После исчерпания ресурса обещаний, надежд, компромата остается ресурс страха – это последний ресурс власти

27 Сентября 2019 4.9

Дональд Трамп назначил специального представителя госдепа США по делам заложников Роберта О’Брайена новым советником по национальной безопасности. Трамп: «Я давно и много работал с Робертом. Он отлично справится!» Примерно так он объявляет о каждом своем новом назначении.

О'Брайен стал четвертым советником по национальной безопасности за два года и восемь месяцев пребывания Трампа на посту президента. Первым был бывший начальник военной разведки США генерал Майкл Флинн, которого назначили на эту должность 20 января 2017 г., но уже 13 февраля он был вынужден подать в отставку после скандала из-за информации о  его разговоре с послом России в США Сергеем Кисляком.

Флинна сменил генерал Герберт Макмастер, признанный журналом Time «выдающимся военным мыслителем среди представителей армии XXI века» и «архитектором будущего облика Сухопутных войск Вооруженных сил США». 22 марта 2018 г. этот «выдающийся военный мыслитель» также подал в отставку из-за разногласий с президентом по ряду вопросов, включая политику в отношении КНДР, Ирана, Сирии и России. Макмастер был против сокращения военных расходов, утверждая, что политика Москвы направлена на разрушение существующего в Европе порядка.

Поводом же для отставки харизматического милитариста стал телефонный разговор Дональда Трампа с Владимиром Путиным 21 марта 2018 г., во время которого американский лидер поздравил российского с переизбранием на должность президента. Советник же Трампа специально просил президента США воздержаться от этих поздравлений. Макмастер присутствовал во время телефонного разговора двух президентов и подал в отставку на следующий же день.

Третьим стал Джон Болтон, представитель, как говорят, свирепых неоконов, которого нередко упрекали в том, что интересы Израиля он ставит выше интересов Америки. Выбор Трампом нового советника по национальной безопасности вместо уволенного Джона Болтона должен был бы обозначить направление внешнеполитического курса американской администрации отличное, по крайней мере, от того, который проводил Болтон, и которым президент был, как известно, недоволен.

После того как Трамп назначил на эту ключевую должность Роберта О’Брайена, в прессе появились противоречивые оценки нового помощника. Его называли и ястребом, и как бы совсем не ястребом, и как бы еще одним Болтоном или, наоборот, ставленником госсекретаря Помпео, который, собственно, и переиграл Болтона.

На самом деле О’Брайен не укладывается в эти простые схемы, поскольку в нем отражаются все американские предрассудки, их обычное самолюбование. С ним вряд ли будет легко договариваться, но у него есть важное отличие от предшественника. Жизнь и карьера дипломата вынуждала О’Брайена не выпячивать свою американскую исключительность.

Раскрытием же его характера может послужить его собственная книга, написанная им в 2016 г., под интригующим названием «Пока Америка спала». Она может доставить удовольствие любому противнику Соединенных Штатов, поскольку мистер О’Брайен писатель не очень умелый, но весьма эмоциональный. Пресса, комментируя назначение  О’Брайена, уделяет особое внимание тому, что его эмоции обращены именно на Россию. Например, он проводит аналогию между Крымом и Австрией.

О’Брайен: «Австрия была аннексирована Третьим рейхом 12 марта 1938 г. …Аншлюс состоялся за несколько месяцев до двадцатилетнего юбилея немецкой капитуляции в Первой мировой войне, и он нарушал немецкие послевоенные договорные обязательства. Примечательно, что российская аннексия Крыма состоялась всего лишь через 23 года после распада Советского Союза, события, которое Путин охарактеризовал как «величайшую геополитическую катастрофу столетия».

По мнению О’Брайена, Россия является современной аналогией Германии образца 1938 г., а Крым -- аналогией аннексированной Австрии.

Между тем приведенные высокопоставленным автором аналогии нарушают, как минимум, логику американской политики, которой этот чиновник все-таки призван служить. Если на самом деле произошел аншлюс, и Крым был присоединен Россией насильно, то никакой вины жителей Крыма в этом событии нет. Они являются как бы пострадавшими в результате несправедливости. За что же их еще и подвергать санкциям со стороны США? За что же их подвергать блокаде, также поощряемой США? Причем блокаде, приносящей большой экономический (и экологический) ущерб самой Украине.

Так, блокада стала очень выгодна олигархам, построившим различные схемы космического повышения тарифов. Но гражданам Украины принесен такой же космический ущерб. Не говоря уже о том, что блокаде (с одобрения США) и санкциям подвергаются люди, которых украинская власть считает своими гражданами. Которые являются гражданами Украины даже юридически, поскольку многие из них сохранили украинские паспорта.

Между тем такие действия Киева, как перекрытие водоснабжения, электроснабжения, снабжения продовольствием, являются ничем иным, как гуманитарным преступлением, и лица, участвовавшие в этих действиях, обязательно должны ответить перед законом.

Новый помощник по безопасности таких простых вещей не понимает. Гуманитарные вопросы не находятся в поле его интересов и, значит, абсолютно не входят в круг его профессиональных обязанностей.

Внутренний мир и циничные взгляды нового советника по национальной безопасности Трампа таковы, что надеяться на какие-то подвижки в российско-американских отношениях или каких других отношениях вряд ли возможно.

Но не все так плохо. Главный и, собственно, единственный прорыв Роберта О’Брайена в его чиновничьей карьере -- это работа в качестве ведущего переговорщика госдепа США по вопросам освобождения американских заложников. В отстаивании их интересов он обнаружил договороспособность, которая может пригодиться ему и в иных сферах. И свои недостатки он сможет использовать в виде преимуществ. В политике такое случается.

Как говорили древние, наш злейший враг -- это наши собственные пороки. Но мы предпочитаем бороться с чужими пороками, а не со своими. А кто является злейшим врагом свободы -- это вопрос из того же ряда. И пытаясь начать собственную историю с нуля (отвергая всю предыдущую как неправильную, ошибочную), мы вынуждены снова отвечать на все те же вечные вопросы: что такое свобода, что такое гордость, и чем она отличается от гордыни?

Но никакое событие нельзя считать позитивным, если оно привело не просто к нестабильности в обществе и экономике, а завело страну в такой тупик, из которого непонятно как можно выбраться без большого ущерба. Но, с другой стороны, почему бы не гордиться собой? Не важно, что за пять лет этой свободы без заморочек не то чтобы не улучшилась ситуация в государстве в отношении права и закона, но и само очертание государства стало уже трудно различимо. И этот процесс возобладания формы отношений над содержанием определяется исключительно внутренней культурой политических соперников. Вернее, ее отсутствием.

Главные атрибуты власти в стране, за которые идет борьба, -- это уже скорее инерция, зацикленность, неспособность занять более адекватную реальной действительности позицию. Ведь в итоге затяжного политического конфликта (похожего на войну Белой и Алой роз) может оказаться, что, кроме атрибутов власти (за которыми не будет реальной власти), победителю больше ничего не достанется. После отказа же МВФ в предоставлении Украине очередного транша кредита стало очевидным, что Запад решил-таки перезагрузить на прямо противоположные не только отношения с Россией, но и свои отношения с Украиной.

 С другой стороны, перезагрузка Западом отношений с Украиной как Антироссией стала просто неизбежной. Если Запад поддерживал нас не только морально, но и материально, то через пять лет на Западе в его отношении к нам не осталось ничего, кроме раздражения.

Но проблема в том, что даже в случае гипотетической перезагрузки вслед за Западом проекта Украины как Антироссии в направлении взаимовыгодных отношений с Россией уже не удастся вернуться в зону привилегированных отношений с Западом. Поскольку мы оказались на периферии геополитики, среди стран, которые в принципе не влияют на отношения между главными мировыми фигурантами. Теперь заставить кого-либо из них считаться с нашими интересами возможно только в результате каких-либо консолидированных сверхусилий с нашей стороны. Никак иначе.

Это касается в равной степени как отношений с Западом, так и отношений с Россией. Но это совсем не значит, что кто-нибудь из них отказывается от преследования в Украине своих интересов. Это означает только то, что свои интересы они будут преследовать еще более жестко. В этом смысле можно сказать, что мы достигли состояния полной свободы до тех пор, пока кому-нибудь не понадобятся наши ресурсы.

Хотя бороться с кризисом -- все равно что бороться с беременностью. Это не только бессмысленно, но в некотором смысле и преступно. В равной степени это относится как к мировому кризису, так и к внутриполитическому. Ведь в результате кризиса обязательно вместо отжившего старого должно явиться миру нечто жизнеспособное новое. И мы надеемся, что оно будет лучше и будет справедливее старого.

Когда Украина превратится в одного из рядовых конечных потребителей российского газа, судьба которого Европе вообще будет неинтересна. Нашу судьбу тяжеловесы, похоже, и дальше будут решать без учета нашего мнения. Единственное, что интересует сегодня Европу и Россию -- это чтобы Украина не развалилась на части раньше ввода в строй обходных газопроводов.

Никакие вопли о демократии и историческом европейском выборе тут не помогут. Наше место в Европе (и Евразии) уже определено. А все эти липовые победы над липовыми кризисами -- не более чем политическая мишура, которая должна отвлечь наше внимание от грустной объективной реальности. У власти есть не так уж много ресурсов для воздействия на электорат. После исчерпания ресурса обещаний, ресурса надежд, ресурса компромата, остается ресурс страха -- это ее последний ресурс. Еще  есть ресурс смеха, но он, видимо, уже использован. Причем, не по назначению.

Возвращаясь к новому назначению Дональда Трампа, следует сказать, что работать ему придется в быстро меняющемся мире, в котором ястребиные штампы не принесут никакой пользы даже очень уверенному в себе государству. Все скопившиеся проблемы вовлекаются в создание новых связей, новых союзов, которые неизбежно разрушают старые связи и старые союзы, прежде всего те, которые были ориентированы на бывшее доминирование Запада.

Новые связи и союзы ориентируются на растущие Китай и Индию. Это пока преимущественно региональные явления, но скоро они неизбежно станут приобретать глобальный вид. Но уже сегодня без их живого участия невозможно разрешить ни одной значительной проблемы.

Демонтаж почти всех внешнеполитических конструкций эпохи Обамы -- это едва ли не главная долгосрочная цель нынешней республиканской администрации, и в этом вопросе она достигла впечатляющих результатов, которые уже признаны таковыми по обе стороны Атлантики. Список уничтоженных Трампом ключевых элементов внешнеполитической стратегии, доставшихся от прошлой администрации, настолько внушителен, что даже реанимация G8, в том маловероятном случае, что она действительно произойдет, занял бы в нем скромное место.

загрузка...
Loading...

Загрузка...
Загрузка...
Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка