Язык мой — враг мой

22 Апреля 2017 1 4.9

Гройсман на ДнепроГЭСе

«Нельзя объять необъятное» — поэтому бывает, что информация о требующем комментария событии или заявлении политика попадает на глаза политического обозревателя со значительным опозданием, однако не становясь от этого менее актуальной.

Так получилось с посещением премьером Гройсманом Хмельницкой АЭС 26 января, где он пространно говорил о перспективах развития украинской энергетики, особенно в контексте достижения энергетической независимости. Помимо прочего, премьер сообщил: «Также мы определили развитие гидроэнергетики (все то, что производится предприятиями «Укргидроэнерго»). Это означает, что за десять лет мы должны увеличить (удвоить) с 8 почти до 16% удельный вес производства гидроэнергетики». 

Что ж, на первый взгляд, идея вполне здравая. Ведь гидроэнергетика — одновременно и традиционный (т. е. экономически рентабельный), и возобновляемый (не требующий постоянной закупки или добычи исчерпаемых видов топлива) источник энергии — используется практически с начала электрической эры.

Но есть ключевой недостаток (помимо стоимости самих ГЭС и необходимости отчуждения огромных территорий под водохранилища), не позволяющий человечеству полностью перейти на него: его потенциальный ресурс для любой территории безусловно ограничен объемом стока протекающих через нее рек и перепадом высот, т. е. чисто географическими факторами. Поэтому в энергетическом балансе подавляющего большинства стран гидроэлектростанции занимают ключевую роль.

В Украине же гидроэнергетический потенциал, в основном сосредоточенный в течении ее главной реки Днепра, использован практически полностью каскадом ГЭС, построенных в советские времена и дающих те самые 8%, о которых говорил премьер. Теоретически можно застроить новыми ГЭС малые реки Украины, но, боюсь, это даже при стопроцентном использовании их ресурса, невозможно.

Согласно Википедии, 10 крупнейших украинских ГЭС имеют установленную мощность 4 491,4 Мвт при годовом производстве электроэнергии около 11 111 млн Квт·ч, из них на три неднепровские приходится только около Квт·ч дают пять десятков малых ГЭС, многие из которых выведены из эксплуатации и заброшены ввиду абсолютной нерентабельности и исчезающе малого влияния на энергобаланс страны.

Пробийновская ГЭС - фото 2015 г.

Так за счет чего премьер Гройсман собрался увеличивать в два раза долю электроэнергетики? Трудно избавиться от впечатления, что он, извините, абсолютно «не в теме» (да и когда было заниматься общим развитием человеку, с 15 лет проходившему «школу жизни» на винницком рынке) и озвучивает, как попугай (еще раз, извините), то, что ему подсовывают ушлые подчиненные.

История, в общем, обычная: дал команду подготовить программу по «повышению эффективности, энергонезависимости» и всему хорошему против всего плохого в энергетике, в Министерстве (причем необязательно на уровне министра, который, возможно, не более компетентен, чем премьер) и решили, «чем бы начальство не тешилось», тем паче что за 10 лет… Ходжа Насреддин ишака брался научить говорить человеческим голосом, не то что удвоить долю гидроэнергетики.

Впрочем, вполне вероятно, что мы слишком уж недооцениваем интеллектуальный уровень премьера, который достаточно хорошо понимал, о чем он говорил, ведь речь у него шла не об увеличении в 2 раза производства электроэнергии украинскими гидростанциями, а о повышении удельной доли гидроэнергетики в энергобалансе страны. А это-то как раз вполне достижимо — нужно просто уменьшить в два раза производство электроэнергии в Украине при сохранении объемов гидроэнергетики.

Так, может, в этом и состоит истинный план «развития» Украины, о чем косвенно проболтался Владимир Гройсман? Ведь объем потребления электроэнергии — один из ключевых показателей развития любой страны. И если, скажем так, «ожидается» дальнейшая обвальная ликвидация остатков промышленности, падение уровня жизни населения, которое также потребляет электроэнергию в значительных объемах (и чем выше уровень жизни, тем больше потребление), вкупе со значительным сокращением его численности, тогда все выходит вполне логично.

Наверно, мне возразят, что речь может идти об отходе от «грязной», «совковой» экономики к новой, креативной, инновационной, к развитию энергосберегающих технологий, но, странная вещь, и в самых развитых странах падения производства электроэнергии и снижения энергонасыщенности ВВП не наблюдается. К примеру, Франция произвела в 1999 г. 497,26 млрд кВт·ч, а в 2011-м — 542 млрд; Германия в 1999-м — 531,377 млрд кВт·ч, а в 2011-м — 620 млрд. Украина в 1999 г. произвела 157,823 млрд кВт·ч, в 2012-м — 198 млрд, в 2015-м — снова 157 млрд.

Нетрудно убедиться, что по производству и потреблению электроэнергии на душу населения Украина и в лучшие годы примерно в два раза уступала наиболее развитым странам. Теперь же, судя по всему, этот разрыв запланировано увеличить еще в два раза.

Трехкамерный шлюз Днепровской ГЭС

О том, что такая стратегия реализуется, свидетельствует и заявление председателя Независимого профсоюза горняков Украины Михаила Волынца, «Я на коллегии министру сказал, что я, как глава Независимого профсоюза горняков Украины, не могу подписать концепцию (реформирования угольной отрасли Украины), проект которой мы не видели. Он сказал: «Хорошо, я сейчас вам дам план». Дал план…

Там предусмотрено закрыть 47 шахт из 49 на территории, подконтрольной украинской власти! Когда разрабатываются такие стратегии и концепции, желательно понять, как будет обеспечиваться страна, промышленность и население энергией и будут ли создаваться рабочие места. Я хотел бы обратить внимание на эти вопросы». 

В общем, от угля с неподконтрольных территорий отказались, но, оказывается, и с подконтрольных он не нужен. При этом «мы хотим стать энергонезависимой страной, и мы определили это в нашей стратегии, утвержденной правительством, которая будет выполняться. Она заключается в следующем: до 2010 г. весь газ, который необходимо для потребления Украиной и украинцами, должен производиться на территории страны». Это снова Гройсмана на Хмельницкой АЭС.

Т. е. и потребление газа запланировано сократить (поскольку и тут особых резервов увеличения добычи нет). Впрочем, оно и так значительно сократилось именно из-за падения экономики. Что же останется? «Нам надо развивать (атомную энергетику). Более того, считаю нашей задачей как страны — быть экспортером электроэнергии. Мы должны продавать произведенную в Украине электроэнергию и получать за это больше валюты, что также будет позитивно влиять на экономику страны».

Во как — мало сокращения производства в два раза, так еще и продавать на экспорт! Причем, закрывая угольные шахты, будут развивать атомную энергетику. А как же с энергонезависимостью? Ведь для реакторов нужны тепловыделяющие сборки (ТВЭЛы), а их Украина не производит и, очевидно, никогда производить не будет (при «преступном режиме» был заключен контракт с Росатомом на строительство такого завода, но дальше… все понятно).

Теперь курс взят на замену российских ТВЭЛ на американские, корпорации «Вестингауз», хотя все предыдущие попытки их использовать на реакторах советской разработки заканчивались аварийными ситуациями. Но кого волнуют «проблемы туземцев», ведь, похоже, именно под это (прибыли американской корпорации) и «реформируется» украинская энергетика. Ну а конкуренты (те же угольщики) по законам рынка устраняются.

Тем более рынок, как предполагается, будет кардинально «схлопываться», поскольку таков генеральный план «развития» полуколонии (которая от колонии отличается только тем, что хозяева не несут никаких формальных обязательств по отношению к аборигенам). А Гройсман, похоже, просто сказал лишнего, преждевременно открыв наши подлинные перспективы. 


Загрузка...
Загрузка...

Русский язык как инструмент войны

"Мы боремся не против языка, а против инструмента, благодаря которому началась война"

Что ПАСЕешь, то и пожнешь!

Европейский путь Украины все более ведет ее к превращению в анти-Европу

Два мэра — много для Николаева?

Городской голова — айтишник Сенкевич против горсовета: чем кончится...

Люстрация глобусов

Есть ли за последние 25 лет прецеденты, чтобы жителям целых регионов запрещали выезд из...

Двойная реинтеграция Донбасса

Все больше законопроектов, которые никому не нравятся

«Оппоблока» стайл, или Раскол после судебной реформы

Добкин покидает ОБ после «позорной» судебной реформы, Новинский создает...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Иван Незгодный
23 Апреля 2017, Иван Незгодный

Вестингауз - не та ли это корпорация о банкротстве которой недавно было объявлено? Там вроде бы еще всплыли какие-то финансовые махинации или аферы, что-то вроде сокрытия прибыли или убытков... И там, видимо, не только есть, но и процветает коррупция.

- 19 +

Получить ссылку для клиента
Маркетгид
Загрузка...
Авторские колонки

Блоги

Ошибка