обсуждению вопросов коррупции и тарифов в эфире шоу, тем более что эта тема не перестанет быть актуальной».

Савик Шустер обвинил владельца канала в договоренностях с Администрацией Президента, в результате которых программа не вышла. «Мы должны были выходить на канале «1+1», как обычно, у нас контракт с телеканалом «1+1». Внезапно нас сняли с эфира. Мы узнали об этом за 2 минуты до эфира. Думаю, это договоренность владельца «1+1» с Администрацией Президента. Я не знаю, на каких условиях и почему». Но уже через 15 минут программа вышла на телеканале «112», и тут же «1+1» прислал телеведущему Савику Шустеру заявление с информацией о том, что он не имеет права показывать свою программу в эфире телеканала «112».

Документ телеведущий показал в эфире своей программы в пятницу вечером. «Только что пришло письмо от генерального директора ТРК «1+1» ко мне, что по лицензионному договору мы не имеем права выходить на телеканале «112». У нас не было в лицензионном договоре того, что нас можно снимать с эфира, как захочется, и как хлам какой-то, как мусор выбрасывать налево и направо. Так вот, Саша Ткаченко, ты коллега-журналист, я не ваш раб, я не какое-то дерьмо в ваших руках. И чаще смотрите в зеркало. Может, там вы увидите больше правды», — заявил он.

Такая вот история, к которой возникает достаточно много вопросов. Ведь совершенно непонятно, что Администрацию Президента могла «напугать» эта программа, ведь на самом деле, вопреки заявлению пресс-службы канала, ничего «сверхгорячего» и «чреватого» в стране не произошло и в передаче не прозвучало (можно сказать, обычный украинский политический «кроник скандалез»).

И нет никаких оснований не верить пресс-секретарю Петра Порошенко Святославу Цеголко, заявившему, что Администрация Президента не причастна к невыходу ток-шоу «Шустер live» Савика Шустера в эфире телеканала «1+1» 18 сентября.

Сложно представить и договоренности между Порошенко и Коломойским, ну разве что на последнего очень сильно надавили (но, опять-таки, по столь ничтожному поводу?). Но при этом Шустер сразу обратился непосредственно к президенту с гневной филиппикой, которая была сопровождена фрагментом интервью Порошенко, где тот говорит о важности свободы слова, за что даже «готов отдать жизнь». По словам Шустера, «не отдаст он жизнь», и «это уже факт» И далее в ходе передачи — язвительные реплики на эту же тему и по тому же адресу от Олега Ляшко и других действующих лиц шоу.

И вот тут возникают вопросы. При всем уважении к профессионализму сотрудников «Шустер live», мне очень сложно представить, как за 15—20 минут с чистого листа подготовить видеоцитату президента. Надо не просто вспомнить, когда конкретно он это говорил, но и найти соответствующую запись, на ней нужный фрагмент (ведь президентские интервью обычно достаточно пространные), вырезать и отредактировать для показа в эфире. Думаю (но не настаиваю на этом), что непросто за 15 минут договориться и технически обеспечить выход в эфир на другом канале.

Складывается впечатление, что Шустер и его нынешний работодатель организовали спектакль на публику (включая и перепалку с Ткаченко), дабы подставить Петра Порошенко, представить его как врага гласности и свободы слова, благо накануне он и так «подставился» с санкционным указом.

Ведь в самом деле канал объяснил свое решение снять программу (он вправе формировать редакционную политику и сетку вещания), ну а что Шустер «наговорил» — так «свобода слова» же! Так что и оправдываться команде президента вроде бы не за что, а осадок опять-таки останется.

Впрочем, если к снятию с эфира «Шустер live», судя по всему, никто из команды президента не имеет отношения, то санкционный указ он подписал самолично. Понятно, что готовили список из 500 фигурантов другие люди, и вот тут вопрос — только ли по их недомыслию и головотяпству в нем оказались журналисты британского Би-би-си и из других западных стран, столь чувствительных к ограничениям прав своих граждан (при том, что самим фигурантам эти санкции, выражаясь предельно аккуратно, «по фонарю»). При этом несложно понять, что готовили указ в аппарате СНБО, возглавляемом Александром Турчиновым. Неужели он включился в чью-то чужую игру или затеял собственную?

Хотя вполне возможно, что это было действие «автоматом», «по накатанному». До этого Запад серьезно не реагировал на неоднократные ограничительные действия украинских властей в отношении российских журналистов, телеканалов и прочих СМИ. Впрочем, можно допустить, что в СНБО решили, что и на запрет деятельности в Украине прочих нежелательных для киевской власти журналистов никакой достойной внимания реакции не будет.

Так или иначе, как показывает опыт, обвинения в ущемлении свободы слова всегда становятся для украинских президентов тяжелым «ударом под дых». И те, кто создал почву для таких «претензий» к нынешнему президенту, сделали тонкий и сильный ход или кому-то хорошо подыграли.

Что последует далее, догадаться, уверен, несложно.

Всемирный индекс свободы прессы

Всемирный индекс свободы прессы

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Трамп-цена «гигантам мысли»

Произошедшее ярко обнажило проблему деинтеллектуализации, свойственную Западу в...

Michelle 2020: Интернет-сообщество нашло достойную замену...

Ее поклонники уверены: Мишель Обама сумеет добиться того, что не получилось у Клинтон

Перерождение социального государства в либеральное

ТНК перебирают на себя функции перерождающегося государства

Больше бюрократии!

Ежемесячно ЕС тратит $200 млн. только на временный переезд Европарламента из Брюсселя в...

Круговорот пенделей в народе

Символы государства есть у нас настоящие и не совсем настоящие

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка