Эксклюзивно для еженедельника «2000»

Парижский саммит – послесловие

Очерк идеализма Зеленского

19 Ноября 2019 3.5

Итак, мы приходим к выводу (это будет нашей гипотезой), что всё то, что Зеленский наблюдал за этот период становления себя как личности (и крупного предпринимателя), легло в основу особой идеалистической концепции, обладание которой привело его на вершину представительской власти.

В первую очередь это касается его наблюдений, возникших в ходе контактов в высших слоях политэкономического общества Украины. Хотя, безусловно, неотъемлемыми и крайне важными являются его наблюдения и в других стратах общества за этот период, сформировавшие т. о. цельную картину этого идеологизма. (Идеологизм, по Марксу, -- иллюзия того, что некая идея способна внедряться в ход объективно текущего общественно-исторического процесса и реально этот ход менять. Ideologism, according to Marx, is the illusion that Idealism can be carried into the revolutionary camp since it is ideas that make history. From «Hegelianism» -- Encyclopedia Britannica.)

Для этого вывода нам будет лучше представить ту обстановку, в которой ковалось понимание данной идеологии. Эта обстановка неразрывно связана со всем локальным развитием проекта «Квартал 95» -- от их первичных сомнительно-юмористических опусов самого первого периода существования после исхода из КВН и до общеизвестного социально-политического критического смехового шоу последнего периода при Зеленском.

Весь этот более чем пятнадцатилетний период расцвета организационно-проектной деятельности Зеленского как главы компании совпал сначала с расцветом «компрадорского социализма» на Украине, а после – с закатом последнего и его бесславным концом, приведшим к сегодняшней полной стагнации в общественной жизни. И, очевидно, эти маркеры его собственного пути относительно жизни его страны определённым образом отразились в его выношенной идеалистской концепции тогда баллотирующегося, а ныне уже главы государства.

Под «компрадорским социализмом» середины нулевых – начала десятых годов XXI века я имею в виду ту экономико-политическую ситуацию, при которой классические компрадоры украинского государства (т. е. лица, обладающие возможностью аккумулировать внутренние финансовые резервы народного хозяйства для вывода их за рубеж под хранение и обеспечение гарантированного возврата Украине внешними, зарубежными силами), пользуясь благоприятной внешнеполитической конъюнктурой, наряду с крайне существенной отрицательной демографической динамикой в стране, позволяли себе проводить очевидно специфическую политику. Которую можно назвать «фасадной, видовой социализацией» общественного пространства.

Внешние проявления успешного общества – развитость инфраструктуры, общественные победы, внимание к инновациям – этим симулировались в реальном воссоздании внешние качества сильной экономики. С одной стороны, это должно было отвлечь внимание населения от собственного вымирания (и осознания социальной деградации оставшихся), стать иллюзией верного, современного пути, избранного державой в целом. С другой – созданная семейственной клановостью финансово-банковская система позволяла на время межэлекторальных периодов обеспечивать возвратность средств обладателям финансовых мощностей и на внутреннем украинском рынке, а не только на цивилизованном внешнем.

С позиции Зеленского, данные инновации положительно отражались на перспективах выбранного им направления бизнеса. Можно сказать, даже совпали. Ведь тяготея к выставочности, локальная, зафиксированная во времени культура имеет серьёзнейший запрос именно на талантливые кадры в сферах представления. Причем направленности, очень схожей на таковую в КВН – без малейшего социально-аналитического оперирования основами юмора.

Мы помним то время, которое в сфере массовых теле- и концертных шоу запомнится как бесконечная вереница шоу на тему «праздник всегда с тобой» вперемешку с мотивами «Алло, мы ищем таланты», сладкогрёзых мелодрам наряду со лжемистическими опусами в духе «Венчал их Сатана…»

Это, безусловно, отображало фасадный характер финансируемой культуры, который ставил забвение момента и дезинтеграцию ориентиров охватываемого народонаселения как важный фактор максимального освоения общественных благ. И, надо сказать, войдя в эту сферу, Зеленский, как ни странно, менее всего был похож на делягу, вот-вот уже прощупывающего пути к получению многомиллионных состояний. Его приход в индустрию, связанный с двумя личными «психологическими» факторами, по разным причинам заставляет считать, что это не так.

Дело в том, что ситуация, в связи с которой он вообще мелькнул в общенародном представлении впервые и зафиксировался как заметная, достаточно известная личность, – участие его как фронтмена и лидера команды «95-й квартал» в московском (и киевском филиале) КВН. Диспозиция вокруг этого командного шоу на момент появления заметной команды из Кривого Рога стала такой, что самые яркие команды уже становились понемногу общефедеральным (в масштабах России) и межнациональным достоянием, а лидеры и их командные «моторы»-капитаны команд – узнаваемыми личностями, вполне себе really show-biz establishment (подлинными лидерами шоу-биз-внимания). И команды года призыва, примерно сопоставимые с «95-м кварталом», уже входили в состязательный, соревновательный процесс, в т. ч. с учётом таких перспектив состоятельности своих побед.

Яркость дарования Зеленского проявилась именно на этом фоне. Причём весьма специфически. Как честолюбивый, яркий, добросовестный и профессиональный шоумен и лидер, он отметился и запомнился как одно из явлений КВН на общемосковском уровне, но реальных побед и, кажется, даже выходов в финал его команда не добилась. Примечательно вместе с тем, что амбиции на победу у команды, и в первую очередь у её лидера, были: они  желали победить полностью и окончательно и имели основание полагать, что осуществят задуманное.

В результате как команда КВН «95-ый квартал» первенствовал в очень удачно созданном украинском аналоге-«филиале» КВН, попутно не оставляя попыток совершить переворот и на московской сцене. Однако, думается, для региональной команды, даже не представляющей областной центр экс-союзной державы, на московском уровне они явно достигли практически возможного потолка.

В контексте нашего рассмотрения это отступление несёт тот содержательный посыл, что вхождение Владимира Зеленского в медиа-шоу-бизнес-пул в начале нулевых годов был сопряжён с его личным желанием доказать несостоятельность «московских решений», направленных против очевидного признания его бесспорного таланта. И для крайне честолюбивой, притом талантливой личности, в круге его действительных стремлений на творческом поприще, произошедшее стало толчком в поиске доказательств (в первую очередь для себя) реальности притязаний именно в художественном, творческом аспекте.

Другое дело, что реальные потребности рынка и навыки (в т. ч. и лидерские), полученные Зеленским в московско-киевских командных проектах, – счастливо, если так можно выразиться, совпали у одних и у других. Поиск отвлекающих маневров у культур-финансистов с одной стороны совпал с искренним стремлением другого преталантливого участника культурной шоу-биз-жизни всецело доказать свою состоятельность на схожем (с его предыдущей деятельностью) поприще – профессиональном осмеивании без конца и границ (что выражало задачи и требования надфедерального проекта КВН уже того периода).

В результате и стал возможен этот тандем «компрадор-социалистов» (посредством финансирования подотчётных им телепроектов и каналов) – и безмерно рвущегося работать молодого талантливого смутьяна, со всей молодой ретивостью и неудовлетворённостью московскими результатами, порывавшегося сокращать время и возможности для искомой сатисфакции.

И здесь, ещё на низовом уровне включения в возможность участия «проектных мощностей» всей структуры телевизионного производства, Зеленский стал показывать себя в качестве уже не только сценического таланта и центра притяжения, но и как прекрасного договороспособного организатора и гаранта производства. Эта слава продолжала следовать за ним до самого последнего времени руководства им проектом созданной студии.

Фактически, раз за разом продвигаясь к повышению своей роли в реальных структурах отечественного, а потом международного медиапроизводства (и одновременно дистрибьюции), он занял положение незаменимой системо- и структурообразующей личности, персоналия. И опять-таки это не было связано с какими-то вынужденными отклонениями от его собственного внутреннего чувства, его характера. Просто потому, что для удовлетворения запроса на «безмозглый», т. е. ложно-социальный юмор, близкий к животному гоготанию, как ни странно, система требовала и своих лидеров-исполнителей, людей, негласно отвечающих за смех на общегосударственном уровне. И, как это всегда случается в истории, на такие роли обязательно должны претендовать люди исключительного таланта.

Однако дело в том, что задачи «смехопроизводства» пленяли Зеленского не перспективой зашибать баснословные барыши (что подтверждает, например, его известный отказ «партийно поработать» на телеканал Порошенко). Для него повышение финансовой обеспеченности проекта, компании, в конце концов, личной обеспеченности, давали только большее количество свежего воздуха для того, чтобы решать цели и задачи художественного творчества по-настоящему талантливого человека.

Он сам, в отличие от большинства украинских «керманичів вітчизняного виробництва культурного продукту», имел не локальные, местные ориентиры успешности, а международные, уровня межгосударственного взаимодействия стран СНГ. Причем с возможностью личного диктата условий. Так, его кинематографическая, шоу- и телепроизводственная деятельность должна была не только выдерживать конкуренцию с передовой московской масс-культурной продукцией (в то время Россия решала примерно те же задачи, что и отечественные «социал-компрадоры»), но и, если не первенствовать, то обозначать свой собственный, личный, присущий только ему почерк работы в искусстве наряду с несомненно выраженным успехом.

Отсюда возникли нашумевшие (и коммерчески крайне выгодные) многомиллионные проекты совместного украино-российского кинопроизводства. Список картин доступен в интернете: уже только по соотношению сборов от кинокартин и затрат на их бюджет понятно, что в крайне сложном деле становления себя как равноправной личности в медиапродакшен многократно большей российской отрасли его действия можно расценить как успех. В особенности если сравнивать с его стартовой площадкой – КВН, относительно которой он к тому времени «тучных десятых» уже добился космических показателей.

Что же касается этих картин, надо заметить, что они отображали и личное отношение Зеленского-продюсера, выражали его художественное и эстетическое отношение к процессу производства. Что порой проявляется в некотором специфически, «по-Зеленскому», утеплённом характере этих фильмов (наряду со «смеховой» культурой не самого высокого пошиба, уж куда деваться).

Здесь нужно отметить, что всё десятилетие 2003--2013 гг. знаменуется для Зеленского его фактическим подъемом по социальной лестнице от «простого парня» в самом прямом смысле до мультимиллионера и владельца собственной корпорации. Этот планомерный (то есть не резкий) скачок благосостояния примечателен двумя факторами.

Первый – это регулярное постижение собственных итоговых целей, без измены своему характеру, своим жизненным правилам, устоям. Какими бы они ни были, это очень важное качество. Нигде для продвижения по социально-финансовой лестнице и достижения новых возможностей новой ступени (чему способствовала и удачно сложившаяся конъюнктура) ему не приходилось в некотором смысле «ломать хребет» по указке тех, от кого такое продвижение зависело бы.

Второе – это планомерное знакомство с мнениями и нравами того среза общества, где раз за разом Зеленский как бизнесмен, работник и куратор оказывался. Это своего рода «чичиковство», т. е. знакомство с самыми разными настроениями и нравами в обществе по мере постепенного продвижения к своей цели,  что крайне важно понимать про Зеленского. Профессиональная работа телешоукоммуникационного направления неизбежно связана с «кухонными беседами», разговорами по душам и т. п.

Куда бы Зеленский ни попадал, всюду он получал возможность знакомиться с тем, как, по мнению окружающих, устроено вокруг них общественное пространство. Что из себя представляет то или иное предприятие либо государство, какие существуют пути финансирования и кто принимает решения на «культурном фронте».

Этот второй фактор многотысячного живого общения с квалифицированными специалистами, имеющими доступ (через обеспечение функционирования) к весьма ощутимым сверхдоходам, вливаемым на тот момент в медиаотрасль, а также с разноуровневыми персонами специфического толка, «принимающими решения» в качестве посредников между реальными финансистами и производствами, – вместе с первым помогает уяснить нам кое-что.

А именно, что за десятилетие художественно-хозяйственной деятельности Зеленский сформировался как гражданская личность, имеющая своё понятие о специфичности устройства государства Украина, о реальных нравах, царящих в сфере распределения сверхдоходов на внутригосударственном уровне. А  также о том, каким находят природу и сущность функционирования государства люди, осознающие непостоянство и скоротечность любых таких «сверхдоходных» статей производства, даже в самые яркие моменты профессиональной жизни не создающих уверенности в постоянстве и стабильности.

загрузка...
Loading...

Загрузка...
Загрузка...
Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка