Нехай клевещут

23 Февраля 2018 4.9

На фото Порошенко

Вот интересно, появятся ли в новой е-декларации президента, которую он обязан заполнить до 1 апреля на официальном сайте Национального агентства по предупреждению коррупции, испанская вилла?

Если появится, то тогда у НАПК автоматически должен возникнуть вопрос: а почему раньше не декларировал?

В принципе, об этих роскошествах г-на Порошенко страна знала и раньше, задолго до публикации в New York Times, посвященной процветающей в Украине коррупции.

Вот небольшая цитата из материала Эндрю Хиггингса:

«…Символом переплетения бизнеса и политики в Украине могут послужить три роскошные виллы на южном побережье Испании. Они принадлежат президенту Порошенко, г-ну Гладковскому (замсекретаря СНБО. — Авт.) и Игорю Кононенко, еще одному деловому партнеру президента, который возглавляет фракцию г-на Порошенко в парламенте.

Все трое были богатыми бизнесменами, прежде чем занимать официальные должности, но тем не менее они по-прежнему вызывают подозрения, не рассказывая о своих владениях. Ни один из них не объявил испанские объекты в обязательной регистрации активов и ежегодной декларации о доходах старших должностных лиц, введенной в 2016 г.», — подчеркивает New York Times.

И что же Администрация Президента? По логике, должна была бы оттуда последовать какая-то реакция.

Да хоть бы и такая, не слишком убедительная, которая была после первого офшорного скандала весной 2016 г.

Тогда был предан огласке прелюбопытнейший список — Panama papers, где в числе сильных мира сего, уклоняющихся от налогов, засветился и наш гарант.

А Банковая потом заверяла граждан: дескать, все правильно, ничего не нарушено с точки зрения закона.

На следующий офшорный скандал, случившийся через полтора года, когда были обнародованы документы Paradise papers, попросту «Райские документы», Администрация Президента уже публично и не отвечала.

«…Международный консорциум журналистов-расследователей и Центр расследования коррупции и организованной преступности OCCRP, которые обнародовали «Панамские документы», — цитирую https://fraza.ua, — получили доступ к новой порции документов.

Эвфемизм «получили доступ» вызывает приступ веселости, поскольку очевидно, что документы «скоммуниздили», то есть «стырили». Впрочем, сие явление не выделяется на общем фоне. Порошенко «стырил» кондитерское производство, а теперь «тырит» выручку, выводя деньги в офшоры. Группа сознательных общественников-журналистов-расследователей при поддержке известного обалдуя Сороса «стырила» документы о том, как «стырили» деньги, в том числе и Порошенко в Украине».

Но вернемся к вилле.

Доподлинно неизвестно, когда она была приобретена. Пообщавшись с некоторыми товарищами из фракции имени Петра Алексеевича, почерпнула некоторую информацию, хотя, подчеркиваю, — документально никто ничего не подтвердил, к тому же все разговоры были конфиденциальные.

Одним словом, предполагают, что имущество в Испании у господ Порошенко, Кононенко и Гладковского появилось летом 2014-го.

Именно тогда на Британских Виргинских островах была зарегистрирована Prime Asset Partners Limited (BVI), владельцем которой является г-н Порошенко. Хотя не исключают, что дело было осенью того же года, когда Prime Asset Partners Limited учредила на Кипре компанию CEE Confectionery Investments Limited, которая, в свою очередь, основала в Нидерландах компанию Roshen Europe BV… Собственно, вся эта активность — проще говоря, «уход от налогов» — задокументирована в Panama papers.

И опять же вопрос: если все покупалось легально, законно, на кровно заработанные, то почему не упомянуть в декларациях — в 2014-м, 2015-м, не говоря уж о 2016-м?

Открываем электронную декларацию Петра Порошенко за 2014-й: четыре квартиры, две дачи и дом — 1331,7 кв. м, правда, не указано — где. В 2015-м — те же квадратные метры.

В 2016-м, когда госслужащим пришлось более детально информировать о своих «статках», в декларации президента фигурирует тот же дом, но уже адресно: Козин, Обуховский р-н. Указана и винницкая квартира в 68 кв. м, три киевские — 134 кв. м, 82,15 кв. м, 80,66 кв. м, причем последняя на 50% принадлежит супруге.

Указано еще четыре дома в Обуховском районе, что любопытно — каждый площадью 1331,70 кв. м.

На 100% владеет этим всем Петр Алексеевич, но отдал в пользование — дочерям Евгении и Александре, сыну Михаилу и супруге Марине.

Причем по этой всей недвижимости, как указано в декларации г-на Порошенко, «дата набуття права: 12.12.2012», так сказать, еще при «злочинной владе».

К слову — о ней. В частности, об экс-депутате г-не Клюеве, которого обвиняли в разных грехах, даже хотели арестовать, отобрали участок в Конче-Заспе. А Европейский суд на днях признал незаконными все эти санкции. Судьи посчитали — цитирую сайт https://inforesist.org, — что в «деле Клюева» есть основания для «сомнений в адекватности доказательств, которые украинская власть передала Евросоюзу».

Но Генпрокуратура устами Юрия Луценко на последнем брифинге заявляет: «Этот год должен быть окончанием всех дел экс-чиновников из санкционного списка», причем «наибольшую необходимость завершения следствия с выходом на заочное осуждение требуют дела Клюева…»

То есть получается, если Европейский суд засомневался в обвинениях, выдвигаемых кому-то из предшественников нынешней власти, то он, этот суд, ежели судить «с нашей колокольни», — глубоко неправ.

А если New York Times «нападает» на нынешнюю власть, уличая в банальном сокрытии информации об имуществе, невесть на какие средства приобретенном, — то тут два варианта: либо — «проплаченная статья», либо — «нехай клевещут».

Вот так и живем.


Загрузка...
Загрузка...
Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка