Франция: лишь контуры новой борьбы

08 Мая 2017 4.2

Что ждет Францию?

Нам конечный итог выборов во Франции стал ясен еще в начале февраля, после того как на них выставили Эммануэля Макрона, а прежнего явного фаворита гонки Франсуа Фийона принялись топить компроматом («Выборы во Франции: сценарий войны компроматов. А побеждает финансовая олигархия?»).

Поэтому нас в ходе прошедших выборов интересовали не итоговые цифры волеизъявления, а исключительно расклад политических сил на будущее, с учетом того, что уже через месяц французам предстоит выбирать депутатов Национального собрания. И в этом плане более важны не результаты второго тура президентских выборов — раз уж на них слишком многие избиратели голосовали за «меньшее зло», но углубленная социология первого тура, и к ней нам придется еще раз вернуться.

Мы видим, что немаловажным игроком на политической арене Французской Республики становится радикальная молодежь, выходящая бузить на улицу, яростно протестуя против обоих финалистов президентской кампании — больше, конечно же, против Ле Пен, но уже в ближайшей перспективе — против победившего экс-банкира.

Брошен лозунг: «До 7 мая боремся против Ле Пен, после 7 мая боремся против Макрона!» Да уж, 25-му президенту Франции спокойной жизни не обещают!

В нашей стране это кажется невероятным, но во Франции молодежь все более делает свой политический выбор в пользу левых. Согласно данным социологических исследований, в возрастной категории от 18 до 24 лет в первом туре 30% граждан проголосовали за Меланшона, 21% — за Ле Пен, всего лишь 18% — за Макрона (хотя, казалось бы, он, сам еще весьма молодой человек, наиболее близок к ним!), 10% — за Амона и 9% — за Фийона. Чем старше возрастной сегмент, тем меньший процент лидер левых получил на этих выборах (в категории 60–69 лет — 15%, старше 70 — 9%). Консервативные пенсионеры — это электорат Фийона (45% среди тех, кому за 70!).

Между прочим, и ультралевые троцкисты набрали в молодежном сегменте 3%, притом что получили на двоих в целом чуть более 1,7% голосов избирателей.

За молодежью как-никак будущее, и именно будущее «старых системных» партий — Социалистической и «Республиканцев» — теперь, в свете приведенных данных, выглядит весьма сумрачно.

Другой важнейший вопрос: кого поддерживают мегаполисы? Здесь плохи позиции у Марин Ле Пен: ее обожает глубинка, сельская местность, склонная к национализму, тогда как в больших городах, за исключением Марселя, за нее голосуют мало (в Париже в первом туре она получила всего 5%). Париж и Лион — главные оплоты либерализма, где голосуют за Макрона и Фийона.

А вот Меланшон занял первое место, получив от 25 до 31%, в таких важных городах, как Монпелье, Лилль, Гавр, Тулуза, Гренобль, Авиньон, Сент-Этьен, Марсель. Очень интересна ситуация в Марселе, в этом наиболее иммигрантском и мусульманском городе страны, симпатии которого разделились между левыми и крайне правыми; возможно, это — один из узлов противоречий в нынешней Франции.

Меланшон на фото

Меланшон также восстановил репутацию ряда городов т. н. красного пояса Парижа, некогда голосовавшего за коммунистов. Он стал первым в иммигрантском анклаве Сен-Дени под Парижем, и это превосходно отображает непримиримость противостояния Меланшона и Ле Пен, что, впрочем, не исключает возможности их блокирования по ряду вопросов в будущей борьбе против центриста Макрона.

В этой обстановке Ле Пен, претендуя на голоса левых, усилила «прорабочую» риторику, выступила в поддержку борьбы за свои трудовые права протестующих работников завода компании Whirlpool, который его владельцы намерены перенести в Польшу. Так же, впрочем, поступил и Макрон, тоже боровшийся за голоса левых.

Однако, как отмечают обозреватели, ни один из участников решающего тура выборов не поставил вопрос об отмене крайне непопулярных изменений в трудовом законодательстве, принятых правительством Олланда и всколыхнувших в прошлом году Францию. И вопреки мнению некоторых российских экспертов, старательно пиаривших Ле Пен, ее экономическая программа отнюдь не является социальной. Так что ни евроатлантист Макрон, ни неистовая антиглобалистка Ле Пен дальше предвыборных заигрываний с рабочим классом, видимо, не идут и не пойдут.

Итак, президентом стал правоцентристский популист, не имеющий, судя по всему, какой-то четкой программы вывода Франции из кризиса, куда она движется. Те выступления Макрона перед публикой, которые транслирует телевидение, на наш взгляд, представляют собой бессодержательный набор либеральных штампов, а диапазон горячей поддержки новоизбранного главы государства — от Олланда и Меркель до Обамы и четы Клинтон — говорит о том, какой будет его политика.

Новый президент Макрон

Однако пожелание Франсуа Олланда в том, что Макрону удастся решить задачу «объединиться ради движения Франции по пути прогресса и социальной справедливости», представляется мало выполнимым. Скорее всего, Францию ждет обострение политической борьбы, образование разного рода альянсов против нового президента, и первым туром этой борьбы станут июньские парламентские выборы.

Конституция Пятой республики дает президенту большие полномочия — он, в частности, назначит премьер-министра, который займется формированием Совета министров. Однако поддержка парламентского большинства президенту жизненно необходима, особенно такому, как Макрону, — не имеющему за собою ни большого политического опыта, ни устоявшейся авторитетной политической силы — партии.

В прошлом во Франции несколько раз случались ситуации «сосуществования» главы государства и парламентско-правительственного большинства от партий-соперниц. Чтобы снизить вероятность такой дестабилизирующей коллизии, в начале 2000-х гг., одновременно с сокращением срока президентства с семи лет до пяти, решили почти совместить выборы президента и Национального собрания. Но такая модель работала только тогда, когда в политической жизни страны безоговорочно доминировали две «старые», «системные» партии. Теперь их позиции поколеблены.

Правда, в их пользу, в пользу крупных «системных» партий центра служит избирательная система — мажоритарная, причем со вторым туром, когда кандидату нужно получить абсолютное большинство голосов. Из-за этого распределение мест в парламенте не всегда отражает реальную поддержку тех или иных политсил в обществе в целом. Такая система ставит преграды для радикальных партий — как для левых, так и для того же Национального фронта. Однако сейчас расстановка сил такова, что и те и другие способны победить во многих округах, потеснив старые партии, покончив с их господством, надоевшим многим французам.


Загрузка...

Меньше всего вакцинам доверяют в Японии и Украине

Наибольшее число европейских скептиков сосредоточено в Украине и Франции

Владимир Зеленский прибыл в Париж

C однодневным официальным визитом в столицу Франции прибыл Президент Украины

Во Франции в пожаре сгорели 250 тысяч литров коньяка

В субботу, 15 июня, во французском департаменте Шаранта произошел крупный пожар, в ...

Кто победил во Второй мировой? Во Франции все меньше...

Свидетельством этого станет отсутствие Владимира Путина на грядущем праздновании...

Во Франции на Рейне погибли три человека, один ребенок...

Туристическая лодка, отчалившая от немецкого берега реки, перевернулась; среди трех...

Россия и Украина способны найти общий язык

Разбив яйца, остается лишь готовить омлет. В одну реку нельзя войти дважды: уроки...

Загрузка...

Невже нам буде безпечніше жити під прицілом...

Після вступу в НАТО почнеться обов'язкове розміщення на території України...

Семь футов под килем! 25 июня – Международный день...

Суровая проза отечественного «возрождения» напрочь развеивает романтические...

Три числа и... дела

Об одном зарубежном спиче премьера Мамуки Бахтадзе

На что рассчитываем? На гол престижа? Красивую игру? На...

На то место, в котором Петр Порошенко допустил первое из трех сокрушительных...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка