Как из 0:3 сделать 4:3 в компенсированное время

12 Июня 2019 0

Любая попытка спрогнозировать стратегии политических лидеров, с которыми те приступают к исполнению общественно-политических задач, показывает наличие огромного количества путей, из которых стратегическим будет выбран один, максимум два.

В таком случае исследователь приходит к нескольким взаимно исключающим друг друга выводам, практически бесполезным в деле реального, сиюминутного прогнозирования.

Практический интерес, однако, представляют такие стратегические соображения, которые можно рассматривать как долгосрочно неизменные для данных политических субъектов, вне зависимости от политической конъюнктуры; и чем точнее и специфичнее такие наблюдения, тем выше их ценность в оценке сегодняшних и предстоящих событий.

Попытаемся определить существенные стратегические особенности планирования действующим главой государства и инкорпорированной с ним политической партией «Слуга народа».

Является ли Путин субъектом внутриукраинской политики?

То, что российская внешнеполитическая жизнь — важный фактор оценки текущих политических процессов Украины, не требует пояснений. Фигура главы российского государства при этом, бесспорно, исключительная в оценке такого влияния.

Оценка Путина участниками политического процесса на разных уровнях играет важную роль как значимый внутриполитический украинский фактор последних пяти лет. Однако является ли это свидетельством участия в качестве именно субъекта Владимира Путина в украинской внутриполитической повестке, то есть живого человека, вовлеченного в процесс непосредственного принятия внутригосударственных для Украины политических решений?

Существенную роль играет не Владимир Путин (в качестве живого человека, субъекта), а образ президента РФ Владимира Путина, представленный различными политическими силами как эталонный, по их мнению, для неискаженного непосредственного гражданского восприятия.

Каждая из таких сил настаивает на достоверной объективности представленного ими образа Путина для своих сограждан, без необходимости поверки этого образа внутренним человеческим критическим чувством, способностью обстоятельно и критически мыслить.

Вопрос этот связан с тем, что в отсутствие предоставления политическому лицу трибуны и печатного пространства для его прямого, непосредственного обращения, сама влиятельная личность переходит из разряда субъектов политической жизни в разряд образов, оказывающих воздействие на политический процесс без своего прямого, публичного участия в нем.

Но тут окажется, что личность, не имеющая возможности напрямую высказаться, в общественном представлении в значительной мере начинает обретать черты, которые ей придают те, кто не лишен слова и кто этим словом пользуется, чтобы давать персональную характеристику такой безмолвной личности.

Другое дело, что значительной ошибкой будет думать, что такие ораторы формируют образ человека, не имеющего возможность высказываться, т. е. воистину придавая качества своего собственного политического и нравственного кругозора, создают-де эталонный образ гражданского восприятия, выдерживающий любую критику.

Безотносительно к тому, справедлив или несправедлив запрос украинских СМИ на отображение российской президентской повестки дня, факт остается фактом: образ российского главы государства на украинских просторах получился напрочь отличный от того, который превалирует в российском медиапространстве.

В состоянии отношений между государствами это немудрено, но я бы отметил деталь, не связанную с политическими взглядами противоборствующих на данном этапе сторон: человеческая личность Путина напрочь искажается украинскими медиа по отношению к тому впечатлению, которое он как человек произвел бы в непосредственном своем воздействии, в том числе обращаясь через СМИ.

Совершенно понятно и справедливо при наличии актуальной политической повестки не предоставлять трибуну главе государства с крайне неоднозначным отношением к украинской государственности в украинском медиапространстве. Речь не о том, потеряла или приобрела Украина от невозможности читать или слышать пять лет обращения Путина в печатном слове или через экран. Речь о том, что по тем или иным причинам личностные качества, политическая харизма Владимира Путина предстали для украинского высшего политикума как опасный фактор для внутренних дел государственной политики. И прикрывая путь всяческого воздействия его словом, они предпочли сделать все, чтобы возникло впечатление, будто этих личностных качеств, пусть подкрепленных исключительным могуществом власти, не существует в природе.

О том же, что, однако, существует в природе, только по ту сторону восточной границы, да и по эту знакомо, исследователь пишет: «Стиль речи Путина – это стиль деловой речи. Он говорит сухо и сжато («жестко»), как олицетворение распорядительного документа. Для оживления речи, сближения с аудиторией и эмоциональных эффектов он вставляет простонародные выражения и сленг («мочить», «хомячить» и проч.). Поскольку эмоции в речи Путина приходятся, как правило, именно на такие словечки, они запоминаются аудиторией и многократно цитируются. Поэтому яркие словечки появляются в речи Путина на особенно важных темах: СМИ подхватывают их как лозунги и тиражируют. В самом общем плане речь Путина звучит так: сухо, жестко – всплеск эмоции (простонародное словечко), сухо, жестко – всплеск эмоции (простонародное словечко). В итоге у аудитории возникает иллюзия спокойствия и стабильности, которая якобы исходит от Путина. Путин выглядит в глазах аудитории как "гарант стабильности"».

В иллюзии окончательного устранения сильнейшего политического конкурента украинские деятели политических медиа, кажется, всерьез удостоверились, что харизматичных личных качеств президента Российской Федерации, коль их не ретранслируют в украинское политическое пространство, не существует.

Но оказалось, что личные качества, «создающие у аудитории иллюзию спокойствия и стабильности», — это не личностные качества именно Путина. Это личностные качества любого настоящего политического лидера.

Выражая свое субъективное мнение, скажу: кажется, в конце своей каденции это уразумел и Порошенко, поняв, что для успешности политической публичной деятельности надо в той или иной мере играть «в Путина», в воссоздании на публике (кстати, достаточно ненатужном) этой внешней уверенной, спокойной распорядительности, значительно выигрывая по отношению к «непутинским» средствам выражения, — гневливой истерики, заигрывающих шуток, этих попыток миллиардера рассмешить бедных, самому первым смеясь над ними.

Более того, кажется, «путинский» стиль выражения больше бы подходил предыдущему президенту, самому по характеру своей конституции куда больше интроверту, нежели этот карнавальный экспрессик, которым он себя столько времени, оказалось, ошибочно выставлял.

Как ответ на общественный запрос на такого лидера, «создающего у аудитории абсолютную иллюзию спокойствия и стабильности», и возник Владимир Зеленский. Причем возник в качестве вызова актера, вызова актера — самому большому актеру, кажется, современности.

Как получилось после первого матча проигрывать 0:3?

То, что украинская сторона по окончании президентства Порошенко «горит», видно невооруженным глазом. Наиболее красноречивым примером этого, небывалым в истории независимой Украины, стала традиция устремления к несамостоятельному разрешению межгосударственных споров, конфликтов, напряженностей, сомнительная традиция, с которой президентская каденция Порошенко останется в истории.

Любой повод внешнегосударственных осложнений воспринимается украинской стороной как возможность токсично воздействовать на возможно более широкий круг государств и правительств, стремясь отрицательной харизмой беспрестанно находиться в их повестке, не учитывая их прагматических соображений и даже вопреки им.

0:1

Кризис доверия. То, что Порошенко стал «президентом панiв», стало понятно задолго до выборов 2019 г. по результатам социологических опросов об общественном доверии институтам политической власти.

Надо сказать, что и глава российского государства принимал общественно неоднозначных решений вряд ли меньше, нежели глава украинского, и рост доверия к нему и его поступкам вместо постоянного и неуклонного сваливания в штопор общественных симпатий к господину Порошенко нельзя только сваливать на, мол, различные конъюнктуры политических полей в государствах. Путин, какими бы он средствами ни пользовался, в своем обществе стал президентом консенсуса, Порошенко в своем – президентом разъединения. А с нравственной позиции призывать к сложному миру лучше, чем не давать затухнуть тлеющему огоньку межнационального непонимания, всячески раздувая из него огонь вражды.

В том числе и поэтому Порошенко не мог разыгрывать карту здравого, взвешивающего человека, наделенного положительными качествами, в частности бесспорным умом. Став тем, кем он не есть, он и по совершенной странности стал тем чуть ли не крикливым, кликушествующим истериком, глядя на которого, народ, «плюясь», но все же понимал, что это человек разыгрывает роль, а без президентства он, может, исправится, лучше станет, ну да посмотрим.

0:2

Взятое из хоккея сравнение политических процессов высшими государственным лицами Российской Федерации «шайба теперь на стороне наших визави, наших партнеров» в переводе на русский означает, что российскими властями осуществлена очередная политическая операция, результатами которой планировались и получились некие, на первый взгляд, разменно-компромиссные решения по вопросам внешнеполитической проблематики, формально призванные стать частью более широкого междугосударственного компромисса, межблокового даже, зачастую заранее невыполнимые и используемые, очевидно, лишь во имя внешнего импульса мобилизации политических сил для оппонентов из стран западного блока.

Политическое поведение, при котором сторона сама предлагает ряд самоограничительных бесспорных компромиссов, предлагаемых в обмен на допустимые, но ощутимые уступки, приправленные внешней убедительностью и кажущейся обязательностью, даже если это только риторика, всегда обладает публичной, общественной притягательностью.

В противовес этому жесткая, не прекращающаяся негибкость, упорность в отстаивании общественно неоднозначной позиции любой ценой, даже если это является политической основой, «капиталом» провластной в этот период политической силы, вызывает общественную раздражительность, рисует перспективы коренной ревизии таких сил и их неизбежного подозрения в оппортунизме (следовании своим интересам, в том числе обманным путем). Что в общем-то с Украиной и произошло.

Общество безусловно понимает, что дело вроде «Укроборонпрома» – это лишь капля в море в принявшей с 2014 г. новые формы традиции полуофициального согласования экономических интересов окружения властей предержащих. Но и без этого обществом точно так бы понималось, что неоправданная критическая жесткость властей в вопросе прекращения огня на украинской территории и угроз жизням граждан Украины поддерживается явным использованием военизированного положения во имя следования интересам определенных неофициальных общественных структур в объеме, вполне оправдывающем такие общегосударственные политические издержки.

Неумение и невозможность подать себя как сторону, ищущую мира, наряду с российским государством, неизменно декларирующим мир как национальный интерес России, приводит к тому, что на средних и дальних дистанциях политического восприятия Россия в конфликте оказывается миротворцем, а Украина – бенефициаром прибылей от политических накладок из-за отсутствия мира. Что в общественном осознании, в том числе внутриукраинском, безусловно предстает как поражение, упущение государства.

0:3

Такой язык басни вовсе не склонен, не призван показать, что Путин эдакий мастодонт политики, в то время как экс-глава государства Украины – этакая жалкая и беспомощная собачка. Нет, при всем критическом отношении к политическим деяниям и итогам правления Порошенко невнимание к подлинным качествам Порошенко безусловно бы изолгало реально существующую при нем повестку межгосударственных отношений, институтов президентства в частности.

Однако зачастую способ поведения, выбранный предыдущим президентом для трансляции идей на внутреннюю, украинскую аудиторию, по отношению к президенту РФ все же наталкивал на отдаленные аналогии именно со знаменитой басней Крылова.

Частый отвратительный кураж в риторическом запале по отношению к своему коллеге в условиях, когда причины победной риторики были неочевидны и даже больше, всегда производил отталкивающее впечатление неуместного маловразумительного глумления не ко времени и запомнятся безусловно такими.

Совершенно непонятно было, почему глава государства не говорит по сути вещей, убедительно и достоверно, при упоминании темы Путина принимаясь за способ выражения мыслей, который можно назвать аррогантным (недопустимым, напыщенным, отталкивающе-надменным), а также с известного времени включая аппарат простонародного ситуационного вульгаризированного импровизационного «жарта», совсем не шедший и не удающийся ему, просвещенному интеллектуалу-миллиардеру с прекрасным английским произношением и даже мышлением.

В условиях этой неорганичности Порошенко представал в виде человека, занимающегося не тем, чем нужно, что для главы государства так же недопустимо, как дирижировать на потеху зубоскалам духовым оркестром или стучать башмаком в публичном присутствии для острастки.

Унижаясь сам, он унижал каждого украинца, представителем которого перед лицом страны и внешнего мира был.

Такая непоследовательная, провальная позиция чередования публичных демонстраций уверенного бизнесмена-руководителя – с тем же человеком, но выбравшим путь публичной самодеградации, карнавального шутовского самоунижения, играла против любых интересов украинского народа. Это третье знамение порошенковского поражения, сделанное его руками и являющееся делом его политической ответственности. Под занавес его каденции Украина и получила с ним эти основательные 0:3.

Украинцы, как командное руководство, в промежутке для выборов решали, будут ли они проводить смену менеджера или дадут ему вотум доверия на исправление ситуации, допуская, что часть внедренных замыслов не осуществилась, но заложены их основания, и надо дать человеку доработать, осуществиться как народному главе государства.

С сокрушительным результатом возобладала первая точка зрения – освободить его от занимаемой должности.

(Окончание следует)


Загрузка...

Чи можлива в Україні народна економіка?

Мойсей виводив євреїв по пустелі з єгипетського рабства 40 років, доки не зник з...

Добрая воля VS упорствo

Зеленский должен предложить собственный план мирного урегулирования, учитывающий...

Украина отзывает посла при Совете Европы

Решение вызвано возвращением России в ПАСЕ

Зеленский выбрал верную ноту в общении с...

Как ни удивительно, бывший комедиант оказался отличным оратором, умеющим доносить до...

Загрузка...

Снимается кино…

Опыт президентского управления в Украине в отсутствие традиций президентства...

Прощание с клиентелой, или Капитализм тысячников

«Электоральным ядром», осознающими себя как имеющими право истребовать для себя...

Загорающийся президент, или Какой карнавал без...

Сейчас интересно понаблюдать за Зеленским – впервые как за «президентом...

Что тут поделаешь? Между нами, стариками

Лишь мы, многоопытные «предки», в состоянии остановить стремительно...

Невже нам буде безпечніше жити під прицілом...

Після вступу в НАТО почнеться обов'язкове розміщення на території України...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка