Выборы как окно возможностей

№36(786) 9 — 15 сентября 2016 г. 07 Сентября 2016 4

Нам их выборы не чужие

Осень на дворе. Температура за окном понижается, а политическая активность повышается. Как вы там хотите, но у нас снова есть повод для гордости, поскольку Украина снова оказалась в центре внимания мировых СМИ.

Информационных поводов для этого два: обострение в зоне АТО и скандал с Манафортом, вынужденным-таки в результате подать в отставку с поста главы предвыборного штаба кандидата-республиканца Дональда Трампа после скандала с так называемой амбарной книгой «регионалов». Скандал этот был организован при активном участии некоторых наших политиков. Манафорт, конечно же, все отрицает, но кого это уже интересует?

Сможет ли этот украинский амбарный скандал предопределить результаты американских выборов — это вряд ли. Но в общем-то это зависит исключительно от того, какое именно участие в нем (скандале) примут сами американцы. Разыграют украинскую подачу или нет?

Очень порадовала нас деловая газета Financial Times материалом о вмешательстве украинских политиков (непрямом, правда, по их мнению — и то слава богу) в американские выборы. Чему здесь радоваться? А тому, что еженедельник «2000» писал об этом удивительном факте попытки вмешательства еще неделю назад. Удивительном потому, что никогда ранее наши политики не делали попыток вмешиваться во внутренние дела. Но сегодня для украинской власти слишком многое зависит от этих выборов США. И потому у нас подавляющее большинство политиков (по их же словам) желали бы увидеть в Белом доме Хиллари Клинтон. Чего желают украинские граждане — неизвестно. Это же не наши выборы, хотя оказывается, что они нам и не чужие.

Никогда раньше не выступали с заявлениями, подобно Яценюку и Авакову, с целью повлиять на результаты тамошней президентской кампании в пользу одного из претендентов. То ли никому это не приходило в голову, то ли опасались подзатыльника от старшего брата. Что изменилось сегодня? Или старший брат ослабел, или младший усилился до такой степени, что это стало возможным. Но за подзатыльником дело, видимо, не станет. Даже если такая инициатива исходила на самом деле от другого кандидата в президенты. Или его команды.

(Не знаю, читают ли нашу газету в официальной Америке (и как регулярно) или пользуются другими источниками, но все равно приятно, что наши читатели могут узнавать о многих принципиально важных мировых и внутренних событиях раньше других. Так держать!)

Возвращаясь к текущим событиям, отметим, что по-прежнему основным как бы направляющим обстоятельством для всех мировых политических и экономических процессов являются грядущие выборы президента США. И так будет продолжаться еще довольно долго и после самих выборов, поскольку перестройка власти на новый лад после прихода в Белый дом Дональда Трампа тоже потребует еще некоторого времени.

Смена властной команды будет происходить даже после возможной победы Хиллари Клинтон, несмотря на то, что власть останется в общем-то в руках все тех же демократов. Можно сказать, что по причине небывалой остроты американских выборов возникла некая глобальная вольница (специфическое окно возможностей), когда гегемону будет до всего недосуг, кроме самих выборов. Все-таки любые демократические выборы являются немалым испытанием для любой страны, даже на спокойном, ламинарном участке ее существования, а во времена кризисные могут и вовсе привести к большим потрясениям. В случае же выборов у гегемона трясти будет всех. Но таковы издержки демократии. Кому об этом знать, как не нам, пережившим пресловутое трехтуровое президентство.

Потому в образовавшемся окне возможностей, обеспеченном зависанием системы на время президентских выборов в США и неминуемой перетряской властной команды, найдется немало желающих (у нас в том числе) решить какие-то свои насущные проблемы, что в нормальной обстановке сделать было бы невозможно.

Небывалая острота президентской кампании в Америке объясняется тем обстоятельством, что она пришлась на время глубокого кризиса глобальной миросистемы, вызвавшего раскол в американской элите. Раскол истеблишмента прошел не по линии привычного раздела американского политикума на традиционные партии республиканцев и демократов, а как бы поперек их. Условно двухпартийная система стала практически многопартийной, поскольку расколотыми оказались обе партии.

Что и неудивительно, поскольку сами партии в этой закостенелой, как на нее ни посмотри, системе к настоящему времени стали просто трудноразличимы и не создают уже у электората необходимого ощущения возможности выбора власти. А ведь ощущение выбора, возможности смены власти с твоим персональным участием — главный элемент западной демократии.

Потому в двухпартийной системе с трудно определяемыми отличиями потенциальный избиратель уже не ориентируется на партии так, как это было прежде, — он смотрит только на конкретные личности. А традиционные партии (как бы это для них ни было обидно) тоже вынуждены приспосабливаться к яркой личности, появившейся как будто ниоткуда. Личности, не прошедшей сито партийного отбора, и не проследовавшей по обязательной политической карьерной лестнице в одном из штатов. Ведь американские президенты, как правило, все бывшие губернаторы. Как у нас они (президенты) в большинстве— бывшие премьеры. За исключением первого и последнего. (Последнего по времени, чтобы не подумали чего-нибудь плохого.)

Так республиканцы, на этих выборах президента вынужденно приспосабливаются к Дональду Трампу. Делают как бы хорошую мину при плохой игре, поскольку они так и не смогли выдвинуть популярного кандидата из своих партийных рядов. Ну не обидно ли? Старейшая партия с такими вроде бы традициями — и никого подходящего. Теперь деланно улыбаются (американской улыбкой) эксцентричному самовыдвиженцу (чтобы не сказать выскочке) в надежде перемолоть в дальнейшем его амбиции в своей республиканской мельнице.

Но в случае с Дональдом Трампом это вряд ли у них получится легко. Если получится вообще. Потому в республиканской партии значительное число решительных противников Трампа. И борьбу с ним они будут вести даже после его избрания. Тоже традиция. Они обеспечили себе некоторую свободу для маневра, поскольку президент в США избирается одновременно с вице-президентом. Подстраховываются как бы.

С Хиллари Клинтон в этом отношении никаких внутрисистемных проблем быть не должно — она системный политик, опирающийся на собственный клан. Сюрпризов с ее стороны как будто не предвидится. Но это в теории, а на практике любой политик в ситуации кризиса будет пытаться использовать его для укрепления собственной власти. (И своего клана). И если в случае с Дональдом Трампом опасность для системы исходит от него лично, то с Хиллари Клинтон опасность будет исходить от клана Клинтонов, что в конечном итоге может оказаться намного серьезнее. Поскольку принципиальный отказ Клинтон от давно назревших перемен и намерение удерживать кризисную ситуацию любой ценой может привести в результате к необратимым последствиям.

Иными словами любая смена власти состояние острого системного кризиса, может оказаться фатальной и вызовет обрушения в давно уже возникших финансовых и экономических перекосах. Много ли нужно, чтобы начали лопаться пузыри на сырьевом и энергетическом рынке? Или чтобы зашаталась долговая башня высотой в 19 трлн. Потому в такое время, когда вместе сошлись кризисы — внутренний, а также миросистемы (да и многие другие кризисы) для гегемона, у которого, что бы ни говорили, есть определенные обязанности и по сохранению внешнего миропорядка, выборы было бы лучше (и для страны, и для миросистемы) на некоторое время отложить. А тем временем попытаться выбраться хотя бы из некоторых этих кризисов.

Конечно, третий гипотетический срок Барака Обамы — это не третий срок Франклина Делано Рузвельта (32-й президент США, четырежды избиравшийся на пост президента), учитывая масштаб этих личностей. Но и масштаб опасности, который был тогда, и сегодншний несоизмерим. Все-таки Америка тогда не несла ответственности за весь мир, поскольку мир в те времена был многополярным.

Ну а теперь так все остановилось — все ждут новую команду в Вашингтоне. Переговоры, которые ведет Америка с Евросоюзом по созданию зоны свободной торговли (а они были просто обречены на успех), и те застопорились. Франция призвала Еврокомиссию вообще выйти из этих переговоров. Напряженные переговоры касательно зоны свободной торговли, (США и ЕС) или политика экономических санкций, направленная на политических противников, свидетельствует в пользу того, что в мире не осталось чистой экономики — только политическая.

Ну действительно, какой в переговорах смысл? Какой смысл Европе убиваться на переговорах, выторговывая себе какие-нибудь сладкие моменты, если через пару месяцев придет в Белый дом новая команда и все под благовидным предлогом отменит. Дескать, предыдущий президент слишком много уступил в стремлении поставить красивую точку в конце своей каденции.

Тем не менее какую-то красивую точку в конце своего президентства Барак Обама все равно должен поставить. Ждем-с.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка