Бродники-праказаки (малоизвестная ветвь русичей)

№45(929) 8 — 14 ноября 2019 г. 06 Ноября 2019 4.7

Между современными русскими государствами (вернее, между двумя из означенных трёх) последние тридцать лет идёт хоть и неяркая, малоозвучиваемая, но отчётливая полемика о том, у кого из этих двух - меньше черт, связывающих их (либо Россию, либо Украину) с социально-культурным наследием Золотой Орды (Улуса Джучи Монгольской империи). Существенным моментом этой достаточно абстрактной историко-геополитической дискуссии является феномен зарождения казачества.

В начале ХІІІ в. Восточноевропейская степь была заселена половцами, степными (в отличие от северокавказских) аланами и полукочевыми русскими насельниками - бродниками. Оные начали формироваться со 2-й половины XII в. из тех восточных славян, которые переселялись в степь, уходя от социальных и междукняжеских проблем на Руси.

Политическая раздробленность самих половецких ханств, в свою очередь, создавала определённые геополитические ниши на Дону, Нижнем Днепре, Приазовье, Нижнем Днестре. Эти ниши во 2-й половине ХІІ - 1-й трети ХІІ вв. и удалось заполнить русским «отходникам».

Пик данного «отходничества» пришёлся, по всей видимости, на 1-ю четверть. XIII в. Основной массив бродников сформировали, скорее всего, выходцы из Переяслав-Русского, Киевского, Черниговского, Курского, Новгород-Северского, Трубчевского, Брянского и, в меньшей степени, Волынского и Рязанского княжеств. На этих древнерусских землях к началу ХІІІ в. Православие утвердилось уже достаточно прочно (в отличие, например, от Волго-Окского междуречья и Северного Заволжья). В т.ч. и в сельских «весях» Южной Руси.

Так что среднестатистический бродник середины XIII в. был уже вполне христианским человеком и нуждался хотя бы в каком-то религиозно-храмовом окормлении. В отличие, например, от незначительной части половцев, формально принявших православие в 1-й половины ХІІІ века.

Бродники как союзники (и не только в Калкской битве 1223 г.) монголов остались, естественно, в Улусе Джучи после субудай-батыевого подчинения оному Восточной Европы. Их (наряду с небольшими группами полу-православных половцев) в дальнейшем религиозно окормляла Сарайско-Переяславская епархия Русской митрополии.

Переяслав-Русское княжество, как известно, было в 1240-х гг. ликвидировано Батыем и включено им в состав непосредственных ордынских кочевых улусов. Город Переяславль-Русский, естественно, тогда сильно опустел, но его кафедральный собор уцелел и более столетия окормлял православных кочевников в качестве второго (после Сарая) центра епископии.

Опустели и другие города Переяславского, юго-востока Черниговского и юга Киевского княжеств. Как, например, Полтава («крепостица» на реке Лтава середины ХІІ - середины ХІІІ вв.) и Юрьев-на-Роси. Хотя в последнем сохранился «белого цвета» православный храм (Белая Церковь), также окормлявший православных кочевников и полукочевников, преимущественно - постбродников.

В войске хана Тохты (во время его междоусобной битвы с беклярбеком Ногаем) в 1300 г. были русские. И Ногая лично убил русский. А ведь известно, что ни в войске Тохты, ни в армии Ногая не было отрядов, привлечённых непосредственно из русских княжеств.

В битве русско-литовцев с западными ордынцами на Синих Водах (1362 г.) одним из трёх ордынских командующих был русский Дмитрий. Возможно и руководимый им тумен (тьма) состоял из постбродников. Кое-кто из нынешних псевдоисторических публицистов утверждает, что это был сам Дмитрий Донской. Однако, во-первых, владимирско-московскому великому князю Дмитрию тогда было 12 лет. А во-вторых, в условиях внутри-ордынской междоусобицы 3-й четверти XIV в. (т.н. «Великой Замятни») у западноордынских туменов (враждебных в 1362 г. официальному Сараю) никоим образом не смогли бы дотянуться руки до Волго-Окского междуречья.

Когда же в середине ХV в. в Орде развернулось «казачье движение», то пост-бродники почти полностью в него влились. Постбродники Слобожанщины, Дона и Приазовья этнически больше тяготели к Курщине и Рязанщине. Пост-бродники же Нижних Поднестровья и Поднепровья - к Подолии и Южной Киевщине. Ну и плюс (в обоих случаях) свежие пришельцы как из Литовской, так и из Московской Руси. Беглецы от усиливающейся феодализации.

Городовые казаки Слобожанщины конца XV-XVI вв. - одна из ветвей великорусских протоказаков-постбродников. С 1580-х гг. началась и крестьянско-мещанская «реконкиста» края под руководством московского воеводы Богдана Бельского.

В формировании ранних казаков (тех их групп, которые формировались к западу от реки Яика) приняли участие: 1) ордынцы-постбродники (православные, окормляемые сарайско-переяславским епископством, двуязычные (говорившие на одном из русских диалектов и на одном из кипчако-половецких наречий), вышедшие из-под сюзеренитета темников, беков и огланов; 2) ордыно-кипчаки, также вышедшие из-под сюзеренитета темников, беков и огланов (слабо исламизированные, фактически язычники-тенгрианцы); 3) беглые русские смерды, ушедшие от процессов феодализации в Русско-Литовском, Московском, Рязанском и др. русских княжествах; 4) степные аланы и аланы-отходники (речные рыболовы), которые оказачились; 5) адыге-отходники (речные рыболовы), которые оказачились,-- проточеркасы.

Последние же и сконцентрировались в определённом месте, где стали одними из пионеров казачества в середине - 3-й четверти XV в. Возник населённый пункт Черкассы.

А по этому топониму позднее всё украинское подразделение казачества в Русском Царстве стали именовать «черкасами».

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...
Loading...

Загрузка...
Загрузка...
Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка