Не было бы Порошенко с Яценюком – Крым до сих пор был украинский

№37(921) 13 — 19 сентября 2019 г. 11 Сентября 2019 3 4.8

Президенты России и Франции провели телефонные переговоры об урегулировании конфликта в Донбассе. Недавний обмен заключенными между Украиной и РФ показал, что президент Зеленский вполне договороспособен. Это дает некоторую надежду на воскрешение уже было совсем похороненных Минских соглашений и какую-то надежду на мир.

Путин же готов обсуждать все это более предметно, но неожиданно он поставил и условие. Повестка встречи в «нормандском формате» предварительно должна быть тщательно подготовлена. Когда Зеленский уже может принять конституционные поправки, Россия ставит конкретные условия для возобновления «нормандских переговоров» -- это закрепление формулы Штайнмайера в письменном виде.

Судя по содержанию телефонного разговора между Владимиром Путиным и Эммануэлем Макроном, можно понадеяться на то, что попытки найти решение донбасской проблемы вновь обретают конкретные очертания.  Впервые за пять лет в Москве прошла встреча в формате 2+2, когда смогли встретиться министры иностранных дел и обороны наших стран. Великобритания фактически уже отчалила из ЕС, пока сделав ставку на Вашингтон. Там дальше видно будет. Внутри Евросоюза Германия и Франция усиленно конкурируют за лидерство, а Россия все больше сближается с Китаем. Доминирование Запада становится все под большим вопросом на фоне успехов Китая и примкнувшей к нему России, поэтому Эммануэль Макрон пытается привлечь Россию (насколько это возможно) на сторону Европы.

Эммануэль Макрон: «Если мы позволим всем идти в том же направлении, мы подтолкнем такую великую державу, как Россия, либо к изоляции, либо к привилегированному диалогу с Китаем, либо к новой геополитике, которая будет не в наших интересах».

В этой ситуации Макрон как бы кинулся спасать «западный мир», стремясь не то чтобы удержать Москву в сфере западного влияния, но, скажем прямо, удержать ее от слишком большого сближения с Китаем. Не говоря уже о курсе на российско-китайский альянс. Такие политические шаги Макрона в интересах не только самой Европы, но и США.

Конечно, это можно рассматривать, и как вывод России из-под политики американских санкций. Ну, тут уж нужно выбрать, что вам важнее (или опаснее) российско-китайский альянс или санкции. Стоит ли Москве хвататься за протянутую Парижем руку?

Крым и Донбасс как бы встали на пути дальнейшей российско-французской дружбы. И если по Крыму позиция РФ известна, то по Донбассу московская дипломатия по-прежнему придерживается позиции его украинской принадлежности. Т.е. по Донбассу дружить как бы можно. После смены президента с Порошенко на Зеленского наметилось и какое-то продвижение в выполнении Минских соглашений. После обмена военнопленными (которому предшествовало общение Путина и Макрона) движение было объявлено столь положительным, что в ближайшие недели может быть вновь созван «нормандский формат». Если решение проблемы Донбасса при участии Парижа состоится, то это значительно повысит авторитет президента Макрона.

Переговоры были как бы продолжением диалога президентов, начатого во время рабочего визита российского президента во Францию по приглашению французского коллеги. Иными словами, президенты договорились об этом разговоре заранее. Но не исключено, что его проведение подтолкнул прошедший накануне российско-украинский обмен заключенными. Подготовка к обмену велась уже давно и рассматривалась западными экспертами (в т.ч. французскими) как наглядное подтверждение того, что российско-украинские контакты сдвинулись с мертвой точки.

Если Москве и Киеву удалось согласовать вопрос с обменом заключенными, то можно двигаться дальше и по теме Минских соглашений.  Париж претендует на лавры донбасского миротворца и пытается занять место (пусть неофициальное) представителя Запада (пока  Дональд Трамп занят своей избирательной кампанией, а Ангела Меркель -- здоровьем и реальной угрозой потерять власть). А еще ей (или тому, кто придет ей на смену) придется решать культурную проблему, обсуждения которой в Европе всячески избегают. Этому помогает и Брекзит -- как более важная как бы и насущная проблема.

Но решать ее придется и после Брекзита, и вместо него. Конфликт в Европе нельзя считать межрелигиозным, исламо-христианским по той простой причине, что Европу уже нельзя назвать христианской. Скорее здесь подходит определение постхристианской культуры. Еще говорят о европейском гедонизме и сатирологии как определяющих характеристиках культуры.

Сатирологическая культура предполагает, что, кроме наиболее комфортабельного проживания, у человека существуют еще какие-то более высокие задачи. Однако, по мнению Андрея Кураева, например, сатирологические цивилизации могут вырождаться в гедонистические. Ничего принципиально нового в процессе вырождения сатирологической цивилизации в гедонистическую в историческом смысле нет. Закат Римской империи наглядный, но не единственный пример такого процесса. Сегодня имеет смысл говорить о новом закате Европы (почти по Освальду Шпенглеру).

Европейская цивилизация прошла путь десакрализации, истончения в области священного, сакрального в культуре. Осталось еще немного сатирологии, а дальше -- сплошной гедонизм. Нет ничего приятнее гедонизма, но он не способен сам себя защитить. Приходят новые варвары, которых привлекает запах разложения и предвкушение легкой добычи, не способной к серьезному сопротивлению. И начинают жечь все, что может гореть.

Они варвары, только в глазах римлян (или европейцев). Сами же варвары таковыми себя не считают. Они поражаются дикости римлян (европейцев), у которых в жизни нет ничего священного, сакрального. Ничего такого, ради чего имеет смысл пожертвовать собственной жизнью. Такая жизнь кажется варварам бессмысленной, недостойной и даже оскорбительной для человека. И ее носители тоже не вызывают у них никакого сочувствия. Все же нельзя сказать, что в Европе совсем не осталось ценностей. Свобода слова, свобода карикатур, например. Ведь сатира -- это тоже способ информирования общества. Никаких табу. Свобода без границ.

В этом смысле, сторонами конфликта выступают, с одной стороны, десакрализованная европейская культура, с другой -- сакральная культура ислама. Европейцы не понимают, как могут существовать некие сакральные зоны, закрытые для критики, для сатиры, для свободы слова. А мусульмане не понимают, как может существовать общество, в котором нет ничего святого, ничего, достойного поклонения.

В Европе же вначале рассматривают экономический аспект – и только затем все остальные. В т.ч. и свободу слова. Иначе говоря, подсчитывая убытки, европейцы склонны винить в этом отсталых и темных, зашоренных мусульман, пребывающих в плену религиозных предрассудков.

Процесс десакрализации культуры никак не связан с количеством искренне верующих, религиозных людей в обществе. Их всегда было относительно немного. Большинство всегда принадлежит как раз стихийным или вульгарным атеистам. Но весь фокус в том, что некоему ощущению метафизического присутствия в сакральной цивилизации подчинены все и верующие и неверующие.

Никому не нужно доказывать, что в жизни существуют некие ценности высшего порядка. Как никому и в Европе не нужно доказывать, что человек имеет право на свободу слова, свободу распространения информации. И ничто, и никто не может (не имеет права) ему в этом препятствовать. Но препятствуют, не понимая, что культурные проблемы лежат в основе всех остальных проблем. Политик может не разбираться в экономике или в энергетике, но эту простую вещь он должен знать обязательно. Как справедливо заметила Поклонская, если бы не было Порошенко с Яценюком, то и Крым до сих пор был бы украинский, и Донбасс.

И наконец. Может, нам будет неприятно это услышать, но все, что происходит на бывшей территории СССР, -- это продолжение процесса его распада. Потому с этой стороны и нужно на него смотреть. У нас нет единого социального поля. Оно деформировано и фрагментировано. У нас нет ощущения единства интересов и культурного единства. Такое единство не возникает легко, само по себе. Это очень болезненный и даже драматический процесс: возникновения и роста в разлагающемся социальном субстрате чего-то нового. А феномен устойчивого роста возникает еще реже. Вообще, можно сказать, что в повседневной реальности преобладают процессы распада. Если распад происходит медленно, то говорят о стабильности. Если быстро -- то говорят о кризисе. Но по сути это один и тот же процесс распада. Социальная энтропия.

Что же такого нового у нас появилось после распада СССР? Ничего, кроме освоения нашей территории глобальными корпорациями глобализованного Америкой мира, который и сам-то пребывает в состоянии стремительного распада. Сегодня скорость распада возросла, что видно уже невооруженным глазом. Если не сказать, что каждый уже может не только видеть это, но и чувствовать на собственной шкуре.

А что, раньше (десять, двадцать лет тому) никто не знал, что экономика ссудного процента обречена на неминуемый кризис, а бумажная долларовая пирамида обречена на неминуемый обвал? А что, раньше (тридцать, сорок лет назад) никто не знал, что кризисы усиливаются, и каждый следующий кризис во много раз превосходит предыдущий по катастрофическим последствиям? По одной простой причине: в его водоворот вовлекается все большее число жителей Земли. Они попадают в водоворот не только потому, что обуреваемы ненасытным корыстолюбием, но и потому, что им негде уже спрятаться от либерального капитализма. Его щупальца проникают и в бразильские джунгли, и в афганскую пустыню. Его бомбы и бигмаки достанут вас везде.

Что, собственно, нового и неожиданного, неестественного в мировом кризисе? Разве могло произойти как-то иначе?  Тяжело спасти страну, если она сама того не хочет. Но Запад на самом деле и не собирается нас спасать. Его больше беспокоит собственное спасение. Желательно за наш счет.

Нам снова необходимо в поисках спасения обращаться к альтернативе парадигме либеральной экономики ссудного процента. Здесь тоже ничего особо нового мы не находим. Эти поиски активизируются каждый раз, когда активизируется кризис. Ровно столько времени, сколько существует сам феномен либерального капитализма. И если даже в Европе находят много веских аргументов для того, чтобы усматривать для себя угрозу в украинской повседневной реальности, в украинском кризисе власти, то пора бы уже и нам отнестись к этому со всей серьезностью.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...
Loading...

Загрузка...

Истинные нормандцы

Вы узнаете: почему в течение суток кардинально изменилось отношение украинских...

В сказку о счастливой жизни в Евросоюзе многие...

Несмотря на многочисленные проблемы, большинство граждан Украины остаются...

Как «Флэймз» зажгли Киев

Стоимость билетов на матч с обладателем Кубка Стэнли была такая же, как и на рядовые...

«ДНР» и Донецкая область — где платят больше?

Деньги и безопасность — главные темы сегодняшнего обзора региональных СМИ. В...

В Минске будут решать вопрос с пенсиями для жителей...

Народный депутат Украины от партии «Слуга народа» Ирина Верещук заявила, что...

Каминг-аут

Повторю фразу, ставшую уже банальной, – соцсети взорвало сообщение, появившееся на...

Загрузка...
Комментарии 3
Войдите, чтобы оставить комментарий
Владимир Онавамнадо
14 Сентября 2019, Владимир Онавамнадо

"Как справедливо заметила Поклонская, если бы не было Порошенко с Яценюком, то и Крым до сих пор был бы украинский, и Донбасс."
Думаю эти персонажи появились благодаря ренегату Кравчуку, за тридцать сребреников позволившему разграбить Украину, а самих украинцев пересадить с "Мрии" на кравчучки.

- 6 +
Чужой

прямо стиль С.Лозунька. Проехаться танковыми гусеницами по всей этой проамериканской бандеровско-воровской шушере. Без всякого сожаления. Иначе их бомбы и бигмаки достанут нас везде.

- 12 +
Вятич

+100.

- 17 +
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка