Реформированное служение

№41–42(749) 20 — 26 ноября 2015 г. 18 Ноября 2015 5

Рисунок Игоря КОНДЕНКО, Игорь КОНДЕНКО

7 ноября вступил в силу закон Украины «О национальной полиции» — и таким образом наша многострадальная милиция официально обрела название, респектабельное в представлении почитателей популярных американских боевиков.

В идеологическом отношении данная реформа (не будем пока заключать это слово в кавычки, хотя основания есть) соответствует государственному курсу на западнизацию, отрыв от представлений советской эпохи, перечеркивание и забвение ее традиций и направлена на изменение общественного сознания. Соответственно заимствованы западные подходы в организации полицейской деятельности.

Правовая идеология закона отражает пиетет перед субъектностью гражданина, ее гиперболизацию и состоит прежде всего в том, чтобы подчеркнуть предназначение полиции как сервисного органа, оказывающего социальные услуги, пребывающего в услужении у народа.

С самого начала указывается, что национальная полиция служит обществу, а ее задачи состоят в предоставлении полицейских услуг. Присяга полицейского, текст которой включен в закон (присягу милиционеров определял нормативный акт Кабмина), содержит слова о верном служении Украинскому народу и охране прав и свобод человека.

В законе о милиции, утратившем юридическую силу, акцент делался на функцию защиты, милиция была органом, защищающим жизнь, здоровье, права и свободы граждан.

Не станем спорить с теми, кто не видит особой разницы между функциями защиты и служения, лишь бы они качественно исполнялись. Но чтобы понять законодателя, укажем на смысловой оттенок, состоящий в том, что гражданин в случае его защиты как бы является жертвой, а при служении ему — господином. Тоже, естественно, как бы. Гражданин, которому служат, по идее должен расти в своих глазах, как «растут» иные посетители ресторанов.

Появление еще одних слуг народа может, конечно, вызвать некоторую иронию ввиду имеющегося опыта «служения» т. н. народных депутатов, в своем большинстве вспоминающих о том, что они народные, преимущественно тогда, когда заканчивается каденция и грядут следующие выборы или нужно учинить дебош в суде или других местах, размахивая корочкой.

Вышеуказанное «как бы» здесь не просто фигура речи — оно является ключевым для понимания происходящих преобразований. Оно то и дело просвечивает сквозь мишуру пафосных фраз и не подкрепленных реальными возможностями предписаний.

К примеру, что такое сейчас упомянутый Украинский народ, которому надлежит верно служить? Еще недавно им считались участники и сторонники майдана, составлявшие, как известно, подавляющее меньшинство населения Украины. Весь народ не может собраться и сформулировать единодушный приказ новоявленному украинскому капралу (по-старому — младший сержант) или генералам полиции первого, второго и третьего рангов — на практике это могут сделать конкретные лица и силы. Потому служить надлежит как бы абстрактному Украинскому народу, но на деле — определенным лицам и силам.

Серьезной новацией, в духе современных веяний, является вовлечение в процесс комплектования полиции и решения кадровых вопросов общественности в форме постоянных комиссий при центральном и территориальных полицейских органах и в лице общественных деятелей и депутатов местных советов. Хотя, может быть, здесь лучше подошло бы не «вовлечение», а такие определения, как «отдать на откуп» или «переложить ответственность», создать механизм коллективной ответственности, т. е. безответственности.

Предпринятые шаги основываются на суеверии, что нынешние представители гражданского общества чужды коррупции, станут барьером на пути ее распространения в данном вопросе и к тому же могут мыслить государственнически, в интересах общего блага. Это суеверие довольно привлекательно и, вероятно, видится реформаторам в числе последних, решающих средств реформаторства.

На комиссии возлагается задача обеспечения прозрачного подбора (конкурса) в органы полиции, кроме специальных высших учебных заведений, и продвижения полицейских по службе.

Предполагается, что решения комиссиями будут приниматься на основании объективного оценивания профессионального уровня кандидатов, хотя в самих комиссиях должны преобладать лица не из числа полицейских и представители общественности (в центральном аппарате как минимум 4 из 5, в территориальных органах — 3 из 5 членов). Т. е. весомая роль в профессиональном отборе и оценке профпригодности принадлежит дилетантам.

Непрофессионализмом сегодня никого не удивишь, им даже щеголяют, его относят к преимуществам. Но приверженцев традиционных взглядов и прописных истин и просто лиц здравомыслящих ничто не заставит согласиться с этим сомнительным веянием.

Зато к непрофессионалам в комиссиях выдвигаются требования безупречной репутации, высоких профессиональных (только в какой отрасли?) и моральных качеств, общественного авторитета. Это должны быть сущие ангелы.

Задал же задачку законодатель!

В условиях разрушения моральных критериев поди поищи этих ангелов-кадровиков. Достаточны ли, по нынешним меркам, принадлежность к участникам или сторонникам майдана, демонстрирование патриотического вида для констатации наличия этих качеств? Является ли свидетельством их полного отсутствия критическое отношение к майдану?

Хотя бы намекнули, на кого ориентироваться, указали тех отцов, которых надлежит принять за образцы. Должен ли кандидат в комиссию быть таким же справедливым, как министр Аваков? Или таким же адекватным, как его ценный советник, специалист широкого профиля г-н Геращенко?

Пока не совсем понятно, как изложенное выше будет работать на практике, скорее это похоже на профанацию.

Данное законом местным советам право инициировать смещение полицейских руководителей соответствующего уровня (принимать резолюции о недоверии) с гарантированным увольнением, если наберется три четверти голосов от состава депутатов, — рычаг довольно серьезный. И полезный — если его жать в интересах законности и правопорядка, вытесняя хапуг, проходимцев и дилетантов. Но есть обоснованные опасения, что такие инициативы большей частью будут следствием сговоров местных депутатских группировок в целях, не согласующихся с благими намерениями законодателя.

Прописанные в законе гарантии профессиональной деятельности полицейского в части невмешательства, недопустимости препятствования и невыполнения требований не согласуются с уровнем законопослушности в обществе и, что еще важнее, в верхах и отношением к стражам порядка, а гарантии социальной защиты — с реальной возможностью их обеспечения.

Каково, например, фактическое содержание нормы, устанавливающей, что «полицейские обеспечиваются жильем на основании и в порядке, определенных жилищным законодательством»?..

Зато полицейские опутаны обязательствами и инструкциями, вплоть до запрета держать задержанного более двух часов в наручниках или без их ослабления.

Как раньше милиционер, полицейский на всей территории Украины независимо от должности, местонахождения и времени суток в случае обращения к нему кого-либо с сообщением об угрозе личной или общественной безопасности или в случае непосредственного выявления таких событий обязан принять необходимые меры для спасения людей и оказания помощи тем, кто в ней нуждается.

Наверное, это правильно ввиду сияющих целей реформирования, только слишком уж велик дисбаланс между амбициями и амуницией.

Положение украинских полицейских в современных условиях можно описать на примере сцены из фильма «Место встречи изменить нельзя», когда Шарапова ставят перед необходимостью участвовать в смертельно рискованной операции по освобождению Фокса и при этом Горбатый обещает: «Дам я тебе денег».

Кто-то скажет: надо же что-то делать, с чего-то начинать.

Вот и начали бы с реальных гарантий защиты правоохранителей в случае угрозы их здоровью и жизни и обеспечения немедленного возмездия за соответствующие посягательства.

Пока же имеем пример 31 августа, когда правоохранители были выставлены под Верховной Радой в качестве пушечного мяса, и спектакль в двух частях, первая под названием «Террористический акт», а вторая — «Политические преследования причастных». А политической воли не хватает даже на то, чтобы обеспечить элементарный порядок в судах при рассмотрении резонансных вопросов.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка