Лево- и правопопулисты

27 Мая 2019 5

Не секрет, что сила воздействия популистов лежит в осознаваемых и неосознаваемых глубинах, потенциях их риторики. В этом отношении появление второй за последнее время популистской партии с узнаваемым молодым медиалицом во главе располагает к изучению того, что составляет «капитал» этих политических сил, а именно: глубины и пределов их риторических возможностей воздействовать на публику, формировать общественную повестку дня и, собственно, участвовать в ней.

Вообще, популистскими партиями (укажем для того, чтобы убрать негативный окрас понятия) являются силы, находящие идейную основу своей политической капитализации в идеалистическом представлении о своей особой способности по-особому воспринимать vox populi – голос народа, и в соответствии с этим строящие далее свою политическую программу.

В политическую программу популистов не входит, по умолчанию, выдача несбыточных обещаний для получения мгновенных политических дивидендов, и вся знакомая по политическим реалиям страны «партийная работа» последнего пятнадцатилетия была не образцом популизма (хоть зачастую и называлась им), а образцом внутренней политической реакции на решительно поступивший внешний запрос на сегрегацию* внутри страны, который значительно сократил политическую повестку разделением граждан на истинных и заблуждающихся. В отношении этого запроса на сегрегацию и происходила «идеологическая борьба» за избирателя профессионализированных политических партий.

То есть если, с одной стороны, глав сколь-либо успешных популистских партий можно назвать мастерами общественной эмпатии*, обладающими публичной харизмой (а тот же Порошенко, обладая первоначальной публичной харизмой, как оказалось, напрочь лишен качества эмпатии, кстати, как и, похоже, Надежда Савченко из другого лагеря, которая часто может и нравиться, но вряд ли найдется человек, который скажет, что она «понимает его»; наоборот, прочий же сельско-радикальный деятель, умея улавливать веяния запросов общества, по харизматике воздействия не может подняться выше симпатий к себе забитых, нищих, необразованных селян, собственно, на этой забитости симпатий и основанных; схож в этом и другой «вожак» – социалистов, Кива, чья природа харизматического воздействия при достаточно точном понимании запросов людей оказывается еще меньшей, судя по выборам, на уровне даже не сельского района, а двора), то с другой – финансовое и политическое обеспечение внешнего для общественно-политической жизни страны запроса на сегрегацию* ее граждан последних лет крайне ограничивало этих потенциальных вожаков-популистов во вскрытии реальных язв общества, подлинного отражения своего понимания нужд и морали общества.

Эмпатики, отказывающиеся от эмпатии, обречены на моральную деградацию, а учитывая характер функционирования популистских партий, и деградацию политическую, в случае если они возглавляют какую-нибудь действенную силу. Это правило можно применить еще ко многим прочим, кто относительно недавно ушел в политический «второй эшелон».

Одновременное появление двух партий неприкрыто идеалистических (которые проповедуют как свои основные цели победы «ментального» толка) с молодыми узнаваемыми медиаперсонами во главе с большой долей вероятности можно определить как реакцию большого и среднего капитала на возникшее общественное напряжение народа и его эмпатические запросы (запросы понимания), большинству из представителей которого постепенно становится «нечего терять» без перспектив что-то «обрести». Для политических и экономических перспектив властей предержащих и крупных собственников такая ситуация потенциально наиболее опасна. Именно на этом фоне сначала (впрочем, первенство тут можно оспорить) на политическом горизонте возник Зеленский, а более чем с месячным запозданием иной знакомец нового поколения – имеющий своеобразную общественную харизму певец Вакарчук.

Симптоматично, что очевидное заявление отличающейся политической платформы, нежели та, что уже заявлена у «Слуга народа», свидетельствует о взаимном неприятии общественно-политических идей партиями, находящимися в разных идеологических лагерях. Симптоматично, что внятной разницы между политическими идеологемами (элементами идеологической системы) этих политических сил вам, похоже, не назовет не только общественный опрос, но и, вероятно, сами идеологические работники этих партий. В случае данного партийного строительства речь, очевидно, идет лишь о произведенных контрмерах одних представителей большого и среднего капитала по срочному введению «свежего» политического лица по отношению к мерам, принятым другими представителями также крупного и среднего капитала, которые они совершили, значительно опередив соперников, политически выиграв, в том числе значительно, и с инициативой.

Как известно, до выборов Вакарчук не дистанцировался, а открыто поддержал бывшего уже президента, очевидно показав, что вхож в круг тех лиц, которые результаты пятилетнего правления гаранта сочли как минимум удовлетворительными, если не хорошими, раз артист публично взялся агитировать за политика в обстановке сложной на тот момент электоральной диспозиции. В этом можно увидеть известные «пролегомены» (т. е. известный объем предварительных замечаний) к будущей политической повестке данной политсилы. Скажем, того, что она практически точно будет подчеркивать критическую важность гуманитарных завоеваний порошенковского президентства и невозможность их сдать или распылить, растворить в любом качестве и количестве.

Однако совершенно точно в силу политически идентичного происхождения партий основная борьба популистов будет происходить не в споре их политических и экономических программ, конструкций, а в сфере риторических схваток. Может, не очень ловко, но, предположительно, эти схватки будут проходить (и, соответственно, оцениваться их последствия) по направлениям:

а) владения политическими лидерами эмпатией, способностью, понимая чувства человека, воздействовать на него;

б) владения ими глубиной языковых возможностей выражения мыслей и соображений;

в) умения ими внятно разъяснять свои шаги, поступки, свершения, одним словом, разъяснять политику своих действий.

И тут надо сказать, что чаша весов отнюдь не на стороне «новой» политической силы. Да простят меня поклонники таланта Вакарчука, он не обладает талантом ясно и доходчиво излагать (это не касается артистических талантов видеть, чувствовать, их я не касаюсь). Так, например, у этого знаменитого музыканта степень музыкальности воздействия его произведений на порядок больше воздействия его текстуального, внятно изложенного поэтического творчества.

Стремление и личная особенность оригинально мыслить – в публичном пространстве, в отсутствие склонности ясно и артистически достоверно эти мысли излагать, будет производить общественное впечатление, увы, даже косноязычия. Что на фоне предполагаемого его визави будет иметь опасность сильного понижения электоральных рейтингов. Кроме того, по степени эмпатии, или способности понимать народные, человеческие чаяния, здесь тоже, как мне кажется, в публичном плане все достаточно прискорбно для популярного певца. Названное не касается его музыки, ругать которую огульно вряд ли справедливо.

Однако вряд ли кто-то возьмется утверждать, что какая-то даже одна строка из поэтического, речевого творчества музыканта была Вакарчуком угадана, прочувствована им «из сердца» своего слушателя. Скорее, его творчество – это прекрасная и специфичная форма поэтической интроспекции*, не имеющая художественной целью встретить или обнаружить схожие ощущения в слушателе, или даже неимение возможности, неумение это делать; его творчество – скорее его музыкальный дневник такой интроспекции (надо сказать, именно таким образом возникшим мелодизмом музыки заслужившее доверие и любовь слушателя).

Поэтика речевая, да простят меня слушатели и почитатели таланта Вакарчука, часто недалеко уходит от поэтической «рыбы», т. е. сочинения стихотворной ритмованной, часто обессмысленной «подкладки» под музыку, которая используется для сочинения мотивов и на основе которой после поэты сочиняют «настоящие» стихи песни, – «рыбы», пусть и не без эстетизации проходящих в них образов. На этом пути встречаются и бесспорные озарения, но поэтическое озарение и рутинная методическая полемическая работа политика – это совсем разное.

Также партии Вакарчука как партии, не обладающей, в отличие от «Слуги народа», представительной властью, будет сложно формулировать и преподносить свои успехи для общества, возможно, даже исключительно сложно.

Таким образом, сегодняшняя судьба этого проекта – вероятно, всего лишь быть идейной оппозицией возникшему чуть ранее проекту Зеленского, с достаточно невнятным политическим партийным составом. (Невнятицу будет вносить сам глава партии, призванный быть ярким воплощением исповедуемых ею идеалов, включая умение быть харизматичным мотиватором масс и отчасти трибуном. Чего, следует предположить, Вакарчук не сумеет сделать на уровне, удовлетворяющем его собственного стремления соответствовать заявленному образу, – одновременно закрывая такую возможность своим однопартийцам, чрезмерная яркость которых неизбежно будет разламывать политическую платформу в таком партийном устройстве, перетягивая таких сильных личностей на сторону непопулистских партий.)

В случае Зеленского – наоборот: являясь воплощенной талантливостью практически в любом понимании харизматичного лидера (ну разве что ростом не вышел), он очевидно и без опаски призывает однопартийцев подтягиваться под свой уровень контактности, уместности, успешности, коммуникабельности, можно предположить, предполагая лифт для более ярких и одаренных для продвижения наверх созданной партийной структуры, мало чего опасаясь в качестве патентованного классического «селф-мейд-мена».

Популистская партия Зеленского создавалась как центристская. Уловленный «глас народа» ее «вожаком» и лидером, предполагалось, будет основной идеей движущегося развития этой политической силы в рамках системы государства, ею же созидаемой. Реакцией не могло не стать и стало появление партии, размывающей электоральную базу партии главы государства, основанной на использовании харизматики иной узнаваемой всеми медиаперсоны. И появление этой партии с явно правыми задатками вынужденно оттеснило «Слугу народа» в левую сторону политического баланса, в сторону левоцентризма, в восприятии масс относя ее к тем, что уже могут открыто заигрывать с Россией и разными левыми «компромиссными» идеологиями, включая коммунистическую.

Однако в сфере риторики, являющейся основным политическим капиталом популистской партийности, в средне- и дальнесрочной перспективе популистской партии «Слуга народа» уготована участь, степени развитости, воздействия и последствий которой мы возможно еще не осознаем. Планка риторики и, соответственно, действий будет высоко держаться нынешним главой партии, в этом можно не сомневаться (даже в обещании «построения базы для покорения мира» глава государства, как ни парадоксально, насколько кажется, удивительно избегает комикования). Под этой популистской партийной риторикой и будет происходить государственное строительство ближайшего срока правления президента.

Риторика же партии Вакарчука будет менее изобретательна и еще менее конкретна, в чем-то напоминая риторику БПП, касаясь, как правило, исключительно права на развитие западного вектора государственной и общественной жизни, которую они будут выставлять обществу как его обязанность в случаях конфликтов популистов «левых» с «правыми».

Яркие же личности партии «Голос» будут заправлять, очевидно, лишь на региональном уровне в западных регионах, продолжая формировать там специфическую региональную повестку. Долгосрочной же перспективы, кажется, эта сила не имеет.

* Эмпатия – способность адекватно вчувствоваться в духовную, интеллектуальную жизнь другого человека.

Сегрегация – идеология разделения общества на часть привилегированную – и часть, пораженную в своих правах.

Интроспекции – метод самоисследования, позволяющий иметь представление о своей собственной сущности.


Загрузка...

«Владимир, здравствуй!»: одесские кинематографисты...

Недовольство включением гендиректора ТК «1+1» и совладельца Одесской киностудии...

Еще один съезд на пленэре: «Слуга народа» проведет...

Съезд партии «Слуга народа» должен состояться в Национальном ботаническом саду...

Социальные сети как неизбывное свидетельство...

Грянувший вслед за крушением Берлинской стены расцвет глобализации сулил...

«Слуга народа» идет на выборы самостоятельно

Соответствующую информацию подтвердили в пресс-службе

Порошенко вступил в партию

Экс-президент получил партбилет «Европейской солидарности»

Загрузка...

Семь футов под килем! 25 июня – Международный день...

Суровая проза отечественного «возрождения» напрочь развеивает романтические...

Три числа и... дела

Об одном зарубежном спиче премьера Мамуки Бахтадзе

На что рассчитываем? На гол престижа? Красивую игру? На...

На то место, в котором Петр Порошенко допустил первое из трех сокрушительных...

Что такое власть народа?

Еще не поздно создать правовую систему, которая бы не только провозглашала...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Лентаинформ
Загрузка...
Ошибка