Эксклюзивно для еженедельника «2000»

Дэвид МАРПЛС: "Поздравляю тебя, Украина"

Карандаш страшнее меча

19 Января 2015 1 4.8

Девиз старейшего в Японии университета Кэйо гласит: «Перо сильнее меча». Очень глубокая и поразительно точная мысль. Но перо, равно как и карандаш карикатуриста, равно как и — в наше время — клавиатура компьютера и микрофон телерепортера, не только сильнее, но и, пожалуй, намного опасней, страшнее меча.

Журналист обязан нести ответственность за последствия того, что он говорит и пишет, а не просто тупо отрабатывать деньги, работая под заказ и прикрывая свое творчество высокопарными словесами про свободу слова. Ибо его слова, те идеи, которые журналист несет в общество, могут обернуться десятками тысяч погибших, покалеченных, осиротевших, лишившихся крыши над головой и возможностей для нормальной жизни. Его слова могут поспособствовать разжиганию войн, которые зачастую, как это не единожды бывало в истории, начавшись как «справедливые» и «отечественные», впоследствии выявляются несправедливыми и «грязными».

Убийство карикатуристов «Шарли Эбдо», бесспорно, — жестокое, зверское преступление. Свобода слова, т.е. свобода выражать свои взгляды, — важнейшая ценность демократического общества, которую необходимо всячески отстаивать, в т.ч. и у нас на Украине. Однако деятельность вышеозначенного издания, а также антиисламская вакханалия, которая охватила после парижского теракта европейские СМИ, просто-таки соревнующиеся, кто побольнее ужалит последователей пророка Мухаммеда, вызывает, мягко говоря, крайнее удивление.

Прописная истина состоит в том, что нельзя, ни в коем случае нельзя оскорблять чувства верующих. Это не означает, конечно, что недопустима критика религии — атеисты имеют такое же право вести свою пропаганду. Однако подлинная антиклерикальная и атеистическая пропаганда заключается в изложении научных, рациональных аргументов, в цивилизованном диспуте с богословами, но никак не в осмеянии и опозорении того, что представляет святыню для определенной части общества. И это, между прочим, относится не только к святыням религии. Так же следует трактовать и варварское низвержение, издевательства над памятниками Ленину — это тоже оскорбляет чувства миллионов людей, среди которых граждане старшего поколения, защитившие страну от фашизма, отстроившие ее после войны, создавшие материальные богатства, которыми до сих пор живет Украина. Говорить, что эти люди – «отсталые и забитые», в отличие от «продвинутой» молодежи, — по меньшей мере, исторически несправедливо, а, по сути, кощунственно и подло.

Западная свобода слова, как мы все более убеждаемся, — сплошное лицемерие. Убийство двенадцати французских карикатуристов вызвало в западном обществе куда больший резонанс, чем гибель тысячекратно большего количества народа с обеих сторон на Донбассе. И точно так же Запад закрывает глаза на гибель сотен тысяч людей в Афганистане, Ираке, Ливии, Сирии. Свобода слова по-европейски допускает нападки и на Мухаммеда, и на Иисуса Христа, и на кого угодно, но вот, например, высмеивать геев и лесбиянок, вообще — выступать против однополых браков и т.п., — на это наложено строгое табу, ибо это, дескать, оскорбляет чувства «лиц нетрадиционной ориентации», а уж их-то чувства и права — это святое!

Политика Европы в отношении мусульманских и негритянских наций крайне непоследовательна. С одной стороны, Запад в прошлом грабил свои колонии, этим самым породив колоссальные экономические и социально-политические проблемы нынешних стран Третьего мира; но Запад и ныне продолжает эксплуатировать Юг, сотнями механизмов высасывая из него прибавочную стоимость, процветая на этом. В силу чего и происходит все усиливающийся исход населения из бедных уголков планеты в страны богатые и процветающие — мигранты лишь пытаются вернуть себе то, что колонизаторы без приставки «нео-» и с ней отобрали у их предков, да и у них самих тоже. Хуже того, Европа охотно участвует во всех ближневосточных военных авантюрах США, вместе с Канадой и Австралией помогая американцам бомбить Ирак и другие страны региона, разжигая там пламя исламского фундаментализма.

С другой стороны, официальная Европа и «мейнстрим» общественной мысли Запада всячески демонстрируют свой как бы интернационализм, стремление помочь беженцам, приютить их, дать им равные права и возможности. Проводятся, в частности, показные акции против ксенофобии. Однако такая политика в последнее время с очевидностью заходит в тупик, сменяясь совсем другой тенденцией, — причиной чему служит явное обострение противоречий, связанных с иммиграцией.

Углубляются демографические противоречия: «старая» Европа вырождается, дряхлеет, происходят коренные и необратимые изменения этнического состава населения. Во Франции пятая часть обитателей сегодня — «пришлые элементы». Мусульмане составляют 30% жителей Лиона, 40% в Париже, 60% в Марселе! Как грустно шутят сами уроженцы Франции, Париж — это город, в котором когда-то жили французы. За последние 10 лет число мечетей во Франции удвоилось.

Европа стремительно «дехристианизуется», разрушаются все традиционные, складывавшиеся столетиями этические, семейные, культурные основы. Но все это заменяется не последовательным атеизмом, не какой-то новой моралью и системой ценностей, противоположной морали и ценностям буржуазного общества, — отнюдь, все это заменяется «неверием ни во что», различными формами квазирелигиозности, «ультраиндивидуализма» и «сверхэгоизма», кричащей аморальностью. Ислам же демонстрирует сплоченность и боевитость, ригоризм в отстаивании традиционных устоев. Несомненно, он сегодня сильнее, чем католичество и протестантизм, чья верхушка, погрязшая во всевозможных грехах, сдает устои в пользу «европейских ценностей», с легкостью оправдывая все то, что церковь исконно порицала.

Да, ислам привлекательнее их, и он будет побивать их, теснить их, завоевывая себе все больше сторонников в Европе — не только за счет приезжих извне, но и за счет самих автохтонов, переходящих в мусульманство. Удивительное зрелище: воюющие за ИГИЛ новообращенные немцы-мусульмане — на вид всамделишные голубоглазые и рыжебородые «истинные арийцы»!

В противовес усугубляющейся расово-религиозной трансформации «старушки Европы» — и все это в условиях сильнейшего социально-экономического кризиса, в условиях сворачивания созданной некогда против советского социализма развитой системы социальной защиты, в обстановке, стало быть, нарастания конкуренции между «местными» и «приезжими», порождающего конфликты, — возникает мощное движение против иммиграции, подпитываемое неофашизмом и подпитывающее его.

Все громче звучат голоса о том, что приезжие, дескать, должны жить по тем правилам, которые приняты в Европе, и не имеют права «лезть со своим уставом в чужой монастырь». Однако этот тезис, несмотря на всю его кажущуюся железную логичность, не вполне верен. На самом деле многие иммигранты в Европе — не совсем здесь чужие. Ведь Алжир, Тунис, Марокко, Мали, Нигер, Сирия — все это бывшие французские колонии. Пакистан, Судан, Нигерия принадлежали Британии. Индонезия некогда называлась «Голландская Ост-Индия».

Главные районы Алжира до обретения им независимости административно вообще представляли собой три департамента Франции, т.е. юридически Алжир был частью Французской республики. То же Ливия: Муссолини объявил ее частью Италии — т.н. «Четвертый берег» в дополнение к трем берегам Апеннин.

Так что бывшие метрополии несут ответственность за свои бывшие колонии, а выходцы из них, чьи предки некогда платили подати и несли повинности в пользу колонизаторов, вправе требовать, чтоб их считали «своими», да еще давали им льготы!

Январские события, как мне представляется, отчетливо показали, что расово-религиозные и социальные противоречия в Европе достигли уже того размаха, когда реально возможными здесь стали «взрывы ситуации» и «вялотекущая гражданская война». Вопрос в том, какое теперь мнение о путях разрешения противоречий будет навязываться обществу. Главный вывод из многомиллионных акций во Франции под баннерами «Je suis Charlie», который сделал лично я, заключается в том, что западная публика еще гораздо более управляемая и манипулируемая, чем наша. Европейские политики, включая Франсуа Олланда, воспользовались инцидентом в Париже для решения своих задач, для поднятия своих изрядно упавших рейтингов.

А вот американцы явно предпочли дистанцироваться. Барак Обама лично в Париж не приехал, американские газеты карикатуры на пророка перепечатывать не стали, ясно дав понять, что они — «не вполне Шарли». В этом тоже можно увидеть желание США ослабить Европу, втянув ее в конфликт не только с Россией, но вдобавок еще и с исламским миром. Хотя именно США сыграли главную роль в разжигании этого конфликта, вторгшись в Афганистан и Ирак, организовав бойню в Ливии и Сирии, кровавый переворот в Египте. Однако теперь американцы как бы не причем, и теперь все «шишки», то бишь бомбы боевиков, посыпятся на Европу.

Реакция России — страны не только православной, но и в не меньшей степени мусульманской, — на французские события подчеркнуто сдержанная. А в Грозном прошел масштабный и хорошо организованный митинг против оскорбления ислама. Этим самым Россия всячески демонстрирует, что она, в отличие от Запада, не противопоставляет себя исламскому миру. И это тоже может существенно изменить геополитическую картину в преддверии надвигающегося глобального конфликта.

Зато европейские масс-медиа как «с катушек съехали»! Уж не знаю, делают ли они это сознательно, или по указке финансово-политических кругов, на содержании коих находится «свободная пресса», или же творят они это по недомыслию, но, в любом случае, господа европейские журналисты щедрой рукой подливают масло в огонь крайне опасного для самой Европы конфликта. Своим «творчеством» они, с одной стороны, несут в Европу «джихад с шариатом», а с другой — воскрешают на месте дух расовой нетерпимости и фашизма. Игры в свободу слова ради свободы слова, стремление «выпендриться» и подзаработать могут закончиться плачевно…

загрузка...

Загрузка...

Украина после выборов

Хотя после президентских и внеочередных парламентских выборов в Украине прошло...

Великие нации должны жить вместе

Пока президент Зеленский принимал в Киеве как бы друга из Израиля, Путин слетал к...

Два взгляда на историю Украины

В этом году исполняется 80 лет с начала Второй мировой войны и 75 лет со дня освобождения...

За изотермой января

В большинстве успешных стран мера социализма такова, что вполне можно говорить о них...

Загрузка...
Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
vlaveselow
22 Января 2015, vlaveselow

Вы правильно пишите, что Западная свобода слова сплошное лицемерие. Но разве это не было раньше известно. Поэтому следует пояснить, что мы заблуждались, приписывая Западу свободу слова. Не прислушивались к классикам (Маркс, Ленин ), за что и расплачивамся.
Кстати, а ведь Маяковский очень хотел к штыку прировнять перо. Главное, что бы штык был направлен в нужную сторону. Так что пророков искать далеко не надо.

- 13 +

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка